Ней И. Кто видел в море корабли … Федя — «румын»

Нашим сослуживцем на единожды Краснознаменном Северном флоте    в недавнее время был огненно-рыжий, холостой и очень озабоченный этим обстоятельством минер — капитан — лейтенант Федя Протасов по прозвищу «румын».  Вообще румынами на флоте называли всех, кто занимался минно-торпедными делами. Трудно однозначно сказать, откуда прилепилось к минерам это прозвище. По одним источникам — из тома словаря Даля, начинающегося со слова “минер” и заканчивающегося словом «румын», по другим со времен событий на броненосце «Потемкин», где взбунтовавшиеся матросы минно-торпедной боевой части предложили угнать броненосец в Румынию. Оттуда якобы и повелось это прозвище минеров на кораблях всех времен и народов, а не только лично Феди. 

Федя, как упомянуто, был страдающим холостяком. В свои 32 он еще не имел ни семьи, ни даже любимой девушки. Мешали разные обстоятельства, связанные со службой на флоте, уплотненным графиком боевой подготовки и многомесячными морями, где, жену, известно, как и в воздухе, не найдешь.

Попадание родного корабля в ремонт в известный всем морякам Северного флота город Полярный несколько ослабляло проблему, но только чуть – чуть, самую малость, поскольку женская молодь – на учебе в больших городах, а дамы постарше уже замужем.  Романтические гуляния под Луной или Северным сиянием, как варианты для знакомств, в г. Полярном были в ту пору не в моде. Прагматичные служащие ВОХРа образца любвеобильной Марии Григорьевны Гончар с ужасающим размером бюста, были в меньшинстве и не удовлетворяли потребностей флотских холостяков.  И Федя страдал. По заводскому распорядку в 18.00 море на замок и свободного времени оказалось вдруг – завались. Шило, преферанс и любимая игра “в Чапаева” надоели и мысли теперь все время крутились вокруг женщин.

Однажды Федя — румын не солоно хлебавши очередной раз возвращался из ресторана «Снежинка» (в обиходе – «Сугроб») темным метельным февральским вечером, укрываясь от колючей поземки воротником шинели. Вдруг на пустынной улице под единственным едва светившим фонарем его остановила…  фигурка женщины в шубке.   — Молодой человек, у вас не будет прикурить, у нас дома спички кончились? – замирая от сладких предчувствий Федя протянул зажигалку и в слабом свете огонька увидел ее симпатичное ухоженное лицо, на него пахнуло ароматом духов.

 – Спасибо. Молодой человек, не могли бы вы проводить меня до дома, а то мне темно и…страшно, – неожиданно предложила она. 

– Конечно, конечно, – Федин голос от волнения сел, он только согласно прохрипел в ответ и пошел вслед за неизвестной феей по узенькой тропинке, протоптанной среди сугробов к жилой девятиэтажке.   Поднимаясь по лестнице на 6 этаж, в романтической тишине она прошептала, взяв его за руку:

   – Только тихо! В доме нет света, а в другой комнате соседи. Ну…, понимаешь… Неудобно как –то…, — в абсолютной тишине она открыла дверь и втянула его в комнату. Холостяк Федя слышал, как спадает с плеч ее шуба, учуял аромат ухоженного женского тела, чего – то вкусного и от волнения мгновенно вспотел.

 – Ну, что же ты? – послышался шелест снимаемого платья, Федя энергично рванул с себя шинель, тужурку. Рука ее скользнула к брюкам.

– Ну, ну же… – горячим шепотом повторяла она, – чего же ты? – Федя сбросил ботинки, трясущимися руками расстегнул брючный ремень. Он был готов со всей нерастраченной холостяцкой страстью немедленно полюбить прекрасную незнакомку и ожидал чуда… И… чудо произошло – вспыхнул яркий свет, и влюбленный Федя увидел в дальнем углу стол с бутылками и закуской, компанию мужчин и женщин и   себя в зеркале в полуспущенных штанах и тельняшке, готового… к бою и походу.

В чем предстал Федя на КПП завода этой ночью молва не уточняет. Наверное, в том, в чем и был в момент «Ч».  Эта история, несмотря на все усилия сохранения ее в тайне, все же стала достоянием флотской общественности. И была она проста, как просто все, что про любовь в нашей жизни.

Комбриг с заместителем и женами скрашивали вечер за уютным столом. Заместитель по политчасти, возбудившись многократным коньяком, вдруг заявил, что его офицеры высокоидейные и моральные люди, намекая на личные заслуги в их воспитании.  Жена комбрига была совсем другого мнения:

 – Вася, не гони пургу, сейчас я выйду на улицу, возьму за руку первого попавшегося… и притащу сюда. Он имени не спросит! – заявила она запальчиво, но уверенно. 

Сказано, сделано. И Федя – холостяк оказался первым попавшимся. Хотите верьте, хотите нет …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *