Нахимов А.П. Некоторые дополнения к хрестоматийным описаниям истории Российского флота XIX века и Крымской войны (продолжение)

В Севастополе после затопления семи судов на фарватере

Затопление линейных кораблей в Севастопольской бухте. Картина. ok.ru

Союзные войска оставались на поле боя при Альме более двух суток. Отправляли раненых на корабли и решали проблемы с нехваткой транспорта. Только 11 сентября в 6 утра они смогли выступить к Севастополю. Французы с турками шли ближе к морю. К 11 ч. они преодолели 10 км. и вышли к реке Каче.

После сражения они были уверены, что наши войска, потерпевшие неудачу, отошли к Севастополю и не были в состоянии предпринять какое-либо угрожающее им движение.

“И если они в такой ситуации не решились атаковать с ходу Северную сторону, то при фланговом положении, какое князь Меншиков имел возможность занять, не принимая боя на Альме, союзники ещё менее могли бы отважиться на подобное мероприятие. А движение через лесистый горный дефилей к Балаклаве становился для них решительно невозможным, так как наши войска имели бы возможность нападать на растянувшуюся поневоле их длинную походную колонну с левого фланга”. (Васильчиков В.И. «Записки князя В.И.Васильчикова» «Русский Архив» 1901 кн. II, Т. 13 стр. 180).

Но это лишь в том случае, когда беспечные союзники пренебрегли бы надлежаще организованной разведкой …  

“Замечательно, что союзники начали своё движение на Южную сторону, не зная о предстоящем движении князя Меншикова, а князь Меншиков начал своё движение, тоже не зная о намерении врагов”. (Васильчиков В.И. «Записки князя В.И.Васильчикова» «Русский Архив» 1891г. кн. II, Т. 13 стр. 180).

 Князь Меншиков всё ещё удивляется, что союзники не идут на нас. Видно, и они не менее нас потерпели…

Проводя 10 сентября смотр войск на Куликовом поле (пространство, примыкающее к Сарандинаковой балке к югу от вершины Южной бухты), вышедших из недавнего сражения, Меншиков не удержался обратиться к строю Московского полка с едким укором: “Благодарю вас за отрицательную храбрость”. Не ожидавшие подвоха солдаты бодро отвечали: “Рады стараться, ваша Светлость”. (Хрущов А.П. «Записки ген.-адъютанта-та Александра Петровича Хрущова» С-Петербург 1889г. изд. Второе, стр. 20) А сопровождающим князь в это утро не однажды скажет: “Как же нас будет бранить Россия” (там же).

Севастополь тогда ожидал c часу на час нападение на свою почти незащищенную Северную сторону.  С тревогой следили за сообщениями телеграфов, располагавшихся на возвышенностях Северной и Южной сторон Севастополя.

В некоторых городах России тогда существовал т.н. световой телеграф, изобретённый французом Клодом Шаппом ещё в 1792 г. Он представлял из себя “семафор”, устанавливаемый на высоком месте (крыше здания) в пределах видимости с другой подобной точки, оборудованной вертикальным шестом с подвижными (качающимися) поперечинами. Комбинация пространственных положений поперечин, управляемых оператором посредством специальных тросов, кодировала алфавит и цифры, что позволяло обмениваться короткими сообщениями на расстояния прямой видимости. Иногда более 10 вёрст.

В Севастополе подобный телеграф будет учреждён с середины декабря 1853 г.: на Херсонеском маяке, в Георгиевском монастыре и промежуточным между ними и центральным ‒ на хуторе Панютина.

Электрический проводной на столбах телеграф свяжет Петербург и Николаев только в марте 1855 г.

А наш противник сможет ещё осенью 1853 г. проложить подводный телефонный кабель от Варны до Казачьей бухты с ответвлением уже по суху в Балаклаву.

Схема затопления судов Черноморского флота jalita.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.