За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Нахимов А.П. Днепровские рубежи Смоленщины

Село Волочек в годы Великой Отечественной войны.

Истёк 71 год с майского 1945 года салюта, возвестившего о Победе Советской России во 2-й Мировой войне как центральном событии истори-ческого противостояния западной (атлантической) цивилизационной модели и Российской евразийской. Проиграли силы, взрастившие  фашистскую чуму и напустившие на Россию в очередной попытке разорвать её на части, чтобы окончательно поделить.

И вновь война!

 Великая армия Европейского союза, ведомая в начале XIX века Наполеоном, вторгшаяся на просторы Российской Империи 24 июня (7 июля) 1812 г., преследовала те же цели и имела тех же спонсоров. И если наполеоновская армия, проходя в день  маршем не более 25 вёрст, смогла с боями войти в Вязьму 17 (29) августа, спустя 70 дней,  то моторизованная гитлеровская замкнула окружение вокруг города только 7 октября, потратив на тот же маршрут   98 дней.

Вступив на древнюю Смоленскую землю, очередной незваный гость с Запада заметно замедлял свой бег и вынужден был корректировать захватни-ческие планы. Фашистские вояки и их пособники, получив разностороннюю боевую практику в Европе и обладая несомненным превосходством в средст-вах ведения войны, рассчитывали на победоносную кампанию до наступле-ния русской зимы. Но сопротивление Красной Армии, в, казалось бы, безысходных ситуациях, в нередких “котлах” и в вынужденных отступлениях заставляло их часто топтаться дни и недели на месте, перегруппировываться и менять направление очередного удара. Эти временн′ые потери сложились в итоге в месяцы, позволившие Красной Армии подтянуть резервы, возвести вокруг Москвы непреодолимые рубежи обороны и перейти в наступление по всему Московскому фронту, отбросившее врага зимой 1941-42 гг.  на 80 ÷ 250 км. на запад от столицы.

В который раз война прокатывалась по Смоленщине, в который раз её сыны и дочери ценой своих жизней спасали Россию, являя примеры безза-ветной преданности своему Отечеству!

Вне сомнения, нам не хватило времени подготовиться к грозным испы-таниям и окончательно перейти на организационные принципы професси-ональной армии, оставив в прошлом партизанщину времён гражданской войны.

Только за год до нападения фашистской Германии Красная армия вернётся к испытанному всей предшествовавшей историей Российской государственности принципу единоначалия. 7 мая 1940 г. в армии и на флоте ввели генеральские и адмиральские звания, а 2 августа указом Президиума Верховного Совета СССР единоначалие вводилось в директивном порядке. Институт военных комиссаров ещё не упразднялся, но для политработников вводились должности заместителей командиров по политической части.

Новый Дисциплинарный устав, введённый 12 октября 1940 г., требовал категорически: “Подчинённые обязаны беспрекословно повиноваться своим командирам и начальникам”, в противном случае “командир имеет право принять все меры принуждения, вплоть до применения силы и оружия”, командир же, “не принявший всех мер, передаётся суду военного трибунала”.

В то время как во Временном Дисциплинарном уставе 1925 г. подчинённые обязывались “исполнять все приказы своих начальников, за исключением явно преступных”.

Уже в конце Смоленского сражения 10.07.-10.09.1941 г. на занятых врагом территориях области стали возникать очаги сопротивления окку-пантам. Это были группы и отряды, возглавляемые обычно работниками различных структур советской системы, включавшие тех, кому удалось вырваться из окружения и просто неравнодушных к судьбе Отечества граждан.

Западный фронт после Смоленского сражения.

21 июля Ставка ВГК даёт директиву на проведение наступательной операции с целью деблокирования частей 16, 19 и 20 армий, окружённых под Смоленском, и 4-5 августа остатки наших войск смогли выйти из котла.

Одновременно, в конце июля немцам удалось занять Ельню и Ярцево.

Раньше согласно Директиве ставки ВГК от 28 июня 1941 г. в 50 километрах от Смоленска в тылу Западного фронта создавался Третий стратегический эшелон обороны по линии Нелидово – Белый – Ярцево ‒ Ельня.

Для возведения укреплений было привлечено до 500 тысяч граждан Смоленской и Калининской областей. По западному берегу Вопи рыли окопы, траншеи, противотанковые рвы, устраивали эскарпы, подготовили на главных дорогах в тылу более 15 мостов к подрыву, завалы леса по наиболее опасным направлениям.

В начале июля на возводимые укрепления стали поступать полки и дивизии армий: 16, 20, 24, 29, 30, 43;  4-я и 9-я ДНО (дивизия народного ополчения), танковые бригады, появилось прикрытие с воздуха. Каждому стрелковому батальону  выделялся участок шириной 5 и глубиной 3 км. оборонительной

линии, где он должен был разместить свои ротные опорные пункты.

Оборонительные сооружения на Канютинском направлении в августе-сентябре в тылу Западного и Резервного фронтов в 1941 г. (подготовленные к уничтожению мосты обозначены крестами в кружках. Голубые стрелке пересекают Днепр по мосту у с. Глушкова и ниже у села Тиханова [Казаринова]).

Устройство противотанкового рва на Западном фронте в июле-августе 1941 г.

В  центральной части рубеж обороны прошёл по линии Боголюбово ‒ Ярцево  и продолжился на юг  к Ельне. Ставкой ВГК ещё 14 июля с тыла был усилен стратегический рубеж на  Вопи вторым эшелоном ‒ Резервным фронтом в составе армий: 24, 31, 32, 33, 49, 50; дивизий Народного ополчения 2, 7, 8, 13, 18, размещённых по восточному берегу  Днепра на территории Дорогобужского, Холм-Жирков-ского, Андреевского, Сычёвско-го районов Смоленской и Ржевского района Калининской областей.

Переправы через Днепр у с. Глушково, захваченные немцами вечером 3 октября (вид с правого берега).

30.07.1941г. был сформирован штаб Резервного фронта, разместившийся в районе ж.д. станции Касня. Командующим Резервным фронтом назначался смещённый 29 июля с поста Начальника Генерального Штаба генерал-полковник Г.К.Жуков. Здесь он проведёт с 30 июля по 8 сентября  первую успешную наступательную операцию Красной армии в ВОВ ‒ Ельнинскую. 11 сентября Жуков срочно командируется на Ленинградский фронт, и с 13 сентября Резервным фронтом командует маршал С.М.Будённый, который в самый ответственный момент, в первую неделю октября, перенесёт свой штаб из Касни под Малоярославец, где окончательно утратит связь со своими армиями Резервного фронта.

8 октября Резервным фронтом вновь командует Г.К.Жуков, а с 10 октября он командующий всего Западного фронта.

Днепр после поворота на юг вблизи Холм-Жирковского на пути к Дорогобужу представлял из себя достаточно серьёзную естественную преграду шириной до 20 и глубиной в несколько метров. На протяжении более 35 км. на север от мостов на шоссе Москва-Минск и ж.д. Москва-Смоленск до моста вблизи Холма-Жирковского у села Глушкова, постоян-ных переправ через Днепр, способных выдержать танки и самоходные артиллерийские установки немцев, не существовало, также как и дорог, напрямую ведущих к г. Вязьме от левого его берега. Этот мост по оценкам немецкой разведки должен был выдерживать вес до 32 тонн, попытка воспользоваться другим мостом на этом отрезке течения Днепра привела позже к его обрушению.

Даже, если предположить, что немецкие механизированные части смогли бы преодолеть Днепр где-то в пространстве между существующими мосто-выми переправами, то им пришлось бы тут же форсировать и реку Вязьму, русло которой до впадения в Днепр при селе Устье шло на север, постепенно сближаясь с Днепром, почти параллельно ему. Поэтому, совершенно оче-видно, что для исполнения своего отработанного тактического приёма ‒ котла, им потребуются существовавшие переправы на левый берег Днепра: мост у дер. Тиханова (с. Казаринова) с выходом на шоссе Холм-  Жирковский ‒ Пигулино ‒ Вязьма, и мост выше на 4 км. по Днепру у села Гл′ушкова с выходом на старый Бельский тракт Белый ‒ Холм-Жирковский ‒ Каменец ‒ В′олочек (Нахимовское) ‒ Белоусово ‒ Дёрново ‒ Спас ‒ Вязьма.

Штабы Западного и Резервного фронтов, подчинявшиеся генерал-лейтенанту С.И.Коневу и маршалу С.М.Будённому, соответственно, должны были поместить на участке стратегических переправ наиболее боеспособные части, придать им средства противотанковой борьбы и обеспечить надле-жащим резервом для удержания своей ключевой позиции. Оба деревянные моста через Днепр должны были быть уничтожены на случай отступления наших войск за Днепр. Но по планам командования наш бронированный кулак ‒ 126 и 128 танковые бригады оказались во втором эшелоне 91 СД в более, чем в 20 км. южнее днепровских переправ и стыка   30 и 19 армий, куда 2 октября немецкая 3Pz.Gr. и приданная ей 9 А нанесёт концентриро-ванный удар в направление Холма-Жирковского с целью овладения страте-гической переправой.

Противник до последнего скрывал свои намерения, и наше командование продолжало считать наиболее вероятным его наступление по трассе Москва-Минск, разместив 126, 128ТБр и 101МсД непосредственно с севера от магис-трали. Поэтому наши танки не смогли своевременно встать на пути  непри-ятеля на Канютинском направлении, и его дивизии 2-3 октября с незначи-тельными потерями пронзят оборону Западного и Резерного фронтов на всю их глубину.

Рубежи обороны Резервного фронта

и  задействованные дивизии.

Резервный фронт протянулся на 170 км. с юга от Дорогобужа ‒ по левому берегу Днепра ‒ Жукова на Тверской земле. Фронт по своей линии разместил 9 стрелковых дивизий 31, 140 и 32 армий. На 49 СД выпала ответственная задача оборонять переправы  на левый берег Днепра  при селе Тиханово и у села Глушкова в пяти км. выше по течению, через них шли две дороги к Вязьме. С 25 июля на этот участок Резервного фронта протяжённостью около 25 км. выдвинулись три полка 248 стрелковой дивизии.

Дивизия была сформирована в Вязьме за две недели к 13 июля 1941 г. из числа резервистов Московского военного округа (Смоленская область входила в МВО). Численность дивизии на 22 июля 1941 г. составила 13 534 рядовых и командиров (14706 по штатному расписанию). Командовал дивизией генерал-майор К.К.Сверчевский. Номер дивизии из числа двухсот сороковых говорит о том, что костяк её при формировании составляли работники НКВД, и она предназначалась для прикрытия стратегических направлений обороны.

13 июля дивизия была включена в состав действующей армии и выдви-нулась на рубеж обороны Резервного фронта восточнее Холма-Жирковского от устья Вязьмы по левому берегу Днепра до впадения р. Немощёнки в Днепр, прикрывая Сычёвско-Новодугинское направление и днепровские переправы у с. Тиханово и с. Глушково.

6 августа 248 СД, занимая прежние позиции по линии Резерного фронта, была включена в 35 А, переименованную 12 августа в 49 А.

248 СД по штату должна была иметь в своём составе:

‒ Три стрелковых полка, 899,903 и 905;

‒ 771 полк лёгкой артиллерии;

‒ 774 полк гаубичной артиллерии;

‒ 302 отдельный противотанковый истребительный дивизион;

‒ 521 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион;

‒ 412 сапёрный батальон;

‒ 502 автотранспортный батальон и другие службы.

Батальон связи обеспечен имуществом на 50%. Зенитных орудий в дивизии нет. 45-мм. противотанковых пушек в полках нет. 76-мм. орудия не имеют бронебойных снарядов ‒ докладывал К.К.Сверчевский о состоянии подчинённой ему дивизии по команде. Позже дивизию, видимо, усилят полком корпусной гаубичной артиллерии ‒ 392 КАП.

С 17 августа части дивизии в соответствии с очередной директивой Ставки ВГК занимали оборонительную полосу: 902 СП оборонял участок западнее Новодугино от с. Мокрищево на большаке Холм-Жирковский ‒ Сычёвка  до с. Осинки по левому берегу Днепра при впадении Вязьмы.

Западный 3-й Стратегический фронт по левому берегу Вопи и Кокоши  и его Резервный фронт по левому берегу Днепра в июле-сентябре 1941 г.

905 СП оборонял участок от Сельца, при впадении Вязьмы в Днепр до  Ларино, напротив посёлка Белый Берег.

899 СП двумя батальонами занимал рубеж на западном берегу Днепра по линии : Троица ‒ Ивашково ‒ Рудаково ‒ Нестерово ‒ Большанск.

Т.о., рубеж обороны 248 СД в районе посёлка Холм-Жирковский перешёл на правый берег Днепра и выдвинулся на 2 км от границы упомянутого посёлка на запад. Суммарная протяжённость линии обороны 248 СД составила 25 км.

Третий батальон 899 СП дивизии остался на прежнем месте в тылу первой линии обороны своей дивизии на позиции у с. Настасьино ‒ с. Се-лишки, здесь же, в д. Александровской, в километре от с. Настасьино на запад, располагался  штаб комдива 248 СД генерал-майора К.К.Сверчевского, а в с. Тычкове, в 3,5 км. от штаба на запад, на большаке Тиханово-Пигулино-Хмелита-Спас-Вязьма ‒ его командный пункт. Дивизия, за исключением выдвижения 2-х батальонов за Днепр, оставалась на прежних позициях вплоть до 2 октября.

Основной задачей 248 СД в течение всего времени пребывания на заня-тых позициях, оставалась подготовка оборонительного рубежа на выделен-ном участке в системе Ржевско-Вяземского стратегического направления и противодействие попыткам противника захватить переправы через Днепр. С этой целью полки дивизии проводили боевые учения и возводили оборонительные сооружения. Отрывались противотанковые рвы, устраива-лись эскарпы и валы, устанавливались противотанковые ежи, размещались полевые оборонительные точки, минные поля с десятками тысяч подрывных устройств по наиболее вероятным направлениям наступления противника, было подготовлено к разрушению более 10 мостов.

1 октября возникло критическое положение на Брянском фронте, и ставка ВГК решает срочно перебросить по ж.д. 49 А на Юго-Западный фронт.    Вечером 2 октября 248 СД впопыхах сдала свои позиции на Резервном фронте 31 и 32 армиям и направилась 60-и км. маршем на восток к ж.д. станциям Новодугино и Сычёвке для отправки в район Орла ‒ Курска ‒ Харькова. На погрузку тогда уйдут 902 и 905 стрелковые полки и 392 КАП. На переправах останется 412 сапёрный батальон и 3 батальона 899 полка на прежних позициях. С отводом 49 А полосу её обороны по левому берегу Днепра должна была занять 140 СД (13 ДНО) из состав 32 А, распространив своим 37-м полком  на 15 км. полосу обороны на север до стыка с позицией 31 А.

Тем не менее ветеран 13 ДНО Ермолаев, прошедший гитлеровский плен и трудовые лагеря в Италии, в своих воспоминаниях, отмечал, что поспешно изготовленные бойцами 248 СД окопы и ДЗОТы нельзя было эффективно использовать, в связи с чем, пришлось отрывать дополнительно окопы и щели, когда его 37 полк 2 октября занял позиции 248 дивизии на берегу Днепра у Тиханово.

 

Осенняя наступательная операция Группы армий «Центр» на Западном фронте.  

Положение на нашем Юго-Западном фронте вынуждало оставить Киев, что и произойдёт 19 сентября.

Гитлеровское командование группы армий «Центр» в соответствии с директивой № 35 Гитлера от 06.09.1941г. форсирует разработку стратеги-ческой наступательной операции «Тайфун», имеющей своей целью захват Москвы. Привлекаются значительные резервы, освободившаяся под Киевом 2-я танковая группа Гудериана и часть войск, осаждавших Ленинград.

Целиком восполнить людские потери группы Армий «Центр» не удастся, и общая численность вражеских войск к октябрю по разным источникам составит 1,8÷1,93 мл. ч. Не удастся полностью восстановить и боеспособ-ность материальной части в дивизиях, в редких случаях достигавшей 80% от штатного состава.

В их танковых дивизиях по-прежнему преобладали лёгкие танки (до 75%), а средние Pz. III оставались вооружёнными короткоствольными  75 мм. пушками, которые не могли одолеть броню даже  наших лёгких Т 26  на расстоянии более 500 м. У наших танкистов эти пушки получили довольно точное определение ‒ “окурки”.

Тем не менее, немецкому командованию удастся в сентябре собрать в районе Духовщины кулак, превосходящий силы Западного фронта с резервами. И только позже в боях под Москвой скажется катастрофически износ разнотипных, собранных по всей Европе, танков, автомобилей, тягачей и прочих транспортных средств, определявших мобильность немецких моторизованных частей и артиллерии.

На первой стадии операции «Тайфун» ставилась задача уничтожить войска на подступах к Москве и особое внимание отводилось нашей группировке в районе Вязьмы, с частями Западного и Резервного фронтов достигавших численности около 1,8 мл. чел.

Дороги Смоленщины в эти дни были забиты автомашинами и повозками, эвакуирующими архивы, и другие особо ценные документы, вещи… Колхозы спасали стада коров, отгоняя их на восток во внутренние области. Стадо из 90  симменталок, от которых пошла знаменитая Сычёвская порода,   отправленное 17 июля из Пигулино, проследовало через Волочек, а 22 миновало Сычёвку. Школьники, привлечённые к сопровождению стад, приспособились ехать на терпеливых коровах верхом. Выпасали в полях созревающего хлеба. Доили и тут же поили идущие навстречу колонны красноармейцев. А смоленским бурёнкам предстоял долгий путь через калининские города Зубцов, Клин, Дмитров, Владимир, Судогду до границы Ивановской и Горьковской областей. Фашисты продолжали господствовали в воздухе и наша разведка не всегда могла заранее выявить намерения неприятеля и его конкретные приготовления. Они к тому же постоянно бомбили и обстреливали наши оборонительные работы и колонны беженцев.

Считая, что дальнейшее наступление немецких войск будет происходить вдоль шоссе Москва-Минск и ж.д. магистрали, командование Красной армии концентрировало силы на удержание этих стратегических артерий не редко за счёт ослабления обороны на других участках. Вдоль магистрали устраивались стационарные огневые точки с морскими 152 мм. орудиями, не сыгравшими в итоге какой-либо заметной роли.

Немецкое командование, напротив, усвоив нашу тактику в истёкшие месяцы войны, старалось использовать второстепенные дороги для обхода наших заслонов моторизованными частями пока им позволяла сухая погода. Так оно поступило и в операции «Тайфун», их 2PZ.D.,10Pz.D., и 11Pz.D. генерал-полковника Э.Гёпнера неожиданно атаковали с юга от Спас-Дёменска прямо в направлении Вязьмы.

Но всё же приготовления противника не могло оставаться незамечен-ными. 25 сентября штаб 30 А донёс, что противник концентрирует мотомех-части, ведёт усиленную воздушную разведку района обороны армии, видимо, с целью подготовки наступления. 28 сентября перебежчик  на допросе пока-зал, что ему известно о предстоящим немецком наступлении с применением 300 танков. 30 сентября в журнале боевых действий Западного фронта по 30 А было записано, что противник накапливает силы и готовит удар, видимо, на фронте 162 СД.

Т.о., к 1 октября в распоряжении штаба Западного фронта были досто-верные сведения о противнике и его ближайших намерениях. Штаб 30 А решает упредить неприятеля и 30 сентября предпринимает артиллерийскую контрподготовку с 11.00. по 11.30 и с 12.45 по 15.10., израсходовав при этом до 0,5 боезапаса. Целью были выявленные скопления танков, пехоты и позиции артиллерии. Возможно, это и задержало на сутки пунктуальных немцев с их вступлением в наземную фазу операции «Тайфун».

Осень 1941 г. Пленные немецкие лётчики Josef Trocha, Walter Rasek u Rudolph Tauze (сл.-направо). Допрос под Вязьмой с участием корреспондентов США. Архив Маргарет Бурк-Уайт.

Стратегическая операция фашистского вермахта «Тайфун» с задачей захвата Москвы началась на Канютинском (ж.д. станция в 13 км. на запад от посётка Холм-Жирковский)  направлении 1 октября массированной атакой с воздуха на наши укрепления и прилегающие к фронту населённые пункты. Целями фашистских асов становились в первую очередь каменные сооружения, которые могли бы стать пунктами сопротивления их наземным операциям. В Холме-Жирковском налёт не пощадил и школы, когда там шли утренние занятия. Было также частично разрушено двухэтажное каменное здание бывшей городской усадьбы графа И. Уварова.

На рубеже обороны 162 СД, по которой придётся на следующий день удар северного клина «Тайфуна», плотность артиллерии, с учётом приданной незадолго до этого артиллерией усиления (392 КАП, 542 КАП и 871 АП ПТО), достигала 17 орудий на км. Но по неизвестной причине артиллерия усиления в ночь с 1 на 2 октября была снята с полосы обороны 162 СД и отведена за реку Осотню, также как и зенитный артдивизион.

162 СД, т.о., осталась со своими 28 артиллерийскими стволами и без прикрытия с воздуха.

2 октября в 7.00. 9.А. армия неприятеля открыла артобстрел, продолжав-шийся 15 минут.  Затем лавина из 313 танков их 3.Pz.Gr.   обрушилась на ру-бежи Западного фронта. Основная их часть устремилась двумя колоннами на позиции 162 дивизии 30 А. Танковую атаку с воздуха поддерживали десятки  штурмовиков 8-го авиакорпуса люфтваффе. Около 8.00., 162 СД стала организованно отходить колоннами. Как следует из официальных сводок тех дней, приводимых А.Милютиным в своём очерке «Северный клин Тайфуна», это произошло ещё до контакта с немецкими танками.

Обращение-листовка германского командования к личному составу частей, наступавших на Канютинском (Холм-Жирковском) направлении: Русские должны умереть, чтобы обеспечить нам жизненное пространство…

За танками в атаку устремились 12 немецких пехотных  дивизий. К 13 ч. им удалось проломить нашу оборону на стыке позиций 30 А и 19 А. Соотношение вылетов авиации с 1 по 5 октября по расчётам А.Милютина достигал 5:1 в пользу противника.

Командующий 3.Pz.Gr. Г.Гот в своих воспоминаниях писал, что прорыв в направлении Новосёлки ‒ Холм ‒ Вязьма планировалось осуществить сосредоточенными силами 3.Pz.Gr., которой были переподчинены соседние V.A.K. и VI.A.K. (армейские корпуса). Сопротивление противника на участке прорыва танков оказалось менее упорным, чем ожидалось. Танковые части LVI.Pz.K. быстро прорвались через лесистый район вдоль р. Вопь на полпути между Новосёлками и Холмом.

Упорное сопротивление противнику оказала лишь 89 СД 19 А.

К 15.00. немцы на отдельных участках форсировали р. Вопь. 252 СД 30 А смогла сдерживать атаку пехоты противника лишь до вечера 2 октября, а к исходу первого же дня «Тайфуна» наступающий неприятель смог углубиться в нашу оборону  на 15-25 км.

В 21.30. 2 октября танки немцев находились уже в 6 км. западнее Канютино, где  и остановились на ночь.

Противотанковые рвы не оправдали своего предназначения, немецкие сапёрные команды заранее заготовили достаточное количество древесных стволов, чтобы под прикрытием авиации заваливать ими рвы на всю глубину и обеспечивать проход своей техники.

На Бельском направлении 30 А ввела в действие систему заграждения, и её 250 СД упорно сопротивлялась, не смотря на многократное превосходство противника в пехоте, артиллерии и авиации.

Нет вразумительного объяснения и факту сохранности всех мостов по Канютинскому направлению (Верховье ‒ ж.д. станция Канютино ‒ Холм-Жирковский), заранее подготовленных к уничтожению, которыми восполь-зовались наступающие танковые части врага. Я не разделяю мнение Александра Милютина, утверждающего, что мосты было приказано не взрывать с целью завлечения неприятеля в глубокий мешок. В то же время допускаю на редкость успешную акцию вражеских диверсантов, сумевших заранее грамотно и скрытно вывести из боевой готовности схемы подрыва ящиков с толом под мостами. Самое печальное, что они смогли упредить и сапёров 412 батальона 248 СД, специально оставленных у переправ через Днепр в Глушково и Тиханово.  Для восстановления переправ через Днепр, способных выдержать немецкую бронетехнику и самоходные артиллерий-ские установки, потребовался бы не один день. Этого было бы достаточно, чтобы избежать окружения отходящих к Вязьме войск Западного и Резерв-ного фронтов.

В 16.00. 3 октября танки 6Pz.D. атаковали нашу 128 ТБр западнее Холма Жирковского, в то время как 7Pz.D., обойдя посёлок с севера, устремилась к Гушковской переправе, которая была захвачена 18.25. 3 октября 25-м полком 7Pz.D. Несколько танков и бронетранспортёров, подавив в коротком бою сапёрную роту охраны, переправились на левый берег Днепра и устроили плацдарм для обеспечения продвижения своих войск в направление Каменец ‒ Волочек. Конечно, можно представить картину, когда подрывники, ожидавшие прохода через мост отступавших частей откладывали момент разрушения переправы, но измученные красноармейцы, часто перебинто-ванные и помогающие раненым товарищам передвигаться тянулись и тянултсь, и конца это процессии не роматривалось. Немецкие диверсанты, переодетые в форму нашей армии, с нашими же трёх-линейками, вполне могли смешаться с отступающими и затем в суматохе обезоружить охрану моста, нарушив схему электрического подрыва. Так или иначе, но из 15 подлежавших уничтожению переправ только одна оказалась повреждена.

Т.о., на второй день операции «Тайфун» противнику удалось прорвать нашу двойную оборону на Канютинском направлении на всю её глубину.

К Тихановской переправе мотоциклетная рота 6Pz.D. выйдет также 3 в вечерних сумерках и останется у моста до следующего утра, что подтверж- дается оперативной сводкой № 137 от 19.30. 3 октября Резервного  фронта и записью от 22.50. в журнале 6Pz.D.

С утра 3 октября к обороне переправы с левого берега Днепра приступила 32 А, занявшая этот рубеж своим 37-ым  СП 13 ДНО, переименованной 29 сентября в 140 СД.  Ростокинская 13-я дивизия народного ополчения была сформирована в начале июля 1941 из добровольцев Куйбышевского и Свердловского районов Москвы, не подлежащих мобилизации в армию по состоянию здоровья, возрасту и иным причинам. Костяк 37 СП дивизии составили рабочие и служащие Московского инструментального завода «Калибр», поднявшегося в эпоху индустриализации на некогда тихой Малой Марьинской улице.

Немцы устраиваются на захваченном левом берегу Днепра   у переправы при селе Глушково.

Сложившееся к ночи положение в районе Холм-Жирковского вынудило ставку ВГК вернуть часть погружаемой в Новодугино 49 СД. В исполнение очередной директивы полки 902 и 905 248 СД  срочно возвращались  на свои прежние позиции по левому берегу Днепра.

Пешие марши стрелковых подразделений рассчитывались тогда из сред-ней нормы передвижения колоны 5 км/ч. Поэтому на обратном пути полки вряд ли уложились бы в одни сутки. Действительно, они появятся без артиллерии и обозов в районе Волочка-Каменца только в ночь на 5 октября и не будут предпринимать попытки выкинуть немцев с плацдарма у с. Глушково на правый берег Днепра.  

Тем временем с утра 4 октября, едва освоившись в укреплениях, 37 полк Ростокинской ДНО получил своё боевое крещение. После авианалёта  штур-мовиков и массированного артобстрела окопы атаковало 8 танков и до двух батальонов пехоты. Это переправившиеся к вечеру 3 на левый берег Днепра по мосту у с. Глушково, немцы спешили захватить плацдарм на левом берегу Днепра и у Тиханово. Прижатые с двух сторон к руслу рек у с. Кошкино московские ополченцы стойко держались, отбиваясь из окопов стрелковым оружием, гранатами и бутылками КС, смогли отбить несколько атак врага.

Немецкие танки переправляются через Днепр у села Глушкова.

 

                                                              Чем закончилась попытка пересечь старицу Днепра

Современный мост через Днепр у  с. Казариново   по мосту близ с.Тиханово.                                                                                                            ( рядом с прежним с.Тихановым).

Потери полка в этот день составили до 50% от наличного состава. Силы были не равны, и вечером остатки 37 СП вынуждены были отступить в направлении с. Тычково.

Но основные события 4 октября будут происходить на правом берегу Днепра. Ещё в ночь на 4 командующий Западным фронтом С.И.Конев из штаба, перебравшегося в с. Красновидово под Можайском, даст приказ по рации своему помощнику генерал-лейтенанту И.В.Болдину образовать из остатков дивизий Западного фронта северного направления оперативную группу с целью контратаки наступающего противника с правого фланга. Уцелевшие части 30, 19 армий и части фронтового резерва, включая 152 СД, 101 МСД, 45 КД, 126, 128 и 147 танковые бригады (всего 241 танк), сведённые под команду И.В.Болдина, должны были контратаковать с юга двумя расходящимися направлениями во фланг фашистскую 9А. Список дивизий и бригад впечатляет, но в какой готовности они находились после развала фронта и неоднократных нападений с воздуха?

Советский лёгкий танк Т-26.

Исполняя приказ Конева, Болдин фактически пытался противопоставить свои силы всей группировке немцев, наступавшей монолитным клином со стороны Духовщины.  Ожесточённые бои развернулись 4-5 октября западнее и южнее посёлка Холм-Жирковского. Части опергруппы Болдина вводились в соприкосновение с противником по фронту в 20 км. по частям, это происходило под непрекращающейся бомбёжкой господствующей в воздухе фашистской авиацией, поэтому наши танковые атаки не имели поддержки пехоты.  Первой выдвинулась наиболее оснащённая 128-я танковая бригада, имевшая на 1 октября в своём составе до 61 танка, включая 7 тяжёлых КВ-1, один средний Т-34 и 53 лёгких. В начале бригаде сопутствовал успех: она отразила три атаки немцев, в ходе которых их 6.Pz.D потеряла 5 танков сгоревшими и 38 подбитыми. 11 из этого числа оказались на боевом счету бесстрашного командира 4-х танков капитана Таринова и командира 1-го батальона Карпенко с его 3-мя танками КВ-1. Политрук Солдатов, устре-мившийся в атаку с двумя КВ-1, в ходе 20-и минутного боя вывел из строя 5 танков противника и 2 захватил. Но переправа у с. Глушкова и плацдарм немцев на левом берегу Днепра так и оставался в их руках. Вынужденное бездействие танков противника с утра 5 октября из-за нехватки бензина также не было использовано. Во второй половине дня топливо было доставлено на громадном планере, прибуксированным тяжёлым самолётом,  под охраной стаи истребителей, и  благополучно приземлившимся на травя-нистом лугу.

Тяжёлый штурмовой танк Красной армии КВ-1 на Пушкинской площади в Москве.

К 17.00 4 октября  опергруппа Болдина вела бои своими частями: 128 ТБр. в районе посёлка Холм-Жирковского ‒ Саново; 152 СД на рубеже Козилово ‒ Климово ‒ Певково; 126 ТБр.  на рубеже Мышьяки ‒ Дорки ‒ Галеево; 101 МСД на подступах к Игоревскому. Затем немцы подтянули свою противотанковую артиллерию и стали обстреливать наши порядки с левого фланга. Головные танки в наших наступающих колоннах уничтожа-лись на подходе к противнику противотанковыми орудиями. Атаки неболь-шими группами также не имели успеха. По некоторым сведениям сам посёлок Холм-Жирковский дважды переходил из рук в руки.

Потери были значительны. Болдин прекратил лобовую атаку, и танки отступили от посёлка в южном направлении, чтобы рассеяться в лесу, не сумев произвести массированную атаку и опрокинуть врага. Так завершилась фланговая атака группы Болдина.

Вечером того же 5 октября после прекращения боевых столкновений с опергруппой Болдина и мощного авианалёта 7 Pz.D. перешла  на левый берег Днепра по мосту у с. Глушкова с тем, чтобы на следующий день продолжить движение в направлении Бараново ‒ Каменец ‒ Волочек.

Об ожесточённости боёв в этих местах до сих пор свидетельствуют едва приметные кирпичные фундаменты сельских храмов, заросшие погосты…

Здесь в середине XIX века размещалось с десяток поместий сыновей и   родни Николая Мануйловича Нахимова, переселившегося в конце 60-х годов  XVIII века с Ахтырской слободской земли, будущей Харьковской губернии, в Бельский уезд, на приобретённые старшим братом Семёном Нахимовым в 1764 г. земли по правому берегу Днепра. Николай завершит к 1785 г. зало-женный ещё Семёном Воскресенский каменный храм в селе Воскресенское-Щербатовщина, что в семи верстах южнее по Днепру от Холм-Жирков, перевезёт из Ахтырки прах родителей Мануйлы Тимофеевича и Стефаниды и разместит в склепе при алтаре. Со временем в склепе и при храме образуется некрополь Нахимовых и ближайших родственников из 14 имён.

В 2008 г. в дни празднования 300-летия Холм-Жирковского на цоколе разрушенного войной Воскресенского храма была освящена памятная доска с именами упокоившимися здесь Нахимовыми и их родственниками и воздвигнут поклонный крест. Такие же поклонные кресты будут установлены на месте разрушенных православных храмов Введенского в селе Нахимов-ском (Волочке) и селе Болышеве, заложенным Семёном Мануйловичем Нахимовым и окончательно достроенным младшим братом Николаем Мануйловичем Нахимовым, в селе Болышеве, в селе Николе Немощённом, построенным Николаем Матвеевичем Нахимовым.

Цоколь  храма Преображения Господня в бывшем  селе Воскресенское-Щербатовщине.

Холм-Жирковский. В парке 70-летия победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.

Холм-Жирковский и переправы остались за немцами, а вся оперативная группа Болдина имела теперь одну перспективу ‒ не дожидаясь пленения в сжимающемся с запада окружении, искать возможность выхода через Днепр на восток.

6 октября остатки опергруппы Болдина отойдут на юг и будут удер-живать неприятеля по фронту сёл Аладьино ‒ Федино ‒ Квасово.  Горючее было на исходе, танки и другую боевую технику пришлось самим выводить из строя, после чего переправляться с личным оружием через Днепр и исполнять приказ командования от выходить на соединение к Гжатску. Но, захватив мост у с. Глушкова, немецкие 6 и 7 танковые дивизии уже 5 вечером выступил в направлении к Вязьме.

7 связь со штабом Болдина окончательно прервалась, в этот день клещи окружения замкнули Вяземский котёл и в части поступила директива ставки ГВК об отступлении… А 8 Конев приказал армиям Западного фронта отступать в направление Гжатска.

Как вспоминал позже командовавший в то время 3-ей Pz.Gr Генерал-полковник Герман Гот, 4 октября у него закончилось горючее, и произошла временная задержка наступления, пока транспортные самолёты не доставили бочки с синтетическим бензином. Гот также не мог оставить без прикрытия моторизованными силами устремившуюся за ним в прорыв нашего фронта 9А, пока в тылу оставались боеспособные части Советской армии. Русские пытались, пишет он, парировать немецкое наступление, нанеся танковый удар с фланга. Около 100 танков вышли с юга к развилке дорог у посёлка   Холма-Жирковского, против которых он направил батальон лёгких танков (60 шт.) Pz.Kf-35 чешских заводов «Шкода», имевших 37 мм. пушку, и броню всего 25 мм., а также 6-ю роту бронетранспортёров 114-го механизи-рованного полка. Это не столь значительное соединение сумело, по утвер-ждению Гота, сдержать опасную угрозу флангу немецких войск на время, пока не подошёл дивизион-истребитель танков с противотанковыми и зенит-ными орудиями, применявшимися немцами для борьбы с танками против-ника, поскольку их танки  в 1941 г. не имели  бронебойных пушек. 3Pz.Gr. Гота включала до 70% лёгких танков из общего числа, приближавшегося к 480 машин.

Наших танков в группе Болдина по штату могло быть не более 228 машин, но они были задействованы на разных участках фланговой атаки.

Гот расчётливо приберёг более мощные танки Pz.Kf.-38, Pz. III и PzIV для достижения главной цели ‒ прорыва основными силами группировки к доро-гам на Вязьму для окружения наших войск с севера.

Немецкий лёгкий танк чешского производства Pz.Kf.-35.

Что действительно могла сделать, на взгляд неравнодушного исследо-вателя событий 75-летней давности, героическая группа Болдина в той безысходной ситуации:

‒  атаковать противника всеми имеющимися силами в направление переправ через Днепр. Захватить подступы к переправам на правом берегу и  сами мосты. Уничтожить, согласовав свои действия с 140 и 248 СД Резервного фронта, передовой отряд гитлеровцев, обосновавшийся ещё в ночь с 3 на 4 октября на левом берегу реки у с. Глушкова;

‒ обеспечить ближайшей ночью, исключающей массированное примене-ние авиации, перевод всех, остававшихся в районе Холма-Жирковского час-

тей Красной армии на левый берег Днепра по мосту  у с. Глушкова и у с.Тиханова.

‒   уничтожить обе переправы, не дожидаясь атак неприятеля. Занять рубеж обороны по Днепру, лишив 3.Pz.Gr. с её 6.Pz.D. и 7.Pz.D. возможности беспрепятственного форсирования Днепра и выхода на дороги, ведущие напрямую к Вязьме.

Необходимо было задержать их танки на несколько дней, что было вполне достижимо при реальной оценке штаба И.С. Конева сложившейся оперативной обстановки.

Между 16-17 часами 4 октября помощник командующего Западным фронтом генерал-лейтенант С.А. Калинин, возможно из Тычково, доклады-вал в штаб, что лично наблюдал, как нашими истребителями были сбиты 2 самолёта противника, что передовые части 6Pz.D., просочившиеся вчера за Днепр, занимают Тиханово, Глушково, Аладьино, Устье. Их силы в этом районе более батальона с 20 танками.

Что помешало нашим танкистам, имевшим в своём составе мощные  КВ-1 и Т-34 смять противника с его лёгкими чешскими танками, покрытыми листами брони в 25 мм., приклёпанными к каркасу? Отсутствие у наших воинов достаточного опыта боевого применения броневой техники в сравнении с гитлеровскими вояками, проутюжившими большинство европей-ских стран за считанные недели?

Конечно, преимущества наших танков надо было ещё уметь использовать и самим не подставляться. Этому, вне сомнения, объективно препятствовали недостатки, имевшиеся в сериях машин, выпущенных в начальный период войны. Так средний танк Т-34, ставший самым массовым и лучшим в среднем классе Второй Мировой, имел моторесурс, ограниченный всего 500 часами по причине неэффективных воздушных фильтров. Установленная в танке коробка переключения передач требовала таких усилий, что механик-водитель вынужден был нередко применять кувалду. Жёсткая ходовая часть не позволяла прицельно стрелять на ходу, а при остановке танк раскачивался, и терялись драгоценные секунды, прежде чем  можно было наводить орудие на цель и стрелять. Но противник мог оказаться более расторопным и использовать такие мелочи в боевом противостоянии.

Рацию в 1941 г. имел командир танкового звена, его ведомые, как правило, располагали приёмниками, в то время как немецкие танки были оснащены дуплексными рациями.

Тяжёлый танк КВ-1 считался в частях маломаневренным.

Авиация противника господствовала в воздухе, вела беспрепятственную разведку наших позиций и подходящих подкреплений, фиксируя всё обна-руженное на фотоплёнку. За разведчиками вылетали бомбардировщики и нарушали наши коммуникации, наносили ущерб войсковым скоплениям, базам и складам вооружения и боеприпасов в тылу сражающихся фронтов.

Пока наша авиация была не в состоянии нейтрализовать разбой люфтваффе, нельзя было планировать активные операции, привлекая необходимые людские и материальные ресурсы, которые не доходили вовремя и таяли по пути.

Именно чётко налаженная разведка с воздуха обеспечивала успех немецких охватывающих танковых рейдов, направляя их в обход укреплён-ных позиций противника. Нападая на Францию, немцы повели свои танковые колонны в обход неприступной линии Мажино через территорию Бельгии, и Франция пала через несколько недель. И в Советской России авиация вела их второстепенными дорогами там, где их не ожидали и не могли препят-ствовать их быстрому продвижению. Выйдя в тыл очередного укреплённого района, они нарушали её коммуникации и без ощутимых потерь добивались деморализации и потери противником способности к организованному сопротивлению.

Оперативное взаимодействие штабов дивизий было невозможно: проводная связь при отходе на восток была нарушена, радиосвязь применялась ограниченно из-за реальной опасности перехвата противником сообщений открытым текстом и риска попасть под бомбы после засечки координат рации его мобильными пеленгаторами. Приходилось рассылать в разных направлениях верховых адъютантов, что было малоэффективно в быстро меняющейся обстановке.

Положение измениться с приходом снежной зимы, когда дальнейшее продвижение к Москве могло быть по ограниченному числу заранее извест-ных магистралей, и у нас имелись силы устраивать заслоны, которые немецкие танковые дивизии обойти не были в состоянии, но и преодолеть без значительных потерь не могли, поскольку ещё не имели тяжёлых штурмовых танков.

Обстановка в районе Холм-Жирковского к 6 октября для нас превра-тилась в критическую. Западный и Резервный фронты в первую же неделю октября перестали существовать. Захватив с минимальными потерями переправы, противник был готов рвануться к Вязьме, и за Днепром не оказалось никакой реальной боевой силы, способной  встать  на его пути.

Ничего не решила и 18 ДНО, назначенная в конце сентября командо-ванием во второй эшелон Резервного фронта по линии вдоль левого берега Днепра на северо-восток от Волочка. Переброска её из-под Кирова Калужс-кой области началась 30 сентября по железной дороге. В 21.00. 6 октября  два полка дивизии вышли на большак в 1,5 км. от Днепра, а артполк ещё разгружался в Сычёвке.

Это было не имевшее ещё никакого боевого опыта   народное ополчение Ленинградского и Красногорского районов Москвы и Подмосковья.

Схема боевых действий 30.10.1941 ‒ 2.11.1941 г.

Безысходная ситуация порождала безответственность и желание пред-ставить в докладах желаемое за действительное. Представитель командую-щего Западным фронтом генерал-лейтенант С.А.Калинин, посетивший  во второй половине дня 4 октября в с. Тычкове комдива 248 СД генерал-майора К.К. Сверчевского, доложил в 19.50. в штаб Западного фронта Коневу, что подход 902 и 905 полков 248 СД ожидается в середине ночи с 4 на 5. В то время как штаб Резервного фронта в своей оперативной сводке за 4.10. уже донёс, что два полка 248 СД возвратились в 18.00. и вели бои у Глушковской переправы…, а в 20.00. сосредоточились на своём прежнем участке…

5 октября в 22.00. комдив 248 СД Сверчевский, не имея связи ни с Резервным, ни с Западным фронтами, доложил напрямую в Генштаб важную информацию, что от с. Бараново через Каменец на Волочек непрерывно, уже 45 минут, идут танки и мотопехота, предположительно, большинство на Андреевское и частично на Настасьино.

В 0.30 6 октября Калинин докладывал Коневу из Ново-Мишнево, что с 21.00 до 22.00 продолжалось движение немецких танков и мотоколонн.

Только во второй половине 5 октября при активной поддержке с воздуха    7Pz.D. вместе с моторизованным полком начала новое наступление по дороге Глушково-Каменец-Волочек. За Каменец произошла яростная схватка с противником, о чём в 18.00 командир 7-й танковой дивизии доложил в штаб LVI, сообщив, что Каменец взят после ожесточённого боя. В бою при с. Каменце могли участвовать 902 СП 248 СД, возвращавшийся на свою прежнюю позицию у Глушковской переправы, и 1308 СП 18 СД в случае, если она успела к 5 октября занять предназначавшийся ей рубеж по левому берегу Днепра по линии Волочек-Каменец-Облецы.

Сдержать немецкую мотопехоту, танковые бригады 6Hz.D и 7Pz.D при постоянных атаках с воздуха оказалось нашим воинам не под силу. В неравном бою, потеряв более 600 ополченцев, включая командира полка майора Чернова и комиссара Штыкова, полк вынужденно отступил вместе с уцелевшими бойцами 902 СП в направлении Тишино ‒ Белоусово. После Каменца наступила очередь Волочка, отстоящего на полтора километра на восток.  К исходу дня 7-я танковая дивизия заняла село Волочек и вышла к высотам восточнее дер. Настасьино, продвинувшись по бывшему Бельскому тракту на 15 км на восток.

11.50. 6 октября командующий 32 А генерал-майор Вишневский доложил Коневу о прорыве противника на участке Волочек ‒ Пигулино. Обстановка на фронте 32 А на утро 06.10. кардинально изменилась. К концу дня 6 октября остатки 248 CД, потерявшей боеспособность, в количестве не более 600 бойцов отошли по большаку к с. Баранову двумя км. восточнее с. Хмелиты. В его докладе также сообщалось, что 140 СД  теперь насчитывает всего 900 чел.

В 16.00. 7 октября Генерал-майор Вишневский доложил, что до 10 танков 1Pz.D противника прорвались в район  Высокое (посёлок на р. Вазузе север-нее г. Вязьмы на 23 км.) и теснят 18 СД (1310 СП). По-видимому, эта группировка танков движется на Сычёвку. Между 18 и 140 СД разрыв в 30 км., заполненный группами противника примерно на линии Карасёво ‒ Настасьино ‒ Белоусово.

 

  Окружение войск Западного и Резервного фронта  в районе  Вязьмы.  

7 октября 7Pz.D.-я  первой беспрепятственно достигнет северо-восточных окрестностей Вязьмы, тем самым замкнув кольцо окружения войск Западного и Резервного фронта. Это оказалась та самая успешная танковая дивизия немцев, которая замыкала котлы вокруг Минска и позднее вокруг Смоленска.

Вяземский котёл. План Германского штаба на 8.10.1941г.

Котёл, если следовать немецкой карте, простирался с запада на восток от ж.д. станции Свищево  на 80 км. вдоль ж.д. Смоленск-Москва до Вязьмы, и с юга на север до 14 км. На площади около 600 кв. км. разместились уцелевшие группы 16, 19, 20, 24, 30, 31, 32, 33, 43 армий, и то, что осталось от 30 артиллерийских полков, 4-х танковых бригад, морского артбатальона, батареи реактивной артиллерии с запасом на один залп и служб обеспечения. Немцы позже определили число захваченных в плен красноармейцев числом свыше 600 тысяч чел.

Окружённые войска в течение последующей недели в исполнение приказа ставки ВГК предпринимали малоуспешные попытки прорваться в направлении Гжатска. Штаб генерал-лейтенанта М.Ф.Лукина размещался в  селе Шутове в 3 км юго-западнее с. Богородицкого, а в селе Пекареве у восточной границы котла

‒ штаб группировки неприятеля, удерживающей наши окружённые войска.

Лукин планирует прорыв из окружения в ночь с 11 на 12 октября в направление с. Всеволодкина, расположенного на противоположной стороне шоссе Вязьма ‒ Спас ‒ Каменец. После артиллерийской подготовки и залпа катюш по Пекарёво окруженцы бросились на прорыв. Танков противника на этом направлении не оказалось, но с трёхярусной колокольни церкви с. Богородицкого активно действовали пулемёты противника. После подав-ления вражеских огневых точек наступление успешно продолжилось и удалось образовать 3-х километровый коридор, который затем удерживали в течение 16 часов. За это время из котла смогло выйти всео около 90 т. наших героических бойцов.

Эти трагические места Смоленщины имеют непосредственное отношение к Нахимовым и их родственникам.

Имение Богородицкое в начале XIX века стало принадлежать Белкиным , известным по Пушкинским «Повестям Белкина», посещавшего в своё время их имение в с. Дольском Калужской губернии.

Владелец Богородицкого на Смоленщине полковник Михаил Николаевич Белкин (1755-1817 гг.) отличился в 1812 г. Его полк отбил у французов обоз с награбленным в Московском кремле, среди которого обнаружилась митра Святителя Алексея Московского, помещённая затем в храм села Богородиц-кого во имя Смоленской Божией Матери. Её разместили на хорах в верхней части храма ‒ в церкви Одигитрии.

Старшая дочь Михаила Николаевича Екатерина вышла замуж за героя народного партизанского сопротивления владельца Волочка в соседнем Сычёвском уезде Николая Матвеевича Нахимова и является прямой прабабкой автора очерка.

Сестра Варвара супруга капитана-лейтенанта С.Я.Унковского, сражав-шегося с Наполеоном на море. Их сын Иван вёл построенный П.С.Нахи-мовым фрегат «Паллада» в плавании к японским берегам в 1852-1854 гг. Внук Михаила Николаевича Михаил, видимо, под влиянием породнившихся с Белкиными Нахимовых и Унковских, первым в роду изберёт морскую флотскую карьеру. Он на «Чесме» в эскадре П.С. Нахимова достойно сражается с турками в Синопском бою и пройдёт без ранений всю оборону Севастополя, кавалер Св. Владимира 4. Ст., Св. Георгия 4 ст. и других орденов, будущий контр-адмирал. Его сыновья Фёдор и Николай в числе первых подводников Российского флота. Фёдор капитан-лейтенантом  командовал ротой подводников Владивостокского отряда в Русско-Японской войне 1904-1905 гг. Николай капитаном 2-го ранга возглавлял отряд подвод-ного плавания в Севастополе. Погиб на «Камбале» при ночных учениях в мае 1909 г.

Село Всеволодкино в числе других принадлежало к середине XIX века Николаю Степановичу Нахимову старшему брату Павла Степановича, капитану-лейтенанту флота в отставке Дворянскому предводителю Вяземс-кого уезда.

В 4-х км. севернее по Бельскому тракту в селе Спас-Волженском в храме

Нерукотворного образа Христа 9 июля 1802 г. по новому стилю священ-ником Георгием Овсянниковым был крещён и наречён Павлом будущий черноморский герой. В той же купели крестили братьев Ивана и Сергея, а через 20 лет их племянника Льва, будущего наместника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Леонида – Кавелина Льва Александровича в миру.

В двух км. ещё севернее по тракту раньше располагалось сельцо Городок, куда переехали из Волочка родители Павла с детьми в первых годах XIX века. Выстроенная ими усадьба включала одноэтажный деревянный дом и хозяйственные постройки. Из Городка братья Иван и Павел Нахимовы вместе с матерью Феодосию Ивановной отправятся весной 1815 г. на пере-кладных в Петербургский Морской кадетский корпус на открывшиеся вакансии.

После кончины в 1855 г. старшего из братьев Нахимовых Николая, сельцо переходило из рук в руки, и на карте конца XIX в. остававшиеся в нём строения обозначены как Госп. дв. К 1941 г. храм и примыкающее к нему кладбище села Спас-Волженского ещё действовали и стали участниками трагедии на Богородицком поле. В боях октября 1941 г. храм получил значительные повреждения, но устоял. Оккупанты, боявшиеся нападений партизан на свою комендатуру в селе, окружили строение плитами с могил, и многие из них оказались по этой причине безымянными…

На территории Богородицкого поля недавно возник мемориальный ком-плекс в память наших героических воинов, сражавшихся до последней возможности на этом клочке родной земли. Храм села Богородицкого посте-пенно восстанавливается, купол вновь обрёл православный крест. В рекон-струированном при восстановлении павильоне оранжереи усадебного дома

открыт музей, посвящённый произошедшим здесь в октябре 1941г. собы-тиям.

Мемориальный комплекс «Богородицкое поле». Музей «Богородицкое поле».

Карта конца XIX в. бывших Сычёвского, Бельского и Вяземского уездов (помечены поселения, упомянутые в очерке.)

 

 Тревожное лето 1941 года в селе Волочек.

Александр Дмитриевич Котов семилетним мальчишкой с матерью и двумя сёстрами, как и в предыдущие годы в начале июня 1941г. появился в Волочке у бабушки и стал свидетелем происшедших здесь событий в период 1941-1945 гг. Свои детские впечатления он изложит в составленном вместе с сыном  Виктором и изданном в Петербурге в 2010 г. иллюстрированном эссе  «Цветная память».

Бабушка жила на берегу Днепра в добротном доме, выстроенном её супругом Ивановым Лавром Егоровичем в первом десятилетии XX века  для своей большой семьи после пожара 1903 г.

В летний знойный день загорелся один из домов с. Герасимово, расположенного в километре с небольшим напротив, за Днепром. Ветер погнал пламя в сторону Волочка и, видимо подпалил стог сена, который, вспыхнув разом,  поднял в воздух и отправил через Днепр огненные шары,  распространившие огонь  на драночные крыши ближайших к реке строений Волочка. На сохранившихся фотографиях 1903 г. видны последствия огненной стихии, уничтожившей и гончарную мастерскую, и конюшню, и скотный двор усадьбы Нахимовых в Волочке…

Новое жильё Ивановых строилось поэтапно невдалеке от сгоревшего и со временем включило “старую” избу, выстроенную в первую очередь, и новую, соединённые просторными сенями, в летнее время служившими общей трапезной. В пристройке к старой  избе Лавром Егоровичем была обору-дована столярная мастерская с самым разнообразным инструментом и 2-мя верстаками. Двор включал два просторных сарая и хлев для скотины. На участке была и собственная банька с парилкой. Всем в дружной семье Ивановых хватало места и у каждого из 8 детей были свои обязанности по хозяйству.

В 1936 в августе после сильной грозы и обильного ливня не выдержала плотина Волочковского озера и потоки грохочущей с рыжей пеной воды устремились в Днепр, сметая мельницу и мост на своём разрушительном пути. Буйство стихии навсегда запомнилось Саше Котову, которому тогда исполнилось всего 2 годика и два месяца, и потрясённая происходящим мать наблюдала с безопасного места, не спуская сына с рук. Плотина с незапамятных времен перегораживала местную речушку Высоту для устройства здесь мельницы.

При Семёне Нахимове во второй половине XVIII века озеру придали правильные очертания, и оно органично вошло в усадебный садово-парковый ансамбль как “англицкий канал”. Озеро вновь возникло в начале 60-х, когда совхоз «Нахимовский» выбился в миллионеры.

Наступившее лето 1941 г. было пронизано тревогой и напряжённым ожиданием, которое не могли развеять бодрые речи официальной пропа-ганды.  Всё очевиднее проявлялось стремление западных денежных мешков столкнуть нас с очередным претендентом на мировое господство, порождё-нным самой западной цивилизацией. Вновь Россия стояла на их пути.

22 июня, брат матери рассказчика дядя Володя, в 12.00. по обыкно-вению собрал обитателей дома на последние новости. Он умело настроил свой детекторный приёмник «Комсомолец», и взрослые молча приникли  по двое к каждому из двух наушников. По выражению лиц и кратким репликам можно было понять, что произошло самое ужасное ‒ началась война!

Гости Волочка бросились на местную почту и  по телеграфу согласовы-вали свои дальнейшие планы. Глава семьи Котов Дмитрий Алексеевич убедил супругу Надежду Лавровну не возвращаться с детьми в Ленинград, считая, что в деревне им будет проще пережить лихое время. Мать с тремя несовершеннолетними детьми застряла на неопределённое время в, казалось,  спокойной сельской глубинке в 750 вёрстах от границы при далёком Бресте, без денег, в лёгком летнем городском одеянии…

В подобном бедственном положении скоро окажутся многие тысячи семей европейской части СССР. Семья Котовых соберётся в полном составе в Ленинграде в своей комнате на Сердобольской только через 6 лет ‒ в ноябре 1947 г.

Вскоре в округе прокатилась первая волна мобилизации. С начала июля через Волочёк потянулись беженцы с детьми, мешками и узлами. Гнали на восток стада коров, предлагая всем желающим доить для себя коровок.

Д.А.Котов  в июле запишется в Ленинградском райвоенкомате на фронт добровольцем, политруком воевал под Ярцево. Инструктор политотдела  331 Смоленской дивизии 31 А капитан Д.А.Котов в марте 1943 г. получит отпуск на 3 дня и сможет навестить свою семью в Волочке, оставить супруге свой продуктовый аттестат.

После захвата немцами Смоленска и Ярцева 19 июля 1941 г. война настолько приблизилась к Волочку, что временами жители слышали отдалён-ные раскаты артиллерийской пальбы и взрывов.

В начале августа в округе появились мобилизованные на оборонительные работы московские домохозяйки и негодные к строевой службе мужчины. Где и какие противотанковые рвы, надолбы и пр. препятствия были ими возведены узнать не удалось, никаких заметных следов от этих сооружений в Волочке-Нахимовском не осталось. Земля залечила уродливые шрамы войны, а время вытерло из людской памяти… Лишь рядом с исчезнувшим селом Настасьино угадывается полузаросший рукотворный ров и на картах 1941 г. можно обнаружить траншею от Волочка вверх по течению Днепра с установленными по берегу противотанковыми ежами.

Местный колхоз успел собрать и заложить на хранение урожай, только кому он теперь достанется, ясно не было.

Волочек жил в ожидании прихода оккупантов, жители прислушивались к отдалённой канонаде, а с конца июля с сумерек до утра в небе стоял гул бомбардировщиков, волна за волной, с разрывом в полчаса, несущих свой смертоносный груз, чтобы сбросить его на ночную Москву. Штурманам самолётов излучина Днепра у Волочка в ясные ночи служила хорошим ориентиром в направлении к столице вечно ненавистной им России.  Бомбардировщики врага с целью нанесения массированных ударов по Москве взлетали с аэродромов из района Бреста, Барановичей, Бобруйска и Минска. Оперативное построение ‒ четыре эшелона с интервалом 30-40 минут. В первом действовали около 70 самолётов. Для взаимодействия в полёте и ударов по объектам штурмана экипажей использовали радиомаяки и световые сигналы, с бомбовым грузом они выходили к Москве на высоте около 2 км., появляясь, как правило, к 22 ч. Массированные налёты начались с 21 июля и сошли на нет в начале января 1942 г.

В первый налёт 2 фугасных и 9 зажигательных бомб упало на территорию кремля. Из них сработали одна фугасная, не причинив ощутимого вреда, и 7 зажигательных, тут же затушенных песком. На углу улицы 25 октября и Куйбышевского проезда в 500 м. от Красной площади бомба повредила 3-х этажное здание проектного института до такой степени, что его решили не восстанавливать и только в конце 90-х прошлого века на его месте возник небольшой сквер. Все в Москве знали о разрушении бомбой здания театра им. Е.Б.Вахтангова. Старожилы центра Москвы помнят и дерзкий прорыв фашистского аса на пикирующем бомбардировщике средь бела дня и его прицельный удар небольшой бомбой по зданию ЦК ВКП (б) на Старой площади.

Я до сих пор помню, как мать поздней осенью 1941 г. несёт меня  2,5 летнего в бомбоубежище на нашем дачном участке в одну из ясных осенних ночей в подмосковной Лосиноостровской, и прожекторные лучи неожиданно выхватывают на небосклоне вспыхивающие силуэты фашистских стервятни-ков, целивших в важнейший ж.д. узел Москвы.

     Приход войны в Волочек. 

 1 октября с утра со стороны Холма-Жирковского стали раздаваться глухие

звуки бомбовых разрывов, позже стало известно, что бомбили позиции войск

Резервного фронта и сам посёлок, не щадя ни школ, где шли утренние классные занятия, ни жилых домов. Частично разрушено было и двух-этажное здание бывшей городской усадьбы графа Уварова.

Утро 2 октября в Волочке выдалось мрачным, но скоро ветер разогнал облака, и из-за Днепра послышался гул моторов самолётов, нараставший с каждой минутой. Выйдя к Волочку, стая начала перестраиваться, затем, заходя с востока поодиночке и переходя в пикирующий полёт, принялась безнаказанно уничтожать то, что было создано не одним поколением селян  в течении многих десятилетий.

Первыми бомбами была подожжена двухэтажная деревянная школа села, выстроенная ещё в конце 80-х XIX века на средства Нахимова Сергея Ниловича, повреждены строения бывшего конного двора и двухэтажный каменный флигель имения Нахимовых. Одна фугасная бомба угодила в нижнюю часть купола сельского храма Ведения Пресвятой Богородицы. Обломки повреждённого восьмигранного барабана повредили крышу базилики. Главный дом усадьбы Нахимовых получил несколько попаданий фугасных и зажигательных бомб. Крыша и перекрытия 2-го этажа были нарушены в двух местах. Второй этаж горел несколько дней.

Дом Нахимовых-Зайончковских в с. Михайловском за чашей слившегося в Днепр озера, также сильно пострадал от прямого попадания бомбы.

В Волочке как и в Каменце наших войск не было и не было средств противовоздушной обороны. Фашистские стервятники разбойничали безна-казанно.

В Настасьино должен  был стоять в резерве 3-й батальон 899 СП 248 СД.

Несколько построек в соседнем Каменце и церковь также пострадали.

Только к 5 часам вечера налёты прекратились. Взрослые посовещались и решили покинуть село, к Котовым  присоединились и Ефросинья Лавровна Сматракова с детьми, дом которой стоял у оврага в северной части села.

За ночь они прошли 4 км., передохнули в одной  из изб д. Петрово (4 км на юго-запад). 3-го с утра вновь бомбили беззащитный Волочек, были хорошо слышны разрывы бомб и заметны новые пожары. Во второй полови-не дня стали бомбить дорогу, по которой они пытались уйти. Пришлось повернуть на север, миновать пострадавшее от налёта Белоусово и добраться до тихого с. Пантюшина с намерением продолжить после отдыха путь к Вязьме. Два дня беглецы провели в Панютино, прежде чем вновь пытаться пробиваться к Вязьме.  Но вскоре (видимо 6 октября) с юга стала слышна стрельба с большака Волочек-Спас-Вязьма, по которому отступающие с боями наши части надеялись пробиться к Гжатску, а немцы загоняли их в котёл с севера от Вязьмы. Пришлось возвращаться обратно, в Волочек они вернулись 8 октября, идти пришлось по топким обочинам навстречу немецким колоннам танков и автомашин с солдатами.

Волочковский усадебный дом после бомбардировки 2 октября 1941г.

Дом Нахимовых в Волочке в начале XX в.

Повреждённый бомбёжкой Введенский храм Волочка.  Октябрь 1941 оккупанты в селе.

Октябрь 1941 г. Обозы 7Pz.D. въезжают в Волочек.

Центральная улица села оказалась устлана сорванными со столбов телеграфными проводами, связь с районным центром посёлком Андреевским была утрачена (18,5 км на северо-восток).

С севера от алтарной части волочковского храма появились 4 могилы убитых в боях за Волочек фашистских офицеров, их последнее пристанище было отмечено простыми берёзовыми крестами.  Непрошенные пришельцы напомнят о себе в конце 60-х при рытье котлована под фундамент Дома ветеранов, возводимого рядом с площадкой снесённого храма. Извлечённый из земли армейский ботинок одного из вояк некоторое время хранился в конторе совхоза…

Дома Екатерины Петровны Ивановой и Ефросиньи Лавровны Сматра-ковой уцелели, не считая выбитых взрывной волной стекол в окнах, но внутри всё было разгромлено. На топливо непрошенным гостям в доме Ивановых пошла почти вся мебель, картошка и овощи, заложенные в подполье, кто-то старательно выгреб. Оставленные без присмотра на одну неделю дома, видимо, посчитались брошенными…

Не успели устроиться, как в село вошла немецкая танковая часть. На огороде под яблонями разместилось несколько лёгких танков. Сами танкисты бесцеремонно заняли старую избу. Женщин заставили готовить пищу, сти-рать и убирать.

Наступающая зима 1941 г. напомнит о себе раньше обычного: снег на Смоленщине выпал 9 октября, превратив дороги в трудно проходимое месиво… Моторизированные и танковые части вермахта, привыкшие с ветерком раскатывать дороги Европы, весьма скоро вырабатывали свой ресурс и устилали обочины дорог, ведущих к Москве, свежим металлоломом.

В день выхода фашистских войск к Волге в районе Ржева танкисты устроили грандиозную попойку, на свои слова горлопанили про Волгу и Стеньку Разина. Вскоре танкисты убрались из села, и на их место поступили лётчики, следовавшие на аэродром в Новодугино.

Через некоторое время в Волочек прибыл небольшой гарнизон на фурах и была учреждена комендатура. Немецкие повозки были на резиновом ходу, снабжены тормозами, запрягали в них коней из породы тяжеловозов заметно покрупней наших трудяг-лошадок.

Начальник гарнизонной команды, выбирая место для жилья, пожелал разместиться в доме Ивановых. Квартирант с адъютантом занял избу с русской печкой, хозяевам пришлось перебраться в пристроенную новую избу, где была лишь подогреваемая лежанка.

Но русская ранняя и снежная зима поставила оккупантов в Волочке на место. Уже в конце ноября они ощутили себя в изоляции. Заснеженные дороги не удавалось расчищать после обильных снегопадов, даже выгоняя для этого под угрозой расправы оголодавших старых и молодых. Произве-дённые в Европе автомашины не были рассчитаны на езду по снегу, а несколько коней-тяжеловозов, отъедавшихся в сарае у Ивановых, не могли решить проблемы снабжения.

В один из морозных дней оккупанты запрягли своих застоявшихся коней в реквизированные у селян сани и дружно удалились в сторону Андре-евского, вынужденно бросив свои оборудованные тормозами фуры и два бесполезных вместительных грузовика, давно стоявших без горючего и не способных передвигаться по заснеженным дорогам.

Офицер, проживавший в доме Ивановых, прихватит с собой приглянув-ший ему изящный столик из карельской берёзы и один из верстаков, срабо-танных ещё Лавром Егоровичем Ивановым, видимо, в надежде переправить трофеи в «фатерлянд».

В Волочке на два месяца возникло безвластие. Только во второй половине января до Волочка доберётся передовой отряд 39 СД Калининского фронта. Бойцы были приняты со всем возможным радушием и размещены по избам.  Через несколько дней в село вступят эскадроны 11-го кавалерийского корпуса под командой генерал-майора И.Т.Тимофеева, участвовавшие в наступательной Ржевско-Вяземской операции 08.01.1942 г.-20.04.1942 г. и имевшие задание выйти к шоссейной и ж.д. дорогам Москва-Смоленск, чтобы совместно с 1-ым гвардейским кавалерийским корпусом Белова оседлать эти стратегические для снабжения немецких войск магистрали.

Ржевско-Вяземская наступательная операция   08.01-20.04.1942 г.

11 КК выполнила поставленную перед ней задачу и 26 января вышла с севера на шоссе Москва – Минск в районе с. Якушкино.

1-й Гв. КК генерал-лейтенанта П.А.Белова 27 января прорвался своею пятою КД через Варшавское шоссе и устремилась в район Вязьмы.

Одновременно 27 января началась наша крупнейшая за ВОВ воздушно-десантная операция. Было десантировано за несколько приёмов 2300 бойцов, из которых к месту сбора вышло только 1300 ч. При этом четверть  само-лётов вернулась, не выполнив задания. Десантники попали в окружение и Белову пришлось их выручать, задача надёжно оседлать магистрали оказа-лась не выполнена.

Советским войскам не удалось решить основную задачу совместной операции Калининского и Западного фронтов ‒ окружить и уничтожить основные силы фашистской группы амий «Центр». Немцы срочно перепра-вили из Западной Европы 10 свежих дивизий, что резко изменило соотноше-ние сил и позволило им регулярно перекрывать пути снабжения участвовав-ших в операции войск Калининского, а также Западного фронтов. Итогом операции стало образование Ржевско-Вяземского выступа ‒ плацдарма нашей группировки 160 км вглубь и 200 км. по фронту.

В феврале в Волочек привезли кинопередвижку и крутили в базилике храма кинохронику о разгроме немецких войск под Москвой. Местные мальчишки  не пропустили ни одного сеанса, и не в последнюю очередь их заинтересовал одноцилиндровый движок, который деловито постукивал у стены церкви, чтобы на экране появились лица наших героических бойцов, их командиров, руководителей страны, а в зале в перерывах вспыхивала электрическая лампочка, которую некоторые старожилы села в глаза ещё не видали.

Во второй половине февраля начинаются  периодические артиллерийские и миномётные обстрелы села. Командование, размещавшейся в Волочке части предлагает жителям в преддверии ожидаемых боёв  покинуть жилища и искать места в других поселениях. Через неделю немцев удалось оттеснить подальше и обстрелы прекратились. В селе появилось много кавалеристов, это 11 КК возвращался из рейда на шоссейную трассу Москва-Смоленск.

Весной в сохранившемся помещении на первом этаже Нахимовского дома заработала хлебопекарня. Была проведена местная мобилизация годных к службе парней и окруженцев, набралось 30 человек.

Удалось даже засеять рожью несколько бывших колхозных полей.

В начале мая обстановка вновь обострилась. Немцы заняли с. Белоусово на высоте 262 м. в 4-х км. на юго-восток от Волочка и теперь получили возможность прицельно простреливать Волочек (226 м.). Отражать нападе-ния немцев с востока теперь пришлось перевёрнутым фронтом.  Жители стали перебираться в подвалы Нахимовского дома. К этому времени в селе через Днепр в обычном месте был устроен паром, и семья Котовых, переправившись на другой берег, пошла искать приют в с. Булгаки в 4 км. на запад. Здесь Александр Котов с приятелями с любопытством наблюдали за попытками наших бойцов вытащить из Днепра напротив села Булгаки застрявшие под берегом три 6-дюймовые орудия с транспортировавшими их тракторами, вероятно, из арсенала 392 КАП (Корпусного артиллерийского полка) оборонявших мост через Днепр у с. Глушково.

Можно предположить, что орудия вынуждены были оставить в реке при безуспешной попытке перебраться с утра 3 октября на правый берег Днепра, где проходил большак Булгаки – Сычёвка, значительно сокращавший путь до ж.д. станции Новодугино, где артиллерию должны были загрузить в эшелон.

Тогда, в 1942, удалось извлечь все 3 пушки и один трактор. После замены затворов они, вероятно, ещё послужили.

Как только подсохли дороги, немцы активизировали свои действия, стремясь уничтожить наши воинские части, ещё остававшиеся в их тылу после завершения Ржевско-Вяземской операции. Наступление на Волочек шло с двух сторон, вновь пространство между Волочком и Каменцем стало ареной боёв и оказалось усеяно телами погибших. Остатки батальонов 39 А и 11 КК отступили за Днепр на северо-восток в направление г. Белого, за ними последовали и партизаны отряда «На врага».

Летом 1942 года стратегическая инициатива снова перешла к немецкому командованию. Наше наступление 12 мая на захваченный неприятелем Харьков окончилось катастрофическим поражением с потерей сотен тысяч воинов и большого количества боевой техники. С 25 мая немецкие полчища открыли для себя перспективу почти беспрепятственного наступления на Воронеж и далее ‒ по направлению к Волге и Кавказу.

1 июля произошёл 3-й штурм осаждённого Севастополя, в результате которого фашистам удалось захватить город и все его оборонительные сооружения. Надвигалась Сталинградская битва…

Немцы не смирились с утратой инициативы и на западном фронте, летом 1942 г. они решили избавиться  от  нависающих над их стратегическими коммуникациями выступами. С целью спрямить оборонительную линию с Холм-Жирковским районом они разработали детальную операцию по ликвидации угрозы, возникшей вследствие зимнего наступления 39 А и партизан, получившую кодовое имя «Зейдлиц». Их самолёты-разведчики провели аэрофотосъёмку территории площадью 3300 кв. км., командование 9-й армии создало кавалерийскую бригаду особого назначения из трёх полков, предвидя бои в лесистых рай-онах. Сапёров пересадили на велосипеды…

Немецкие сапёры в операции «Зейдлиц».

Наступление немцев со стороны г. Белого не было неожиданным для командования 39-й армии, численность наших войск была доведена до 60 тыс. чел., по линии наиболее вероятного продвижения неприятеля были воздвигнуты противотанковые препятствия и бетонированные укрепления. Тем не менее, кавалерийская бригада неприятеля беспрепятственно продви-галась, наступая лесом параллельно со своей 5-й танковой дивизией, и фронт на этом участке оказался прорван. Успех немецкого наступления был достигнут в воскресенье 5 июля, когда их 1-я и 2-я танковые дивизии встретились на шоссе Белый-Оленино. Командование обороняющейся 39-й дивизии, оценив сложившуюся ситуацию, принимает 5 июля решение о выводе всех войск из Холм-Жирковского выступа, что оказалось безнадёжно запоздалым. Положение усугубили раскисшие после ливневых дождей грунтовые дороги.

Немцы поспешили объявить о завершении операции «Зейдлиц» 12 июля, но локальные стычки продолжались до 21, когда при содействии 185-й стрелковой дивизии 22-й армии из окружения вышло около 3500 человек.

В плен попало до 30 тысяч наших бойцов…  Напрасны ли были эти потери? Действия немцев по ликвидации Холм-Жирковского выступа были вынужденные, они связали значительные их силы на центральном театре военных действий летом 1942 г. и не позволяли усиливать свою группировку на Юго-восточном и Крымском направлениях.

Несчастные жители Волочка на фоне нескончаемых боёв “сражались” на своих участках за право выжить будущей осенью и зимой. Сеяли рожь, овёс,

сажали картофель.

В июне немцы вновь заняли Волочек, Каменец, а к началу июля Холм-Жирковский. В Волочеке появился новый комендант, разместившийся теперь на первом этаже Нахимовского флигеля, второй этаж которого пострадал от попадания бомбы ещё в октябре 1941 г.

В июле-августе оккупационный режим организовал уборку урожая ржи, высеянной весной при содействии размещавшихся в округе подразделений 39 А. Немцы особо не мудрили и использовали колхозную систему трудо-дней. Каждому, отработавшему на уборке день полагался пуд зерна. Кроме ржи на заброшенных прошлогодних полях бурно пророс и созрел само-севный овёс от неубранного полностью осенью 1941 г. урожая. Детей посы-лали на такие поля с корзинками и мешочками, и к вечеру у самых проворных набиралось до 5 кг. колосков, служивших хорошим подспорьем в хозяйстве для кормёжки лошадей, свиней и кур.

Народная война на оккупированной территории в 1941-1942 гг.

Смоленщина, её бывший Сычёвский уезд, в котором располагалось село Волочек никогда не мирились с нашествием непрошенных гостей и как в 1812 г. готовили им горячий приём. Уже в начале октября 1941 г. в Сычёвском районе действовал партизанский отряд «Родина», включавший 31-го народного мстителя под руководством А.В.Козакова.

К концу 1941 г. на стыке Холм-Жирковского и Андреевского районов уже действовало свыше десятка партизанских отрядов. Они особенно активизи-ровались в январе 1942 с началом Ржевско-Вяземской стратегической насту-пательной операции.

Наиболее дерзкие и успешные операции проводил партизанский отряд «На врага» под руководством сотрудника НКВД Николая Васильевича Подрезова, уроженца Вяземского уезда трудившегося накануне войны в Семлёвской МТС. В состав отряда входили работники милиции, партийного и комсомольского актива, окруженцы и местные жители, возмущённые произволом оккупантов. Отряд базировался в Симановских лесах вправо от дороги из Холма-Жирковского в современное с. Нахимовское. Здесь к отряду примкнул житель соседней деревни Нестеровки Николай Петрович Петров, окруженец, раненным добравшийся до родного дома в Нестеровке, как рассказывает его внук Александр.

Партизаны, составлявшие ядро отряда, уже имели большой боевой опыт. Командир отряда с группой бойцов окруженцев начали вооружённое сопротивление оккупантам ещё в сентябре в Ильинском районе (в 1944 г. район отошёл к Калининской области). На их счету подорванные ж.д. составы и мосты, разгромленные гарнизоны и обозы врага. На новом месте они установили связь с подпольщиками, приняли в отряд проверенную в деле молодёжь, развернули диверсионные действия на дорогах, связывающих Холм-Жирковский с Андреевским, однажды залповым огнём стрелкового оружия сбили вражеский транспортный самолёт…

Командование отряда решило устроить налёт на Холм-Жирковский, где был значительный гарнизон захватчиков. В ходе подготовки операции   пополнили  вооружение и боеприпасы у батальона 39 А, разместившегося в  Волочеке. Выслали разведгруппы в сторону Холм-Жирковского, разведчик одной из которых, Пётр Володенченков, захватил в плен  вражеского офицера и двух солдат.

Вечером 4 февраля до 60 вооружённых бойцов отряда «На врага» двинулись на Холм-Жирковский. Одновременно были высланы две группы лыжников с заданием перекрыть дорогу к ж.д. станциям Игоревской и Котелковсковскому большаку в западном направлении от Холма-Жирков-ского. Там завязался бой, и доносившаяся стрельба так переполошила фашистов, что они ночью оставили райцентр и бежали. Территория с северо-востока райцентра была освобождена другими партизанским отрядами, а также частями 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта.

Утром 5 февраля отряд «На врага» вступил в Холм-Жирковский. Гитлеровцы не успели уничтожить собственные склады и автотранспорт. В руки партизан попало до 160 грузовых автомашин, 50 мотоциклов, 2 средних танка, оружие, боеприпасы, провиант. На следующий день партизаны выбили немцев с ж.д. станции Канютино. На ней было захвачено 4 вагона с боеприпасами. Отряду одновременно пришлось держать оборону и у станции Игоревской.

8 февраля операция закончилась, была освобождена значительная часть Холм-Жирковского и Андреевского районов, всего около 5 тыс. кв. км. В ходе всех боевых операций был захвачен целый арсенал: 2500 ящиков со снарядами, 1295 ящиков патронов, 1500 винтовок, 92 пулемёта, 14 автоматов, 28 миномётов, 18 орудий. Так произошло первое в войну 1941-45 гг.  освобождение этих районов.

Отряд «На врага» перебазировался из леса на постой в уцелевшие избы села Белоусова в нескольких километрах от Волочка. Штаб отряда в марте разместился в самом Волочке в двухэтажной лавке напротив повреждённого бомбой усадебного флигеля, о чём  свидетельствует установленная в 70-х гг. на срубе второго этажа дома памятная доска.

В этом доме  всю войну провела дружная семья Охотниковых. Они зани-мали верхнюю деревянную надстройку. В нижнем кирпичном этаже жили Крыловы.

В 1941 г., когда главу семьи Якова Афанасьевича призвали в действую-щую армию, мать Леонида Ионовна и престарелая бабушка остались с пятью детьми от 3 до 17 лет. Старшему сыну Николаю,  главному мужчине в доме всего 13. Анне уже 17, она не расстаётся с гитарой, и без неё уже не обходится ни одна молодёжная сходка на селе.

2 октября при налёте фашистской авиации бомба попала в соседний флигель, встряхнув взрывной волной жилище Охотниковых и Крыловых. Два дня горел главный дом Нахимовых и зарево пожара ярко светило в обра-щённые на юг окна.

Семья Охотниковых накануне войны.

С занятием немцами села в октябре девичья привлекательность преврати-лась в проблему не только самой Ани, но и всей семьи. Сначала её при появлении возле дома немцев, полицаев и посторонних  прятали в изголовье широкой семейной кровати, накрывая чем придётся, и укладывали как на подушку несколько ребят. Затем брат Николай, когда в одну из их комнат заселился полицай со своей подругой, выкопал напротив дома небольшой малоприметный окоп, замаскированный ветками, где накутанная Аня вынуж-дена была отсиживаться во время регулярных облав, проводимых комен-датурой. Чтобы зимой следы на снегу не выдали место её убежища, Николай надевал лыжи и, прокатываясь мимо, аккуратно передавал ей еду на лыжной палке.

Сосед-полицай приходил поздно и нередко  нещадно истязал свою сожительницу. Но однажды ночью на их второй этаж бесшумно поднялись два вооружённых парня и, распорядившись не поднимать шума, проникли в комнату полицая и застали того врасплох. Скрученного с кляпом во рту партизаны тут же увели его с собой. На утро подруга полицая пошла его разыскивать и обнаружит повешенным на опушке леса.

Вот некоторые эпизоды из воспоминаний младшей из детей семьи Охотниковых ‒ ныне здравствующей Лидии Яковлевны  Поздняковой (Охот-никовой), пробывшей почти полтора года в немецкой оккупации.

Лидия Яковлевна также чётко помнит, как перед самым уходом из Волочка оккупанты 10 марта загнали её с матерью, сестрой, братьями и остальными жителями села в помещение магазина с явной целью всех сжечь.

И как они, голодные и страдающие от жажды, через три дня чудом освобо-дились из смертельного заточения, как она не могла напиться, припадая раз за разом к бочке с холодной водой…

После изгнания оккупантов из Андреевского и Бельского районов привычная жизнь в Волочек постепенно возвращалась, ожил колхоз. В колокольне открылась  автомастерская, в которой восстанавливали трактора и автомобили. Николай Охотников был определён учеником слесаря и вместе с такими как он ребятами рыскал по округе в поисках уцелевших деталей на подбитых танках и бронеавтомобилях. Любопытная 4-летняя Лида навещала брата в мастерской, однажды они вместе поднялись в колокольне по винто-вой лестнице наверх к звоннице и с интересом осматривали родное село, представшее перед ними как на ладони.

Весной, когда всё пробуждалось, и подростковый организм требовал восполнения энергии, особенно разыгрывался аппетит и постоянонно хотелось есть. Кто-то из ребят предложил отведать грачиных яиц. Благо многие липы и вязы в поредевшем парке Нахимовых были облюбованы ими и в качестве гнездилищ. Лёгкие, худенькие мальчишки ловко взбирались на деревья, усеянные заботливо собранными из отдельных прутиков гнёздами, и перекладывали яйца в свои неизменные кепчонки, пряча их затем аккуратно за пазуху.

Эту историю я слышал от нескольких солидных мужей, пребывавших тогда детьми в Волочке, но так и не узнал: защищали ли грачи своё будущее потомство? Вороны наверняка не остались бы безучастны к такому разбою и могли серьёзно поранить своим мощным клювом.

Девчонки с восторгом наблюдали с низу за своими отважными добытчиками, и когда некоторые самые отчаянные, демонстрируя молодец-кую удаль, перебирались с дерева на дерево по веткам, снизу доносился стон восхищения. Иногда ребята не довольствовались свежими яйцами и забирали крупных птенцов, чтобы затем запечь их в глине на костре…

Одновременно навёрстывали упущенное по части образования. Как только вставили стёкла в окна сохранившегося барака, открыли там школу. Сначала два класса для всех возрастов и предметов…

Яков Афанасьевич придёт из армии в конце 1945, к счастью, без контузий и тяжёлых ранений. Тут же извлечёт из потайного места свою двустволку и станет готовиться к любимой охоте.

В военное время, когда кругом громыхало и горело, и никому не было дела до зверья. Зайцы, лисы, глухари и пр. размножились в необычном числе. Так, когда в поисках пищи рыжая красавица зашла на огород Охотниковых, то Яков Афанасьевич смог одним выстрелом со ступеней входной лестницы прервать её непрошенный визит. И в дальнейшем добытые им зайцы, глухари и пр. являлось хорошим подспорьем в их семейном рационе.

В 1947 г. семья переезжает в Подмосковье в посёлок Железнодорожный.
Анна к этому времени вышла замуж и осталась с мужем в Волочке.

Лидия Яковлевна после школы поступила в Педагогический институт на отделение иностранных языков и стала преподавать французский, затем профессиональный переводчик, проживает в Москве.

И как часто бывает в больших семьях родные расселились на необоз-римых просторах отечества, вплоть до Владивостока…

Бывшая лавка с. Волочек, в которой марте — апреле  1942 г.  размещался  штаб партизанского отряда «На врага».

Семья Охотниковых, проживавшая на 2-м этаже бывшей  лавки в её дворе на входной лестнице в свою квартиру. 1946 г.

Командир партизанского отряда «На врага» Н.В.Подрезов и связная отряда Т.В.Суменкова

(Т.В.Муравьёва) 1983 г., проживающая в селе Волочке-Нахимовском (Белоусово).

На освобождённых территориях вновь заработали колхозы, кое-где 0смогли провести посевную кампанию.

Волочек в оккупации.

Оккупация села после временного освобождения в феврале 1941 г.  продолжилась с августа  1942 г. по 12 марта 1943 г.

Село Белоусово оккупанты сожгли дотла, мстя за приют партизан отряда «На врага». Сам отряд вынужден был уйти в леса за большак Болышево-Сычёвка на правом берегу Днепра. Об этом рассказала в 2015 г. автору очерка бывшая связная отряда «На врага» Татьяна Васильевна Суменкова, проживавщая с дочерью в селе Нахимовском. 15-летней девушкой она вступила в отряд и бесстрашно исполняла все поручения командира отряда. Татьяна регулярно информировала партизан обо всех передвижениях немцев в Волочке и ближайшей округе, добывала продукты питания, поддерживала жителей, информируя их о последних событиях на фронтах, которые регулярно получали из сводок СОВИНФОРМБЮРО в отряде по радио-приёмнику. Однажды она заметила, что фашисты разгружают крытую грузовую машину, перенося в сарай какие-то ящики. Партизаны  пробрались в Волочек, в ночной тиши через крышу проникли в сарай и извлекли несколько тяжёлых ящиков, в которых оказались столь необходимые им патроны к немецким винтовкам и шмайссерам, захваченным в стычках с оккупантами.

Оккупированный Волочек. Осень 1942 г.

Так бы и продолжалась эта рискованная деятельность Татьяны, пока наблюдательный фашист не застал девушку, возвращавшуюся с очередной встречи со связным отряда. Ударом приклада он разбил ей голову и оставил без чувств в перелеске. К счастью, партизаны вовремя подобрали свою бесстрашную помощницу и выходили.

Окончательное освобождение Волочка, Андреевского и Холм-Жирков-ского районов произошло 12 марта 1943 г.

Н.В. Подрезов прошёл войну до конца,  награждён орденами Красного Знамени,  Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

К 35-летию Победы в Великой Отечественной войне возникла переписка бывшего командира отряда «На врага»  с учителями средней школы села Нахимовского, в которой герой с готовностью делился своими воспоминаниями. Весной 1983 г., когда в Холм-Жирковском районе отмечалась 40-я годовщина освобождения от фашистов, Подрезов нашёл силы посетить места боевых походов и схваток с врагом, заехать в село Нахимовское и встретиться с бывшей связной отряда Татьяной Васильевной Суменковой.

Похоронен Николай Васильевич в Смоленске в 1990 г. на Новодевичьем кладбище.

         Освобождение от оккупантов весной 1943 года.

Не позже 8 марта 1943 г.  с севера села по дороге из Андреевского вечером заметили колонну, подходившую к селу.

Котовы моментально собрали пожитки и были готовы покинуть село, но патрульные не позволили отойти от дома.

Вступившая в село колонна, как выяснилось, состояла из жителей Ржева и его окрестностей, добровольно уходящих в немецкое рабство перед ожидавших их возмездием за сотрудничество с оккупантами. Они без церемоний повыгоняли жителей Волочка из своих домов, устроились на отдых перед дальней дорогой на чужбину и быстро прикончили обнару-женные в домах съестные припасы. В доме Е.П.Ивановой расположилось сразу 50 человек.

Освобождение Сычёвского, Андреевскрго и Холм-Жирковского районов произошло весной 1943 г. как следствие коренного перелома  военной обстановки на полях европейской России после исторического разгрома гитлеровских войск в Сталинградском котле. Не смотря на то, что в ходе  боевых операции 1942 г. немецким армиям удалось образовать т.н. Ржевско-Вяземский выступ 200 на 100 км., рассматривавшийся ими как плацдарм для очередного наступления на Москву, 17 января 1943 г. войска Калининского фронта овладеют Великими Луками, что создало реальную угрозу окружения немецких сил в выступе. В результате, 6 февраля после многочисленных обращений командования группы армий «Центр» и начальника Генштаба Гитлер разрешил отвести 9-ю и часть 4-й армий на линию Духовщина ‒ Дорогобуж ‒ Спаск-Деменск. Гитлеровская военщина фактически возвра-щалась на исходную позицию операции октября 1941 г. «Тайфун», откатываясь на запад на 80 км.

Видимо, фюрер III рейха позволил себя убедить в возможности скорого реванша, когда уже стартовало массовое производство европейской профа-шистской кооперацией новых тяжёлых танков, мощных самоходных орудий; фаустпатронов, потавляемых в войска для борьбы с нашим Т-34 с января 1943 г.; чудо-оружия возмездия ‒ баллистической сверхзвуковой ракеты Фау-2, успешно испытанной ещё в марте 1942 г.; реактивных истребителей, магнитных торпед и пр.

Мстительный Гитлер пожелал непременно стать свидетелем особо значимого для него события ‒ уничтожения моста через Волгу, к которой он с таким остервенением стремился под Ржевом и Сталинградом.  Командую-щему группировкой генералу М.В.Моделю пришлось устраивать специальную телефонную линию к месту подрыва моста  в Ржеве, чтобы фюрер в своей рейх-канцелярии смог “участвовать” в свершении очередного варварства…

Операция по выводу войск из Ржевского выступа «Бюффель» ‒ Буйвол была с чисто немецкой педантичностью проведена с 1 по 30 марта. В истории Великой Отечественной войны она присутствует как «Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция» 1943 г. Отступали фашисты с боями, пытаясь, как и их предшественники в 1812 г. вывезти награбленное, но весенние дороги и партизаны, постоянно атаковавшие их колонны, вынуждали бросать свои обозы и спасаться бегством. В городах и деревнях напоследок зверствовали зондер-команды и подручные из полицаев. Наши части вступали в города, сёла на плечах команд, прикрывавших отступавшие немецкие части.

39 А гнала захватчиков в направлении Владимирского тупика ‒ Ники-тинки ‒ Духовщины. 30 А двигалась на Сычёвку ‒ Волочек ‒ Холм-Жирки ‒ Федино ‒ Игоревская ‒ Вадино. Из-за распутицы удавалось продвигаться лишь по 6-7 км. в день.

8 марта была освобождена Сычёвка, 10 Пигулино и сама Вязьма, 13 Волочек. 15 марта 274 СД ворвалась в Холм-Жирки. Командир роты В.Х.Косанчук водрузил в центре посёлка красное знамя.

Западный фронт к 31 марта 1943 г. отодвинулся фактически на 130÷160 км.       

О погибших мирных жителях и воинах,

не вернувшихся с фронтов.

Сталинградская катастрофа вермахта положила предел захватническим намерениям гитлеровской Германии. В ходе весеннего контрнаступления Красной Армии на Ржевско-Вяземском фронте 2 ÷ 31 марта 1943 г. были  освобождены 11 восточных районов Смоленской области.

Фашисты на временно оккупированных территориях расправлялись с мирным населением, прибегая и к изуверским казням. Волочку была уготована судьба, постигшая более 50 сёл и деревень Смоленщины ‒ быть уничтоженным вместе со всеми своими жителями.

За несколько дней до освобождения каратели согнали всех, не успевших надёжно схорониться жителей, затолкали их в помещения сельского мага-зина с явным намерением сжечь всех живьём. По воспоминаниям Александра Дмитриевича Котова, загнанного полицаями вместе с другими селянами в магазин, там могло оказаться до 120 взрослых и детей. 17 мужчин  фашисты отобрали, посчитав их партизанами, и увели под конвоем. Среди них окажется и глухонемой юноша.

Всех расстреляли в овраге напротив д. Шмарово. У возвратившейся  через некоторое время зондер-команды форма была забрызгана кровью невинных жертв, которых изверги кромсали ножами перед тем как расстре-лять.

В ожидании расправы остававшиеся взаперти три дня  томились без пищи и воды. Когда М.Я.Воронова, мать четверых детей, подошла к запертым воротам и по-немецки попросила дать детям воды, раздался выстрел, сразивший её наповал.

Между тем приближающаяся несмолкающая канонада вселяла надежду на избавление. Дежурившего у ворот магазина эсесовца сменил полицай. Затворникам удалось уговорить его отпереть ночью входную дверь и начать выпускать находящихся внутри  небольшими группами.

Не сговариваясь, все трусцой устремлялись к спасительным подвалам Нахимовского дома, где добротное цокольное перекрытие укрыло их от раздававшихся близких разрывов артиллерийских снарядов наступающей родной Красной Армии.

Волочковский сельский магазин, который мог превратить Волочек в ещё одну Хатынь на Смоленщине.

Спасшийся узник магазина Александр Котов. Сл.- кораблестроитель 1951 г.

.

 

Обелиск в память жертв фашистского террора 10 марта 1943 г.

В современном селе Нахимовском, ставшим центром одноимённого сельского муниципального образования, включившего более двух десятков сёл и деревень округи, возведён мемориальный комплекс землякам, защищавшим Родину в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.

На 12 мраморных досках размещены фамилии 412 рядовых и офицеров фронтах Великой Отечественной войны, погибших на различных фронтах и пропавших без вести.

Мемориал в селе Нахимовском в честь жителей сёл и деревень поселения «Нахимовское», не вернувших-ся с фронтов Великой Отечественной войны.

Среди них двое Нахимовых: родившийся в Волочке в марте 1913 г. Павел Сергеевич мой отец, и житель села Битягова Николай Матвеевич Нахимов.

Происхождение  фамилии Нахимова из Битягово, видимо, также связано с имениями наших родственников Нахимовых, располагавшимися ниже по Днепру от Волочка. У Николая Матвеевича в Битягово оставалась жена и сын, в 70-х семья сменит место проживания…

Павел Нахимов в марте 1918 г. с матерью, старшим братом и младшей сестрой был выселен из усадебного дома в пол избы, когда глава семейства Сергей Николаевич Нахимов ещё служил в армии.

В 1922 г. семья переехала из Волочка в Подмосковье. Павел Сергеевич закончил вечернее отделение МИИТа, работал сменным инженером на тяговой подстанции первой ветки Московского метро по Б.Никитской д. 7. Весной 1941 г. отправился на сборы резервистов в учебный лагерь под Гродно, хотя имел двух малолетних детей и метрополитеновскую бронь. Мать со мной, двухгодовалым, навещала его в Гродно и успела вернуться в Москву. После завершения сборов отцу было присвоено звание мл. лейтенанта и предложено вступить на службу в кадры Красной Армии.  И как говорила нам с сестрой мать Анастасия Ивановна, отец, никогда не забывавший о своём дворянском происхождении, посчитал, что пришло время исполнить ратный долг перед Отечеством.

Нахимов Павел Сергеевич.

Здание тяговой подстанции на Б.Никитской д. 7 в Москве.

Его зачислили в батальон связи  85-й стрелковой (пехотной) дивизии, расквартированной под Гродно вблизи границы с Польшей. Гитлеровское командование образовало на этом участке границы самый мощный на всём протяжении советско-германского фронта артиллерийский «кулак» из 14 дивизионов тяжёлой и сверхтяжёлой артиллерии калибром до 240 и 305 мм., а также полк реактивной артиллерии. Задача этой мощной огневой группировки была обеспечить проход 9-ой армии вдоль дороги Сувалки-Августов-Гродно. 240 мм. пушки имели дальность стрельбы до 37 км. и накрывали гродненские казармы РККА, а 305 мм. орудия применялись для уничтожения бетонированных ДОТов приграничных укрепрайонов.

22 июня дивизия оказалась под плотным артобстрелом и бомбёжкой. Несмотря на упорное сопротивление наших войск под Августовым и контрудар 11-го механизированного корпуса, командующий 3-ей армией В.И.Кузнецов прикажет в конце дня 22 июня оставить Гродно.  Полки дивизии понесли значительные потери и с боями отходили на юго-восток. Преодолев сопротивление наших укрепрайонов, танковые колонны противника оседлали главные дороги и обходили разрозненные отступающие части 3 и 10 армий ЗФ. К 1 июля дивизии 9А и 4А вермахта замкнули окружение наших войск в т.н. Белостокском котле.

85-я п.д. перестала существовать, комдив генерал-майор А.В.Бондовский попал в плен.

Белостокское окружение оказалось первым котлом Великой Отечест-венной войны, в которые после Сталинградской победы стали всё чаще попадать европейские оккупанты.  Отметилась в первом котле и знаменитая немецкая танковая дивизия 7Pz.D., замыкавшая клещи окружения в Минском и Вяземском котлах.

Матери пришло извещение о том, что мл. лейтенант Нахимов Павел Сергеевич с 30 июня числится пропавшим без вести.

Не могу не упомянуть ещё об одном родственнике, участнике ВОВ, дяде по деду Нахимову Сергею Николаевичу, Дмитрии Михайловиче Киселёве, родившемся в Волочке в 1904 г.

Долгое время я не знал решительно ничего о его судьбе, пока не прочёл очерк, опубликованный в кронштадтской флотской газете, где автор Пётр Дмитриевич Киселёв рассказывает о своём семейном предании, в котором говорилось о дальнем родстве со знаменитым адмиралом Нахимовым. В связи с чем, я вспомнил одну из фотографий в альбоме, вывезенном вместе с прочими семейными нахимовскими реликвиями из волочковского дома в 1922 г. На ней какой-то мальчуган лет восьми с любопытством рассматривает кабриолет, на котором прикатил из Хмелиты в Волочек Петрик Волков-Муромцев. Помню, я в детстве не раз спрашивал у бабушки Марии Владимировны Нахимовой, что за мальчик на фото. И всякий раз она, не вда-

ваясь в детали, не называя его имени, сдержанно отвечала: ‒ так, жил одно время при доме. А я тогда просто завидовал этому мальчишке, мне казалось, что он не только изучил авто со всех сторон, но и не раз на нём прокатился…

Через два года грянула 1-я Мировая. Дед Сергей Николаевич Нахимов был призван в действующую армию и воевал командиром батареи тяжёлых орудий  в 3-ей Сибирской артбригаде.

Студент Московского Императорского  Университета Сергей Нахимов 1903 г.

Командир батареи поручик С.Н.Нахимов 1916 г.

Волочек 20 июля 1912 г. Петрик Волков прикатил из Хмелиты в гости. Справа у стены дома Дима Киселёв.

На рождество в январе 1915 г. получил отпуск и навестил семью в Волочке. В октябре родится его четвёртый ребёнок дочь Анастасия. В своей книге о жизни в Хмелите и эмиграции «От Хмелиты до Феодосии» брат Петрика Н.В.Волков–Муромцев напишет о том, что на рождество в Хмелиту приезжали Нахимовы. Дед тогда навестил  и бывшего первого председателя III думы Н.А.Хомякова, заехав в его имение Липецы. Сражался дед храбро, был несколько раз контужен, окурен на Экскюльском предмостном, что на Даугаве, укреплении газами, награждён 5-ю орденами и закончил войну штабс-капитаном.

Спустя полвека всё прояснилось: студент Императорского Московского университета Сергей Нахимов проводит летний отпуск в Волочке и знако-мится с местной прелестной девицей, ответившей ему взаимностью. Моло-дые люди были счастливы и ни о чём не задумывались. На следующий год появился малыш, поднять его мать не успела, болезнь свела её в могилу. Дмитрия взяли в господский дом, дали начальное образование. Он научился игре на гитаре, знал многие популярные тогда романсы, Лавр Егорович Иванов приохотил его к столярному делу и снабдил инструментом, которым он позже гордился и постоянно применял.

Неизвестно, как сложилась  бы   судьба  Дмитрия,  не  случись  в  России

либеральная февральская катастрофа и последовавший за ней октябрьская революция.

Дмитрия принимает крестьянская семья, теперь он Киселёв Дмитрий Михайлович, а из прошлого лишь фотография лета 1912 г. на стене избы, подобная той, что сохраняется в старом альбоме, где он разглядывает дико-винный самоходный экипаж.

Пришло время, и Дмитрий заводит семью, пошли дети. Перед войной Дмитрий Михайлович возглавлял пожарную службу на Аносовском льнокомбинате в 12 км. на север от Волочка.

7 июля, как напишет в своих рассказах о времени и о себе в сборнике «Звёзды памяти» его старший сын Пётр Дмитриевич Киселёв, ‒ со вторым потоком мобилизованных ушёл из дому отец. 17 июля, покидав на телегу самое необходимое, семья Киселёвых срочно покинет родной насест в Пигулино и вместе с отгоняемым в Горьковскую область стадом племенных коров отправится в эвакуацию.  Последний раз свидеться с отцом семье им выпадет через две недели под Сычёвкой, когда его полк повстречается с потоком беженцев из родимых мест.

Рядовой Дмитрий Михайлович Киселёв пропадёт без вести в конце июля 1941 г.

Семья Киселёвых благополучно переживёт три года в эвакуации и возвратится на Смоленщину в начале июня 1944 г., чтобы разместиться теперь у родной сестры матери в дер. Камышкино в 3 км. на север от Волочка.

Известие об открытии второго фронта в Европе застало их 7 июня на станции в Дорогобуже. Едва остановился поезд, как все побежали к столбу с широким раструбом радиопродуктора на верхушке откуда рокочущим голосом доносились неслыханные прежде названия: Ла-Манш, Шербур… Толпа одобрительным рокотом встречала транслируемые известия.

‒ Браво, союзнички! ‒ высказывается пожилой лейтенант ‒ наконец-то вы раскачались!

‒ А что им остаётся? ‒ заключает другой офицер ‒ иначе мы и без них можем до Берлина дойти!

Мать, старшая сестра Шура и сам Пётр устроились работать на Днепровской машинно-тракторной станции, располагавшейся в Волочке в здании Введенской сельской церкви, где восстанавливались неисправные трактора, автомобили и сельхозтехника. К работам при недостатке крепких мужских рук привлекали и местных подростков. По воспоминаниям Петра Дмитриевича Киселёва трудились от зари до зари без выходных. 7 ноября к празднику, как по заказу, на 27-ю годовщину Октябрьской революции выпадет первый снежок…

Комплектующие детали для восстанавливаемой техники нередко находили в оставшихся после боёв в округе автомашин, бронетранспортёрах, танках…

Собранный в колхозе картофель засыпали на хранение в подвалы Нахимовского дома, строгой охраны не было. Вечно голодные подростки приспособились проникать в хранилище и набирать ядрёных клубней на вечернее пиршество. Варили картошку, как правило, в немецких касках. А когда хотелось полакомиться печёной картошкой, то использовали металлический футляр от фильтра противогаза. Набивали его картофелинами и укладывали на лениво горящей толовой шашке.

В начале 1950-х судьба занесёт вдову Киселёву с детьми на Карельский перешеек на лесозаготовки.

В настоящее время я поддерживаю отношения со своими сводными братьями Петром и Виталием Дмитриевичами Киселёвыми, проживающими по-прежнему в Выборге.

Пётр Дмитриевич профессиональный журналист издал несколько книг с воспоминаниями о своём детстве на Смоленщине, о возрождении Волочка и округи после изгнания фашистских захватчиков. Книги иллюстрированы прекрасными графическими миниатюрами автора и служат ценным свидетельством героической советской эпохи.

Пётр Дмитриевич Киселёв со своей сестрой в годы прохождения службы  в   контингенте  Советских войск в Германии.

Виталий Дмитриевич Киселёв на яхте в шхерах у Выборга.

Осень в родном краю. Рисунок П.Д.Киселёва

В 2013 г. проводилась газификация села Нахимовского, территория села была изрыта траншеями для разводки газовых труб к домам. За озером на подъёме к школе было обнаружено групповое захоронение жертв фашистской оккупации.

Братское захоронение останков жертв фашистского нашествия.

Поисковики отряда «ЭХО» Концерна «Росэнергоатом» установили, что в этом месте расстреляли 28 мирных жителей села, включая нескольких детей. Все они были с почестями перезахоронены вместе с останками воинов Красной Армии, обнаруженными в селе  Настасьино, в общем мемориале села Нахимовского.

В краеведческом музее села, разместившемся в школьном здании, можно узнать о земляках, которым посчастливилось уцелеть в огненном смерче Великой Отечественной войны и вернуться к мирному труду, здесь также есть сведения об участии призывников села в Афганской войне, контртерро-ристических операциях на Кавказе.

Чем закончился поход гитлеровцев на Россию Советскую!

Вместо заключения

Автор посвящает свой очерк памяти героических событий Великой Отечественной войны на родине своих предков в Смоленской области.

В  очерке  использованы  воспоминания свидетелей,   прошедших тяжкие испыта-

ния  военной  поры,  а также материалы,  размещённые в  интернете.

Приглашаю выходцев из Волочка-Нахимовского поделиться сохраняющимися в их семьях воспоминаниями о военных годах для воссоздания более полной и реальной картины происходившего в родных для всех нас краях.

Sinop1853@gmail.ru    А.П.Нахимов.

Открытие памятника адмиралу П.С.Нахимову 8 июля 2016 г. в селе Нахимовском.

 

Террасы усадебного парка в Нахимовском. Июль 2012 г.

 

Посол Польши  В.Зайончковский в Нахимовском. Октябрь 2013 г.

День села и 2015 годовщина со дня рождения П.С.Нахимова в Нахимовском 8 июля 2017г.

Праздник в Нахимовском 8 июля 2017г.

Дмитрий Константинович Поляков, праправнук старшей сестры адмирала Анны Степановны Воеводской (Нахимовой) у родника на берегу Днепра. Проживает в Питере, сотрудник «Музея Петербурга» в Петропавловской крепости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme