Нахимов А. Некоторые дополнения к хрестоматийным описаниям истории Российского флота XIX века и Крымской войны. Нахимов & Корнилов

Адмиралы Нахимов П.С. и Корнилов В.А. 900igr.net

Именно так автор увидевших свет в 1859 г. «Материалов для истории обороны Севастополя и для биографии В.А.Корнилова, собранных и объяснённых капитан-лейтенантом А.Жандром, бывшем его флаг-офицером» многообещающе обозначит два подраздела своего сочинения на 34-35 стр. Раздела I и 148 стр. Раздела II.

 Составители сборника «П.С.Нахимов. Документы и материалы» 1954 г. решили смягчить нарочитую резкость в самом названии А.П.Жандра подраздела на стр. 34-35 его «Материалов…» ‒ «Отношение Корнилова к Нахимову в 1852 г.», и озаглавили его как «Воспоминания А.П.Жандра о взаимоотношениях П.С.Нахимова и В.А.Корнилова в 1852 г.» (Сборник «П.С.Нахимов. Документы и материалы» под ред. А.А.Самарова ВОЕНИЗДАТ МО Союза ССР М 1954 стр. 207-208).

Полвека спустя, в связи с 200-летием славного адмирала составители сборника   «П.С.Нахимов. Документы и материалы» пошли ещё дальше. Они объединили текст Жандра А.П. на стр. 34-35 с содержимым подраздела «Нахимов и Корнилов, как флагмана» со страниц 24-25 того же сборника материалов, увеличив при этом на три года оцениваемый период их отношений: с 1849 по 1852 г. (Сборник «П.С.Нахимов. Документы и материалы» под ред. В.С.Соболева Петербургский институт печати СПБ 2003 г. Т I стр. 214-215).

И, строго говоря, пошли на поводу у Жандра: Корнилов не был флагманом, вернее так и не успеет им стать. Он не имел опыта самостоятельного командования ни бригадой, ни, тем более, дивизией. И даже практической эскадрой, если не считать его летние учебные вылазки со старшими сыновьями и юнкерами Николаевской штурманской школы в 1851 г. на фрегате «Коварна» в сопровождение ещё одного фрегата, двух корветов и двух бригов, а также примерной атаки с моря на Севастопольский рейд в составе сборного отряда судов 12 августа 1953 г.

 Поэтому Жандр мог сравнивать их манеры командования отдельными кораблями и не боле…

Такое лёгкое и поверхностное прикосновение к теме взаимоотношений Нахимова и Корнилова не может удовлетворить вдумчивого читателя, а лишь распалит его интерес.

Ведь как говорят на Руси: нет дыма без огня! Капитан-лейтенант А.П.Жандр, известный своими нестрогими воспоминаниями, дерзнул прикоснуться к роли двух самых значимых на ЧФ личностей после ухода из жизни в апреле 1851 г. их гениального воспитателя и наставника адмирала Михаила Петровича Лазарева. От их согласованной деятельности тогда, бесспорно, зависела надлежащая подготовка флота к надвигающемуся противостоянию с Турцией и её европейскими покровителями на Чёрном море, да и в значительной степени судьба государственности самой России!

Служба  П.С.Нахимова на Чёрном море

Павел Степанович Нахимов с января 1834 г. продолжил свою флотскую службу на ЧФ, имея за плечами кругосветное путешествие, Наваринское сражение, за отличие в котором был трижды отмечен, постройку фрегата «Паллада», линейного корабля «Силистрия» в Николаеве. Затем он командует 1-ой бригадой 4-й флотской дивизии и, наконец, был в 1852 г. произведён в вице-адмирала и стал первым флагманом ЧФ на посту начальника 5-й флотской дивизии. “Павел Степанович Нахимов был, бесспорно, лучшим по опытности моряком обоих наших флотов. Только одной этой чести он и ожидал, и на всё остальное смотрел равнодушно; он недоумевал, как могли мелочные расчёты занимать серьёзные умы и причинять им огорчения и заботы в жизни”. (Ильинский Д.В. «Из воспоминаний и записок севастопольца» «Русский Архив» 1893  кн. 1, стр. 57).

Сын капитана – командора В.А.Корнилов

     Владимир Алексеевич Корнилов баловень судьбы и протекционистских связей, учился в кадетском корпусе лишь два года. В 1825 г. стараниями отца был прикомандирован  к Гвардейскому флотскому экипажу. “Командир экипажа скоро удалил мичмана Корнилова, не найдя в нём достаточной для фронта бодрости”. (Шестаков И.А. «Владимир Алексеевич Корнилов. Биографический очерк» «Морской Сборник» декабрь 1855, Отдел Учёно-литературный стр. 206). И это спасло его от соблазна участия 14 декабря в марше Гвардейского экипажа, предводимого Н.А.Бестужевым на Сенатскую площадь с целью свержения ненавистного самодержавного строя…

Наконец отцу Корнилова удалось в марте 1827 г., благодаря приятельским отношениям с адмиралом Д.Н.Сенявиным, пристроить сына на корабль «Азов» под начало капитана 1-го ранга М.П.Лазарева, готовившегося к экспедиции в Средиземное море с целью прекращения турецкой резни братьев по вере ‒ греческих повстанцев.

В бою 8 (20) ноября 1827 г. мичман Корнилов командовал тремя орудиями в нижнем деке, на верхней палубе не появлялся и в отличии от лейтенанта Павла Нахимова, сражавшегося в самом пекле ‒ на баке «Азова» и получившего за участие в бою Св. Георгия 4-й степени, внеочередное производство в капитан-лейтенанта и трофейный приз ‒ корвет «Восточная звезда», переименованный после восстановления в «Наварин», не имел случая отличится.

М.П.Лазарев, уже проникшийся к Корнилову отеческой заботой и не оставлявший его без внимания, представил мичмана Корнилова к Св. Анне 3 ст. В наградном списке офицеров российского Наваринского отряда в строке о мичмане В.А.Корнилове рукой Государя Императора Св. Анна 3 ст. была перечёркнута и в соседней графе его рукой “написано тако” ‒ Св. 4 ст. (Сборник «Вице-адмирал Корнилов» под ред. Н.В.Новикова ВОЕНИЗДАТ МВС Союза ССР М 1947 стр. 28).

Такое демонстративное унижение опечалило Корнилова, но участливый Михаил Петрович убедит командование союзных эскадр, с которыми русские моряки имели возможность общаться на Мальте, наградить особо отличившегося перспективного мичмана их почётными орденами наравне с командирами 6 российских судов и командованием самого отряда.

Т.о. крошечный милый мичман стал обладателем французского ордена Леопольда I и британского ордена Бани. Наверно, подобное экстраординарное награждение не могло произойти без согласия командующих союзных отрядов: британского вице-адмирала Э.Кодрингтона и французского контр-адмирала Риньи де Анри… И им запомнится подающий надежды мичман В.А.Корнилов, о котором так убедительно ходатайствовал сам знаменитый Лазарев, трижды ранее успешно обогнувший земной шар…

 В марте 1835 г. Лазаревы и Корниловы породнились, Михаила Петровича за неделю знакомства женили на 23-летней двоюродной сестре Владимира Алексеевича Корнилова Екатерине Тимофеевне Фан-дер-Флит, намертво привязав бравого 47-летненго вице-адмирала к карьерному восхождению свояка…

Сам же В.А.Корнилов в 1837 г. привезёт из Петербурга супругу Елизавету Васильевну, дочь сенатора В.С.Новосильцева. Тесть Корнилова Василий Сергеевич Новосильцев ‒ внебрачный сын сестры графа Александра Сергеевича Строганова Марии Сергеевны, вышедшей впоследствии замуж за С.Новосильцева. Он воспитывался в доме графа в Петербурге. Летом его могли вывозить в имение графа на Смоленщине в живописное село Волочек на Днепре, принадлежавшее в те годы графу.

В 1764 г. Александр Сергеевич продаст свои владения в Смоленской губернии капитан-директору Петербургской морской таможни С.М.Нахимову, брату деда Павла Степановича М. М.Нахимова.

В Волочке, в усадебном доме, принадлежавшем в конце XVIII века родителям Павла Степановича, родились его старшие сёстры и братья. Предположительно и сам Павел также мог родиться в этом доме…  Он нередко появлялся в Волочковском доме-дворце и позже, ещё до своей службы на Чёрном море, наведываясь к своему крёстному, дяде Н.М.Нахимову ‒ прославленному герою партизанской войны 1812 г. ‒ в отпусках после окончания кадетского корпуса и кругосветки.

Николай Матвеевич Нахимов приходится прямым прадедом автору этих строк…

Вот такие не случайные обстоятельства связывали наших севастопольских героев на Смоленщине.   

Теперь проблемы милого Володи решались на семейном совете в доме Главного командира ЧФ в Николаеве.

Михаил Петрович одновременно с героями Наварина Л.П.Гейденом, А.П.Авиновым, С.П.Хрущёвым, П.С.Нахимовым, И.П.Бутенёвы в 1835 г. получают от правительства независимой Греции их высший орден Спасителя золотого креста. Что не осталось незамеченным в Николаеве.

На вопрос Екатерины Тимофеевны, почему Володя, участвовавший в Наваринском сражении, не имеет такой награды? Следует тишина…Супруга не унималась и продолжает: Михаил Петрович, а нельзя ли и нашему Володе иметь такой орден в память о его боевых заслугах? И вновь твердохарактерный Михаил Петрович вынужден был уступить…

Возможно, автор излишне строг и не может взять в толк, что у Корнилова рано пробудилась непреодолимая страсть коллекционера-фалериста?   

Не думаю, что угрызения совести не посещали отличавшегося прежде своей глубокой порядочностью Михаила Петровича, и легкомысленное определение авторитетного адмирала И.А.Шестакова  по адресу адмирала Нахимова, как нравственного страдальца, скорее подходит адмиралу Лазареву.

Тот же Иван Алексеевич Шестаков, начинавший службу на Чёрном море гардемарином у М.П.Лазарева, познакомившийся с Корниловым ещё во второй половине 1830-х, имел своё мнение о Корнилове: “Всему учившийся, он ничего не знал основательно; одарённый природой был способен на всё и ни на что особенно не годен”. (Шестаков И.А. «Владимир Алексеевич Корнилов» «Морской Сборник» 1855 декабрь. Учёно-литературный отдел стр. 205.)

Воспитывавшийся до 14 лет в семье Владимир воспринял с молоком матери высокомерие с претензиями на свою избранность… По сохранившимся свидетельствам имел сложный характер и постоянно конфликтовал с сослуживцами, поэтому М.П.Лазарев вынужден был несколько лет его держать при себе в качестве офицера по особым поручениям.   

В последующие годы капитан-лейтенант В.А.Корнилов командует бригом «Фемистокол» и корветом «Орест», капризно уклонится от назначения, будучи поставленным командовать 26 января 1838 г. фрегатом «Флора», предпочтя, при содействии покладистого Лазарева, не терять время на фрегат, а рвануть сразу на линейный корабль «12 Апостолов», которому ещё на стапелях была уготована роль флагмана ЧФ.

Лазарев не оставляет честолюбивого свояка Корнилова без отеческой заботы, 8 июля 1838 г. он,  не имея определённой должности, получает повышение в звании ‒ капитана 2-го ранга. 

Только через год 1 января 1839 г. Лазарев сможет оформить его перевод в 38 флотский экипаж с назначением командиром экипажа и находящегося в постройке корабля «12 Апостолов». 

Почему Корнилов уклонился от командования «Флорой», ведь этот фрегат был сменным в наших круглогодичных дозорах у Кавказской береговой линии, и команды судов, включая офицеров, получали двойное содержание? Казалось бы, он, задавленный семейными проблемами и едва сводивший концы с концами, должен был рваться в такие дежурства. Но, видимо, известные неудобства и реальные риски круглогодичного плавания в бурливом Чёрном море у берегов Кавказа отвратили расчётливого Корнилова от подобных испытаний судьбы. В итоге он окажется, пожалуй, единственным из черноморских офицеров ‒ будущих командиров линейных кораблей, кто не прошёл проверки этой суровой школой на звание моряка, а ограничился участием в десантных операциях, наблюдая за ними с бортов различных судов в качестве начальника походного штаба М.П.Лазарева. Поэтому неудивительно, что в сентябре 1853 г., когда Государь Император распорядится перебросить 13 пехотную дивизию в Закавказье, Корнилов не сможет с уверенностью заранее выбрать место дебаркации и до последнего момента метался в поисках подходящей бухты. 

Пока «12 Апостолов» достраивался, чтобы в 1842 г. войти в состав действующих кораблей ЧФ, Корнилов успеет получить, не выходя в море, спустя всего 2 года после производства в капитана 2-го ранга, 30 марта 1840 г. чин капитана 1-го ранга! Везунчик, да и только!

Корнилов умело использовал склонность Михаила Петровича, подмеченную ещё мичманом Д.А.Завалишиным в кругосветном плавании на фрегате «Крейсер», окружать себя льстецами, наушниками и фаворитами. Обнаружив эту слабость своего благодетеля, Корнилов с первых же дней службы под опекой Михаила Петровича наушничал на тех, кто, по его мнению, не могли рассмотреть в нём особенных талантов… И это войдёт в привычку Владимира Алексеевича ещё со времени командования «12 Апостолами».

Так в очередном послании Лазареву с характеристиками своих подчинённых он позволяет себе оскорбительные высказывания в адрес генерал-лейтенанта гидрографа ЧФ, председателя комитета по устройству в Севастополе доков: “Берх имеет своих фаворитов и мне подсунул медлительного и тупого старшего штурмана Аронова, годного только для хранения инструмента”. (Корнилов В.А. из письма М.П.Лазареву 10 ноября 1845 г. Сборник «Вице-адмирал Корнилов» под ред. Н.В.Новикова ВОЕНИЗДАТ МВС СОЮЗА ССР М 1947 стр. 92).

Это он о будущем участнике Синопского сражения на «Вел. Кн. Константине», о своём ровеснике Павле Андреевиче Аронове, капитане корпуса штурманов, произведённого за боевую доблесть в подполковники. Позже он станет флагманским штурманом ЧФ, ему, тот же Корнилов, доверит 9 сентября 1854 г. расстановку 7-ми затапливаемых на фарватере Севастопольской бухты судов для преграждения проникновения неприятеля  на внутренний рейд Севастополя.

Корнилов позволял себе в письмах к Лазареву также сводить счёты с теми, кого недолюбливал. “Не понимаю, за что так адмирал Ч. (контр-адмирал Е.Е.Чистяков начальник 5-й флотской дивизии ЧФ, в которой числился «12 Апостолов») негодует на меня. Зная его раздражительный характер, я был всегда с ним особенно осторожен. Я бы даже желал, чтобы он вздумал придраться ко мне, тогда бы я имел случай на бумаге объяснить несправедливость его ко мне и в прежних случаях и тем мешал бы ему объявлять всем и каждому, что он терпит за то, что осмеливается беспристрастным быть к фавориту Вашего Превосходительства. Ну что об этом глупо-злом человеке!” (Корнилов В.А. из письма 25 августа 1843 г. (Сборник «Вице-адмирал Корнилов» под ред. Н.В.Новикова ВОЕНИЗДАТ МВС СОЮЗА ССР М 1947 стр. 69-70). При своей словоохотливости Корнилов не мог обойти своим вниманием и Нахимова, чтобы не наговорить по-свойски Лазареву, что было и чего не было.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.