Надеждин-Скромный А. О службе серьёзно и с иронией. Можно, если нечего делать

344912 25.09.2008 25 сентября 2008. Командир подлодки капитан первого ранга Олег Назаров и президент РФ Дмитрий Медведев (слева направо) на командном пункте атомного подводного крейсера стратегического назначения «Святой Георгий Победоносец» на базе подводных лодок Тихоокеанского флота в бухте Крашенинникова на Камчатке. Андрей Бабушкин / POOL

В семидесятых годах подводные лодки нашего проекта входили в триаду стратегических сил страны. Кроме них там ещё были ракетные войска стратегического назначения и такая же авиация.

Понятно, что без внимания разного уровня начальников, и просто высокопоставленных интересующихся, эти силы не обходились. Особенно любопытно было посмотреть на шестнадцати ракетную подводную лодку генералам.  Чаще всего из Генерального штаба.

Однажды, какой-то очень вежливый и очень значительный генерал, в один из дней, в сопровождении свиты и командира появился в Центральном Посту нашей подводной лодки и стал любопытствовать обо всех возможностях ракетного подводного крейсера.

Командир очень чётко и толково доложил, что глубина погружения четыреста метров, что плаваем мы недалеко от Соединённых Штатов, что стреляем из-под воды и очень точно. Можем поштучно, по очереди, то есть, но способны и залпом: шестнадцатью ракетами на такое же количество городов.

Подавленный нашей мощью генерал начал интересоваться и другими тактическими и техническими данными. Про связь, в частности. Командир рассказал и про неё.  Можем, уверил он, из любой точки мира, за время меньше одной секунды, рассказать, где мы и что делаем.

Тогда генерал, узнав, сколько у нас отсеков, спросил, как мы общаемся. Командир и тут не сплоховал — он подвёл крупного военачальника к устройству громкоговорящей связи, под названием «Каштан» и вежливо предложил ему попробовать самому.

Дальше дело было так. Командир включил тумблер для связи с десятым отсеком и попросил генерала что-нибудь сказать в микрофон. Генерал:

— Можно с вами поговорить?

Из десятого отсека:

— Можно, если не хрен делать.

Командир застыл в немом ожидании назначения на новую должность со значительным понижением.  Генерал изменился в цвете лица от оттенка розовой спелости помидора, до — полной.

Цвет лица командира пошёл в другую сторону.

Порученец генерала стал нашаривать в кармане ручку для записи текста приказа о снятии. Телефон, все это время равнодушный к происходящему, вдруг отозвался нервным звонком.

— Товарищ генерал-полковник, Вас просит начальник Генерального Штаба, — дежурный по кораблю, слегка бледноватый от волнения протянул трубку генералу.

Генерал, вернув цвет лица в исходное состояние, произнёс в трубку:

— Слушаю, товарищ Маршал, — и слушал его в течение минуты.

Сообщение, видимо, было приятное, потому как слова, сказанные командиру при прощании, были такие:

— Что-то, командир, связь с отсеками не очень чёткая. Надо улучшить.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Блестяще! Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.