Матренин Ю. Мой путь к Океану

Мой путь к океану начинался в раннем, даже в очень раннем детстве! Просто я родился рядом с океаном, в Петропавловске — Камчатском в 1943-м году. А уже в 1944-м военном году, совершил свое первое плавание на военном корабле по Тихому океану, Охотскому и Японскому морям!

Дело в том, что воинскую часть, где служил отец, офицер Красной Армии, передислоцировали из Камчатки в Приморье, ближе к Японии. А передислокация осуществлялась на кораблях Тихоокеанского флота.

Наверное, очень мало найдется сейчас людей, кто в таком возрасте плавал на корабле (именно плавал, а не ходил, ибо я и по земле то ходить еще не умел) по океану и морям под флагом Военно-морского флота СССР, да еще и в годы войны!

И было мне тогда всего один год, а может даже и чуть меньше. Поэтому начало своего пути к океану естественно не помню, хотя верю, что он не прошел даром и повлиял на мою судьбу! А вот дальнейший, осознанный, путь к морю — океану не был таким коротким и прямым!  

В 1949 году произошли события, которые я, несмотря на еще малый возраст, запомнил на всю жизнь!                                                                              

Мы жили в поселке Красная Речка недалеко от Хабаровска.  Однажды приходит со службы отец и говорит, что его переводят на новое место службы в Крым. Я не знал, где этот Крым находится, мне только сказали, что очень далеко и туда надо долго ехать на поезде, через Москву — столицу нашей Родины. Этой информации было достаточно, чтобы загореться, обрадоваться, что впереди ждет долгая поездка на поезде и встреча с Москвой, о которой я часто слышал от своих родных и по радио.

После нескольких дней, наполненных хлопотами, волнением родителей, наконец, мы на вокзале Хабаровска садимся в поезд. У нас отдельное, 4-х местное купе! И нас четверо — папа, мама, сестра и я. Паровоз дает прощальный гудок, поезд трогается с места… Прощай Приморье, Хабаровск! Вот мы уже едем по огромному железнодорожному мосту через Амур. Я смотрю на Амур, на удаляющийся Хабаровск. Вон там вдалеке то место, где я однажды бежал вдоль берега реки по воде и попал в яму, которую не увидел из-за мутной воды, и выбираясь в испуге из этой ямы, научился плавать!

Помню, мне очень нравилось ехать в поезде. Я часами сидел у окна и смотрел на красивые места, которые мы проезжали, на сопки, постепенно переходящие в горы, реки, озера и леса, леса, леса… Однажды проснулся утром, а за окном красивейшее голубое озеро, вытянувшееся между лесными склонами гор, а посредине озера лодка ярко- красного цвета! Очень было красиво, запомнилось!

Вот мы и добрались до моря! Но это оказалось, не море, а озеро Байкал! Озеро, а противоположного берега не видно. Не знал, что есть такие большие озера! Хотя слышал, как поют: “Славное море — священный Байкал…”! Мы долго ехали вдоль берега Байкала и вдруг остановились, надо было, оказывается, пропустить встречный поезд. Одноколейка!  Много пассажиров вышли из поезда с пустыми бутылками, кружками и пошли наполнять их байкальской водой. Мы тоже так сделали и прямо на берегу попробовали на вкус водичку. По мне — вода, как вода. А многим она нравилась, хвалили!

Проезжали мимо деревень, поселков, городов… Помню красивый вокзал Свердловска. Стояли там долго, вышли прогуляться и купили, модных в то время, мраморных слоников, мал — мала меньше! Хорошие слоники, они потом долго украшали наше жилище!  

Наконец, подъезжаем к Москве.  Нас встречал брат отца дядя Коля, который был слушателем академии бронетанковых войск. Он нам организовал экскурсию по Москве. Город мне понравился, но больше всего — зоопарк и как катался там на маленькой лошадке — пони!

Дядя Коля — танкист, он подарил мне заводной игрушечный танк Т-34. Долгое время этот танк был моей самой любимой игрушкой!

И вот мы снова в поезде и продолжаем свою поездку в Крым! Опять смотрю в окошко, но на сей раз красоту пейзажей портят останки разбомбленных или сгоревших домов, которых было в то время еще немало. Запомнились новые красивые вокзалы Орла и Курска, построенные заново, как мне сказали, немецкими военнопленными. Украина запомнилась белыми деревенскими хатами с соломенными крышами.

Наконец, родители сказали, что завтра мы будем уже в Крыму! Значит заканчивается наша поездка. Жалко, я бы еще покатался! Просыпаюсь утром и первым делом смотрю в окно. Вот это да! Я такого еще не видел! Огромное поле (мне потом сказали, что это степь), почти до горизонта, покрыто красивыми красными цветами! Это были маки! Все пространство земли, которое было видно из окна, покрыто маками! Так нам это понравилось, что мы с сестрой до сих пор вспоминаем эту красоту! Кстати, через много лет, в 1967 году, когда я вновь ехал в Крым, как раз в то время, когда там цветут маки, очень надеялся снова увидеть поля маков. Но увы, степь была засажена виноградом, и лишь на небольших островках земли цвели маки, слегка напоминающие о той красоте, которую видел в детстве!

В штабе Таврического военного округа отец получил назначение в Сакский военный санаторий. Мы получили служебную квартиру в доме, расположенном на территории санатория. Вокруг прекрасный парк. Много кипарисов и туй, которые я увидел впервые! Рядом соленые озера, жаль только, что до моря надо добираться несколько километров.

Очень хотелось поскорее увидеть море, и вот, наконец, это желание осуществилось! Мы приехали на безлюдный (дикий) берег, на котором находились останки, со времен войны, двух кораблей, или судов, тогда еще не разбирался в чем различие между ними.

И вот я впервые знакомлюсь с Черным морем! Оно оказалось совсем не черным и чем-то напоминало, недавно увиденный мной, Байкал! Вода была холодная, заходить в воду мне не разрешили, только можно было погулять вдоль берега. Решил попробовать морскую водичку на вкус, оказалась соленая. Вода Байкала была гораздо вкуснее! Нет, все-таки Черное море, это не Байкал. Оно привлекало какой-то величественной красотой, обладала магической силой, на него хотелось смотреть не отрываясь и дышать его, ни с чем не сравнимым, воздухом!

Не знал я в то время, какое значимое место в моей жизни будет занимать море!

Наша райская жизнь на территории Сакского санатория продлилась недолго, всего около года. В 1950 году отца перевели на службу в Симферополь. Хорошо, что должность он получил хорошую, в моем понимании. Он стал начальником фильмотеки Таврического ВО. Фильмотека, это учреждение, предназначенное для сбора и хранения кинофильмов. Вновь поступающие фильмы проверялись, просматривались в специальном кинозале, при необходимости реставрировались, а затем распределялись по воинским частям округа для демонстрации.

Семья начальника фильмотеки имела возможность участвовать в просмотре фильмов! Кроме того, мы могли приглашать на просмотры своих знакомых. Мне было разрешено брать с собой одного своего товарища. (Можно себе представить, какую популярность я завоевал среди своих знакомых ребят!).

В Симферополе нам пришлось снимать жилплощадь. Поселились в частном доме с садовым участком, недалеко от места службы отца на улице Евпаторийское шоссе. Это была широкая улица, с одной стороны которой находились частные дома, а с другой — воинская часть, стройки, промышленные предприятия. Напротив, нашего дома строился большой городской холодильник, а примерно в километре от нас располагалась территория совхоза “Красный”. На этой широкой улице было много пустого пространства, где нам, мальчишкам, было где разгуляться. Там мы играли и в футбол, и в волейбол, в лапту, и в прочие детские игры — забавы, в том числе и на денежки или на фантики, когда не было копеек.

Школа N13 г. Симферополь

Почти рядом с нашим домом, находилась школа N13, куда я первого сентября 1950 года пошел в первый класс. И так, закончился дошкольный период моей жизни и начался долгожданный — школьный! 

Моя первая учительница, Нина Михайловна Мужичук! Я запомнил ее на всю жизнь — учительница первая моя! Было очень интересно на ее уроках, и в школу я ходил с большим удовольствием!

Нина Михайловна уважительно относилась к нам, своим ученикам, а мы, тем более, уважали, да просто любили ее! Но однажды произошел один случай, после которого она разочаровалась в нас, правда на короткое время, а нам было очень стыдно перед ней. Из нашего класса исключили из школы одного разгильдяя, было за что. Наш класс находился на первом этаже, окна выходили во двор школы. И вот, однажды этот исключенный уже разгильдяй подошел к открытому окну и стал оскорблять нашу Нину Михайловну. Мы на какое-то время затихли, потом послышался смешок среди одноклассников. Я в начале смотрел на этого охламона, потом посмотрел на Нину Михайловну. А она смотрела на меня… Мы смотрели друг на друга, затем Нина Михайловна отвернулась и вышла из класса. Я потом часто вспоминал этот случай, анализировал. Мне кажется, Нина Михайловна смотрела на меня потому, что я был старостой класса, и она ждала от меня поддержку, и не получив ее, вышла из класса. Может это было и не так, но мне до сих пор стыдно, что промолчал тогда, не поддержал свою учительницу, мог бы просто встать и закрыть окно. А я сидел и молчал…

Простите меня, Нина Михайловна!

Мой 3-й класс. В центре Нина Михайловна Мужичук.
В верхнем ряду справа — староста класса Юра Матренин

5 марта 1953г. умер И.В. Сталин. Хорошо помню, как страна погрузилась в траур.

9 марта, в день похорон Сталина, мы стояли на вокзальной площади, где находился большой памятник Сталину. Там проходил траурный митинг.

Но еще до 5 марта я, как староста класса, собрал деньги с одноклассников, чтобы купить подарок и поздравить Нину Михайловну с праздником — Женским днем 8 марта. Ну какой праздник, траур. Что делать? У одноклассников не было однозначного решения. Мама посоветовала вернуть ребятам деньги…

И все же, решил купить подарок, который я от имени учеников нашего класса и вручил нашей учительнице!  Это было мое первое самостоятельное решение, которое я принял за целый коллектив, за класс! А мне после этого, как-то полегчало. Я в какой-то мере реабилитировал себя перед Ниной Михайловной, после случая с “разгильдяем”.

Сколько было в то время еще таких событий, которые происходили со мной впервые!

Я познавал жизнь! И не всегда все проходило чисто, гладко. Среди моих знакомых соседей по улице были и уже довольно взрослые ребята, некоторые из них помнили даже военное время. И, конечно, на формирование их характера повлияло это военное, да и суровое послевоенное время. Некоторые из них рано начали курить, часто были “жесткими” в своих делах, поступках. Но мне удавалось с ними поддерживать почти дружеские отношения. Я неплохо играл в футбол и однажды они приняли меня в свою футбольную команду. Наша команда часто играла с командами соседних районов города и довольно успешно. И вот однажды ребята пришли ко мне и сказали, что пришли неизвестные нам пацаны и требуют, чтобы мы сыграли с ними в футбол. Когда я подошел к нашему футбольному полю, то увидел, что эти пацаны были на голову выше меня.

Играя в защите, я часто получал толчки, а иногда пинки, разбил до крови ладонь и локоть. Доставалось и моим товарищам, но тем не менее, мы не проигрывали, а когда после довольно долгой игры, мы забили гол, они просто озверели и стали избивать нас. Так как они были явно сильнее нас, дать “сдачу” мы не могли.

После этого “боя” было не просто прийти в себя. Мои старшие товарищи предложили пойти с ними. “Не пожалеешь” — сказали они. Недалеко была замороженная стройка двухэтажного дома. Когда мы туда зашли, ребята вытащили из кучи мусора коробку и открыли ее. Это была коробка с папиросами “Беломорканал”. Оказалось, они стащили эти папиросы из табачного киоска. “Кури, Юрка, сколько хочешь”, с этими словами мне была передана пачка папирос. Я еще ни разу не курил, да и особо не хотелось, но после полученного стресса решил попробовать. Когда вдохнул дым, естественно, поперхнулся.  Ребятам это понравилось, они рассмеялись и начали учить, как надо курить. Я выкурил полную папиросу и даже несколько раз “затянулся”, как меня учили. Через некоторое время закурил вторую, потом третью, пока не почувствовал, как меня стало мутить…

В общем отравился и довольно сильно. Так, что потом очень долгое время, пожалуй, до окончания 10-го класса, не только не курил, но и не мог выносить табачный дым. Но что удивительно, мой отец курил табак “Золотое руно”, он набивал им папиросные гильзы. Иногда я помогал ему делать это. И этот табак, его запах мне даже был приятен, но курить его желания не было. И только после того, как окончил школу, когда надо было “пустить дым в глаза”, позволял себе закурить сигарету, но без затяжек, именно только для “дыма в глаза”. Удачно я все-таки покурил в первый, и можно сказать, в последний раз!

Алкоголь я тоже в это время в первый раз попробовал! Отец часто брал меня на рыбалку! Мы ездили на его велосипеде, я сидел на раме. Ловили карасей в пресноводных водоемах недалеко от Симферополя. А когда возвращались с рыбалки, заезжали на базарчик возле железнодорожного вокзала. Там был пивной ларек. Отец брал себе большую кружку пива, а мне маленькую! И мы с удовольствием наслаждались этим вкусным напитком, правда он разрешал мне сделать только несколько глотков. Потом, довольные и веселые, мы возвращались с рыбалки! Когда у нас в семье случались праздники, мне наливали в рюмочку немного крымского вина. Так что, с детских лет я уже “разбирался” в качестве крымских вин! 

Что еще случалось со мной в первый раз на Евпаторийском шоссе?!

1. Первый и последний раз ездил на настоящем танке Т-34! Рядом с шоссе проходила грунтовая дорога, по которой иногда проходили танки. Однажды один танк остановился почти напротив нашего дома. Я подошел к нему. Танкисты пытались исправить какие-то неполадки. Один из танкистов, увидев меня, попросил принести воды. Когда я принес им банку с водой, неполадки были уже устранены. Чувствовалось, танкисты были очень довольны, что им удалось быстро все исправить. Попив воды, они предложили мне прокатиться на танке. Я, конечно, согласился. Здорово! Вот только очень шумно было внутри танка! Хотя и проехал я всего несколько сот метров, воспоминания об этом событии остались навсегда! Я даже, на какое-то время, захотел стать танкистом.

2. Чуть было не погиб. Мы любили играть в войну, в разведчиков. Часто играли в строящемся здании холодильника, куда тайком забирались, когда уходили строители. Однажды во время игры я убегал от “врага” по внешним строительным лесам, где-то на высоте 2-го этажа. На углу здания оступился и “нырнул” c высоты на землю, почти головой вниз. Мне очень повезло! У земли меня ждала глубокая яма, наполовину заполненная водой. Вода меня и спасла, смягчила встречу с землей! И все же удар был довольно сильным. Вынырнуть удалось не сразу, так как, когда отталкивался от дна, ноги застряли в этом полужидком липком дне. И все же, в последний момент, когда уже стало не хватать воздуха, удалось вынырнуть. А вот вылезти из ямы было невозможно, так как “берега” ямы были крутыми и высокими. Пришлось долго бултыхаться в воде, пока мои друзья слезли с холодильника, добежали до ямы, а потом делали из своей одежды канат, с помощью которого меня и вытянули. К этому времени у меня уже осталось мало сил. Я впервые испугался за свою жизнь. Здорово испугался!

3. Впервые был ранен! Там же, около холодильника, когда играли в войну. Делая перебежку между “окопами,” упал от резкой сильной боли в правом колене. Откуда вдруг возникла эта боль, не мог понять. Приподнять штанину и посмотреть на колено, не догадался. Наверно из-за своего шокового состояния. Ребята дотащили меня до дома. Мама конечно же сразу осмотрела колено. Из него слегка торчал какой-то металлический круглый предмет. Колено сильно распухло. Вызвали скорую помощь, которая отвезла меня в больницу. Там мне вытащили этот предмет, который, как сказал врач, очень был похож на самодельную пулю. Но в справке было написано, что извлекли острый кусок металла. Как потом рассказывала мама, врач предложил так написать, чтобы не связываться с милицией. Это было время “холодного лета 53-го года.” Тревожное было время!

На ногу наложили гипс, так как была задета кость, и велели лежать дома целый месяц.

4. Ослеп на оба глаза. Однажды мы с моими уличными друзьями решили поиграть в акробатов. В кино увидели, как делается воздушный кувырок. Надо наклониться, руки протянуть между ног. Напарник берет тебя за кисти рук сзади и резко дергает вверх, а ты в это время делаешь кувырок.

Никто не решался так кувырнуться! Стали уговаривать меня, так как я был меньше и легче всех. Уговорили! Врезался я прямо лбом в землю… Когда очнулся, открыл глаза, а в глазах пелена, ничего не вижу! Испугались конечно все. Ребята довели меня до дома и убежали. Дверь была открыта, но дома никого не было, вероятно мама ушла к соседям. Я добрался до кровати и лег. Так было себя жалко! А вдруг ослеп на всю жизнь! Слезы потекли сами по себе. Как жить-то дальше? С этими горькими мыслями я заснул. Когда проснулся, открыл глаза и увидел маму! И опять потекли слезы… Голова долго болела   потом, и разбитый лоб тоже!

5. Начал совершать хулиганские поступки. Однажды, играя в войну, решили забросать “гранатами” грузовую машину, проезжавшую по Евпаторийскому шоссе. Вместо гранат использовали куски земли. Был вечер, становилось темно. Едет грузовая машина — полуторка. Когда она приблизилась к нашему “окопу”, мы начали атаку. И вдруг у машины зазвенели разбитые стекла. Вероятно, у кого-то из нас в куске земли оказался камень. Машина резко остановилась, из кабины выскочили двое и громко ругаясь, кинулись в нашу сторону. Как нам удалось убежать, одному богу известно! Больше мы в такую войну не играли. Играли, или правильнее сказать, хулиганили “по мелочи”. То у идущей по улице тетеньки вдруг задымится сумка (кидали в сумку завернутую в газету смесь марганца с глицерином), то перед другой тетенькой вспыхнет полоска огня… Вначале было весело, но я быстро понял, что эти шалости больше похожи на издевательство над людьми. А вдруг и над моей мамой так же пошутят? И перестал участвовать в этих играх.

А огневые дорожки мы делали из пороха, который нашли на территории совхоза “Красный”, когда “конфисковывали” там яблоки.

Совхоз “Красный”!  Какие вкусные были там яблоки! А как много там мы нашли пороха в маленьких мешочках, на которых было что-то написано по-немецки. Ходили, бродили мы там и не знали, какое это было страшное место во время войны! До нас доходили слухи, что там находился концлагерь. Но что это был самый крупный и самый страшный лагерь в Крыму, об этом тогда никто не говорил. Только в 70-х годах я узнал об этом. Это был лагерь смерти, в котором фашистами было замучено около 15-ти тысяч заключенных. По рассказам бывших узников, чтобы скрыть свои преступления и избавиться от трупов, немцы зачастую сжигали их на специально оборудованной площадке. А порой заключенных сжигали живьем. Так вот зачем нужен был там порох.

6. Первая зарплата! Да! И первую зарплату я получил в детском возрасте.

Мы узнали, что находящийся недалеко колхоз привлекает к сбору лепестков роз всех желающих, в том числе и детей. Только детям разрешалось работать с утра и не более, по-моему, трех часов, пока солнце не начинало “жарить”. Вот однажды, и я со своими товарищами отправился на работу, получив разрешение родителей. Добрались до плантаций роз. Там нас снабдили специальными мешочками для сбора лепестков. Проинструктировали, как надо собирать лепестки — главное, чтобы на обработанных кустах не оставалось роз… И вперед! Мешочек не такой уж и большой был, думал быстро наберу. Но нет! Кидаешь, кидаешь туда лепестки, а они все на дне, все уминаются. Оказалось, что и не такой уж и легкий этот труд на розовых плантациях! Вначале все казалось хорошо, обалденный запах роз улучшал настроение! А потом, когда быстро стала наступать жара, запах перестал радовать, появилось желание, поскорее собрать полный мешочек, чтобы выполнить “трудодень”, получить денежки и бежать за мороженым! По мере наполнения, уже мешка, а не мешочка, стала побаливать шея, на которой этот мешок держался, появилось чувство усталости… В общем, где-то к полудню наполнили мы свои мешки и пошли сдавать их приемщику. Тут же получили денежки (вот только не помню сколько) — свою первую зарплату!

Возвращались домой усталые, но довольные.  Денежки завернули под резинку трусов, так как из одежды, кроме трусов, была только майка. Вот впереди появилась речка Салгир и место, где мы всегда купались. Ах как нам захотелось искупаться! И мы, не останавливаясь, с разбегу — прямо в речку! Так было хорошо! Но не долго. Кто-то вспомнил про денежки. Вылезаем, у меня денег нет! Уплыли денежки! Уплыла моя первая заработная плата… С тех пор у меня деньги обычно не задерживаются, уплывают!

7. Познание природных явлений! Впервые увидел и испытал на себе необычно сильные, прямо тропические ливни, а после них наводнения (правда кратковременные и не очень сильные).

По обе стороны дороги — Евпаторийского шоссе находились довольно глубокие канавы-кюветы. После сильных ливней они наполнялись и даже иногда переполнялись водой, и тогда наша улица становилась похожей на русло реки. Обычно нас это не пугало и даже наоборот, мы брали корыта для стирки белья, и в этих корытах пускались в плавание, обычно вдоль кюветов.

Как-то шли мы с мамой по улице и вдруг увидели, как со стороны совхоза “Красный” надвигается в нашу сторону необычное темное “облако”, начинающееся почти у земли и высотой в несколько метров. “Облако” приближалось довольно быстро, мы с мамой остановились и смотрим на него, как завороженные! Затем, очнувшись, прижались к забору, мама прижала меня к себе, закрыв собой от этого облака. Вдруг почувствовал, как по телу, одежде стало что-то биться и шуршать. От страха закрыл глаза, а когда открыл, то увидел, что это были какие-то зеленые стрекозы. Это была саранча! Как нам потом рассказали старожилы, налеты саранчи здесь обычное явление, но не частое. Очень не хотелось вновь попасть в облако саранчи, противно!    Еще с одной напастью познакомился здесь — с мелкими, но очень кусачими насекомыми, москитами! Очень они портили тут жизнь. Но потом вдруг исчезли!

Тогда говорили, что И.В. Сталин собрал ученых и дал им задание — чтобы москитов в Крыму не было! И задание было выполнено! (Недавно в интернете увидел сообщение о том, что в некоторых районах Крыма в этом году зверствовали москиты! Эх, Сталина на них не хватает!)

Моя семья. Отец-Михаил Александрович, мама – Анна Ефимовна, сестра –Галя и я. Город Симферополь, 1953г.

После окончания третьего класса я впервые поехал в пионерский лагерь, в Евпаторию. Мне там понравилось! Теплое море, шикарный песочный пляж! Да и Евпатория — необычный, уютный город. Помню, когда мы строем ходили по улицам города, нас часто заставляли петь, чаще всего песню: “Русский с китайцем братья навек. Крепнет единство народов и рас…”. Очень популярная была в то время эта песня!

Однажды, когда мы находились на пляже, над морем образовался смерч, который стал медленно смещаться в сторону берега! Нас быстро построили, пересчитали и мы отправились, почти побежали в свой лагерь. Добрались до лагеря благополучно, но вскоре начался сильный дождь. Нам показалось, что дождь пошел с градом, уж больно сильно застучал по крыше. Но когда выглянули в окно, то увидели лежащих на земле рыбешек! Вместе с дождем с неба падали рыбки!

Господи! Сколько необычного увидел я в этом Крыму! Как в сказке побывал. Да, действительно, Крым — сказочная страна! Мне нравилось   там жить!

В следующем году я поехал в другой пионерский лагерь, который располагался рядом с селом Песчаное, там, где река Альма впадает в Черное море. И там мне тоже понравилось! В отличии от Евпатории, здесь были практически дикие, малолюдные места. В то время там еще не было санаториев и прочих здравниц. Лагерь имел свой пляж, по которому мы свободно бегали, играли, загорали! Купались в море, как мне казалось, сколько хотели! Очень много времени проводили мы на этом пляже с чистым песочком и красивыми ракушками!

По вечерам в лагере часто зажигали пионерский костер, мы садились вокруг него и пели песни!

А еще часто играли в войну! Война велась между отрядами под руководством пионервожатых.  Лагерь-то наш был для детей военнослужащих! И было там очень удобное место для ведения баталий.

Если правый берег Альмы был низменный, то левый — довольно высокий, выходящий к морю крутыми обрывами. На этом высоком берегу остались со времен военных сражений полуразрушенные окопы. Один отряд поднимался на высоту и прятался в окопах, а другой, через некоторое время, тоже поднимался наверх и искал “противника”. За этим подъемом скрытно наблюдал, уже находящийся наверху, отряд и менял, по мере необходимости, свою дислокацию, чтобы не быть обнаруженным. В противном случае начинался бой! Нам разрешалось идти в рукопашную. Боролись только один на один, и когда один клал другого на лопатки, борьба между ними заканчивалась. За этим строго следили вожатые. А по окончанию борьбы, то — есть боя, вожатые объявляли победителя!

Вот так мы воевали на берегу Альмы, и думать не думали, что ровно 100 лет назад на этом самом месте произошла настоящая битва. Вот что написано в Википедии об этом сражении.

“Сражение на Альме, Альминское сражение (8(20) сентября 1854 года) — первое крупное сражение Крымской войны между высадившимися в Крыму войсками коалиции Великобритании, Франции и Турции, с одной стороны, и России — с другой, предопределившее начало многомесячной осады Севастополя…”

К сожалению, русской армии не удалось остановить наступление войск коалиции, но это сражение существенно приостановило их продвижение к Севастополю, что позволило избежать взятие города штурмом.

Помню, как первый раз мы поехали на Южный берег Крыма! Как после преодоления Кутузовского перевала, через некоторое время неожиданно появилось Черное море! А после, по дороге до Ялты я только и смотрел в сторону моря. Конечно и побережье тоже красивое, одна Медведь — гора чего стоит! Но море так притягивало к себе! И все же, пик полного преклонения перед морем произошел после того, как мы всей семьей, вместе с семьями сослуживцев отца, поехали посмотреть восход солнца на горе Ай-Петри. Ехали в кузове грузовой машины, сидели на досках, прикрепленных к бортам. Дорога была тяжелая, с множеством крутых поворотов, при подъеме на гору машина еле тянула, казалось из последних сил. Но “игра стоила свеч!” И вот мы стоим над обрывом, ждем восход солнца! Пока кругом темнота, лишь небо в сверкающих звездах. А море слилось с небом и не было видно горизонта. Наконец, восток слегка заалел! Появилось очертание горизонта, а звезды на востоке стали гаснуть. И вот вынырнул верхний краюшек солнца! Все так быстро стало преображаться. Перед нами предстала картина неописуемой красоты! Умытое морем солнце еще не раскалено и на него еще можно смотреть. Мы на высокой горе, а море и солнце под нами! Не на самолете, или планере, мы просто сами парим над морем, мы потеряли вес и летим окрыленные! И совсем не страшно! Солнце, море и мы — одно целое! Ну как, после всего этого не влюбиться в море! Очень потом хотелось, пусть не каждый день, но почаще встречать восход солнца над морем! Не исключаю, что кому-то из ребят, после увиденного, захотелось стать летчиком, а мне — только моряком!

В 1954 году мне посчастливилось впервые побывать, в то время еще закрытом городе, в Севастополе. Красивый, просто прекрасный город, боевые корабли, стоящие в бухте, моряки в такой красивой форме одежды! Все увиденное оставило неизгладимое впечатление. А у меня укрепилось желание — стать не просто моряком, а военным моряком!

В 1955 году было проведено крупное сокращение вооруженных сил, и мой отец был уволен в запас. Мы уехали из Крыма в старинный город Рославль Смоленской области, родину моих родителей. Пришлось надолго распрощаться с морем!

В дальнейшем путь к осуществлению моей мечты был не из легких и совершенно не прямым. Пришлось сначала окончить гражданский ВУЗ, Ленинградский Гидрометеорологический институт, получить гражданскую, но очень даже морскую специальность — океанолог. (Вовремя учебы в институте проходил учебную практику и участвовал в экспедициях в Балтийском, Баренцевом, Белом, Средиземном морях, в Северной Атлантике).  Потом судьба сама поставила все на свои места, даже в какой-то степени и неожиданно для меня. Я все же стал военно-морским офицером!

И служба моя началась со службы на первом авианесущем крейсере — ПКР “МОСКВА”!

and-kin2008.narod.ru

Часто вспоминаю слова из стихотворения Маргариты Алигер “Владивосток”:

“Сквозь расстоянья и года,

 в потоке вечного движенья,

Я чувствую, как никогда,

Закон земного притяженья.

Не побоюсь вперед взглянуть

И верить жизни не устану.

Благодарю судьбу за путь,

Который вышел к океану.

Пусть он бывал со мной жесток,

Обходных троп не выбирая,

твоих глубин незримый ток

меня берег, земля родная!”

Интересно, что это стихотворение написано в 1954 году.

В этом году я впервые посетил в Севастополь!  Через несколько лет, в 1968 году из Севастополя начался мой, уже не детский, а главный путь к ОКЕАНУ! Были совершены походы в Атлантический и Индийский океаны, переход через Атлантический океан, пролив Дрейка, в Тихий океан на Камчатку, в Петропавловск — Камчатский. Именно отсюда в далеком 1944 году началось мое знакомство с океаном!   

Я благодарю судьбу за путь, который вывел меня к океану, а в дальнейшем вел меня по океанам и морям нашей планеты Земля!

9 комментариев

Оставить комментарий
  1. Хорошо написано !

    1. Спасибо автору,с любовью и теплом вспоминающкго свой жизненный путь. А стало быть он был выбран верно и навсегда. Бывших морских офицеров не бывает. Будьте здоровы и удачливы!
      С уважением к вашей преданности любимому делу.

      1. Матренин Юрий Михайлович

        Спасибо большое!

  2. Очень интересно, прекрасно и душевно написано.
    И ведь практически подобным было и мое детство.

    1. Матренин Юрий Михайлович

      Надо же! И Владимир Ильич Азаров сообщил мне, что и у него было похожее детство!
      Замечательно, что у нас было не только похожее детство, но и служба на одном корабле — ПКР»МОСКВА», хотя и разное время!
      Спасибо!

  3. Саватюгин Л.М.

    Молодец, Юра! Прочёл с большим интересом, заодно вспомнил своё детство: родился в 37-м, отца не стало в 38-м, мать с четырьмя детьми, а тут война, оккупация… Море (Балтийское) впервые увидел, когда призвали на службу в Балтфлот, а потом всю жизнь по морям и всем океанам. Сейчас заканчиваю книгу про Южный океан, как только выйдет — пришлю.
    Удачи тебе! Пиши, у тебя неплохо получается!
    Обнимаю,
    Лев

    1. Матренин Юрий Михайлович

      Спасибо Лев Михайлович за комментарий и добрые пожелания!
      Рад, что моя публикация напомнила тебе о твоем детстве и твоем пути к Океану!
      Буду с нетерпением ждать выпуска твоей новой книги про Южный океан,тем более что и мне посчастливилось бывать там. Обязательно ознакомим с ее содержанием читателей нашего морского интернет-журнала. Уверен,что редакция возражать не будет!
      Здоровья тебе, удачи!

      1. Не будем против. Будем публиковать, тем более, что и я там был в тех местах

  4. Анатолий

    Славный путь. Прекрасные воспоминания!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.