За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Ласьков Ю. Коммандос Володя

Середина восьмидесятых прошлого века, в Советском Союзе, так называемый  «застой».  Скоро грянет «перестройка»  и,   перестроившись, страна развалиться.  Но, пока Родина наша богатая, мы помогает всему  «прогрессивному человечеству»  не только материально, но и самым дорогим, что у нее  нашей Родины есть — людьми, направляя своих высококлассных спецов с определенными  задачами.

Азия, Африка, Южная Америка, где только нет наших советских специалистов, в том числе  товарищей сугубо военных специальностей. На экзотическом африканском континенте советское присутствие ощущалось почти  в каждом государстве, особенно масштабным было в Анголе.

В Анголе идет  гражданская война, мы помогаем «красным», весь остальной мир «белым»,  хотя они  по цвету такие же черные и немного шоколадные.  Я тоже очутился в этой необыкновенной стране, выполняя интернациональный долг, тогда это так называлось. Мы были  на территории чужого государства с боевым оружием в руках,  но в окопах не сидели. Задач у нас было предостаточно. Самая главная – помощь нашим друзьям в строительстве своего военно-морского флота и укреплении его боеготовности.

Нас флотских специалистов было немного, жили мы одной группой и очень дружно. Времени прошло уже много, но мы поддерживаем связи и продолжаем дружить до сих пор.

Володя, мой друг занимался постами берегового наблюдения, их было в Анголе пять и разбросаны они были по атлантическому побережью Анголы. Задача постов берегового наблюдения — освещение надводной обстановки. В климатических условиях Африки, да еще и в воюющей стране, освещать эту обстановку было не просто. Техника наша советская, но уже старая, ламповая, ресурс выработан, надежность низкая.  Ремонтные и  эксплуатационные знания ангольских товарищей по обслуживанию этой техники  находятся почти на уровне «каменного века».

Вот и мотался Володя с одного поста на другой со своей командой, чтобы все это ангольское береговое хозяйство держать в боевой готовности. И ситуации случались у Володи порой комические, которые могли плавно перейти в трагические. Война же в Анголе идет, хоть и гражданская, как там, у адмирала Макарова:  «Помни войну!».

Самый экзотический пост у Володи был в Порту-Амбоинь, хотя относительно недалеко от Луанды, но добраться до него было сложно, он был самым недоступным. Посещений наших специалистов на нем  не  было давно, от ангольских товарищей информация о состоянии дел на нем отсутствует.

В этих условиях руководство морской группой планирует для Володиной команды отправку в Порт-Амбоинь с оказией на торпедном катере. Катер своим ходом следует в свой долгожданный ремонт в порт Лобиту и  по плану через неделю на обратном пути Володю с командой заберет обратно в Луанду. План планом, но жизнь вносит в наши планы свои коррективы.

Как всегда собирались долго, и  наконец-то  глубокой ночью торпедный катер вышел в море для перехода.  На военном торпедном катере, используемом как долгожданную оказию бесплатной доставки к нужному месту, все перемешалось: и военные, и женщины и дети вместе с малым рогатым скотом.  Хорошо еще, что коров не было, а то могли и утонуть. Володе и его команде из двух наших мичманов-специалистов и сопровождающего ангольского офицера с трудом нашлось место на этом  уникальном «ковчеге».

Ночь провели  в стесненных условиях на переходе морем.  А утром узнали новость, что на катере вышел из строя последний дизель-генератор, электричества нет, катер управляется  аварийно в ручном режиме. Но ходовой дизель в единственном числе позволяет осуществлять движение «ковчега» к поставленной цели.

В полуденном зное подошли к бухте Порта-Амбоинь.  Обстановка напряженная, катер плохо управляется, к причалу очень сложно подойти.  В метрах трехстах от причала на рейде бухты болтается баржа, привязанная к бочке.  В этих условиях ангольский командир торпедного катера не хочет рисковать и предлагает Володе с товарищами  высадиться  на палубу баржи. При этом наш ангольский «друг» говорит Володе, что по радиосвязи связался с берегом  и сообщил об их прибытии  и, что их местными плавательными средствами обещали переправить на берег.

Сказано, сделано! Володя с командой перебирается на горячий деревянный настил одиноко стоящей баржи. И тут под шум отходящего катера в голове Володи, окутанной выхлопными газами катера,  возникает мысль: « Катер же обесточен, радиосвязь не работает. Как командир катера связался с берегом?  Ответ напрашивался простой,  как лохов  попросту надул, чтобы отвязаться!».

Возник другой извечный русский вопрос: «Что делать?». Обстановка подсказала Володе, что остается только ждать дальнейшей реакции берега и его местных обитателей, они же видят, что люди  на барже сидят.

Время обеда, но у них с собой было, мы всегда брали  в командировки  с собой пропитание в виде сухого пайка. В военных  условиях Анголы никогда не знаешь, кто и  когда тебя покормит. Покомфортнее разместившись на барже, Володя со своей командой  отобедали и  стали ждать дальнейшего наступления развязки своего щекотливого положения «робинзонов на необитаемом острове».

Солнце палит и жарит до невозможности, на барже спрятаться негде. Время тянется тоскливо, прошло несколько часов, но на берегу никакой активности не наблюдается.

Видя такое положение вещей, один мичман, из состава группы, предлагает свои услуги Володе по доставке своего тела на берег вплавь,  и  решения вопросов с местным населением по их снятию с баржи  и доставки на берег.

До берега расстояние небольшое, но учитывая наличие хищных обитателей морских глубин в этом районе, Володя проведение данной операции не санкционировал.

Для привлечения внимания на берегу,  Володя дал несколько  очередей  из автомата в воздух.  Реакции со стороны берега никакой,  все тихо, сонное царство не расшевелилось.

Прошел еще один час. Со стороны моря в бухту стал  заходить рыбацкий баркас. Чтобы привлечь его внимание к себе наши  «робинзоны» поневоле начали бегать по барже, кричать и махать руками. Для усиления эффекта дали несколько выстрелов в воздух.  Результат получился противоположный, баркас скоренько развернулся  и  испуганно обошел  их по большой дуге от греха подальше.

В тоже время на берегу  проявилось некоторое оживление, на причал приехал здоровенный «Лендровер» и собралась группа людей в камуфляже, то есть военных. Еще одна группа людей в камуфляже скрылась в прибрежных камнях,   выступающего в бухту небольшого мыса.

Время неумолимо катилось к  вечеру, до наступления темноты оставалось совсем немного времени, и  Володя уже начал думать об организации ночевки на барже.  Как известно ночь в этих широтах наступает быстро  и  как правило в одно и  то же время.

Но тут свершилось чудо! Со стороны порта к барже  направился  рыбацкий  баркас со шлюпкой на буксире.

Подойдя  вплотную к барже, группа военных сидящих на баркасе провела недолгие переговоры с сопровождающим Володину группу ангольским офицером,  после этого группу посадили в шлюпку и стали буксировать к причалу.

Встреча на берегу была угрюмой  и настороженной.  Встречали  ангольские  военные  вооруженные до зубов,  и судя по расцветке  их  головных беретов явно какой-то  местный  спецназ или служба охраны.  В тоже время группу встречающих возглавлял гражданский  «в белых штанах», как позже выяснилось,   помощник местного провинциального комиссара.

Началась тщательная проверка документов. Проверили документы у сопровождающего группу ангольского офицера. В его командировочном предписании значилось, что с ним следуют товарищ Володя, товарищ Александр и товарищ Сергей. Так в воюющей стране под своими именами и числились все наши военные советники и специалисты. Я был просто товарищ Юра, а вернее, как значилось в картонной бумажке выдаваемой нам  в Анголе,  просто помощник Юра.  Наши загранпаспорта забирались и хранились в военной миссии и перемещались мы по стране  без всяких документов.

Но бдительного помощника военного комиссара, такая запись в командировочном удостоверении ангольского офицера  не  удовлетворила,  и он стал требовать документы у всех членов группы, которых у наших «товарищей»  не было и  в помине.  Наудачу у Володи был с собой пропуск на боевой информационный пост (БИП), который находился в штабе ВМФ Анголы, это и спасло щекотливое положение,  в которое угодила наша группа. Пропуск был Володей предъявлен бдительному помощнику комиссара,  а в отношении других членов группы Володя подтвердил, что они следуют с ним.

На этом процедуру проверки пока закончили, всех погрузив в автотранспорт,  повезли для дальнейшей разборки к военному комиссару провинции,  куда срочно вызвали начальника берегового поста наблюдения.  Володя был знаком с этим начальникам  берегового поста  по встречам  в Луанде, и это окончательно помогло снять напряжение в отношениях местного населения к свалившимся  «как снег на голову» каким-то людям. Взаимное опознание состоялось, группу разместили в домике на окраине городка и командировка началась.

Теперь  самое интригующее  и  интересное во всей этой ситуации,  это то, как развивались события,  и  что стало позже  известно по рассказу  начальника берегового поста.

После той первой Володиной стрельбы для привлечения внимания, все на берегу всполошились не на шутку, сонное африканское царство проснулось. Стали собирать информацию, что случилось. По полученным сведениям получилось, что подошел какой-то  неопознанный военный катер и высадил вооруженную группу в составе трех  «белых»  и одного  «черного»  и  ушел на юг.

Стало отрабатываться предположение, что это разведывательно-диверсионная группа ЮАР с проводником. Идет война, ангольцы будьте бдительны. В тоже время,  вопрос у ангольских товарищей не возник, что же это  «юаровская» диверсионная группа делает на одинокой барже и  зачем  стреляет в воздух?

Помните ту,  вторую группу в камуфляже, которая скрылась в камнях?  Так вот они стали держать Володю с товарищами  под постоянным прицелом пулемета  и  ждать какой — либо команды  или  дальнейших указаний.  На ночь диверсионную группу оставлять  на барже  было нельзя,  и  чтобы  не  рисковать было принято решение расстрелять высадившихся коммандос, то есть Володю и иже с ним.  Команда на  их расстрел не поступила только потому, что кому то  из  руководящих ангольцев стало жалко баржу и бочку,  на которой она стояла. Спасибо этому рачительному хранителю народного имущества суверенной Анголы. Спасибо за то, что все друзья наши  остались живы.

Ночь приближалась неумолимо,  поэтому и  было окончательно местным руководством принято решение попытаться снять всю группу с баржи,  пленить и доставить ее на берег для разбирательства, что так  угрюмо и  настороженно было ангольцами  сделано  и  развязало  всю  эту критическую ситуацию.

Группа Володи  успешно приступила к восстановлению работоспособности берегового поста наблюдения, работы было много.  Недельная командировка затянулась, за работой прошел месяц. Обещанный  торпедный катер, который должен был их забрать на обратном  своем возвращении в Луанду после ремонта, так и не появился на горизонте. Обещанного три года ждут. Про них все забыли. Связи  с Луандой  никакой, информация не поступает. В оторванности от цивилизации  и  в полном отсутствии,  каких либо сведений со стороны,   встал вопрос, что делать дальше и как возвращаться обратно в Луанду?

В этой ситуации Володя принял решение возвращаться  обратно  автотранспортом,  обеспечить которым взялась  ангольская сторона.  По совету местных военных  для обеспечения безопасности  путешествия по военным дорогам Анголы,   выехали  на нем в ночное время.

Передвигаясь по ночной Анголе с небольшими приключениями  и  частыми остановками из-за поломок советской авто техники,  группа  Володи, забытая всеми,  только  к обеду следующего дня  наконец то вернулась к месту постоянного  базирования  в Луанду.

Наш  неутомимый начальник штаба группы советников и специалистов ВМФ невнимательно выслушал доклад Володи о возвращении и результатах месячной  их  командировки. Невнимательно выслушал результаты отвратительной их доставки  и  высадки к месту командировки и  сказал: « Ну, что с ними сделаешь?».  Да, поделать  с ними  подсоветными  ангольцами конечно нечего.

Концом беседы было его ворчание, что группа не выходила на связь, что не докладывала о состоянии дел ежедневно. На этом выяснение того, где же они были целый месяц и закончилось.  Что ели и что пили они целый месяц,  его не заинтересовало.  Вот и  все о коммандос Володе.

Я бы им спасибо сказал, что живыми вернулись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme