Лагард А. Великая (первая мировая, германская, империалистическая) война. Так трудно, что даже весело. Чарторыйск и Стрыпа.

topwar.ru

Зачастую успех боя зависел на 100% от того, кто командовал и как. От его возможностей, способностей и решительности. Нерешительные командиры, порой приносили больше беды, чем противник.

К концу 1915 года русская армия пришла значительно обескровленной. Значительная часть офицерского корпуса и унтер-офицеров первоочередных дивизий оказалась выбитой в боях на территориях Восточной Пруссии, Галиции и центральной Польши.

Сплошная линии фронта к концу 1915 года проходила по реке Западная Двина от Рижского залива до Нарочи, от Нарочи до Припяти и далее до границ Румынии. Северный фронт генерала Рузского, Западный генерала Эверта и Юго-западный генерала Иванова задыхались от недостатка солдат, артиллерии, снарядов, винтовок, касок, противогазов, снабжения продовольствием. Не захватало тяжёлых орудий и снарядов ко всей артиллерии. На 10 германских выстрелов артиллеристы могли ответить всего одним. На всех фронтах активно начали формироваться авиационные части, в то время как германцы и австрийцы уже располагали значительными силами авиации. Своей авиации не хватало и были вынуждены закупать большие количества самолётов в Великбритании и завозить через Романов на Мурмане. В 137 пехотных и 35 конных дивизиях более чем тысячевёрстного фронта насчитывалось всего 870 тысяч бойцов – это едва ли третья часть от штатного состава. В германских и австро-венгерских частях так же были значительные потери и их было 113 пехотных и 21 кавалерийская дивизии. Это почти половина численного состава Германии и Австро-Венгрии. Свыше миллиона человек противсостояло России.

Русскими армия в результате досадных поражений в Польше, Восточной Пруссии оставлены германцам вся Польша и Литва, и значительная часть западной Беларусь. Однако получив преимущества в России германцы вынуждены были срочно перебрасывать силы против Италии и Сербии, чтобы выбить их из войны. Удержать фронт во Франции. Надо помнить, что помимо западных фронтов в России был ещё Кавказский фронта генерала Юденича против Турции, отбиравший значительное число частей. Корпусов, вооружения и людей.

Правда в течение начала зимних месяцев русские армии начали получать пополнения, и состав армий, несмотря на ежедневные потери позиционной войны, был доведён более миллиона человек. Но это уже была не та армия, что 1914 году по своему качеству. Офицеры и сверхсрочники военного времени – вчерашние гражданские люди, имеющие ограниченную подготовку и не отличающиеся особой стойкостью.

Приблизительно полтора миллиона вновь призванных и излечившихся от ран находились в тылу в резервных частях. Однако вновь призванных нечем было пока даже вооружить. Оружие везли для формируемых и резервных частей из Великобритании и Японии. Посланники России во Франции и в Великобритании экстренно закупали оружие и вооружение и отправляли в России северным морским путём в Романов на Мурмане, оттуда по вновь построенной железной дороге, пленными австрийцами и мобилизованными женщинами русского Севера, грузы расходились на все фронта России. В бой начали входить дивизии второй и третьей очереди призыва. Из Японии везли по транссибирской магистрали через всю Россию.

Весной 1915 года начато было формирование дивизий 3-й очереди, длившееся очень долго.

114-я, 118-я и 119-я дивизии, раньше всех готовые, погибли уже в августе 1915 года в Новогеоргиевске, так и не закончив своего формирования.

Пехота (дивизии и полки) сформированные в 1915 году:

100-я пехотная дивизия — 397-й Запорожский, 398-й Нижне-Днепровский, 399-й Никопольский, 400-й Хортицкий;

101-я — 401-й Карачевский, 402-й Усть-Медведицкий, 403-й Вольский, 404-й Камышинский;

102-я — 405-й Льговский, 406-й Щигровский, 407-й Сарайский, 408-й Кузнецкий;

103-я — 409-й Новохоперский, 410-й Усманский, 411-й Сумской, 412-й Славянский;

104-я — 413-й Порховский, 414-й Торопецкий, 415-й Вахмутский, 416-й Верхне-Днепровский;

105-я — 417-й Луганский, 418-й Александровский, 419-й Аткарский, 420-й Сердобский;

106-я — 421-й Царскосельский, 422-й Колпинский, 423-й Лужский, 424-й Чудской;

107-я — 425-й Каргопольский, 426-й Поневежский, 427-й Пудожский, 428-й Лодейнопольский;

108-я — 429-й Рижский, 430-й Валкский, 431-й Тихвинский, 432-й Валдайский;

109-я — 433-й Новгородский, 434-й Череповецкий, 435-й Ямбургский, 436-й Новоладожский;

110-я — 437-й Сестрорецкий, 438-й Охтенский, 439-й Илецкий, 440-й Бугурусланский;

111-я — 441-й Тверской, 442-й Кашинский, 443-й Соснинский, 444-й Дмитровский;

112-я — 445-й Темниковский, 446-й Цнинский, 447-й Белгородский, 448-й Фатежский;

113-я — 449-й Харьковский, 450-й Змиевский, 451-й Пирятинский, 452-й Кровелецкий;

114-я — 453-й, 454-й, 455-й и 456-й пехотные полки, не успев получить наименований, погибли в Новогеоргиевске.

115-я — 457-й Корочанский, 458-й Суджанский, 459-й Миропольский, 460-й Тимский;

116-я — 461-й Зубцовский, 462-й Старицкий, 463-й Краснохолмский, 464-й Селигерский;

117-я — 465-й Уржумский, 466-й Малмыжский, 467-й Кинбурнский, 468-й Нарымский;

118-я — 469-й Арзамасский, 470-й Данковский, 471-й Козельский, 472-й Масальский;

119-я — полки получили свои наименования Высочайшим приказом от 21 августа 1915 года — через 15 дней после своей гибели: 473-й Бирючский, 474-й Иртышский, 475-й Касимовский, 476-й Змеиногорский;

120-я — 477-й Калязинский, 478-й Торжокский, 479-й Кадниковский, 480-й Даниловский;[19]

121-я — 481-й Мещовский, 482-й Жиздринский, 483-й Обдорский, 484-й Бирский;

122-я — 485-й Еланский, 486-й Верхнемедведицкий, 487-й Дубровский, 488-й Острогожский;

123-я — 489-й Рыбинский, 490-й Ржевский, 491-й Варнавинский, 492-й Барнаульский;

124-я — 493-й Клинский, 494-й Верейский, 495-й Ковенский, 496-й Вилькомирский;

125-я — 497-й Белецкий, 498-й Оргеевский, 499-й Ольвиопольский, 500-й Ингульский (и при нем чехословацкая дружина).

126-я — 501-й Сарапульский, 502-й Чистопольский, 503-й Чигиринский, 504-й Верхне-Уральский;

127-я — 505-й Староконстантиновский, 506-й Почаевский, 507-й Режицкий, 508-й Черкасский. На формирование одной дивизии 3-й очереди шло обычно две бригады государственного ополчения. Кроме того, сформированы: пограничные пехотные полки: 1-й Рыпинский, 2-й Калишский, 3-й Рижский, 4-й Неманский и без номера Проскуровский и Хотинский. Заамурские пехотные полки: 7-й, 8-й, 9-й, 10-й (3-я Заамурская пехотная дивизия). Туркестанские стрелковые полки:

7-я Туркестанская стрелковая дивизия — 24-й, 25-й, 26-й, 27-й, 28-й;

8-я Туркестанская стрелковая бригада — 29-й, 30-й, 31-й, 32-й (полки в 2 батальона);

9-я Туркестанская стрелковая бригада — 33-й, 34-й, 35-й, 36-й (полки в 2 батальона).

Кубанского казачьего войска Сводной Кубанской дивизии пехотные полки: Екатеринославский, Ставропольский и Адагумо-Азовский (четвёртому полку было присвоено имя Урупского либо Ейского). Кавказские стрелковые полки:

4-я Кавказская стрелковая дивизия — 13-й, 14-й, 15-й, 16-й;

5-я Кавказская стрелковая дивизия — 17-й, 18-й, 19-й, 20-й;

6-я Кавказская стрелковая дивизия — 21-й, 22-й, 23-й,24-й.

Закавказские стрелковые полки: — 1-й, 2-й, 3-й, 4-й.

Кавказские пограничные пехотные полки: 1-й, 2-й, 3-й,4-й.

Крепостные пехотные полки: 1-й и 2-й Свеаборгские,

1-й и 2-й Ревельские, 1-й и 2-й Карсские.

Конница:

Пограничные конные полки — 5-й Горджинский, 6-й Таурогенский, 7-й Вержболовский, 9-й Ломжинский, 10-й Рыпинский и без номера — Калишский, Сандомирский, Томашевский.

Кавказские пограничные конные полки: 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й и 7-й.

Маньчжурский конный дивизион (на Кавказском фронте).

Пограничные конные Петроградские Императора Александра III дивизионы: 1-й, 2-й, 3-й, 4-й. Прибалтийские конные полки: 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й.

Черноморские конные полки: 1-й, 2-й, 3-й, 4-й.

Артиллерийские бригады: 100-я, 101-я, 102-я, 104-я, 105-я, 108-я, 109-я, 110-я, 111-я, 113-Я, 115-я, 124-я, 125-я, 126-я, 127-я.

Пограничные: 3-я Заамурская, 4-я и 5-я Кавказские, 7-я Туркменская.

Отдельные артиллерийские дивизионы: 103-й, 106-й, 107-й, 112-й, 114-й, 116-й, 117-й, 118-й, 119-й, 120-й, 121-й, 122-й, 123-й;

Кавказский конно-горный пограничный дивизион;

Конно-горные артиллерийские дивизионы: 1-й и 2-й;

Конные батареи: 24-я и 25-я;

Тяжёлые артиллерийские бригады: 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я;

Отдельные мортирные дивизионы: Лейб-Гвардии 2-й, 26-й, 27-й, 28-й, 29-й, 30-й, 31-й, 32-й, 33-й, 34-й, 35-й, Зб-й, 37-й, 38-й, 39-й и 40-й.

Саперные батальоны: 26-й, 27-й, 28-й, 29-й, 30-й, 31-й, 32-й, 33-й, 34-й и 35-й.

С августа 1914 года по январь 1915 года в армию было призвано более 3 миллионов человек. В течении 1915 года в армию было призвано ещё около 3 миллионов человек.

Союзники требовали немедленного наступления русских армий. Наиболее сложной положение из союзников в конце 1915 года сложилось в Сербии, Италии и во Франции. Во Франции оружия было достаточно, но не хватало солдат. Россия перебрасывала солдат во Францию (известно о четырёх сформированных корпусах). Но союзники требовали немедленного наступления на Константинополь (Стамбул) и переброске целой армии на выручку Сербии на Балканы. Начала готовиться к переброске сил на Балканы 7 армия в составе II, XVI и V Кавказского корпусов. Командующим армии был назначен генерал Щербачёв. Планировалось её перебросить в Сербию через территорию Румынии. Однако нейтральная Румыния в этот момент категорически отказалась пропускать русские войска.

Были планы Ставки верховного главнокомандующего освободившуюся 7 армию генерала Щербачёва по просьбе союзников высадить в Болгарии и отправить на Царьград (Константинополь, Стамбул), однако командующий армией генерал Щербачёв в довольно резкой форме высказался против реализации этого плана, как он считал авантюры.

Сложности были и с командованием фронтами и армиями. Ставкой Верховного главнокомандующего, которую возглавил сам царь Николай II, на должности назначались не всегда способные и энергичные люди. Возникали конфликты на фронтах. Во время войны — это недопустимо и приводило к досадным поражениям и большим человеческим и территориальным потерям.

На наиболее отличавшийся в компании 1914-1915 года юго-западный фронт Ставкой ставились большие надежды и пожелания по наступлению на юге. Но фронтом командовал абсолютно бездарный генерал от артиллерии Иванов Николай Иудович, который больше ставил не наступление, а на оборону и отступление за Днепр после Горлицкого прорыва австрийцев и германцев, проведённого в мае 1915 года в результате которого русские армии были вынуждены составить Польшу. Именно по приказанию командующего фронта была начата эвакуация предприятий из Волыни и Подолья. Начато строительство мостов через Днепр для отступление частей фронта и значительная часть сил юго-западного фронта находились в районе Днепра, чтобы обеспечить предполагаемое генералом Ивановым отступление.

В это же время началось противостояние между энергичными и решительными командующими армиями фронта генералом от кавалерии Брусиловым А.А. (командующим 8-ой армией), генералом от кавалерии Сахаровым В.В. (командующим 11 армией), генералом от инфантерии Щербачёвым Д.Г. (командующим 7 армией), генералом от инфантерии Лечицким П.А. (командующим 9 армией)

В Галиции ставка Верховного главнокомандующего планировали наступление 9-ой армии генерала Лечицкого на реке Прут демонстративное наступление, а основное наступление планировалось силами 7-ой генерала Щербачёва и 11 армий генерала Сахарова на южную германскую группу. Задача — отбросить противника за реку Стыпа и в направлении Трембовли. Для поддержки этого наступления в распоряжение командования фронта была переброшена гвардия (II пехотный гвардейский корпус и Гвардейский конный корпус). Простоявший всю операцию в бездействии. 8-ая армия генерала Брусилова находилась как бы в резерве и крупные мероприятия не планировались.

Однако энергичный командующий генерал от кавалерии Брусилов не мог сидеть сложа руки, особенно когда между армиями западного и юго-западного был большой разрыв почти в 60 километров, куда враг в любой момент мог ввести свои силы и ударить армиям обоих фронтов во фланг. На фронте 8-ой армией германцы внезапно подвинулись вперёд и заняли город Чарторыйск, создав угрозу правому флангу фронта, который прикрывала именно армия генерала Брусилова. Брусилов принял решение с целью предотвращения подобного удара, на первом этапе без согласования со штабом фронта двинул вперёд 40-й корпус генерала Воронина, в который входили 2-ая стрелковая дивизия генерал-лейтенанта Белозора Ю.Ю. и 4-ая стрелковая дивизия генерал-лейтенанта Деникина А.И., названная за эти бои и умение стоять насмерть — Железной.

Командующий армией генерал Брусилов А.А. планировал не просто отбросить противника, а прорвав линию фронта начать наступать на Ковель и взять его. Командующий фронтом в успех подобной операции не верил и как мог мешал его реализации, ограничив поставку подкреплений и боеприпасов в 8-ую армию.

29 (16) октября Брусилов начал наступление силами 40-ого армейского корпуса на Чарторыйск, которые неожиданно для противника прошли через леса и болота и внезапно ударили на не ожидавшего противника. Противник под Чарторыйском не успел создать здесь долговременных укреплений и после своих побед, не ждал наступления русской армии. Обе дивизии генерала Воронина форсировали реку Стырь и обошли Чарторыйск.

К 1 ноября (19 октября) 1915 года силы 8-ой армии генерала Брусилова прорвали австрийский фронт на протяжении 18 километров. По всем требованиям военной науки в прорыв надо было вводить свежие силы и прежде всего кавалерию. У Брусилова таких сил не было, а Иванов подкреплений не дал, не верил в успех, как потом выяснилось зря.

Очень сильно чувствовался в наступающих корпусах недостаток орудий и боеприпасов. То есть проламывать оборону немцев и австрийцев надо было людьми, почти без поддержки артиллерии. И тем не менее 4-ая стрелковая дивизия генерал-лейтенанта Деникина А.И. взяла Чаторыйск, зайдя с тыла. Ими была разгромлена полностью 14 германская дивизия и уничтожен 1-ый гренадёрский полк кронпринца, захвачена гаубичная батарея и так необходимые армии боеприпасы, взято много пленных. Поражение в Чарторыйске было настолько неожиданным, что ещё двое суток туда прибывали германские и австрийские обозы с боеприпасами, продовольствием и даже почтой для своих уже разбитых частей.

4-ая стрелковая дивизия не получая иных указаний углубилась в прорыв. У германцев не было резервов, чтобы закрыть прорыв, и они бросали сначала на закрытие прорыва тыловые части и то, что им удалось собрать, но и у Брусилова не было сил, чтобы поддержать наступление генерал-лейтенанта Деникина. Им была отправлена на помощь только что сформированная и необстрелянная из ополченцев 105 дивизия, которая при первом же столкновениями с германцами побежала, оставив обороняться одну 4-ую стрелковую дивизию. А германцы и австрийцы перебрасывали срочно к прорыву силы, собрав с других направлений до 15 полков. И это против одной дивизии в 4 полка. Время для наступления фронтом было упущено. Теперь пришлось обороняться 4-ой стрелковой дивизии практически в окружении. Враг наступал со всех сторон. Командир 13-го стрелкового полка Марков кричал по телефону Деникину «очень оригинальное положение. Веду бой на все четыре стороны. Так трудно, что даже весело».

Деникин понимал, что в изматывающих боях против организованного и превышающего силами противника с дальнобойной и тяжёлой артиллерией всей дивизии может прийти конец. И тогда он приказал ночью начать атаку германских позиций с оркестром. Как ни странно, подобная музыкальная психическая атака принесла успех. Под марш большого оркестра и поддерживающих трубачей всех полков, бьющихся в окружении, русские встали и пошли вперёд. То, что мелодии оркестра неслись со всех сторон оказалось страшным. Австрийцы, думая, что русским подошли подкрепления, начали сдавать в плен целыми полками. Но сил идти вперёд у Деникина уже не было, и он остановился. Через несколько дней удалось германцам, подтянув подкрепления восстановить линию фронта. Четыре недели австрийцы и немцы безрезультатно атаковали укреплённые позиции закрепившейся 4-ой стрелковой дивизии. Начались позиционные бои в лесах на болотах. Шёл сильнейший снег, ударили морозы, но дивизия стояла на месте. За эти бои 4-ая стрелковая дивизия и получила название Железной дивизии, утверждённое позднее Императором.

Момент для наступления сил фронта через 8-ую армию был упущен. Генерал Иванов готовился к обороне, а не наступлению и не верил в успех, что и послужило его дальнейшему снятию с должности. В Галиции наступило затишье. За это время генерал Иванов Н.И. вмешался со своим штабом, возглавляемым генералом Савичем в планирование операции наступления 9, 7 и 11 армий и внёс в него изменения, сделавшие наступление практически невозможным. С ним схватился командующий 7-ой армией генерал Щербачёв, но командование фронта пересилило его и приказало наступать в лоб на глубокоэшелонированную оборону.

В этот период 3-я и 8-я армия приступили в формированию партизанских отрядов, которые пошли в тыл к неприятелю.

13 ноября (31 октября) 1915 года капитан Леонтьев с тремя отрядами Оренбургской казачьей и 11 кавалерийской дивизии пошли в тыл к неприятелю. В населённом пункте Кухоцкая Воля они ночью напали на стоявшие на ночлеге 271-ый резервный австрийский пехотный и 8-ой резервный драгунский полки. Конники Леонтьева в плен никого не брали. После боя насчитали более 2000 трупов австрийцев. Было захвачено два орудия.

15 (2) ноября 1915 года капитан Леонтьев с оренбургскими, кубанскими и амурскими казаками напал на Невель, где расположился штаб 82-ой германской дивизии Командир дивизии был зарублен казаками, а начальник штаба дивизии взят в плен. Зарублено было до 600 немцев. Погибли у казаков всего два человека, в том числе и смелый капитан Леонтьев.

В конце ноября прибыла в полосу наступления 7-ая армия генерала Щербачёва и была поствлена между 9-ой армией генерала Лечицкого и 11-ой генерала Сахарова. На неё и было возложено основное наступление генералом Ивановым. Наступление в лоб укреплённым позициям.

27 (14) декабря 1915 года первой начала отвлекающее наступление 9-ая армия генерала Лечицкого. Она атаковала австрийцев в районе селения Раранчи. Австрийцы хорошо укрепились несколькими линиями колючей проволоки, создали вокруг минные поля. Однако 9-ая армия сумела отбросить австрийцев с занимаемых позиций. В боях было взято 1850 пленных и 3 пулемёта. Однако потери 9-ой армии были весьма значительны 21975 человек убитых и раненых.

28 (15) ноября 1915 года начала наступление 7-ая армия двигаясь от Серета к реке Стыпа.  

29 (16) декабря 1915 года она атаковала хорошо укреплённые позиции противника. Погода стояла ненастная (дождь, снег, ветер) и бои были очень тяжёлые.

Иванов наступающей 7-ой армии генерала Щербачёва никаких резервов не дал (хотя в резерве были два гвардейских корпуса). 11-ой и 8-ой армиям было приказано никаких наступлений не предпринимать, помощи 7-ой армии не оказывать, снаряды приказано беречь. Брусилов вступил в полемику со штабом фронта, предлагая помочь с атакой 7-ой армии, но Иванов категорически запретил ему это делать.

В течении трёх дней наступления Щербачёв сумел практически разбить две противостоящие ему 3-ю и 7-ую австрийские армии. Захватил 20 тысяч пленных, углубился в оборону противника на 15 километров, достигнув линии Дубровице – Боян. А дальше кончились снаряды и иссякли силы. Замели метели и наступление остановилось.

19 (6) января 1916 года. Наступление 7-ой армии полностью остановилось. Потери были весьма значительными. Остановкой наступления 7-ой армии воспользовались австрийцы, лихорадочно перебрасывающие части с других армий и фронтов.

Брусилов это видел и предложил Иванову наступать на его участке не давая перебрасывать противнику силы против 7-ой армии. Но Иванов запретил поддерживать 7-ую армию даже артиллерией.

7-ая армия держалась на господствующих высотах, отбивая все атаки противника и теряя последние силы. И здесь после пинка ставки спохватился генерал Иванов, но было уже поздно. Время было потеряно. Артиллерийские боекомплекты 7-ой армии были расстреляны. Снарядов не было. Потери 7-ой и 9-ой армий были 47 тысяч человек убитых, раненых, обмороженных, пленных, пропавших без вести.

Австрийцы сумели собрать силы и локализовать наступления русских армий, не перебрасывая сил с других фронтов. Время для наступления было катастрофически упущено, потери 7-ой и 9-ой армий были огромные. Даже снятие с должности командующего фронтом генерала Иванова и замену его энергичным и грамотным генералом Брусиловым не могли уже ничего исправить. Гвардейские корпуса были отозваны с юго-западного фронта, а юго-западный фронт признан временно второстепенным. Снова надо было набирать силы, получать подкрепления и боеприпасы.

А пока была оборона, а под Чарторыйском даже в комфортабельных немецких окпах

subscribe.ru

Использованная литература:

  1. Зайончковский А.М. Первая мировая война СПБ, «Полигон» 2002. Раздел 2
  2. Керсновский А.А. История русской армии М. ВИ 1992. Книга 4, глава 15
  3. Шамбаров В.Ф. За веру, Царя и Отечество М. «Алгоритм». Часть 2, глава 12, 14, 16

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.