Кулинченко В. Подводные охотники

Атомная подводная лодка «Сивулф» ВМС США eadaily.com

На рубеже 60-х годов прошлого столетия американцы с нарастающей тревогой следили за тем, как Советскй Союз ускоренными темпами создавал мощный атомный подводный флот. Появление у Советов атомных субмарин, как и ракет, способных стартовать из-под воды, то есть наносить внезапные удары из глубин по любой из баз США и НАТО, в корне меняло картину превосходства в «холодной войне». Нет полной уверенности в том, что нечто подобное происходит и сегодня…

Подводные охотники

В течение более 40 лет в обстановке глубочайшей секретности США посылали десятки тысяч человек в тесных стальных цилиндрах  на шпионские задания к берегам Советского Союза. Их работа состояла в том, чтобы скрытно собирать информацию, и не только, о намерениях противника и его способности к ведению войны  на море. Ушло ли это в прошлое?

Дивизион подводных шпионов

Ещё до создания особой группы подводного спецназа, которая была сформирована в августе 1967 года с центрами в Сан-Диего и Маре-Айленд, в США выполняли программу «Оперейшн  кейо» (операция «Накаут»). По этой программе ВМС США проводили подготовку некоторых подлодок времён второй мировой войны, в их числе была и подлодка «Кочино», к нанесению нокаутирующего удара противнику в случае возникновения войны.

Сконструированные для того, чтобы бесшумно и незаметно под водой проводить наблюдения, подводные лодки по своей природе самые подходящие средства для выполнения шпионской работы. За короткий срок они превратились в одно из важнейших средств американской разведывателной деятельности.

С появлением атомных подводных лодок основной силой дивизиона подводных шпионов стала атомная субмарина «Хэлибат».

Кроме «Хэлибат» в составе спецгруппы были глубоководные аппараты, батискафы, а также вспомогательные суда. Кроме того, сверхмалая атомная  подлодка NR-1, которая, имея глубину погружения свыше 900 метров, могла  ложиться на грунт и передвигаться по нему. Подводные аппараты («Рыбки»), которые были на борту подводных лодок – шпионов могли работать на глубинах до 5 тысяч метров и различать на дне предметы величиной с обычный дипломат…

Дизельная подводная лодка «Гаджен»

Это были годы предшествующие Кубинскому кризису. Прошло 8 лет со дня гибели подлодки-шпиона «Кочино» (у берегов Норвегии в августе 1949 г.), и подводные силы уже стали неотъемлемой частью в деятельности разведки в годы «холодной войны».

«Гаджен» была одной из новейших подлодок ВМС США, и одной из первых специально сконструированных дизельных лодок со шнорхилем (работа дизеля на перископной глубине – В.К.) и электронным оборудованием для прослушки. Пока именно дизельные подлодки выполняли всю шпионскую работу.

21 июля 1957 г. «Гаджен» вошла в японский порт Йокосука, этот шпионский центр ВМС США против Союза, откуда дальше её маршрут пролегал в район Владивостока, к крупнейшей военно-морской базе СССР на Тихом океане.

В конце июля подлодка «Гаджен» вышла из Йокосука в свой очередной поход к советским берегам под командованием капитан-лейтенанта Норманна Бесака, одного из бесшабашных подводников-командиров. Когда личный состав вступал на борт «Гаджен», мало кто из моряков сомневался в том, что они являются участниками необъявленной войны.

Лодка подходила в район Владивостока в начале августа 1957 г., имея на борту 4-х «спуков» (перехватчики радиопереговоров – основные военно-морские шпионы) и одного специалиста по гидролокаторам. Их задача была в наблюдении за вероятным противником.

Не тратя времени зря, командир Бесак направил свою лодку в 12-мильную зону территориальных вод Советского Союза. Имеющиеся приказы командования позволяли ему это, и, более того, разрешали входить даже в пределы трёхмильной зоны.

Тогда этот поход оказался неудачным. Лодка была обнаружена в терводах, и её обложили советские военные корабли. Уже более суток «Гаджен» находится в осаде и не может вырваться из тервод Союза. Гидроакустики лодки внимательно следят за курсами советских  кораблей, а торпедисты держат торпеды в готовности к залпу. Но для шпионских лодок общей установкой было «не стрелять» до тех пор, пока сам не будешь обстрелян.

К вечеру 21 августа «Гаджен» была в осаде уже 48 часов в подводном положении. Обстановка была критической. Командир принял единственно возможное в тот момент решение – всплывать.

Никто не был ранен, ни одна шпага не сломана и никакая территория не проиграна. Но тогда США проиграли важную битву. Впервые в «холодной войне» под водой подлодку вынудили отказаться от выполнения задачи, выйти из укрытия и оказаться уязвимой на поверхности моря. Не было смысла скрывать свою принадлежность.

Подводные стычки в советских водах твёрдо закрепились как составная часть «холодной войны», и их напряжённость только усиливалась по мере того, как обе стороны готовились к развёртыванию своих первых атомных подводных лодок.

ВМС  США  кроме всего ещё искали удобного случая, чтобы добиться возмездия. Они хотели расквитаться с советскими кораблями за страдания «Гаджен» и за  другие подобные атаки на американские лодки. И этот случай представился в карибском кризисе (1962 г.), когда они приследовали четыре наших дизельных лодки.

Атомные подводные лодки «Сивулф», «Парч» и другие

В 1979 году экипаж АПЛ «Сивулф» с завистью смотрел на то, как АПЛ «Парч» готовилась во второй  раз пойти на операцию, окружённую завесой таинственности, замысел которой так понравился президенту США  Картеру. На этот раз «Парч» шла в Баренцево море.

Что же это за «операции»? Кое-что о них попало в прессу, но там мало было о подводном шпионаже, и ни слова о прослушивании советского подводного телефонного кабеля. Американская общественность так ничего толком и не узнала о реальной стоимости проводимых подводных операций. А военно-морская разведка, как и прежде, продолжала своё, покрытое завесой, тайное дело.

Несмотря на неудачу с проектом «Гломор» (подъём советской подлодки «К-129» с глубины свыше 5000 метров – В.К.) совмечстные действия ЦРУ – ВМС не утратили своих позиций, а ЦРУ удалось сохранить всеобъемлющий контроль над военно-морскими шпионскими операциями. Именно, они стали финансировать строительство специальных подводных лодок, (вот почему при трагедии нашей АПЛ «Курск» в 2000 году в Москву прилетал директор ЦРУ – В.К.). Конгресс одобрил отчисление средств на переоборудование шпионских лодок, а президенты США были в курсе всех этих дел.

АПЛ «Сивулф» продолжала тайную прослушку советского подводного кабеля в Охотском море, и эту  операцию уже ничем нельзя было остановить. Но ЦРУ интересовал подобный  кабель и в Баренцевом море, но на Атлантике не было специальных лодок. Для этой операции стали готовить АПЛ «Парч». Ни «Хэлибат», ни «Сивулф» уже не могли это сделать – они считались устаревшими и слишком шумными  для того, чтобы незаметно проникнуть в Баренцево море.

Перед походом «Парч» из Сан-Диего  через Беренгов пролив и Ледовитый океан к Кольскому побережью, был проведён брифинг у  президента США  Картера, который одобрил эту операцию. Все понимали, что эта задача в оживлённом Баренцевом море связана куда с большим риском по сравнению с подобными операциями в почти безлюдном Охотском море. В случае обнаружения «Парч», как следствие, просматривалось усиление конфронтации с Союзом, но шпага была обнажена…

Была ещё одна тонкость – «Парч» отправлялась в поход в Баренцево море во второй половине лета 1979 года, после встречи в верхах Картера с Брежневым (18 июля), где был подписан договор СНВ2.

Преодолев немалые трудности, экипаж «Парч» решил искать кабель у гранитных скал северного побережья Кольского полуострова. «Парч» с помощью камеры на «рыбке» обнаружила подводный кабель связи недалеко от того места, где и предполагалось. В одних местах в нейтральных водах, в других  — в терводах значительно ближе к берегу. Было ясно, что кабель идёт от Северодвинска к основным базам СФ и в штаб флота.

Понятно, что чем ближе к берегу работала «Парч», тем выше был риск её обнаружения. И если бы это случилось, то на её борту, как и на «Хэлибат» и «Сивулф», имелось 70 кг взрывачатки для самоликвидации.

Но всё прошло без казусов, и американцы в течение двух лет снимали информацию с советского кабеля. А за этот поход субмарина «Парч» получила высшую награду – почётную грамоту президента США. Каждому члену экипажа был выдан сертификат с печатью президента США наверху и подписью Дж. Картера внизу. Это была награда, которой «Хэлибат» удостаивалась дважды, а «Сивулф» никогда.

В грамоте говорилось, что «Парч» награждается за действия «во враждебной среде в плохо изученных океанских районах», но это было лицемерие…

Р. S. Я коротко рассказал только о двух лодках-шпионах, но их было много. Обо всех даже не упомянуть в небольшой статье. Но говорить рано, что это уже история. Одно упоминание о двух американских лодках – одна типа «ЛосАнджелес» и вторая типа «Сивулф» — в Баренцевом море 12 августа 2000 года на месте трагедии российской АПЛ «Курск», говорит о многом. А ведь тогда уже закончилась «холодная война», наступила разрядка…

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Да уж, «холодная война» закончилась, и Россия её проиграла. Зато Горбачев награждён американской медалью «За победу в холодной войне». А наша страна продолжает выплачивать контрибуцию… Но это, как говорится, совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.