Кулинченко В. Исторический рассказ

Вокзал Острогожска photogoroda.com

Моя малая родина город Острогожск Воронежской области  относится к категории малых городов России, и его найдёшь не на всякой карте. А между тем, самый древний после Воронежа город в области, он многое значил для Руси. Крепость была заложена на границах «дикого поля» для защиты южных рубежей государства Московского. И уже в 1652 году в ряду Белгородской сторожевой линии он «встал Руси щитом пред кочевой ордой Востока». Своё название он получил по имени впадающей в Тихую Сосну речки Острогоща.

     Город крепость возводили стрельцы, пушкари и вольные русские люди, всего более двухсот человек, которые и остались в нём на вольном поселении. А защищать крепость царь Алексей Михайлович пригласил казаков-черкасов, которыми руководил полковник Иван Дзиньковский. К Острогожскому казачьему полку были приписаны все выходцы с Украины, жившие в окружающих крепость поселениях. Острогожцы безоговорочно поддержали решение Переяславской рады о воссоединении Украины с Россией (Московией) и не раз помогали Богдану Хмельницкому отражать вторжения польских панов. Наверное, с тех давних пор в тех краях с особым говором, существует поговорка – Лез, лез по дробине, а упал с лестницы!

     Острогожские казаки активно участвовали в войнах против турок за выходы к Чёрному морю. И может не случайно после взятия Азова Пётр 1 избрал Острогожск местом встречи с гетманом Украины Иваном Мазепой. Их встреча состоялась 16 сентября 1696 года на Майдане, ныне одна из частей города Острогожска, в специально приготовленном шатре. Коварный гетман в знак верности подарил Петру саблю и щит на золотой цепи, украшенный драгоценными камнями. Царь поверил гетману, принял его милостиво, одарил шубой со своего плеча, провёл в беседе несколько часов и отобедал с ним. Выслушал царь и жалобы острогожцев на разорение и нарушение местными властями данных им привилегий. Поблагодарил за активное участие в Азовских походах и ещё раз подтвердил все права, данные казаком его отцом, и подарил 52-пудовый колокол.

     Эту встречу позднее отразил Кондратий Рылеев в своей поэме «Пётр Великий в Острогожске» —

                                     В пышном гетманском уборе,

                                    Кто сей муж, суров лицом,

                                    С ярким пламенем во взоре,

                                    Ниц пал перед Петром?

       На месте этой встречи был установлен памятный камень, у которого я часто сиживал со своими друзьями одноклассниками по вечерам, рассуждая о судьбах России и Украины. Было это всё до горячих дней 2014 года.   Судьба Украины волновала нас всегда, так как много наших земляков друзей-товарищей жили на Украине, а их судьба для нас была не безразлична.

       С 2014 года моё здоровье не позволяет посещать родные места. Да и мой закадычный друг Иван Черкасов, живший рядом с памятным камнем, у которого я всегда останавливался, ушёл в мир иной. Но помня наши беседы и наблюдая беспредел, который творится в Украине, я продолжил исследования по этому вопросу. Больше всего меня интересовали вопросы, кто и какими способами приходил к власти на Украине, кто и как из «вождей» Украины попал в историю. Вот два гетмана Украины, один из них Мазепа пришёл к власти предательством, а другой гетман Хмельницкий каким? Только не борьбой за счастье народа, а скорее обстоятельствами и мифами о себе…. И вот каким получился у меня его исторический портрет.

Б О Г Д А Н       Х М Е Л Ь Н И Ц К И Й.

         Выдающийся государственный деятель, руководитель борьбы украинского народа за независимость. Его имя прочно увязывают с Переяславской радой 1964 года, на которой торжественно провозгласили воссоединение Украины с Россией. Собственно этот факт и выдвинул Хмельницкого в глазах потомков в ряд славных сынов Отечества. И где-то в потёмках истории затерялось одно серьезное обстоятельство: — воссоединять- то есть соединять вновь, во времена гетмана было нечего, поскольку Украины как государства не было. Была далёкая «провинция королевства Польского», населённая потомками русичей. Кто они и откуда?

         Ещё в 12-13 веках, когда Киевская Русь под ударами монгольских орд пришла в упадок, начался отток населения в места, где жизнь была спокойнее и стабильнее. Одни подались на север и восток, положив начало великорусской нации, развивающейся достаточно самобытно и не испытывающей влияния со стороны местного населения – малочисленных финно-угорских племён. Сложнее было тем, кто ушёл на запад. Став подданными Великого княжества Литовского – государства достаточно сильного по тем временам, они испытывали дискриминацию с его стороны. Сохраняя свою народность и самобытность, исповедуя свою религию – православие, они, тем не менее, активно вживались в быт городов, местечек, хуторов. Роднились с местными жителями, и подвергались влиянию литовцев, поляков, венгров….

         Перемены принёс 15 век. Великое княжество Литовское распалось тогда на Корону (собственно Польшу) и Княжество (Литву). Формально они составляли так называемую Речь Посполитую, во главе которой стояли выборный король и сейм. Но фактически разделение повлекло за собой шлейф раздоров, непонимания, недоразумений, споров и, как следствие, гибельный развал экономики (что-то подобное мы наблюдаем сегодня после развала Союза – В.К.). Последующая история Литвы и Польши – цепь жестоких столкновений, кровавых событий, трагедии народов, обречённых на жалкое существование в беспрерывных распрях власть предержащих панов. И вполне естественно, что львиная доля несчастий обрушилась на тех, кого считали неполноценными членами государства – давних пришельцев из Приднепровья. Ведущую роль здесь сыграла католическая церковь, десятилетиями культивирующая ненависть к «схизматикам» — православным.

         Начался массовый исход потомков русичей обратно в Приднепровье, пустовавшее с времён Киевской Руси. Со временем забытый, казалось, самим Богом край расцвёл: это время и считается периодом возникновения украинской нации, но не государства.

         Вслед за беженцами с запада в приднепровские просторы устремились паны. Они строили замки, захватывали земли, обращали жителей в крепостных, но наталкивались не на смирение и покорность, а на упорное сопротивление. Так складывалось мощное, невиданное доселе братство – казачество, которое в летописях, грамотах и универсалах гордо величалось Войском Запорожским. Где ныне дух наших предков?

         Это была поистине могучая сила, не считаться с которой поляки уже не могли. Чтобы как-то сладить с этой силой, а заодно и использовать её в своих интересах, король Стефан Баторий в середине 16 века приказал составить особые списки – реестры, куда заносилось определённое количество казаков, официально призванных служить королю , применялся принцип – «Разделяй и властвуй!». Это вносило в казачество расслоение, обозначило иерархическую верхушку, разделяло казачество на богатых и бедных. Зажиточным реестровым казаком был Хмельницкий.

         Сын сотника Зиновий (Богданом его назовут позднее в период гетманства – Богом данный) мальчиком был отдан в иезуитскую школу в Ярославле Галицком. Главным направлением в воспитании и обучении питомцев была, разумеется, беззаветная преданность Речи Посполитой. В жизнь Зиновий вошёл восторженным подданным короля.

         Прямо с парты вместе с отцом Зиновий отправился на войну с турками. Командовал польским войском коронный гетман Станислав Жолкевский – жёсткий военачальник, храбрый и отчаянный рубака. Он был кумиром юноши. Под местечком Цецора поляки были разбиты. Погибли и коронный гетман, и отец Зиновия, а сам он попал в турецкий плен. Турки обошлись с ним снисходительно, в цепи не заковывали. Любознательный и пытливый юноша время в плену зря не терял, изучил турецкий язык  и завёл знакомства, пригодившиеся ему в последствии. Через два года, вернувшись из Константинополя домой, продолжил службу в реестровом казачестве, получив чин сотника.

         Обладая большой физической силой, он прекрасно владел саблей, метко стрелял, был отличным наездником. Эти необходимые для «славного лыцаря» качества дополнялись умением организовать людей, найти выход из трудного положения, предпринять молниеносную атаку. С одинаковым неистовством и горячностью Хмельницкий гонялся по степям за татарами, штурмовал турецкие укрепления, громил шведские полки и… воевал с «москалями». За бой под Смоленском он в награду за храбрость получил из рук короля золотую саблю.

         В походах и битвах накапливался полководческий опыт. Хмельницкий становился умелым руководителем не всегда послушной казачьей вольницы. Король удостоил его звания генерального писаря (входил в состав «генеральной старшины» – В.К.). Держался он с достоинством, часто наезжал в Варшаву по делам и будто не видел, что происходит вокруг….       

         А вокруг шла война, порождённая Брестской церковной унией. Война необъявленная, коварная и жестокая. Согласно унии, православная церковь на Украине и Белоруссии, сохранив обрядность, перешла в подчинение папе римскому. И без того достаточно ощутимые гонения на православных стали узаконенными, что вызывало возмущение со стороны украинского населения. Взаимная ненависть и кровавые столкновения стали едва ли не обыденными явлениями. Всё это будто и не касалось генерального писаря, пока волнений на «схизматиков» не коснулась его лично.

         Зачастую в истории личные обиды приводят к правильному решению – бороться за справедливость для всех. Так случилось и с Хмельницким. До этого его всё устраивало, а когда коснулось лично…. Это у нас в крови – видимость коллективизма и разобщенность в жизни! Лишь бы мне было хорошо, а остальное по боку….

         Его хутор Субботово подарили ещё его отцу, но дарственной грамоты при этом не оформили. Прошло четверть века, и обнаружилось, что Зиновий владеет хутором незаконно. Этим воспользовался один крупный польский чиновник. В отсутствие  хозяина (уже тогда существовало «рейдерство») он ворвался с солдатами в дом, разграбил его, а когда десятилетний сын Хмельницкого сказал что-то дерзкое, засёк его до смерти.

         Хмельницкий, сам в чинах немалых, подал на грабителя в суд и проиграл дело. Обиженный, разгневанный, жаждавший мщения, генеральный писарь уходит на Сечь – главный форпост казачества.  С этого момента и начинается то, что во всех учебниках называют национально – освободительным движением украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого. Позднее сам гетман признается, что «воевал за свою собственную обиду», но по мере того как движение ширилось и нарастало, стал сражаться за православную веру, за то, чтобы выбить из «ляцкой» неволи украинский народ.

         Воспитанный на всём польском, Хмельницкий поначалу и не мыслил идти на разрыв с Речью Посполитой. Начиная борьбу, которая продолжалась без малого шесть лет (1647-1654), он считал её  делом внутригосударственным. После первых же громких побед над ясновельможными панами он писал Яну-Казимиру: « Я с войском Запорожским при избрании вашем и теперь желаю, чтобы вы были могущественным королём». Заключая первый (Зборовский мир 1649) и получив официальное признание собственного гетманства, он добился некоторых привилегий только для реестровых казаков. Главная же масса казачества, что составляла гетманское войско, в основном крестьяне, должна была вернуться под прежний гнёт панства. Это был первый удар по авторитету Хмельницкого – народ видел в нём теперь деспота не лучше короля и панов.

         Получив во владение несколько имений, став во главе нескольких воеводств, где стояли реестровые казацкие полки, он возомнил себя царьком на Украине. Дни и месяцы проходили в пышных приёмах, торжественных выездах в города, сопровождаемых рукоплесканиями и пушечной пальбой, долгих и угарных пиршествах.  К Хмельницкому прибывали послы из европейских стран. Ему прислал приветствие Кромвель. Турецкий визирь предоставил казакам свободное плавание по Чёрному морю и право беспошлинной торговли «на сто лет». Угодливые приспешники величали гетмана украинским Тамерланом, бурсаки  называли его в кантатах русским Моисеем.

         Темпераментный и впечатлительный, взрывной и неуравновешенный Хмельницкий терял голову. Всё чаще грозил он королевским посланникам загнать «всех тузов и князей ляцких» за Вислу, а если станут кричать, то их «и там найдёт». В гневе слал проклятие крымскому хану за то, что его войска, призванные на подмогу, уходили с поля боя. Доставалось и Москве: «Зачем, — с обидой жаловался гетман, — москали мне не помогают?» (А за что?). Жалобы сменялись свирепыми выкриками: «Пойду и разорю Москву хуже Польши!».

         Фактически на подвластной гетману территории действовала прежняя польская администрация, которая не укладывалась, не вживалась в быт и сознание людей, почуявших веяние свободы. Требовались какие-то новые установки, идеи, дела. Гетман не видел этого. Сильный разлад наблюдался и в экономике. Оторванные от земли крестьяне годами не сеяли жита, хлеб дорожал. Чудовищно росла преступность – по воеводствам бродили шайки разбойников, грабивших жителей, обозы и суда, отчего пресекались торговые сношения. Не было устойчивого социального единства.  Повсеместно возникали, как говорил В. Ключевский, «невылазные малороссийские дрязги» — стычки между католиками и православными, шляхтой и земледельцами, реестровыми казаками и голотой…

         Всё это Хмельницкий видел и понимал, что изменить положение в лучшую сторону не может. Но отказаться от власти уже не мог.  Всё чаще он обращал взоры к Москве, но ничего существенного ей предложить не хотел, думал только о халявной помощи с её стороны.

         Видел он и другое. Его лучшие полки были перебиты, пополнение из крестьян воевало плохо, да и не хотело. Оттого успехи славного Войска Запорожского стали перемежаться с чувствительными неудачами. Одна из них случилась под Берестечком (Берестецкая битва между украинскими и польскими войсками 28.6-10.7.1651г.). Мало того, что избежал смерти или плена лишь только полковник Богун со своим полком, так и сам Хмельницкий, видя, как татары покидают поле боя, бросился их уговаривать. И был предательски схвачен…. При таких обстоятельствах идти на мировую с королём – значило всё потерять и расстаться с собственным величием, завоёванной славой, расположением народа, который ему ещё верил. Сохранить всё это можно было разве что под рукой царя московского. Но пока пришлось  подписать Белоцерковский договор 18.9.1651 г., который восстанавливал польско-шляхетскую власть на Украине. Аннулировать его удалось только в 1652 году.

         Первые попытки завязать отношения с Москвой успехом не увенчались. «Тишайший» Алексей Михайлович не хотел нарушать заключённый недавно мир с Речью Посполитой. К тому же страна сама переживала внутренние потрясения (Соляной бунт, брожения в Пскове, Курске, Великом Устюге…). Возьми царь под свою власть своенравных, непостоянных, мечущихся запорожцев – подведёт под государство ещё одну мину замедленного действия. Поэтому, выполняя свой «единоверный» долг, царь слал Хмельницкому подарки и обещания «ласковыми государевыми словами». Тем и ограничивался.

         А гетман под гнётом всего происходящего терял настроение и силы. Пожилой человек (ему было далеко за пятьдесят), истерзанный, уставший. Он всё больше и больше предавался меланхолии, стал замкнутым и подозрительным. И если по обязанности принимал решения, то они всё чаще оказывались далёкими от нужд народа.

         Так произошло и с Универсалом запрещающим жителям уходить в Московию. Массовое переселение началось в пятидесятые годы, когда люди сотнями и тысячами бросая обжитые места, отправлялись на поиски «новой Украины» в южные области Московского государства. Впоследствии здесь возникли города Харьков, Сумы, Белополье, Воронеж, а вся территория получила название Слободской Украины. Царь Алексей Михайлович усмотрел в притоке сюда новых жителей хорошее средство защиты от крымских татар. Так гарнизоны многих крепостей Белгородской защитной линии составляли полки из украинских казаков. Например, в крепость Острогожск в 1652 году с разрешения царя Алексея Михайловича на оседлое жительство пришло 1003 украинских переселенцев с семьями и скарбом под предводительством полковника Дзиньковского. Хмельницкий же отнёсся к этому по иному: жестоко преследовал беглецов и даже казнил некоторых из них. В ответ поднялась не только Левобережная Украина, откуда пошло переселение, но и Правобережная. Гетмана открыто называли изменником, грозились убить его. Не лучшим образом решал гетман и внешнеполитические проблемы. Если раньше Войско Запорожское имело возможность играть на противоречиях между Турцией, Польшей и Молдавией, то теперь оно  вынуждено было противостоять их коалиции. Это предвещало неминуемый конец.   

         Наконец земский собор в Москве постановил принять гетмана Богдана Хмельницкого со всем Войском Запорожским под царскую руку. В январе 1654 года высокое посольство прибыло в Переяславль. Туда же со всей Украины съехалась старшина, полковники, сотники. Генеральная, как её тогда называли, рада была обставлена в соответствии с разработанным для этого протоколом: на площади собрался круг, били литавры, вынесли бунчуки, из храма вышло духовенство…. Все ждали, что скажет гетман.

         Едва ли не первые слова его были о том, что «нельзя более жить без государя». Иного он и не мог сказать – перед собравшимися стоял военачальник, человек способный служить под чьим-то взором или рукой, но так и не постигший мудрости самостоятельных действий в управлении государством. И воинское своё искусство, как и самого себя, он добровольно отдавал под власть другого. Под крики «Волим под царя восточного!» были приняты условия договора с Москвой.

         По ним (условиям) вся казацкая земля, перешедшая Украине ещё по Заборовскому миру, поступала во владение московского государя под названием Малой России. Сразу же после рады, когда следовало принять присягу, Хмельницкий привыкший к порядкам польского двора и сейма, потребовал было, чтобы московские послы вслед за казачеством от имени государя присягнули бы в свою очередь. Но ему дали понять, что он не ровня царю московскому. Хмельницкому оставалось лишь послушно «проглотить» упрёки, а казачеству присягать в одностороннем порядке.

         Народ на местах, успевший разочароваться в благих намерениях Хмельницкого, надо признать, присягал с явной неохотой и опаской. От «добровольного» вхождения в Московское государство, кроме новой волны бедствий и несчастий, ничего не ждали. А они не заставили себя ждать.

         Не прошло и нескольких месяцев, как Москва объявила войну Речи Посполитой. Для жителей Украины началась новая моровая полоса. Поляки хлынули в Подолию, где устроили то, что сейчас называют геноцидом. Сёла, местечки, города выжигались дотла, жители уничтожались поголовно, пленных не брали.

         В войну вступила Швеция, захватив Варшаву, Краков. Московское войско овладело рядом городов в Белоруссии. Тогда Польша и Москва заключили союз против Швеции (Виленское перемирие). Гетман хотел сказать своё слово в этом вопросе, но его никто не слушал. В апреле он решил самостоятельно договориться со шведским королём Карлом 10, шлёт к нему послов…. Об этом узнал Алексей Михайлович и тут же отправил в Чигирин, где была резиденция Хмельницкого, бояр, чтобы выразить недовольство.   Но гетман уже умирал.   15 августа 1657 года он скончался.  Так что Мазепа был не первым предателем….

         С его смертью «невылазные малороссийские дрязги» обострились до предела.

          Завершилась война лишь в 1667 году. По Андрусовскомус перемирию России перешла  Левобережная Украина. Правобережная же вместе с Белоруссией осталась под властью Польши. Невесёлая судьба постигла славную Запорожскую Сечь. Попав под совместное управление России и Польши, она утратила своё былое значение.

         О Хмельницком до нашего времени дошли многие документы, а также не обошли гетмана и народные думы (мифы) и песни. Впервые их исследовал и систематизировал украинский писатель Иван Франко.  Что, безусловно, удивит современного любопытного читателя, знающего о Переясловской раде как о факте «освобождения украинского народа от национального и религиозного гнёта», так это полное игнорирование этого вроде бы исторического события в народном эпосе. Надо полагать, что в глазах народа оно было не знаменательным и историческим, а просто незаметным.

         Характерно и другое: в дореволюционной историографии, в трудах С. Соловьёва, Н. Костомарова, В. Ключевского и других видных историков Переяславская рада трактуется не больше, как присоединение украинской земли к России, как принятие казачества под «высокую царскую руку» на правах вассала.  Поэтому о «воссоединении» в прямом смысле слова не могло идти и речи. К слову, сам этот термин «воссоединение» ни один из упомянутых  учёных не употребляет. Он появился много позже, в конце 30-х годов прошлого столетия под давлением «заданной истории». Фигура гетмана, освобождённая от «ненужных» характеристик и фактов историками того времени была мифонизирована  и стала символом многовековой борьбы украинского народа (русичей) за независимость и за прочный союз с русским народом. Потребуется немало времени и сил, чтобы гетман стал на место, уготованное ему истинной историей.

         К сожалению, житиё прошлых вождей не служит примером вождям нынешним. Использовав народ, который приводит их к власти, они тут же забывают о нём и о данных ему обещаниях….

Храм Тихона Задонского в Острогожске

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.