Козлов А. Ласковые приказания

В уставе, в главе, дающей понятие о приказах, говорится предельно кратко и ясно: “военнослужащий, получив приказание, отвечает: “Есть” и выполняет его…” Черта с два он его выполняет. Это, наверное, лишь в сталинские времена было так. А сейчас, получив приказание, военнослужащий:

1.   Думает о том, выгодно или невыгодно ему выполнение приказания. Если выгодно – выполняет.

2.   Прикидывает, как бы ему приказание не выполнить и остаться ненаказанным.

Поэтому, если начальник хочет добиться результата, он должен заранее упредить расчетливость своего подчиненного. Для чего:

1.   Запугать или заинтересовать.

2.   Поставить подчиненного своим указом практически в безвыходное положение, в котором есть лишь один исход —  своевременное выполнение приказания.

Лично я эти простые истины понял еще в лейтенантские годы. Мне и самому, достаточно дисциплинированному, никто никогда не говорил: “Лейтенант! Слушай мой приказ!” А говорили все как-то более иносказательно: “Лейтенант! Ты, наверное, вечером хочешь сходить домой?! Хочешь, по глазам вижу. Тогда иди и сделай то-то, то-то и то-то…”  Или еще проще: “Санек! А у тебя что — мотопомпа не в строю?  Жаль, а так мог бы и к жене сходить!” Конечно, большинство так называемых приказаний нам, молодым офицерам, отдавалось, что называется, в состоянии аффекта. На нас кричали, рычали, брызгали слюной, скрипели зубами; нас заваливали угрозами, стращали, пугали, прежде чем отдать какое-либо приказание или распоряжение. Но все это лишь от безысходности. Уже тогда, в 80-е годы, чувствовались веяния пофигизма и безнаказанности. А потом с каждым годом становилось все хуже и хуже. Да: “…Офицера можно!..” — как пишется в одной известной книге. Точно так же, как и матроса. А когда все это уже с ним произведено, когда он лишен всего, чего только можно было лишить, когда он наказан так, как только можно и нельзя? Тогда в силу вступают другие факторы:

1.   Хорошее отношение начальника к подчиненному.

2.   Хорошее отношение подчиненного к начальнику.

3.   Хорошее отношение начальника и подчиненного к исполняемому делу.

Но существовали и тогда, существуют и по сей день -так называемые ласковые приказы. Они абсолютно органично вплетаются в сеть приказов: уставных и сказанных в грубой форме, коротких и инструктивно-методических, однозначных и развивающих в подчиненном инициативу, приказов громких и произносимых едким шепотом, конкретных и по существу, к немедленному исполнению и на перспективу. Так вот ласковый приказ, как правило, произносится ласковым голосом, может даже содержать вежливые абсолютно не военные слова и выражения: “пожалуйста”, “будьте добры”, “а не могли бы вы” … Но при этом он обязательно должен быть подкреплен для убедительности словами типа: “Но если ты (вы) вдруг не выполнишь (те) мое приказание, то …я не знаю, что я с тобой (с вами) сделаю”. Или прямой угрозой: “Попробуй только не сделать, я тебя из-под земли достану!”

Признаться, я в своей службе пользовался всем спектром приказов, не гнушаясь и ласковыми. Однажды в местной газетенке какой-то корреспондент, случайно побывавший на нашем корабле и подслушавший мой диалог с матросом, сообщил читателям о чуть ли не ЧП в Вооруженных Силах, где офицеры предваряют свои приказы матросам словом “пожалуйста”.

А ведь только из окон редакции военная служба видится этакой глянцевой картинкой. А на флоте офицеры еще и матом ругаются, и уж определенно знают все тайные пружины матросской психологии. Могу вас уверить, что когда офицер говорит матросу “пожалуйста”, то это как затишье перед бурей. Главное ведь, в конце концов, не, как и не каким голосом отдать свое приказание, а как потребовать его исполнения. А добиваться выполнения своих приказаний нас, слава богу, жизнь и фантастическая служба в отдаленных гарнизонах научила.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Спасибо очень здорово написано!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *