Козлов А. Из книги «Все о морских узлах». Происхождение названий узлов.

Начать свой рассказ о происхождении названия узлов хотелось бы вот с чего: каких-то глубоких предметных исследований на этот счет практически не проводилось. В лучшем случае на многочисленных сайтах, посвященных морским узлам, а также в написанных на эту тему книгах, как правило, сообщается, что большинство  названий морских узлов попали в наш язык из английского и фран­цузского языков в середине XVIII века. Да и названия морских узлов, применяемых в других странах, утверждают наши авторы, как правило, английские. Многие авторы уже даже и не задумываются над правдивостью данных утверждений. А почему? Потому что мы давно читаем справочную литературу, военные энциклопедии на тему создания и развития флотов исключительно «западного исполнения». А они там совсем не склонны преувеличивать нашу историческую роль. И хотя довольно большая доля истины в этих утверждениях все-таки есть, я склонен оценивать эту нашу роль иначе. Следует отметить, что в целом русская профессиональная военно-морская лексика начала формироваться в X–XI вв. на основе русской и заимствованной военной и морской лексики. В качестве терминологической системы она оформилась в конце XVII–XVIII вв. Как считает профессиональная исследовательница военно-морского языка Л.В. Горбань, для языка военных моряков характерны языковая экономия и ярко выраженная экспрессия. Военно-морская лексика активно проникает в общенациональный язык, являясь одним из источников его пополнения.

И.К. Сморгонский, проанализировав существующие в нашем морском языке термины нерусского происхождения, разбил их на следующие группы:

I. термины, появившиеся в Х и начале XI века, греческого происхождения.

II. термины, появившиеся во второй половине XVII века (1667-1670 гг.), голландского происхождения.

III. термины, появившиеся на рубеже XVII и XVIII веков и в первой четверти XVIII века, голландского и английского происхождения.

IV. термины, заимствованные в разное время, итальянского, немецкого, английского и др. происхождения.

Первый из отмеченных выше исторических периодов отвечает историческим связям русских с Византией. В летописях мы встречаем термины, существующие и в настоящее время: корабль, парус, якорь. Эти термины либо могли быть заимствованы непосредственно у греков, либо наложились на ранее существовавшие, созвучные им древнерусские слова.

Возьмем, к примеру, самое морское слово «корабль». Это слово имеет чисто славянское происхождение. Да-да, во всех славянских языках (русском, болгарском, чешском, польском, сербском) можно встретить слово «корабль», «кораб» в значении судна. В слове «корабль» нетрудно выделить корень -кор-, который, заметим, лежит и в основе таких слов, как «короб», «корзина», и обозначает некое сооружение из коры. Если теперь вспомнить, что древние суда делались из прутьев и обшивались корой, то становится понятным и возникновение названия этих судов. В этой связи нелишне напомнить, что и название судна «ладья» также происходит от исконно славянского термина «лодья».

Впрочем, подобного рода наслоения названий мы встречаем и в иностранных морских терминах. Так, в начале XVIII в. наряду с ранее существовавшим термином «райна» (и «рая») появляется термин «рей», с голландского Ree, Raa. Но наряду с таким же термином «галея» появляется термин «галера», с итальянского galera. Заимствовав в начале XVIII в. голландский термин «рур», который далее превратился в «руль», мы в составных словах рудерпост и рудерпис уже восприняли английское «рудер» от Rudder в значении «руль».

К сожалению, русская этимология в целом отражена в словарях пока очень скупо. Во-первых, из-за того, что сама эта этимология изучена советскими и русскими учеными очень слабо. Об этом не раз говорил в своих лекциях академик А. А. Зализняк, и с ним трудно не согласиться. Достаточно сказать, что академический 17-томный «Словарь русского языка», изданный в середине ХХ века, вообще не приводит этимологию какого-либо слова. Есть только один наиболее известный «Этимологический словарь русского языка», да и тот составлен немцем Фасмером.  Во многих словарях отражена этимология английских морских терминов, в первую очередь потому, что англичане, как великая морская нация, вероятно, больше других дорожат и гордятся своим морским языком. Они создали и постоянно переиздают огромные и насыщенные терминами словари. Эти издания всем известны под следующими названиями: словарь Вебстера, Оксфордский словарь и др. При этом абсолютно точно известно, что огромное количество морских терминов сами англичане позаимствовали из голландского и испанского языков. Торговые связи с Нидерландами Средневековая Англия начала развивать, приглашая на работу мастеров, ремесленников и кораблестроителей, с XIV-XVI вв. К числу морских терминов, заимствованных из других языков, также можно отнести слова испанского происхождения, которые начали появляться в английском языке с XVI века. Открытие Америки, морского пути в Индию, экономическое и политическое сотрудничество Англии с Испанией, а также война между этими странами, начавшаяся в 1585 году, стали причиной появления ряда испанских слов в английском языке.

Таким образом, рассмотрев происхождение морских терминов в английском языке, изучив их семантическое значение и некоторые способы словообразования, можно сделать вывод о том, что хотя значительное количество слов, относящихся к морской тематике, имеет англосаксонское происхождение, их большая часть заимствована из других индоевропейских языков: латинского, французского, греческого, голландского, испанского, а также из древнескандинавских языков.

Формирование лексики в России на II и III этапах шло бурно, но во многом стихийно. Как заметил академик А.Н. Крылов, большая часть терминов, относящихся к оснастке корабля, взята из голландского языка, кораблестроительные же термины по большей части английского происхождения, хотя те и другие введены главным образом Петром I. Возможно, это произошло потому, что Петр перенял «Морской Устав» у голландцев, а впоследствии в кораблестроении следовал английским образцам. Английское влияние на наше кораблестроение, раз укоренившись, продолжалось почти 200 лет.

Это касается, разумеется, и терминологии морских узлов. В английском языке термин «узел» из­давна обозначался, в отличие от русского языка, тремя разными существительными: knot, bend и hitch. Первое обозначает пе­реплетение или связывание ходового кон­ца с коренным, а также утолщение на конце троса; второе — переплетение хо­довых концов двух разных тросов для свя­зывания их в один; третье — прикрепление ходового конца троса к какому-либо предмету, например, к мачте, рею, скобе, рыму или к другому тросу. Однако за пос­ледние полтора века в английском языке значения этих трех существительных сме­шались и они стали взаимозаменяемыми. Например, русское название узла «ры­бацкий штык» в современном английс­ком языке будет соответствовать равно­значно: anchorknot, fisherman’s bend и buckethitch.

Перевод названий некоторых узлов с английского на русский язык нередко вызывает затруднения, и иногда они становятся невыразительными, длинными и труднозапоминающимися. Нескольким узлам, названия которых на английском языке не выражают какого-либо конкретного смысла в их характеристике, авторы книг иногда придумывают и свои названия: «водяной», «тещин», «кинжальный», «змеиный», «лиановый», «щучий», «олимпийский», «акулий» и др.  На английском языке эти узлы имеют описательные наименования, например, «узел для привязывания рыболовного крючка для ловли лосося», поэтому в книге Л.Н. Скрягина «Морские узлы» он получил название «лососевый узел».

Многие морские узлы получили свое название от снастей, на которых они применялись, например шкотовый, фаловый, выбленочный, гинцевый, или по названию предметов, к которым они вязались — сваечный, гачный, шлюпочный, бочечный, топовый и др.

А есть узлы, в названии которых четко обозначена страна происхождения, своеобразный «национальный» признак:

  • Австрийский проводник;
  • Голландский булинь;
  • Кельтская кнопка;
  • Португальский беседочный узел;
  • Польский узел;
  • Турецкая голова;
  • Французский блокер;
  • Фламандский узел;
  • Францисканский узел;
  • Филадельфийская лестница; 
  • Чешский узел;
  • Швейцарский проводник.
Рис. 9. Швейцарский проводник — один из узлов по «национальному признаку»

А теперь поговорим о происхождении названий вполне конкретных узлов. При этом рассказ будет сопровождаться простейшими рисунками данных узлов.

Одним из самых простых узлов является бабий (прямой ложный) узел. Примитивный узел, твердо внедрившийся в наш быт как универсальный. Мы его применяем буквально везде. Неправильная вязка этого прямого узла за всю историю человечества и его повальное применение наделало много бед и даже унесло немало человеческих жизней. За рубежом его называют «бабушкиным», «дурацким», «телячьим», «ложным».

Рис. 10. Бабий узел

Бант (австрийская кокарда) — сбрасывающийся узел. Обычно завязывается на шнурках обуви, упаковках и декоративных лентах. Будучи не сильно затянутым, легко самораспускается под нагрузкой.

Беседочный — разновидность узла булинь, образующая фиксированную петлю (подробно о нем будет рассказано позже).

Воровской узел (злодейский) — похож на прямой, но ходовые концы выходят из него по диагонали. Пользоваться этим узлом не рекомендуется, так как он ненадежен. В английском флоте его завязывали на вещевом мешке, чтобы доказать факт хищения. Воры, в основном из числа новобранцев, завязывали ограбленный мешок прямым узлом или злодейским с нарушением верхнего и нижнего положения ходовых концов.

Восьмерка (савойский) — стопорный узел. Используется для закрепления в узких отверстиях (например, при бескарабинной навеске за шлямбурные крючья). При вертикальных спусках — в качестве страховочного на конце веревки. Равноценные узлы получают при вязке как с левого, так и с правого направления. Достаточно надежен и легко развязывается. Издавна считается символом меланхолии или печальной любви. Получил известность в качестве девиза Савойского Дома. Используется в плетении макраме. Узел снижает среднюю прочность веревки примерно на 20%.

Рис.11. Восьмерка — савойский стопорный узел.

Калифорнийский узел придумали в начале семидесятых годов XX столетия рыболовы-любители в Калифорнии для привязывания крючков, вертлюгов и грузил к нейлоновой леске.

Калмыцкий — практичный и надежный самозатягивающийся, сбрасывающийся узел. Он не фигурирует ни в одном из многочисленных пособий по вязке узлов, изданных за рубежом. Им пользуются для прикрепления вожжей к уздечке, а также для привязывания лошадей в конюшне. Применяется в практике российского флота. Калмыцкий узел быстро и легко вяжется, мгновенно развязывается.

Галстучный — наиболее популярный узел с затягивающейся петлей для завязывания галстука. Им пользуются миллионы мужчин каждый день. Галстучный большой — крупный узел с затягивающейся петлей для завязывания галстука.

Названия некоторых узлов определяют предметы, на которых эти узлы применяются. Так, карабинный узел – это сочетание схватывающего узла с карабином. При снятии нагрузки легче перемещается по веревке, нежели узел Бахмана. Хорошо работает на мокрой и обледенелой веревках. В случае срыва карабинный узел задерживает движение карабина и предохраняет от падения. Вяжется на двойной и одинарной веревках. А вот кнехтовый морской узел применяется для закладки троса на кнехт. Коечный штык – это незатягивающийся узел, который применялся во флоте для крепления подвесных коек. Лисельный узел применяется для крепления троса к круглому рангоутному дереву. Свое название получил от дополнительных парусов — лиселей, которые ставились с каждой стороны прямых парусов.

Рис. 12. Лисельный узел

Мешочный — в Английском флоте этот узел служил для завязывания и переноски парусиновых вещевых мешков (кис).

Обезьяний кулак — вспомогательный узел. На флоте применяется для изготовления легкости на выброске. Утяжеляя легкость деревянным шаром или резиновым мячиком, увеличивают дальность броска при подаче выброски и улучшают плавучесть самой легкости, что особенно важно при оказании помощи упавшему за борт.

Олимпийский — узел, состоящий из пяти закрытых петель. Служит для временного укорачивания троса. Является старинным морским узлом времен чайных, опиумных и шерстяных клиперов. Английское название узла переводится весьма образно: «два сердца, бьющиеся как одно».

Рис. 13. Олимпийский узел

Пиратский — сбрасывающийся узел. Состоит из петель, которые при нагрузке на коренной конец зажимают и держат друг друга. Если потянуть за ходовой конец, конструкция лишается стопорной петли и сразу распадается.

Рис. 14. Пиратский узел

А существует еще и разбойничий сбрасывающийся узел. Им привязывали повод лошади. Принцип у него такой же, как у злодейского и пиратского узлов.

Плоский (узел Жозефины) — узел, отличающийся симметрией. Применяется для связывания канатов и тросов разного диаметра. Он завязан правильно, если соединяемые концы переплетаются друг с другом в строгой последовательности, иными словами, идут через один под один. Название пришло из французского языка. В старину им завязывали галстуки, кушаки, декоративные элементы военной формы. Теоретически завязывать его можно по-разному, существует большое количество вариантов, и в этом его опасность. Практика показывает, что далеко не каждый узел из этого числа завязывается по принципу плоского узла и будет надежно держать. При отсутствии контрольных узлов плоский узел меняет свою форму под большой нагрузкой и трудно развязывается.

Рис. 15. Узел Жозефины

Простой (обыкновенный) — элементарный, универсальный узел. В древности назывался «калач». Старорусское название сохранилось за выпечкой из теста, свернутой в виде этого узла. В зависимости от того, как он завязан, простой узел может быть левым или правым. Левый узел («через руку») считался символом сытой жизни. Применяется в качестве страховочного на ходовых концах тросов. Туристы называют этот узел «штык» — от искаженного английского «стек».

Рис. 16. Обыкновенный узел

Рыбацкая петля (английская петля, рыбацкий огон) — узел, применяемый рыболовами. Моряками используется вместо фабричного огона.

Рис. 17. Рыбацкая петля

Союзный — сочетание двух «вечных узлов» («узлов счастья»). Почитался как символ супружества. Известен с III тысячелетия до н.э.

Рис. 18. Союзный узел

Смертельный узел – это неправильная вязка ткацкого (рыбацкого) узла. Создает видимость узлового соединения двух веревок. А потому очень коварен, и даже может привести к несчастным случаям, из-за чего и заслужил такое название.

Рис. 19. Смертельный узел

УИАА (Баумгартнера) — узел, официально утвержденный в 1971 году решением Интернационального союза альпинистов. Применяется для динамической страховки через альпинистский карабин.

Рис. 20. Узел Баумгартнера

Устричный — стопорный узел значительного размера. Свое название получил, очевидно, из-за внешнего сходства с устрицей. Но наибольшее распространение получил, между прочим, у музыкантов. Благодаря своей симметрии он широко используется для крепления струн музыкальных инструментов.

Рис. 21. Устричный узел

Хирургический — применяется вместо прямого узла, как более надежный. Считается специализированным узлом для связывания тонких бечевок, одножильных нитей из синтетики, чаще всего плохо держащих обычные узлы под нагрузкой.

Рис. 22 Хирургический узел

Кандальный (двойной топовый) — узел, образующий две петли. Его название на английском языке обозначает «наручники». Узел вполне может служить для этих целей: в качестве своеобразных наручников, для фиксации рук нарушителя спокойствия.

Рис. 23. Кандальный узел

Капуцин («кровавый узел», косичка стопорная) – стопорный узел. Используется для закрепления в узких отверстиях при бескарабинной навеске за шлямбурные крючья). Применяется он при аварийных ситуациях. Узел достаточно надежен, легко развязывается. Число шлагов узла может быть увеличено до девяти, как раз такие узлы применялись инками в качестве «узелкового письма» (кипу). В средние века их завязывали монахи-капуцины на концах шнуров, которыми подпоясывали рясы. Во времена парусного флота и вплоть до 1944 г. в британской армии такие узлы завязывались на концах косичек веревочных плеток («кошек»), предназначенных для наказания. Также используется он и в качестве декоративного узла и успешно применяется в технике плетения макраме.

Рис. 24. Узел Капуцин

И все-таки закончить этот раздел я хочу двумя по-настоящему морскими узлами: флажным и морским крестом. Флажный – это вспомогательный сбрасывающийся узел. С помощью него поднимают на кораблях сигнальные флаги.

Рис. 25. Флажный узел

Южный крест (морской крест) — узел, образующий три петли и два конца вокруг круглой опоры. Применялся в старину для тех же целей, что и топовый. Моряки почитают этот узел в качестве талисмана.

Рис. 26. Узел южный крест (морской крест)

В завершение этой главы хотелось бы еще раз подчеркнуть тот факт, что исторически русский морской язык сформировался в том числе путем отсева терминов, заимствованных в конце XVII — начале XVIII вв. из голландского и английского языков, а именно слов, которые не выдержали конкуренции с исконно русской терминологией. Те же термины, которые не имели эквивалентов в русском языке или более удачно отражали флотские реалии, заняли свое место в профессиональном языке мореходов.

Также хочется подчеркнуть, что новый узел – это явление нередкое, как и множество других изобретений. Появление новых узлов говорит о том, что искусство вязки не может быть канонически застывшим, оно таит в себе скрытые возможности. Некоторые новые узлы способны произвести не только сенсацию, но открыть новые подходы к развитию одного из древнейших ремесел, а также дать нам абсолютно новые названия и классификации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.