Каланов Н. Названия кораблей революции и гражданской войны (по материалам ЦГАВМФ, ф.р.- 315)

крейсер «Аврора»

     В названиях кораблей, как в зеркале отражены вехи исторических событий страны. Февральская революция свергла царский режим, наступила новая эпоха в жизни России. Политические перемены отразились и в новых корабельных именах. На кораблях с монархическими названиями судовые комитеты приняли решение ходатайствовать о переименовании. Матросы считали, что старые названия в корне противоречат революционным преобразованиям. Просьбу моряков удовлетворили, и весной 1917 г. на Балтике появились линейные корабли «Гражданин» (до 31 марта – «Цесаревич»), «Республика» (до 16 апреля – «Император Павел I»), «Заря свободы» (до 9 мая – «Император Александр II»), госпитальное судно «Товарищ» (до 2 марта – «Император Николай II»). Ледокол «Волынец» (до 8 мая – «Царь Михаил Федорович») назвали так в честь солдат лейб-гвардии Волынского полка, отличившихся в дни Февральской революции в Петрограде. В числе переименованных на Черноморском флоте были линейные корабли «Воля» и «Свободная Россия» (до 16 апреля – «Император Александр III» и «Императрица Екатерина Великая»), транспорт «Вече» (до апреля 1917 – «Император Николай II», с 1924г. – «Ильич»). Портовому судну «Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич» (пожалуй, это самое длинное название за всю историю российского флота) 12 сентября вернули прежнее название – «Возрождение».

     Находились в составе флота и другие корабли, чьи имена навечно вписаны в летопись борьбы русского народа с самодержавием – это легендарные ветераны восстаний 1905-1907 гг. Чтобы вытравить из народной памяти имена «кораблей-бунтовщиков», царизм решил переименовать броненосец «Князь Потемкин Таврический» в «Пантелеймон» (с 29 сентября 1905), крейсер «Очаков» – в «Кагул» (с 25 марта 1907г.), крейсер «Память Азова» – в учебное судно «Двина» (12 февраля 1909г.). Под давлением матросских масс Морское ведомство Временного правительства было вынуждено издать приказ о возвращении кораблям названий, отнятых за революционные выступления их команд. 31 марта 1917 года снова вернулись кораблям овеянные героизмом и славой имена «Очаков», «Память Азова», «Князь Потемкин Таврический». Однако обратное переименование «Пантелеймона вызвало у команды бурю возмущения. Еще раньше матросы просили присвоить своему прославленному кораблю новое имя – «Борец за свободу»; они считали, что только такое название, а не имя царского фаворита, будет точно и полно характеризовать путь, пройденный всемирно известным героическим кораблем, названным В.И.Лениным «непобежденной территорией революции». Судовой комитет отказался выполнять приказ о переименовании и вторично направил ходатайство. Временное правительство уступило – 28 апреля 1917 г. кораблю присвоили имя «Борец за свободу».

     Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую главу в истории корабельных названий. Моряки Красного Флота положили начало новым, советским традициям в наименовании кораблей, стараясь в то же время по возможности сохранять установившиеся обычаи. В годы гражданской войны названия кораблей остались в основном без изменений, навсегда исчезли с бортов лишь наиболее одиозные. Переименования коснулись многих судов торгового флота, мобилизованных для нужд обороны и составивших основу речных военных флотилий. Матросы давали своим кораблям названия, ярко отражавшие историю борьбы с самодержавием, преданность ленинским идеям, бесстрашие и отвагу воинов революции.

     Проявляя глубокое уважение к вождю мирового пролетариата, моряки просили увековечить имя Владимира Ильича в названиях кораблей. Такую лениниану открыл 28 января 1919 года вспомогательный крейсер Астрахано-Каспийской флотилии «Ильич» («бывший пароход «Бамбак»). Он активно участвовал в обороне Царицына и Астрахани, в боях против белогвардейцев и английских интервентов на Каспии. В начале мая крейсер помог эсминцу «Карл Либкнехт» в захвате вражеского посыльного судна «Лейла», на котором находилась деникинская военная делегация, следовавшая с важными оперативными документами к Колчаку. Во многие речные и морские флотилии входили корабли с именем Ленина на борту; матросы гордились этим и подвигами доказывали свою преданность вождю революции.

     Для того, чтобы лучше почувствовать, насколько ответственно красные бойцы относились к такому почетному наименованию, можно привести следующий пример. При образовании Днепровской военной флотилии бронекатеру No2 присвоили в марте 1919г. название «Ленин», однако командующий Украинским флотом член Реввоенсовета республики В.А.Антонов-Овсеенко вполне справедливо посчитал, что такое высокое имя необходимо завоевать. Катеру возвратили прежний номер, и только через год другое прославившееся в боях судно заслужило право носить имя В.И.Ленина; здесь работал штаб командующего Днепровской военной флотилии.

     Под красным флагом – символом революции – сражались военные моряки на фронтах гражданской войны. Слово «красный» стало ассоциироваться в народе со всем революционным, передовым. Вот почему матросы писали на бортах и рубках кораблей и судов «Красное знамя», «Красный флот», «Красноармеец», «Червоный казак», «Красная заря», «Красный Петроград», «Красный Таганрог», «Саркана Латвия» («Красная Латвия»). Пафос классовой борьбы соединился с героизмом, энтузиазмом масс, с романтикой трудный но незабываемых лет, и родились новые корабельные имена: «Власть Советов», «25 октября», «Советская Россия», «Совет», «Борец за коммуну», «Авангард революции», «Защитник трудящихся», «Беднота», «Пролетариат», «Революция», «Коммуна», «Коммунист», «Комсомол», «Комиссар», «Агитатор», «Правда», «Федерация», «Совнарком», «Труд»… Имена агитационно-просветительных пароходов «Факел социализма», «Большевик», «Красная звезда» хорошо знали на Волге, Дону, Днепре, Каме и Каспийском море. В районы, освобожденные от белогвардейцев и интервентов, эти суда несли правду ос Советской власти, способствовали росту влияния ленинских идей, политической сознательности.

     Многие имена своим кораблям моряки завоевали в боях с контрреволюцией. Доблесть и мужество проявили экипажи в сентябре 1918г.: «Под Казанью флотилия покрыла себя славой. Все суда соревновались в героизме и преданности рабочему классу», – отмечалось в приказе Реввоенсовета Республики («Волжская военная флотилия в борьбе за власть Советов (1918-1919). Горький, Волго-Вятское книжное издательство, 1979, с. 90-91). Кораблям дали новые революционные названия: «Царицын» переименовали в «Товарищ», «Ольгу» – в «Авангард революции», «Пересвет» – в «Борец за коммуну», «Олень» – в «Борец за свободу» и т.д. В последующий боях красные матросы доказали, что их корабли достойны славных имен. За подвиги в боях на Волге «Борец за свободу» удостоился высшей в то время боевой награды Советской республики – Почетного революционного Красного знамени ВЦИК.

     1 октября 1918 года при овладении селом Пьяный Бор погиб флагманский корабль Волжской военной флотилии «Ваня» No5. До последней минуты оставался на мостике помощник командующего флотилией Н.Г.Маркин. В память о нем 15 октября вышел приказ о переименовании вооруженного парохода «Добрый» в «Товарищ Маркин». Кроме того, было решено первый готовившийся войти в состав флотилии корабль назвать именем погибшего флагманского судна. 22 октября переоборудованный и вооруженный пароход «Дегтярев» получил имя «Ваня-коммунист» No9. С боями прошел он всю гражданскую войну, затем ударно трудился на волжских просторах и погиб под Сталинградом уже в годы Великой Отечественной войны.

     Никогда не забывали моряки своих боевых товарищей, отдавших жизнь в борьбе за светлые идеалы коммунизма в дни революций и на фронтах гражданской войны. Навечно зачислены в списки корабли с именами руководителей матросских выступлений: «Моряк Матюшенко», «Лейтенант Шмидт», «Частник», участников Октябрьской революции, борцов за Советскую власть, деятелей Коммунистической партии, командиров Красной Армии и Флота: «Ковалев», «Товарищ Шмелев», «Павлин Виноградов», «Нариман Нариманов», » Али Байрамов», «Товарищ Желиховский»; бакинских комиссаров: «Товарищ Петров» (бывшее посыльное судно «Лейла»), «Яков Зевин», «Товарищ Шаумян», «Алеша Джапаридзе», «М.Азизбеков» и другие. Имена погибших от рук контрреволюционеров продолжали жить в названиях («Память товарища Урицкого», «Урицкий», «Память Володарского», «Володарский», «Рошаль», «Память Рошаля») и служить примером для защитников революции, оставаясь символом преданности делу партии коммунистов, верности трудовому народу.

     Борьба русского народа за свое освобождение имеет глубокие корни, вековую историю. Вот почему в Красном флоте не могли не появиться такие названия, как «Атаман Разин», «Стенька Разин», «Емельян Пугачев»; ряд судов получил имена деятелей, связанных с революционным движением: «Желябов», «Софья Перовская», «Кибальчич», «Степан Халтурин», «Радищев», «Герцен», «Максим Горький» и других. В память об этапах борьбы за свободу и социальную справедливость появились такие названия кораблей, как «Декабрист», «Народоволец», «Социалист», «Республиканец», «Большевик».

     Высокая классовая сознательность, солидарность рабочих и крестьян Страны Советов с пролетариатом и угнетенными народами всего мира ярко проявились в годы гражданской войны. В память о деятелях французской революции и героях освободительного движениях корабли и суда получили имена «Жан Поль Марат», «Марат», «Робеспьер», «Мирабо», «Гарибальди», «Джузеппе Гарибальди» и другие. Моряки гордились названиями «Карл Маркс», «Фридрих Энгельс». Выражением интернациональной солидарности с трудящимися Европы стали имена, присвоенные в честь в честь руководителей социалистических и коммунистических партий: «Франц Меринг», «Роза Люксембург», «Карл Либкнехт», «Бебель», «Жан Жорес», «Бела Кун», «Фридрих Адлер». Рождение Советских республик в Венгрии и Баварии запечатлено в названиях плавбатарей Северо-Двинской военной флотилии «Венгрия» и «Бавария». Образование Коминтерна отмечено наименованиями «Интернационал» и «III Интернационал».

     Революция и гражданская война вписали в анналы истории фамилии талантливых руководителей партии, военачальников. Они увековечены в названиях «Товарищ Калинин», «Яков Свердлов», «Свердлов», «Дзержинский», «Подвойский», «Альтфатер», «Раскольников», «Тухачевский», «Уборевич», «Буденный» и другие. Выбирая такие имена, моряки проявляли внимание к замечательным людям, веру в их талант, преданность делу Ленина.

     Советские моряки продолжили замечательную традицию своих предшественников называть легкие боевые единицы флота прилагательными, которые определяли их качественные характеристики. На Днепре, Припяти и Березине в 1919-1920 гг. успешно действовали в составе Днепровской военной флотилии «Геройский», «Грозящий», «Губительный», «Малый», «Могучий», «Мстительный». За смелый прорыв в районе Лоево-Триполье и успешные действия у Киева эти корабли удостоились высших наград Республики – Почетных революционных Красных знамен, а военные моряки – орденов Красного Знамени. Ветерану флотилии канонерская лодка «Верный» в начале Великой Отечественной войны была представлена к ордену Ленина за героизм и отвагу экипажа, но вручить награду не успели. 25 августа 1941г. лодка погибла в бою с авиацией противника в районе Сухолучья.      В далекое прошлое ушли корабли – участники былых сражений. Но их слава живет, как живут революционные и боевые традиции моряков. Символами бессмертия легендарного прошлого стали надписи на бортах современных кораблей. Ярко горят сделанные золотой вязью славные имена, родившиеся в годы революции и гражданской войны, имена, которые навеки вошли в историю нашей Родины

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *