Каланов Н. Флотские суеверия. Черная кошка и красный петух

Однажды известный мореплаватель Василий Головнин, отправляясь в плавание, захватил с собой живого петуха.

— Зачем вам эта птица? – спросили у моряка провожающие его друзья. – или ваши матросы неточно отбивают склянки?
— Со склянкой нет никаких конфузий! – возмутился Головнин и добавил не без ностальгической грусти: – А оный «петя» своим рассветным пением зело напоминает мне о покинутой земле и отчем доме…

С давних времен спутниками моряков в дальних скитаниях чаще всего становилась кошка или петух. Такой выбор не случаен. У многих народов они были носителями дурных и счастливых примет, принимали участие в различных суеверных ритуалах и обычаях, и даже, в зависимости от обстоятельств, могли повлиять на судьбу моряков или их судна.

Начиналось все с закладки киля. Это важное событие издавна было регламентировано определенными табу и таинствами. Один из запретов гласил, что при закладке киля вблизи не должно быть кошек, собак, кроликов – каких-либо животных, «покрытых шерстью». Суеверие подстерегало, что в них очень часто любят превращаться колдуны и ведьмы, которые могут «сглазить» будущее судно. А вот крик петуха считался в этот момент весьма желанным предзнаменованием. Ведь еще в античной мифологии, а позднее в средневековых христианских легендах и поверьях петух ассоциировался с рождением света, зарождением новой жизни. Древние свято верили, что эта птица отсчитывает время, а пением отпугивает демонов ночи.

Корабелы разных наций прятали кости и перья петуха под палубой или в корпусе судна – это было надежным средством от нежелательного вселения на судно злых духов. Часто для этих же целей рисовали петуха и на мачтах, переборках, предметах быта моряков. Также считалось, что эти рисунки предохраняли еще и от огня и молний.

У многих народов спуск судна не обходился без «могущественного» петуха: испанцы и португальцы окропляли его не только святой водой, но и петушиной кровью.

У русских мореходов был обычай – по построенному судну первой должна пройти кошка. Этим преследовалась цель изгнать всю нечистую силу, которая уже успела обосноваться в корабельных уголках.

Но вот судно спущено, «сдано Богу на руки»… Кроме надежды на Всевышнего у моряков имелись и свои проверенные средства, помогающие снискать расположение «госпожи Фортуны», например, опытом было «доказано», что удача сопутствует судну, в штате которого числится кошка.

На протяжении многовековой истории мореплавания «авторитет» кошек то поднимался до святости, то падал до исчадия ада.
Начиная с X-XI веков у английских мореходов и рыбаков особой популярностью и почетом пользовались коты и кошки исключительно черной масти. Их присутствие на судне всегда считалось залогом безопасного и счастливого плавания. Вера моряков в могущество кошек была свята, поэтому во время кораблекрушений они в первую очередь спасали их, а уж потом свои пожитки. Обидеть животное значило навлечь на судно беду или даже гибель.

Английские законы определяли возрастную и породистую стоимость представителей кошачьего племени и наказание за жестокое обращение с ними. В доме каждого уважающего себя моряка жила черная кошка. Домашние надеялись, что это поможет спасти их мужей и сыновей от всех морских бед.

С кошкой связано много других суеверий. К примеру, в семьях латышских моряков считалось, что если кошка на закате обходит комнату с севера на юг, значит утром надо ждать возвращения мужчин с промысла. Скандинавские жители верили, что когда кошка беспричинно мяукает, то моряки попали в туман, а если когтями царапает стену – в шторм.

Китайцы тоже были неравнодушны к этим животным. Кошка обозначалась иероглифом «мао» и представляла собой символ долголетия, что для морской жизни немаловажно. Поэтому этот иероглиф рисовали на парусах, переборках, циновках.
У японцев само слово «кошка» – «нэко» – в море являлось табу. Произнести запретное слово значило разозлить ветряных богов. Несмотря на такие сложности в отношении к животному, ни одно японское судно не отправлялось в плавание без кошки, причем обязательно рыжего цвета. Если рыбаки попадали в опасный шторм, то для умилостивания разъяренной стихии кормчий выбрасывал «неудачливую» кошку за борт.

Со временем у многих европейских народов сложилось представление, что всякие беды происходят от черных кошек. Эти суеверия постепенно проникли и в морскую среду. Так, у американских китобоев появился термин «черный кот». Им называли судно, над которым висит проклятие, и поэтому оно всегда возвращается в порт с неполным экипажем.

Конкурентами кошек в морских суевериях издавна были петухи. Их не выбрасывали за борт в шторм, не съедали в голодные дни – они как признанные всеми «вестники богов» считались защитниками судна от различных неприятностей. Причем больше всего ценились петухи ярко-красной расцветки. Дело в том, что красный цвет – цвет солнца, цвет жизни и крови – считался исключительным средством для устрашения колдунов и ведьм. Но, кроме раскраски, немаловажным качеством были голосовые данные корабельного петуха. О значимости громкого петушиного пения повествуют многие христианские легенды.

В одной из них Христос воскрес после пения петух, в другой петух вещал людям о будущем, в третьей предупреждал об опасности. Это последнее его свойство наиболее всего почиталось моряками.

Сказания норвежцев – потомков викингов более подробно разъясняют роль петуха в море. Оказывается, что только его громкий крик способен заставить исчезнуть видение мифической шхуны «Королева Берта», с «мачтами из костей, парусами из теней и командой из утонувших матросов». Этот дьявольский признак сулил морякам огромные несчастья. Поэтому более благоразумные из них стремились иметь на судне штатного горластого петуха-сторожа.

Значение его пения у разных народов трактовалось по-разному. К примеру, у наших соотечественников неожиданный крик петуха ночью предвещал смерть близкого человека. А вот у индейцев и японцев это служило хорошим признаком – скоро вернутся рыбаки.

В наш просвещенный век большинство предрассудков и суеверий безвозвратно исчезли, а рассказы о них воспринимаются как любопытные факты из истории далекого морского прошлого. Никто уже не верит в пророчество крика «вестника богов», – петуха, с меньшим почтением относятся и к «символу надежды» – кошке.

И все же на многих судах и ныне безбоязненно живут разнообразные коты и кошки, а также горластые петухи, как дань памяти вековым морским традициям, как напоминание о домашнем уюте и вечной любви к нашим «меньшим братьям».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *