Кузнецова К. Вклад моряков — декабристов в науку и культуру России (доклад на Елагинских чтениях в Санкт-Петербурге)

«Декабристы отнюдь не «горстка офицеров», замыслившая военный переворот во имя народа. Это – мыслящая Россия!» (Бригитта Иосифова, «Декабристы»)

Автопортрет Н.А.Бестужева

Движению декабристов – два века, оно зародилось в первой четверти XIX века под влиянием побед над Наполеоном, освобождения Европы от его тирании, под воздействием знакомства с республиканскими институтами государственной власти в некоторых европейских странах и – возвращение победителей на Родину – в самодержавную крепостническую Россию… Среди тех, кто задумался (будущих декабристов) – офицеры гвардейских и армейских полков и моряки; учёные самых различных направлений науки – экономисты, историки, естествоиспытатели, а также – деятели культуры: писатели и поэты. Их многосторонняя деятельность значительно обогатила российскую науку и культуру.

          Поиски истины, выбор средств и способов прогрессивных преобразований, выработка программных принципов политических и экономических изменений в стране, в основе которых – созидание во имя укрепления могущества России, и – в силу внезапно сложившейся ситуации – морозным утром 14 декабря 1825 года – трагический выход на Сенатскую площадь Петербурга…

Бестужев М.А.

          Материалы о восстании декабристов в РГА ВМФ представлены весьма полно, и это – не случайно: ведь 14 декабря 1825 года на Сенатской площади самым значительным по численности и организованности среди восставших был Гвардейский морской экипаж. В Рос. Гос. Архиве ВМФ есть описания событий этого дня, собраны материалы об участниках восстания (офицерах и матросах), о раненых и убитых, об арестах, о работе Следственного комитета, подробно – о приговоре морякам и его исполнении.

Арбузов А.П.

          Нас же интересует (в рамках заявленной темы) другой аспект – вклад моряков-декабристов в науку и культуру России. Восстание на Сенатской площади явилось чертой, разделившей жизнь большинства восставших на «ДО» и «ПОСЛЕ» восстания.

          32 будущих декабриста получили образование в Морском кадетском корпусе: А.Арбузов, братья Бестужевы, Беляевы и Бодиско, Д.Завалишин, М.Кюхельбекер, А.Иванчин-Писарев, В.Романов, К.Торсон, Н.Чижов, В.Штейнгель и другие. Большинство из них, преданных флоту, стремились реализовать свои способности и возможности, усовершенствовать  себя, добросовестно, творчески и вдумчиво относясь к службе, чем внесли значительный вклад в науку, в конкретные её направления, как-то: гидрографию, метеорологию, океанографию и др., а также в преобразование флота – укрепление и совершенствование его частей, включая вопросы кораблестроения. Именно этими вопросам был серьезно озабочен капитан-лейтенант К.Торсон, а позднее – и его верный помощник М.Бестужев, начавшие реализовывать один из своих проектов «на деле» – при перевооружении корабля «Эмгейтен» (1824 г.).

          В архиве ВМФ частично отложилось то, что было «ДО» восстания, связанное со службой моряков – будущих декабристов. Россия, несмотря на серьёзные проблемы в отношении флота, в первой четверти ХIХ в. сделала важные открытия «по части географической». Многие из будущих декабристов участвовали в дальних и кругосветных плаваниях: на Русский Север к Новой Земле – М.Кюхельбекер, 1819г., Н.Чижов, 1821г. и 1822г.; к Южному полюсу, экспедиция Ф.Ф.Белинсгаузена – К.Торсон, 1819 – 1821г.г.; к берегам Европы: Голландии и Франции — Н.Бестужев, 1815г., и 1817г.; Испании – В.Романов, 1818г.;  к берегам Франции – Северной Африки – Гибралтара на фрегате «Проворный», 1824 г. – Н.Бестужев, А.Беляев, М.Бодиско, П.Миллер, Е.Мусин-Пушкин и В.Шпейер (все были вскоре привлечены к следствию по делу «14 декабря»);  к берегам Камчатки  — В.Штейнгель, 1803г.; Северной Америки и Калифорнии – В.Романов, 1820г.; М.Кюхельбекер, 1821-1823 г.г;  Д.Завалишин и Ф.Вишневский, 1822 – 1824г.г.

          Плавания и экспедиции имели различные цели: торговые, экономические, доставка грузов на Камчатку и в Русскую Америку и охрана её берегов, учёные изыскания, решение географических проблем – открытие Южного материка или поиски Северного прохода между Атлантическим и Тихим океанами. Но перед всеми уходившими в дальние плавания моряками ставились задачи: вести наблюдения и научно-исследовательские изыскания метеорологические, океанографические, астрономические, магнитные, а также – картирование берегов, в том числе – и вновь открытых островов и целого континента – Антарктиды, а также – сбор этнографических, ботанических, зоологических и минералогических коллекций. И результаты этих серьезных наблюдений и исследований, проводившихся во время тяжёлых плаваний и при обследовании новых земель и островов, многие не остались бесследными (не пропали) для истории отечественной науки, но обогатили её и способствовали дальнейшему росту. В архиве эти материалы сохраняются в отчётах, вахтенных журналах и делах, а для широкой публики – в виде «Записок», рассказов, описаний в изданиях того времени. Например:

          Журнал «Сын Отечества» опубликовал в 1819г. «Опыт полного исследования начал и правил хронологического и месяцесловного счисления старого и нового стиля» В.Штейнгеля (работа не потеряла исторический ценности и сегодня!); а в 1823г. Напечатана статья Н.Чижова о результатах двух его плаваний в экспедициях Ф.П.Литке к Новой Земле (о протяжённости берегов острова, о проливе Маточкин Шар, о заливах, климате, льдах и животном мире); журнал «Соревнователь просвещения и благотворения» напечатал статью Н.Бестужева «Об электричестве в отношении к некоторым воздушным явлениям» в 1818г., а в 1821г. «Записки о Голландии 1815г.»; в 1822г. – «Опыт истории Российского флота»; в 1825г. в «Записках, издаваемых Адмиралтейским департаментом» напечатана «Выписка из журнала плавания фрегата «Проворный» в 1824г.»; К.П.Торсоном составлены «Записки об экспедиции к Южному полюсу в 1819-1821г.г. на шлюпах «Восток» и «Мирный» — предполагают, что их ранний вариант вошёл в состав известного труда Ф.Ф.Беллинсгаузена (подлинные труды Торсона – в том числе – и эти «Записки» — пока не обнаружены, к великому сожалению). В журнале «Отечественные записки» в 1820г. опубликован отрывок из походных записок об Испании В.П.Романова, а в «Северном архиве» в 1825г. – его работа об индейцах северо-западного берега Русской Америки «О колюжах или калошах вообще» (интересный этнографический материал).

Бодиско М.А.

Особо надо отметить важность для флота России деятельности Николая Бестужева «ДО» восстания. Николай Александрович Бестужев своим участием в дальних плаваниях к берегам Европы (1815г. и 1817г.), своей «усердной службой» помощником директора маяков Балтийского моря и началом своих исследований в Финском заливе – о.Гогланд и побережья обратил на себя внимание – после прикомандирования к Адмиралтейскому департаменту – адмирала Г.А.Сарычева. И по предложению последнего в марте 1822г. Н.Бестужеву было поручено «составление выписок из морских журналов, касающихся до Российского флота». В архиве есть документы о том, где и какие сведения находил Н.Бестужев. В результате чего им была составлена работа, названная автором «Опыт истории Российского флота». Николай Александрович довёл своё исследование только до 1714г. «Несмотря на незавершённость, труд Н.Бестужева явился первым глубоким исследованием истории военного флота России за первое тысячелетие его существования с IX по XIII век и получил признание общественности…» Н.А.Бестужев по праву является первым историографом флота России (а первой «расшифровала» рукопись Бестужева исследователь Г.Е.Павлова). Заслугой Н.А.Бестужева является также разбор материалов «музеум-камеры» и приведение в порядок и систематизация морского музея страны.

Завалишин Д.И.

В период следствия находящимся в казематах Петропавловской крепости декабристам была предоставлена возможность «писать царю». И возможностью этой воспользовались некоторые из них, чтобы донести до государя истинное положение в стране. Смелые письма Николаю I написали и моряки-декабристы, в том числе В.И.Штейнгель и К.П.Торсон.

Владимир Иванович Штейнгель (один из самых старших по возрасту декабристов) написал царю 2 письма о положении в стране, доставшейся Николаю I после правления Александра I, которое было «пагубно, а под конец – тягостно для всех состояний, даже до последнего изнеможения». Это были письма с оценкой не только политического и экономического положения страны, но и состояния её военно-морского флота. Серьёзный аналитик, видевший Россию «от Камчатки до Польши и от Петербурга до Астрахани» позволил себе высказать государю своё видение выходов из тупикового положения.

Константин Петрович Торсон, активный участник «Южной экспедиции 1819-1821г.г.», в результате которой была открыта Антарктида, «человек идеальной честности и практической пользы» своими письмами царю из крепостей (Свеаборга и Петропавловской) завершил свои проекты по техническому перевооружению кораблей и кадровой реорганизации службы на российском флоте – «всё то, что в продолжении службы собрал полезного для флота». Государь распорядился созданием Комитета образования флота, и на его рассмотрение была передана Записка капитан-лейтенанта Торсона под названием «Предложения об организации службы в экипажах, морских учебных заведениях и на кораблях», присланная на имя царя. Предложения касались: корабельных экипажей, действия артиллерии на корабле, системы образования офицеров и матросов на корабле, занятий экипажей на берегу, обучение кадетов; морской обороны портов, офицерских казарм, денщиков, и автор коснулся даже вопроса работы и (весьма патриотично) состояния руководящих кадров на Ижорских Адмиралтейских заводах.

Заседания Комитета проходили в начале июля 1826г. и закончились пространным заключением – «…хотя некоторые предложенные Торсоном предметы имеют хорошую цель к улучшению частей флота.., но… не заключают в себе особенного…» Итак, «Комитет по сему положил: означенные изъяснения Торсона совокупно с прежними, как не дельные и ничего нового для пользы флота не открывающие, принять к сведению, всеподданейше донеся об оном Е.И.В…» Никакого другого отзыва от Особого Комитета ожидать и нельзя было, ибо он заседал в дни вынесения сурового приговора «государственным преступникам» и его исполнения.

Торсон К.П.

Известно, что правителю дел Следственного комитета А.Д.Боровкову было поручено Николаем I составить «Свод показаний членов злоумышленного общества о внутреннем состоянии государства». «Сознавая неотвратимость проведения в жизнь программных положений декабристов», годами император «черпал из него много дельного». Николай I внял советам изучить особенности службы на флоте, ввёл для себя правило регулярно посещать корабли, выходить на них в море, посещать (как правило – без предупреждения – К.К.) учебные заведения, и провёл кадровую реорганизацию в Морском ведомстве. Много лет спустя в своих «Воспоминаниях» В.И.Штейнгель писал о «письмах к царю» Торсона: «…настоящее положение флота и портов свидетельствует, как они были полезны».

«ПОСЛЕ» вынесения сурового приговора, в течение 30-летнего пребывания в Сибири (на каторге и поселении) декабристы на практике реализовали основные созидательные положения своих программ: каторжная академия – в казематах Читы и Петровского Завода – для себя; школы для местных детей – в местах своих поселения. Многие «государственные преступники» (в том числе и декабристы-моряки) внесли значительный вклад в науку и культуру страны, «возобновив свою деятельность по изучению Отечества», в тяжелейших условиях ведя и систематизируя свои наблюдения по метеорологии, ботанике, климату, этнографии народов в местах своего проживания.

Чижов Н.А.

«Руководителем моряков и в то же время центральной фигурой нравственной силой декабристов» был Николай Бестужев. Его огромная эрудиция и талант; требовательность к себе и другим, пытливость в достижении целей, работоспособность и готовность прийти на помощь другим снискали ему абсолютный авторитет среди товарищей.

СЕЛЕНГИНСК (ныне – Новоселенгинск), где после тюрьмы поселились моряки Константин Торсон и братья Николай и Михаил Бестужевы, стал «Морской Меккой» в Забайкалье. Там учили детей местных бурят, занимались многими науками: метеорологическими и климатическими наблюдениями, вели обширную переписку и были в курсе последних флотских новостей.

Николай Александрович исследовал явления атмосферного электричества и разрабатывал новый корабельный хронометр, знакомился с бурятским хозяйством и национальными обычаями и написал интереснейшую в этнографическом плане статью. Он обошёл вокруг всё близлежащее красивейшее «Гусиное озеро», обследовал его воды и недра берегов, обнаружив каменный уголь и немало полезных минералов, и написал очерк. Буряты платили Николаю Бестужеву неизменно любовью и называли «Красным Солнцем».

Михаил Александрович реализовал отличные способности изобретателя ещё в начале 20-х годов, занимаясь вместе с Торсоном вопросами кораблестроения теоретически и практически на корабле «Эмгейтен». На поселении же он занимался проектом гидравлического движителя, позже (в 1857г.) описал своё изобретение в письме гидрографу вице-адмиралу М.Ф.Рейнеке, с которым у братьев Бестужевых была переписка. В Селенгинске М.Бестужев составил чертёж и с братом Николаем построил новый лёгкий и удобный для «диких степей Забайкалья» экипаж – «сидейку» или «бестужевку», как называли его в округе. Было даже налажено небольшое производство «сидеек», и мне довелось в 1985 году видеть сохранившийся экземпляр в Краеведческом музее города Кяхты. Велико и литературное наследие Михаила Бестужева – «Воспоминания» о замечательной сплочённой семье Бестужевых (3 сестры приехали к братьям на поселение), о товарищах по флотской службе и по Сибири, о достопамятном пешем переходе декабристов из Читы во вновь построенную тюрьму Петровского Завода.

Константин Петрович Торсон освоил на поселении земледелие и свои способности изобретателя вложил в разработку чертежей сельско-хозяйственных машин, облегчающих тяжёлый ручной труд (земледелие давало средства для жизни). Первой из этих машин была молотильная машина. Моряк возобновил также работу над рукописью о флоте, написал «Опыт натуральной философии о мироздании» и свои «Воспоминания о путешествии к Южному полюсу». Судьба рукописей Торсона — включая «Записки об открытии Антарктиды» — неизвестна (хотя его сестра, Екатерина Петровна, приехавшая сюда вместе с матерью вскоре по «выходе на поселение» брата, приняла меры к сохранению бесценного наследия после кончины Константина Петровича). Из всего написанного – только один «Чертёж с описанием молотильной машины» известен на сегодня и находится в Рос. Гос. Историческом Архиве, слава Богу! Увы, не найден и портрет К.П.Торсона, наверняка, написанный его другом Николаем Бестужевым.

Лейтенант Завалишин Дмитрий Иринархович: «Мы первые явились в Сибирь людьми из высшего сословия вполне доступные, при том с правилами, совершенно противоположными тем, какие жители привыкли видеть в высших себя и в начальниках… Оттого от нас никто ничего не таил и… открывали нам то, что никогда не открыли бы правительству. Оттого-то нам и можно было изучать край в действительной его истине».

Так писал Дмитрий Иринархович о далёком крае России, где декабристы провели долгие трудные 30 лет жизни. Велико научно-публицистическое и литературное наследие Д.И.Завалишина. В 1822-1824г.г. он участвовал в кругосветном плавании на фрегате «Крейсер», посетил Русскую Америку и Калифорнию, проехал всю России… В силу своих способностей и энциклопедических знаний, аналитического склада ума и активности, ко времени высылки на каторгу имел уже, несмотря на молодость, солидный багаж знаний. Он обратил его на пользу этого края: метео- и климатические наблюдения, вычертил карту Забайкалья, а будучи уже на поселении в Чите, спланировал улицы – подобно столице; собирал статистические сведения о Чите; повышенное внимание проявлял к проблемам и использованию одной из самых значительных и важных рек Забайкалья и Востока России – реке Амуру, тем более в связи с освоением с середины XIXв. этого края русскими. Оставшись после амнистии в Чите, Д.Завалишин многие годы боролся со злоупотреблениями и лихоимством местной власти, которая, не выдержав, добилась его высылки из Забайкалья (редкий случай!), и с 1863г. Д.И.Завалишин поселился в Москве. До конца своей долгой жизни Дмитрий Иринархович «настойчиво доказывал необходимость укрепления позиций России на Северо-Востоке, имеющем большое политическое и экономическое значение для страны» (как современно звучит!)

Штейнгель В.И.

 В Москве декабрист работал над «Записками о плавании на фрегате «Крейсер» и своими «Воспоминаниями». Дмитрию Иринарховичу удалось опубликовать многие свои работы в «Морском сборнике», в «Вестнике Географического общества», в «Московских ведомостях», «Северной пчеле», «Русском вестнике».

Последний декабрист умер в Москве в 1892г. «Записки декабриста» Д.И.Завалишина впервые опубликованы в Мюнхене в 1904г., первое русское издание – С-Петербург, 1906г.

          Заканчивая краткий и далеко не полный перечень научных тем, которые разрабатывали «государственные преступники» – декабристы-моряки на поселении в Сибири, не могу не назвать ещё двух исследователей, значительно пополнивших своими трудами копилку отечественной науки. Это – В.И.Штейнгель и М.К.Кюхельбекер.

          Владимир Иванович Штейнгель, проведя на поселении в Западной Сибири 20 лет (с.Елань под Иркутском, г.Ишим Тобольской губ., г.Тобольск, г.Тара, снова г.Тобольск), заинтересовался более других Ишимским округом. Проанализировав географическое положение округа, территория которого равнялась многим губерниям в Европейской части России, дав характеристики главных рек, озёр, климата, сведения о народонаселении , эпидемиях, волостях и населённых пунктах (числом 448), а также – о сельском хозяйстве, промышленности, торговле, Штейнгель составил развёрнутое «Статистическое описание Ишимского округа Тобольской губернии». В 1843г. ему удалось опубликовать этот труд в «Журнале Министерства внутренних дел» под именем ишимского купца Н.Черняковского. Монография не потеряла своего научного значения и в наши дни, судя по тому, что ею заинтересовались осенью 2013г. в редакции журнала «Врата Сибири» (г.Тюмень).

          Лейтенант Михаил Карлович Кюхельбекер: «О России русские мало пишут, иностранец же, самый даже благонамерен, о ней, может быть, менее, чем о какой другой земле, в состоянии сказать что-нибудь верное…и на всё смотрит чужими глазами. Притом большей частью пребывание заграничных гостей в России кратковременно. Итак, мудрено ли, что немцы, французы, англичане и пр. печатают столько вздору про матушку Россию?..» (Очерк «О Забайкальском крае»).

          Оказавшись в 1831г. на поселении на северо-востоке озера Байкал в Баргузине, Михаил Карлович поставил себе целью – по возможности – всестороннее изучение края. Результатом явился очерк «Забайкальский край» (1836г.). В очерке дана подробная характеристика озера Байкал («именуемого Священным морем»), автор отмечает необходимость тщательного его исследования в геологическом отношении (что было вне возможностей поселенца Кюхельбекера – К.К.), отмечает разделение Забайкалья на три сети гидрографически: Байкальскую, Амурскую и Ленскую; Байкальскую подразделяет на Ангарскую, Баргузинскую и Селенгинскую. Высказывает предположение о возможности и необходимости создания системы внутренних сообщений – каналами – не только Забайкалья, но и всей Восточной Сибири, что имело бы исключительно важное значение для экономического и культурного развития края. Это «…хотя по огромному пространству и переходит за предел сбыточного, однако не за предел же возможного», – по словам автора. В очерке затронуты и другие жизненно-важные вопросы края: климат, почвы, полезные ископаемые (рудные месторождения и др.), состояние сельского хозяйства, животноводства, торговли, промыслов местного населения.

          Итак, этот труд ссыльнопоселенца бывшего лейтенанта Гвардейского экипажа М.К.Кюхельбекера явился «одной из первых комплексных природоведческих характеристик Забайкалья». Очерк М.К.Кюхельбекера о Забайкальском крае оказался забытым. Михаил Карлович отправил его знакомому издателю Н.И.Гречу для журнала «Сын Отечества», однако в печати очерк не появился, а оказался в фондах III отделения (ныне – фондах Центрального Гос. Архива Октябрьской революции, и тоже, слава Богу! что не пропал). И ещё одно дополнение. Баргузинская учительница В.Я.Токарева, потомок жены декабриста-моряка, как член Декабристской секции Санкт-Петербурга, написала в своей автобиографической справке в сборнике «Хранители памяти»:

«У Кюхельбекеров было своё хозяйство, которое Михаил Карлович с истинным флотским подходом вёл очень разумно, с пользой не только для себя, но и односельчан. До сих пор «Карлыча» в Баргузине поминают добрым словом за его оросительную систему, за те «чудачества» поселенца, от которых пошли в этих местах посевы пшеницы, овощей, разведение цветов и фруктовых садов».

          Нельзя обойти молчанием вклад в науку и тех моряков, кого не так сурово коснулась «десница государева», кто наказание (за осведомлённость о тайном обществе или выход 14 декабря на Сенатскую площадь) отбывал не в казематах  Читы и Петровского Завода.

Мичман Иванчин-Писарев А.М. из Петропавловской крепости переведён «на службу в Архангельск под бдительный надзор начальства» и принимал участие в составе Беломорской экспедиции под начальством известного гидрографа М.Ф.Рейнеке, близкого друга Н.Бестужева. Беломорская экспедиция выполняла в течение 6 лет важные гидрографические исследования в Белом море (опись, промеры, магнитные наблюдения, картирование берегов), в которых активно и усердно участвовал А.Иванчин-Писарев, заслужив высокую оценку своих работ начальником экспедиции. В итоговых трудах Беломорской экспедиции – «Атласе Белого моря» (1833г.) и в 2-х томном труде «Гидрографическое описание Северного берега России» М.Ф.Рейнеке (1850г.) – есть лепта и лейтенанта (с 1828г.) Алексея Михайловича Иванчина-Писарева.

          Лейтенанта Романова В.П. из Петропавловской крепости «высочайше повелено отправить на службу в Черноморский флот и ежемесячно доносить о поведении». К его уже богатому опыту плаваний (вокруг Европы и на восток – к берегам Америки) и значительному опыту проведённых исследований прибавилась служба на Чёрном море с участием в боевых действиях у кавказского побережья, в эскадре М.П.Лазарева у турецких берегов, а также в Крымской войне – в обороне Севастополя. Научные труды Владимира Павловича: «Замечания о рейде при Сухум-Кале» (1829г.) опубликованы в «Записках Учёного комитета Морского Штаба»; его активная работа в Русском Географическом обществе; опись и картирование р.Днестра (1857г.). Член-корреспондентом Морского учёного комитета Романов В.П. был уволен со службы с чином контр-адмирала в 1861г.

* * *

                Сегодня каждый, кто знакомится с декабристской темой, заглянув в книги и журналы, может найти и увидеть там портреты декабристов и их жён. Проникая глубже в тему, может прочесть их мемуары, часто не задумываясь о том, как они создавались и чем являются на самом деле для нас, потомков, через почти два века. А между тем это – важнейшие исторические и художественно-литературные памятники движения декабристов и их эпохи.

          Гражданский подвиг в казематах тюрем Читы и Петровского Завода совершил Николай Александрович Бестужев, начав писать портреты декабристов и приезжающих к ним жён. В условиях того времени и той обстановки, где жили осуждённые, талант моряка-портретиста Н.Бестужева оказался единственной возможностью запечатлеть образы его товарищей, чтобы порадовать безутешных родных, а в итоге – и нас, потомков. Кисть Бестужева-художника запечатлевала и окружающие пейзажи, и быт не только «государственных преступников» в Чите и Петровском Заводе, но и быт простого народа – «мастеровых, солдат, нищих, чего в Сибири до него никто не делал». Портретист, пейзажист и бытописатель Николай Бестужев и в этом был первым. В настоящее время работы художника хранятся в нескольких литературных сокровищницах Петербурга, Москвы и Забайкалья (г.Иркутск и г.Кяхта), в количестве – около 150 рисунков, составляя наше национальное достояние.

«Кроме обширной морской части наук… я ещё занимался литературою», – эти слова Михаила Бестужева с правом можно отнести и ко многим другим декабристам, оставившим нам, потомкам, свои «Воспоминания». Занятия литературным творчеством, несмотря на трудности казематной жизни, начались ещё в Чите. В Петровском Заводе уже проводились, по инициативе П.Муханова, литературные вечера, на которых читались «собственные сочинения или появившиеся в печати оригинальные произведения русского пера». Жанр и темы для своих сочинений каждый выбирал свободно, часто они были близки к историческим событиям, однако к таковым подходили особо осмотрительно, опасаясь печальных последствий.

          Литературное наследие декабристов тюремного периода дошло до нас в далеко не полном виде. Тем более, что на просьбы авторов о публикациях, ответ был один – отказ или молчание. Официально разрешены публикации были одному Александру Бестужеву-Марлинскому, ко времени ссылки в Сибирь (а затем – на Кавказ) уже широко известному в стране писателю. И тем не менее, 27 декабристов оставили Истории свои «Воспоминания», в том числе моряки: А.Беляев, братья Бестужевы (Николай, Михаил и Пётр), Д.Завалишин, В.Штейнгель.

          Свои мемуары мичман Гвардейского экипажа Беляев Александр Петрович озаглавил: «О пережитом и перечувствованном». Участник трёх дальних плаваний на кораблях Балтийского флота (Исландия, Англия, Франция, Гибралтар) ярко описал свои патриотические чувства:

«Что мне в этом комфорте, в этих чудесах цивилизации!.. Как ни хорошо живётся там.., но всё родная песнь, родные степи.., могучее племя с его простотой и величием, русское самоотвержение, русская вера – вот что надо русскому сердцу!»

На долю этого русского и его младшего брата Петра (тоже мичмана Гвардейского экипажа) выпало немало. Александр Беляев – один из организаторов тайного «Общества Гвардейского экипажа», а далее – равная с братом судьба: Сенатская площадь, Петропавловская крепость, Чита – Петровский Завод, поселение и с 1840г. – Кавказ, рядовыми. Оба брата через 6 лет «за отличие» получили офицерские чины и возможность выйти в отставку… Было, о чём «пережитом и перечувствованном» поведать декабристу в своих «Воспоминаниях»!

          В наше сегодняшнее время отношение к декабристскому движению неоднозначно.

Но нельзя же всерьёз не понимать, насколько актуальны сейчас многие положения политических и социально-экономических программ декабристов! Декабристы первыми предложили России жить по закону – по Конституции, а не по «воле царя»! А вклад их в отечественную науку и культуру, при условии его изучения, мог бы оказать благотворное влияние на духовное развитие нашего общества, тем более на современном этапе. Пример тому подаёт тот обширнейший край России, которому декабристы отдали лучшие годы своей жизни.

          Сибирь помнит, благодарна, чтит и гордится декабристами! О чём говорят многочисленные Музеи декабристов по всей Сибири и Забайкалью.

           P.S. Не взяться за эту тему я не имела морального права, представляя более 30 лет (с 1987г.) Декабристскую секцию Гос. Музея истории Петербурга. Членами секции являются представители более 20 декабристских фамилий, люди разных профессий – инженеры, историки и учителя, художники и военные, кандидаты и 6 докторов разных областей науки, в секции долгие годы активно трудились и потомки моряка Д.И.Завалишина (2 его внука – Б.И.Еропкин – лауреат Государственной премии, и Ю.И.Еропкин – доктор геологических наук), ныне посещают секции потомки моряков К.П.Торсона и М.К.Кюхельбекера; мы встречались и с потомками Н.А.Бестужева, приезжавшими в СПб в командировку из Новосибирска и Владивостока.

          Всех нас объединяет глубокое знание истории движения декабристов, уважение к ним и гордость за них! А то, как широко в нашей стране в 2019-2020 годах было отмечено 200-летие открытия Антарктиды русскими моряками на шлюпах «Мирный» и «Восток», в числе которых был и капитан-лейтенант Константин Петрович Торсон, говорит о достойной памяти вклада русских моряков-декабристов в научную копилку мировой науки!

Восстание декабристов на Сенасткой площади arms-expo.ru

Литература:

—  РГА ВМФ Фонды: 161, 166, 203, 212, 215, 315, 432, 578, 1191;

—  «Воспоминания Бестужевых»   АН, 1951г.

—  Штрайх С.Я. «Моряки-декабристы», 1946г.

—  Шешин А.Б. «Декабрист К.П.Торсон», 1980г.

—  Штейнгель В.И. серия «Полярная звезда», том 2 Вост.-Сибир. изд., 1992г.

—  Пасецкий В.М., Пасецкая-Креминская Е.К. «Декабристы-      естествоиспытатели», Наука, 1989г.

—  Завалишин Д.И. «Воспоминания декабриста», СПб, 1906г.

—  Беляев А.П. «Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном»

—  Павлова Г.Е. «Декабрист Николай Бестужев – историк русского флота», Воениздат, 1953г.

—  Бутов Сергей «Исповедь моряков-декабристов», Москва, 2003г.

— «Хранители памяти», Материалы к истории декабристской секции (1987-2012гг.), СПб изд. Политехнического университета, 447 стр.

                                                           24 сентября 2020 года,  С-Петербург

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Благодарю уважаемого Виктора Александровича, как admina сайта, за публикацию интересной статьи! Автором её является председатель (теперь уже — почетная председатель) Декабристской секции Санкт-Петербурга — Камилла Эдуардовна Кузнецова. К 30-летию Декабристской секции нами был создан фильм. В Ютюбе он имеет именно такое название.
    Отношение к восстания декабристов — не однозначно. И постоянно менялось в зависимости от политической ситуации в стране. Одно то, что русский император завёл специальный дневник, куда записывал ВСЕ просьбы, требования и пожелания декабристов во время суда над ними и позднее. И практически ВСЕ они императором были впоследствии выполнены.

  2. Камилла Эдуардовна огромное спасибо за прекрасную и очень познавательную статью, открывающую ещё одну из страниц истории нашей страны. Мы гордимся, что она опубликована на нашем морском сайте

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.