Зачем им всем авианосцы? Китай

https://topwar.ru/176701-zachem-im-vsem-avianoscy-kitaj.html

Знаковое событие: почти одновременно на нашем обожаемом The National Interest вышли просто бесподобные статьи на одну тему. Авианосную. Одна из них принадлежит перу Джеймса Холмса, заведующего кафедрой морской стратегии в военно-морском колледже и соавтору весьма ровной по накалу страстей книги «Красная звезда над Тихим океаном».

Джеймс Холмс очень внимательно посмотрел на концепции развития авианосного флота Китая. Попробуем оценить все сказанное Холмсом со своей точки зрения.

Холмс считает, что сегодня авианосцы – это линкоры современной эпохи. Если у страны есть авианосцы, то она может считаться первоклассной морской державой.

В принципе, с этим почти можно согласиться. «В принципе» и «почти» — это потому, что список стран-владельцев весьма своеобразен. Если не считать строящихся кораблей, то 11 авианосцев находится на вооружении США, по 2 – на вооружении Италии и Китая, по одному экземпляру имеют Франция, Великобритания, Испания, Индия и Таиланд. Еще по одному авианесущему кораблю есть в России и Бразилии, но они не находятся в стадии оперативной боеготовности.

Так что клуб авианесущих стран выглядит неоднозначно, особенно в плане участия в нем Таиланда, Бразилии и России. Хотя Испанию и Италию очень сложно назвать первоклассными морскими державами, причем для этого достаточно посмотреть на списочный состав флотов. И наличие в них авианесущих кораблей (с 8 или 16 «Хэрриэрами» в случае итальянских «авианосцев») не делает из них первоклассные флоты.

Но наша цель сегодня – Китай.

Нужны ли Китаю авианосцы? Нет и да одновременно. Тактически Народно-освободительная армия Китая (НОАК) не особенно нуждается в таких авианосцах, которые есть в наличие в ВМС НОАК. Авианосец вообще не оборонительное оружие, а совсем наоборот.

Так что для обороны западной части Тихого океана и Китайского моря ударные группировки с авианосцами могут быть не нужны. Для этого достаточно и авиации с береговых аэродромов и прибрежных ракетных комплексов.

Но авианосные оперативные группы вполне нормально могут следовать стратегическим планам КНР и оказывать влияние далеко за границами морской зоны Китая. По образу и подобию американских АУГ.

Учитывая наличие двух авианесущих кораблей, а также общее состояние ВМС НОАК, можно сделать вывод о том, что создание двух ударных группировок, способных решать стратегические задачи далеко за границами Китая, – это не фантастика и не даром потраченные деньги.

Таким образом, Китай вполне в состоянии претендовать на то, чтобы осуществлять полный контроль за частью территории Тихого океана, став таким же мощным стратегическим игроком, как флот США или флот Японии.

Сегодня Китай – вполне самодостаточная в плане обороны страна, потенциал вооруженных сил которой может силой своего ВМФ вкупе с оружием, размещенным на берегу, нейтрализовать любой враждебный флот у своих берегов и, более того, перекрыть морские пути как для военного, так и для торгового судоходства.

Это особенно актуально в век ракетного и (особенно) высокоточного оружия, способного эффективно поражать цели на дальности в несколько сотен миль от берега.

Вообще, борьба за контроль над морем больше не сводится к тому, чтобы боевые порядки кораблей сражались друг с другом в открытом море. Сила суши может быть силой моря.

А потому даже такие скромные авианосцы, как китайские, ценны тем, что демонстрируют морскую мощь. Понятно, что не в адрес США (хотя и им частично тоже), а в адрес соседей, которые завтра могут стать потенциальными соперниками. Например, Вьетнаму или Филиппинам.

Здесь надо понимать, что сосед, которого вы убедили в своем превосходстве и силе, с большей долей вероятности станет вашим союзником, нежели решит проверить вас на прочность.

Оперативные группы с участием авианосцев повышают шанс эффективного решения вопросов против самой могучей силы, под которой, понятное дело, подразумевается флот США. Точнее, Тихоокеанский флот США плюс союзники типа Японии.

Однако парадокс современности в том, что большие корабли типа авианосцев, крейсеров и эсминцев не являются залогом однозначной победы. Есть другие, причем не менее эффективные способы нанесения противнику ущерба.

Практика последних лет показала, что довольно небольшие по тоннажу корабли типа дизельных подводных лодок или корветов могут наносить удары не менее ощутимые, чем корабли больших классов.

Однако парадокс современности в том, что большие корабли типа авианосцев, крейсеров и эсминцев не являются залогом однозначной победы. Есть другие, причем не менее эффективные способы нанесения противнику ущерба.

Практика последних лет показала, что довольно небольшие по тоннажу корабли типа дизельных подводных лодок или корветов могут наносить удары не менее ощутимые, чем корабли больших классов.

Это совершенно не обесценивает крупные корабли ВМФ Китая. Наоборот, при четком планировании стратегических операций, вкупе с должной дипломатией, да еще судя по тому, насколько агрессивно Китай проводит свою внешнюю политику в отношении близлежащих регионов…

Мы начинаем наблюдать серьезное отношение к присутствию КНР на важных перспективных театрах: в районе Индийского океана и Персидского залива, входа в Индийский океан со стороны Тихого океана. Да, эти районы имеют важное значение для энергетической безопасности Китая и, следовательно, экономического благополучия.

Чем больше надводного флота китайское командование сможет освободить от службы в А2/AD вблизи дома, тем более мощный экспедиционный флот можно будет направить в отдаленные уголки Индийского океана, такие как Джибути, где находится первый заморский военный аванпост Китая; или Гвадар, финансируемый Китаем морской порт в Западном Пакистане, который граничит с подходами к заливу; или спорные территории, которых у Китая более чем достаточно. Сенкаку, Палаван, Спратли и так далее.

Военно-морской флот НОАК будет осуществлять свое присутствие в Южной Азии даже больше, чем в Восточной Азии. Почему? Более значимый регион.

Кроме того, все военные и полицейские акции в Восточной Азии НОАК может решить, используя наземные силы. То есть противокорабельная баллистическая ракета, запущенная из Китая, является оптимальной для A2/AD Тихоокеанского региона.

А вот операции в Индийском океане для ВМФ НОАК (как полицейские, так и военные) осуществлять придется корабельными силами. В том числе и «дружба» против постоянного политического соперника – Индии. А индийский флот будет действовать в своем регионе, при поддержке своих береговых баз.

Таким образом, авиация морского базирования сохраняет свою ценность для экспедиционных миссий, особенно для тех, которые разворачиваются за пределами зоны безопасности A2/AD и вне досягаемости наземных аэродромов НОАК.

Итог: авианосцы в китайском варианте могут быть весьма и весьма полезны при решении внерегиональных задач.

Один, скажем так, подающий надежды американский политик, служивший на тот момент (в 1897 году) заместителем военно-морского министра в администрации президента У. Мак-Кинли, некто Теодор Рузвельт обнаружил правильную взаимосвязь между береговой обороной и океанским боевым флотом.

И уже будучи президентом США, в 1908 году, Теодор Рузвельт набросал схему разделения труда на «конференции линкоров» в военно-морском колледже. Береговая артиллерия должна действовать в тандеме с малыми торпедными кораблями для отражения морского нападения. Артиллеристы и торпедисты будут охранять американские гавани, освобождая военно-морской флот для действий в открытом море.

Хорошо продуманная стратегия сделала бы боевой флот «свободным флотом» — длинной рукой американской внешней политики вдали от американских морских побережий.

Собственно, так все и произошло. А порой новое – это хорошо забытое старое. Но и Теодор Рузвельт, и многочисленные его последователи, и председатель КНР Си Цзиньпин – все они высоко ценили капитальные корабли как главный инструмент морской мощи.

Нужны ли Китаю авианосцы? Однозначно – да. Но не рядом со своими гаванями и городами, а на удалении, у чужих берегов.

Автор:Роман Скоморохов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.