Статья из Интернета. Десант навстречу: как гвардейцы, морпехи и штрафники дрались с немцами на Фрише-нерунг

https://zen.yandex.ru/media/id/5ad74e0a48267735388ec47b/desant-navstrechu-kak-gvardeicy-morpehi-i-shtrafniki-dralis-s-nemcami-na-frishenerung-5cbd9719569af600b33b3390

Считается, что после разгрома Земландской группировки вермахта, из отошедших к Пиллау немецких войск через узкий пролив на Фрише-нерунг (сейчас она называется Балтийской косой) сумело переправиться целых пять дивизий – точнее, конечно, их остатки. Однако в общей сложности это было до 35 тысяч пусть и потрепанных морально и физически, но обстрелянных и весьма опытных бойцов. Поддержку им оказывало десятка полтора танков и самоходных артустановок, а также свыше 40 артиллерийских батарей. Вся эта масса войск откатывалась на юго-запад, создавая угрозу флангового удара на Берлинском направлении наступления Красной армии. Чтобы не допустить этого, советское командование решило в 10 километрах южнее пролива высадить с моря и со стороны залива тактические десанты, тем самым разрезав вражескую группировку надвое. А затем, ликвидировав «котел» на северной части косы, продолжить наступать уже в южном направлении.

На штабных картах все выглядело превосходно, вот только такая операция, как высадка морского десанта в военной науке считается одной из самых сложных для исполнения. Что в дальнейшем и проявилось в полной мере. Но пока уверенности добавлял удачный прорыв из Пиллау на косу передового отряда 17-го гвардейского стрелкового полка.

Вечером 25 апреля полковые разведчики, рота пехоты, минометный взовд и несколько расчетов станковых пулеметов с пушками-«сорокопятками» на трех автомобилях-амфибиях форсировали узкий пролив под огнем противника, высадились на берег и штурмовым броском захватили первую линию немецких траншей. Немцы быстро перегруппировались и предприняли попытку сбросить десант в воду. Но гвардейцы стояли насмерть – даже раненые отказывались выходить из боя. Отражая одну контратаку за другой (всего их было пять), они обеспечили высадку второго эшелона десанта, а затем и главных сил 5-й гвардейской стрелковой дивизии. Утром 26 апреля плацдарм удалось расширить, овладеть поселком Нойтиф и взять форт на морском побережье.

Что до морских десантов, то в 22:45 25 апреля из Пальмникена (теперь – поселок Янтарный) вышел 21 торпедный катер и катер-тральщик со сводным полком 83-й гвардейской стрелковой дивизии в составе свыше 600 человек на борту.

Одновременно из района Пайзе-Циммербуде (нынешний город Светлый) со стороны залива должен был высадиться сводный полк 260-й бригады морской пехоты Балтфлота и некоторые другие части – в общей сложности этот отряд насчитывал больше 1300 человек. Вот только на мощную артиллерийскую поддержку особо рассчитывать не приходилось: десантники имели 18 минометов и единственное орудие ЗиС-3.

Стоит заметить, что, хотя на южном берегу Фришского залива РККА располагала 72 полевыми орудиями, от артиллерийской подготовки решили отказаться. Официально — «в целях обеспечения внезапности». Но в любом случае подавить врага мощным артогнем вряд ли бы получилось – на каждый ствол имелось всего по 13 снарядов.

Советская полевая артиллерия на берегу Фришского залива.

Для северного десанта сюрпризы начались еще в открытом море, когда он неожиданно столкнулся с шестью быстроходными десантными баржами противника. Караван направлялся в Пиллау за очередной партией эвакуируемых, явно еще не зная о том, что город пал. В результате быстротечного боя в машинном отделении одного из наших катеров возник пожар, но его быстро потушили и катер остался на плаву. Немцам повезло меньше: одна их БДБ получила настолько сильные повреждения, что затонула – к счастью для угодившего в плен экипажа, на мелководье. Остальные баржи спешно легли на обратный курс.

Хотя и с 15-минутной задержкой, в начале третьего часа ночи отряд все же начал высаживаться в намеченном районе. При этом один из катеров сел на мель, с которой сняться так и не смог. Моряки взорвали свой корабль и влились в ряды десантников. Еще два катера получили значительные повреждения от огня с берега и были вынуждены вернуться на базу. Но в принципе, немцы и впрямь не ожидали советского десанта, поэтому сначала оказали слабое сопротивление. Расширяя плацдарм, гвардейцы наткнулись на целое скопление блиндажей, из которых вдруг сотнями повалили фрицы с поднятыми руками. Всего пленных насчитали около 1 900 человек!

Советские десантники направляются к Фрише-нерунг.

Обстановка резко ухудшилась, когда с севера показались отступавшие из Пиллау густые колонны немецких войск. Сходу ввязавшись в схватку, они сумели отрезать наших десантников от берега и раздробить на отдельные группы. Ночной бой принял сумбурный характер. Немцы даже сумели отбить своих пленных, правда, те об этом тут же сильно пожалели. Перед выстроенными в шеренги соотечественниками появился злобный оберст.

— Мерзавцы, сволочи! – обрушился он на бедолаг. – Вы опозорили не только Третий рейх, но и Германию в целом, ибо немецкий солдат в плен не сдается! А чтобы вы, негодяи, это хорошенько запомнили, я прикажу расстрелять самых отъявленных трусов. Остальные – ищите, где хотите оружие, которое вы так бездарно утратили, и в бой, böse Bastarde!

В общем, советским гвардейцам пришлось выдержать суровое испытание. Хорошо хоть, к утру удалось восстановить радиосвязь с основными силами. Да и катера прикрытия пресекли попытку немецких кораблей обстрелять десантников с моря, повредив два вражеских катера.

Тем временем и восточный отряд угодил в переплет. Речные бронекатера, буксиры с баркасами, тральщики, мотоботы и даже один трофейный пароход с первым эшелоном десанта вечером 25 апреля вышли в назначенный район, но там попали в полосу густого тумана. Потеряв ориентиры, правая колонна кораблей сильно уклонилась к северу. И когда, наконец, скомандовали высадку, оказалось, что она производится на окраине Пиллау, в тылу советских войск! Поняв свою ошибку, командир спешно принял десантников обратно на борт и повел колонну курсом зюйд-вест.

В ожидании заблудившихся товарищей левая колонна на берег высаживаться не спешила, хотя было слышно, что западный отряд уже ведет тяжелый бой. Двухчасовая задержка обошлась дорого и восточному отряду, который немцы обнаружили загодя и встретили плотным огнем. Шедший в первой волне десанта 487-й дисциплинарный батальон полег практически полностью. Но высадившиеся следом морпехи ворвались в траншеи, после яростной рукопашной захватив прибрежные укрепления немцев.

Бойцы 487-го дисциплинарного батальона перед высадкой на Фрише-нерунг.

И тут стало известно, что столь необходимый сейчас дополнительный боезапас катера выгрузили в пяти километрах севернее! Единственная «дивизионка» расстреливала контратакующих немцев прямой наводкой, пока не кончились снаряды. К счастью, в этот момент из тумана появились катера, доставившие вторую волну десанта. Было 8 часов утра 26 апреля. К полудню прибыл третий эшелон, но он начал высаживаться в километре севернее от плацдарма. Пока разобрались, что к чему и прекратили высадку, на берегу осталось до роты бойцов. Им пришлось драться в полном окружении, прежде чем удалось соединиться с основными силами десанта.

Уже при дневном свете, наконец, организовав полноценное наступление, восточный десант захватил несколько сотен пленных (особенно порадовал затесавшийся среди них полковник генштаба), перерезал косу и к 10:00 соединился с западным десантом. Потери восточного отряда составили 70 человек убитыми, 133 ранеными и 34 пропавшими без вести. Западный отряд потерял 123 человека убитыми, 107 бойцов было ранено и 15 пропали без вести. К этому нужно добавить двух погибших и пять раненых на кораблях моряков. Общие потери немцев в этих боях на Фришской косе советские историки оценивают в 1 700 убитых. Еще 5 800 солдат и офицеров оказались в плену.

В 13:30 с севера подошли переправившиеся по наведенному через пролив понтонному мосту остальные советские войска. Им пришлось преодолевать уже спорадическое сопротивление немцев, которые, услышали грохот боя за спиной и принялись бросать позиции, чтобы успеть проскочить мимо плацдармов на юг, к своим. Кстати, десантникам повезло еще и в том смысле, что южная группировка противника так и не решилась ударить навстречу прорывавшимся камрадам. Да, после Кёнигсберга, Земланда и Пиллау не тот уже немец стал, не тот! Вместо этого «южане» поспешно отступили к основанию Фрише-нерунг и, пользуясь тем, что ширина косы тут меньше километра, принялись усиленно окапываться, отказавшись от любых попыток прорыва.

Немецкие войска на Фришской косе капитулируют 9 мая 1945 года.

В свою очередь, и советское командование, убедившись, что взаимодействие сухопутных войск и военно-морского флота пока оставляет желать лучшего, а также видя перед собой глубоко эшелонированную оборону противника, решило не развивать наступление, а ограничиться блокированием окруженной на косе группировки врага. По сухопутью она прорваться не могла ни в коем случае, но морем удалось вывезти некоторое количество войск. Оставшиеся хлебнули лиха, так как их регулярно бомбили с неба и обстреливали с противоположного берега залива. И все же немцы сумели продержаться здесь еще почти две недели, капитулировав лишь 9 мая 1945 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *