Статьи из Интернета. Сибирь полыхает: кто разрушил систему лесной охраны?

https://www.mk.ru/incident/2019/07/31/sibir-polykhaet-kto-razrushil-sistemu-lesnoy-okhrany.html?fbclid=IwAR2gnNzi_qsXykWto-XwSK4037duIrJ0mwvuWkg9PCUv16FHg7fyhZmFeM8

Небольшое предисловие:

Почему я решил опубликовать статью про пожары. Потому, что именно в этой статье говориться о причинах приведших к пожару. В том числе просчеты чиновников, законодателей, которые надо все равно надо устранять. Устранять. Если мы хотим сохранить Сибирь для потомков. А деятельность наших чиновников показывает, что похоже их не интересует будущее Сибири, будущее России. Их задача все распродать и как можно быстрее — и газ, и нефть, и другие полезные ископаемые и леса и даже запасы пресной воды. Такое впечатление, что им хоть трава не расти. Продать все, что продается и удуть вслед за своими семьями на запад? Или я ошибаюсь?

В Сибири живут люди, которые сегодня задыхаются от дыма, тонут во время наводнений, теряют имущество. А где роль наших вскормленных властью доморощенных олигархов, получающих за час «работы» миллионы? Сколько они потратили на сохранение Сибири, на помощь потерявшим все людям? Во всяком случае не видны благодеяния и благотворительность, осыпанных льготами власти, разворовавших и разворовывающих российскую казну и полезные ископаемые той же Сибири. Где Абрамович, где Дерипаска, где Прохоров, где Лисин, где Рыболовлев, где Усманов, где Ходорковский, где Ротенберги, где Миллер, где Сечин, где Потанин, где Вайншток, где Вексельберг, где Керимов, где Батурина, где Махмудов, где Алекперов, где остальные участники списка Форбс? Почему они не помогают стране? Почему они не помогают людям? Уж если бы они хоть, что то сделали, то мы бы давно все это знали. СМИ бы так раздули, что с утра до вечера мы бы слышали это. А где наши депутаты, прокуроры, судьи, министры, получающие сотни тысяч рублей и десятки миллионов в год. Где их совесть? Где эти иностранные специалисты, кормящиеся с Сибири и благодаря которым «невозможно уменьшить оклады» российских чиновников, руководители государственных корпораций и предприятий? Где иностранные и отечественные собственники сибирских предприятий, купившие их за бесценок и реально обворовавшие каждого из нас? Где их роль в предотвращении пожаров, мониторинге ситуации и помощи пострадавшим людям? Где эти депутаты и депутаточки, которые законодательно разрушили лесной кодекс в интересах иностранных корпораций, вырубающих тайгу? Их место сейчас там с их маникюрами, рекламами.

В прошлом году сгорели семь миллионов гектаров сибирской тайги. В этом уже три миллиона гектаров. Даже идиоту понятно, что это не региональная проблема — это федеральная проблема. И решать ее надо всем миром, в том числе и законодательно. Почему Медведев на Курилах, а не в Сибири, где горит? Ведь надо было еще в 2010 году, когда горело все — проанализировать причины и сделать выводы, принять решения на государственном уровне, чтобы все это никогда не повторилось. Вернее повторяться может, но реакция должна быть такова, что пожар должен тушиться полностью на начальной стадии, а не тогда, когда спасать уже нечего.

Обязательно надо разобраться с вырубками сибирской тайги. Никакой вырубки, пока не будут возобновлены посадки такого же количества новых лесов. Нельзя превращать Сибирь в пустыню Сахара. Это преступление против всего нашего народа, и прежде всего населения Сибири.

Мониторингом очагов возгорания в тайге сейчас заниматься некому.

На пожар в Сибирь потянулись волонтеры-добровольцы из Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов. Добровольческие группы принимают также пожертвования на экипировку и необходимое снаряжение. Как всегда, при бездействии власти народ все берет в свои руки. Ребенок-инвалид — пожертвуем, люди утонули-сгорели — поможем. Конечно, это очень важно. Это доказывает, что мы, несмотря ни на что остаемся людьми, способными сострадать чужому горю. Но все-таки, главным гарантом безопасности людей должно быть государство. Миллионы людей живут уже третью неделю в нечеловеческих условиях в едкой дымовой завесе, а правительство нас убеждает, что тушить пожары нерентабельно.

Если вспомнить предысторию крупных пожаров, мы вернемся в 2007 год, когда российское правительство утвердило новый Лесной кодекс, фактически уничтожив службу лесной охраны. Рухнула целая система лесхозов, которые сами выращивали леса, сами их вырубали и сами их охраняли от незаконных вырубок и пожаров. В их ведомстве была и авиация и пожарные десантники, которые в любой момент могли быть переброшены в опасный район. Слышали ли вы когда-нибудь о такой, лет 30 назад очень популярной, можно сказать элитной профессии — «летчик-наблюдатель». Это человек, который мог управлять процессом пожаротушения с воздуха и выполнять функции второго пилота. Он же принимал решение о высадке пожарных парашютистов в очаг возгорания.

Говорят, «летнабы» и парашютисты есть и сейчас, только их сократили раз в десять. А зарплата нынешнего парашютиста, который прыгает из самолета в лесной пожар без возможности запрыгнуть обратно (выбирайся потом, как можешь), составляет… пять тысяч рублей в месяц.

Чего же хотели достичь авторы Лесного кодекса 2007-го года? Говорят, идеология тогда была: передача функций по контролю за лесами от федеральных служб региональным с максимальной сдачей лесных угодий арендаторам. Мол, пусть те, кто будет пользоваться лесом, берут на себя и функции хозяина. Регионам на контроль за ведением таких хозяйств стали выделять деньги.

Однако тот факт, что в кодексе забыли, как следует прописать понятие «лесная охрана» никто не учел, и об охране все благополучно забыли. Лесники стали не нужны, им не платили зарплат, люди оказались в подвешенном состоянии и скоро все разбежались.

Спохватились только после 2010 года, когда гарь от подмосковных пожаров дошла до Москвы. Тогда лесную охрану на региональном уровне вернули. Но денег в нужном количестве не выделили, а потому если в областях и существуют свои лесопожарные организации, то они очень слабые, — миллионы гектаров леса горели каждый год, а руки у лесников до них не доходили.

С каждый годом с изменением климата катаклизмы становились жестче, площади пожаров росли, а губернаторы делали вид, что у них все в порядке. А что делать: признаешься в собственном бессилии — уволят. Но пока они делают вид, что все у них хорошо, им по-прежнему мало выделяют денег. И получается замкнутый круг…

В 2015 году практику «не тушения» пожаров (проблема почему-то оказалась нерешаемой для современных чиновников) решили узаконить. Просто подогнали законодательство под практику. Тут же подоспел приказ Минприроды России № 426 от 8 октября 2015 года «О внесении изменений в правила тушения лесных пожаров». Согласно ему, лесные угодья поделили на две зоны — зону лесной охраны, которую тушить надо обязательно и зону контроля. Последняя категория лесов должна находится вдали от населенных пунктов и экономических значимых объектов. В нее попали 49 процентов угодий, почти половина! Присматривать за ней надо, но решение о тушении принимать только в том случае, если ответственные региональные власти посчитают это необходимым. А если ущерб от пожара будет меньше ущерба от затрат на тушение, то тушить не будут. Интересно в чем измеряли ущерб от нынешних пожаров региональные власти Красноярского края, Иркутской области, Якутии? Неужели только в дензнаках? Про жизни и здоровье людей, видимо, даже речи не шло.

В итоге произошло то, что произошло. Теперь одна надежда на природу, все ждут дождей. Общество делает выводы, а губернаторы обижаются на общественные организации, которые отстаивают интересы регионов. А что обижаться? Может сейчас вам хоть побольше денег выделят на тушение пожаров и вам не придется больше нести людям чушь о том, что «лесные пожары приносят пользу» и «сибирякам свойственно дышать дымом», о чем заявил на днях один из сибирских губернаторов.

В такое положение безденежья и страха потерять кресло поставлены все губернаторы, за исключением разве что подмосковного. Лесопожарные организации Московской области финансируются на два порядка лучше остальных после 2010 года. Испугались тогда сильно: «В Кремле дыма быть не должно!». Хотя, по словам подмосковных пожарных, в 2019 году, который выдался очень тяжелым и для Московской области, этих денег едва хватает. На пожаре, который случился в Луховицком и Егорьевском районах горело 3 тысячи гектаров леса, и тушили его 300 человек. Говорят, за неделю справились с трудом. А теперь сравните это с концентрацией пожарных в Сибири, где на 3-х млн гектаров работает 3 тысячи человек. Получается в сто (!) раз меньше, чем в Московской области. Представляете, насколько там запущена ситуация.

В общем, чтобы леса в России не горели, правительству надо все-таки пересмотреть понятие рентабельности от их тушения и не поскупиться — вернуть полноценную службу лесной охраны во все регионы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *