Немецкая военная система обучения — основа «Блицрига»

https://zen.yandex.ru/media/id/6086a135864c455717b619dc/nemeckaia-voennaia-sistema-obucheniia-osnova-blicriga-60b27ea9bf8e387a925af89e

И все же основным инструментов немецких военачальников была опора на военную науку, а не на мантры «авось повезёт», «я самый умный» или «русские не победимы». Немецкая военная наука основывалась на определённых постулатах, разработанных теоретиками военной науки Карлом фон Клаузевицем и графом Альфредом фон Шлиффеном. Знаменитые «шлифеновские клещи» сломали мощь императорской русской армии в Царстве Польском, в Прибалтике и лишь юго-западный фронт, противостоявший Австро-Венгрии смог наступать и идти вперёд, благодаря тому, что русские военачальники под руководством Брусилова освоили некоторые постулаты военной науки. Вторым важнейшим качеством является единоначалие и доверие солдат и офицеров своим командирам. Кстати в годы второй мировой войны «шлифеновские клещи» уже планировались с помощью танковых клиньев, которые состояли из четырёх танковых армий Эвальда фон Клейста, Гейнца Гудериана, Германа Готта, Эриха Гёпнера, которые пробивали по флангам любой фронт и окружали все, что было внутри. Русские военачальники, к огромному сожалению» забыли, а многие даже не знали постулаты из суворовской «науки побеждать». Напрасно. Карл фон Клаузевиц многому научился у Суворова и во многом развил его учение. А наш славный военно-морской флот растерял к русско-японской «науку побеждать» адмирала Ушакова, который учил, как в линейном бою суметь противостоять английской науке линейного боя «Кроссинг Т» и в Цусимском сражении наши адмиралы дважды дали японцам построить эту палочку над Т и разгромить по очереди и уничтожить наши основные ударные силы. Нынешняя американская армия, да и армии ЕС учиться воевать по Клаузевицу и Шлиффену. Любой младший офицер армии НАТО знает эти постулаты. А мы, к огромному сожалению растеряли и забыли их на уровне экзотики. А это теоретические военные знания, разработанные нашими великими соотечественниками. Обидно!

Инструментом немецкого «блицкрига» во Второй мировой был Вермахт. Для понимания Подвига наших отцов и дедов прочитайте эту статью.

Что делать? Немецкий ответ.

Вооруженные силы Германии после поражения в Первой мировой войне переживали не лучшие дни и назывались Рейхсвер из него и «вырос» Вермахт путем переименования. Гитлер ничего не придумал в организации армии и в «блицкриге» все было сделано до него, еще в 20-е годы и занимался этим Ганс фон Сект главнокомандующий сухопутными войсками Германии. Когда фон Сект в 1926 году в реформах армии дошел до того, что разрешил офицерам дуэли, считал, что честь для офицера дороже жизни, его уволили из армии.

Фон Сект Источник: https://yandex.ru/images/

Однако его реформы уже работали.

Как сказал один из французских маршалов, Версаль был не миром, а перемирием. И немцы готовились, поначалу решая проблему как с армией в 100 тыс. человек и 4 тысячами офицеров сделать Германию защищенной от нападения хотя бы какой-нибудь Польши. Не то, что Польша им угрожала, просто генералы так устроены. Все время меряются … силами с возможными соперниками. Немцы пришли к выводу, что с армией в 100 тысяч, им не отбиться от большинства Европейских государств. Чисто русский вопрос: Что делать? Был решен, чисто в немецком стиле. Вот эти и занимался фон Сект.

Толковую книгу написал Джеймс Стерлинг Корум отставной подполковник армии США, специалист по борьбе с повстанцами! И историк авиации. Рекомендую. Меня больше всего заинтересовала часть где, Корум разбирает систему обучения военнослужащих Германской армии после Первой мировой войны и до 30-х годов 20 века. Корум Дж. С. «Корни блицкрига»: Ганс фон Зект и германская военная реформа, 2007.

Обучение Кайзеровской армии

Армия Кайзера была весьма прилично обучена и обладала завидной боеспособностью. То, что им напендиляли таки в Первую мировую, как и во Вторую – это другой вопрос. И как было бы, если бы немцы не ввязались в войну против всего остального мира, одному Богу известно.

Призывников имперской армии несколько недель муштровали, вдалбливая основы начальной подготовки. Этим занимались учебные роты, при полках. Солдат набирали из одной местности и всю свою службу они проводили вместе, в одном полку одном батальоне, одной роте. В войну при ранении, после госпиталя солдат возвращался в свою часть к своим однополчанам. Система поддерживала единство и слаженность подразделения. Солдаты и офицеры хорошо знали друг друга, что способствовало взаимопониманию в самой сложной обстановке. Солдат обучали те самые офицеры и унтер-офицеры, что после поведут их в бой. Отсюда кровная заинтересованность в результатах обучения каждого солдата и всего подразделения в целом. Ставка – жизнь! Так осталось и Вермахте.

Новая концепция

Для обхода Версальских ограничений немцы стали создавать элитную армию способную в случае войны удержать любого противника и стать основой, для быстрого формирования подготовленной во всех отношениях большой армии. Задача ставилась, чтобы все в армии, в определенный час, могли стать командирами и быстро научить новобранцев всему, что умеют сами. То есть солдат должен был готов стать командиром отделения, унтер-офицер командовать взводом, лейтенант – ротой, и так далее.

Отсюда очень высокие требования к подготовке военнослужащих. В немецкую армию в то время было сложно попасть! Это повторюсь 20-е – 30-е годы. Интересно, что жесткая дисциплина была смягчена, потому, что немцы готовили не роботов, а будущих командиров способных принимать ответственные решения. Забитый и прибитый муштрой солдат решений принимать не может и не будет, не приучен, а наоборот отучен. Были резко увеличены все виды довольствия, что привело к росту уровня жизни военных. Так добились конкуренции претендентов на службу в армии, это позволило, еще на входе отбирать лучших.

Казармы отремонтировали и создали по сути квартиры со всеми удобствами. Каждый унтер-офицер получил свою собственную комнату, а солдаты жили в комнатах по 4 – 8 человек, а не по 100 человек в одном помещении.

Отличное питание, спортивный инвентарь, комнаты отдыха, библиотеки, клубы и так далее. Создали в армии систему различных курсов повышающих образованность солдат, вплоть до выбора и подготовки к профессии, которую он выберет в мирной жизни. Срок службы был увеличен до 12 лет.

Такие изменения были серьезным отходом от старой прусской военной системы, где солдат должен был испытывать мучения в быту, без горячей воды, например, и стойко преодолевать всякие идиотские трудности. Кто служил в Советской армии, поймет.

Интересно, что офицеры получили большие права в сфере пополнения своего подразделения, то есть отвечали за прием новых солдат! И более чем интересно, что никаких жалоб на кумовство или злоупотребления не было.

Армия хотела получить отборных солдат, и она их получила.

Солдаты

Новобранец проходил курс молодого бойца шесть месяцев, с упором на физическую и строевую подготовку. Это был базовый курс обучения пехоты и его проходили солдаты всех родов войск.

Дольше всех реформам сопротивлялась кавалерия, правда у немцев была только одна кавдивизия. Аж к 1927 году удалось-таки, заставить их отказаться от пик! Кстати поляки в 1939 году так и встретили немцев с пиками в кавалерии.

С весны и до осени солдаты участвовали в полковых и дивизионных маневрах и в сентябре в учениях с привлечением нескольких дивизий.

Солдаты из которых делали командиров. Источник: https://yandex.ru/images/

Осень, зиму, весну солдаты проводили в своем подразделении и помимо обычной подготовки играли в «солдатики» под руководством командира роты. На большом столе-ящике с песком два метра на четыре ставили модели зданий, деревьев, местности и фигурки солдат каждой из которых командовал конкретный солдат роты, это был, он на игрушечном поле боя. Так разбирались конкретные ситуации, действия роты и отдельного солдата, причем у немцев в тактических и стратегических играх не было «правильного» ответа поиском правильного решения в той или иной ситуации все и занимались. Солдаты по очереди получали под команду свое отделение и принимали решения уже за группу солдат.

Вообще, солдаты большую часть службы проходили в полевых занятиях, три дня марши и тактика в поле, один день стрельбище, один занятия в казарме.

Задачи обучения

Основной задачей при обучении ставилась универсальность. При необходимости офицер или солдат должен был уметь не только пехотой командовать, но и зарядить, навести и выстрелить из орудия. И так во всех родах войск.

Прямо подвергались критике любые решения, напоминающие траншейную войну, атаковать, маневрировать, взаимодействовать со всеми родами войск это поощрялось. Армия должна быть мобильной, а не закапываться в землю при первой возможности. Уже к 1925 году командование решило, что армия осознала значение подвижности и добилась успехов в подготовке к такой войне. До начала реальной войны было еще 14 лет! И они эти годы не сидели на месте, создали танковые войска и авиацию и добились четкого взаимодействия между ними.

Унтер-офицеры

Унтер-офицер – это не совсем тоже, что у нас сержант. Типа того, но с другим наполнением.

Унтер-офицер должен был учиться думать и действовать самостоятельно, понимать задачу и не ждать одобрения офицера, если это в его компетенции. За инициативу у них не наказывали.

Изменилось отношение между офицером и унтер-офицером, так как в будущем именно унтер-офицерам было уготовано стать офицерами большой армии. Это понимали и к этому готовились, в том числе устанавливая человеческие отношения.

Рейхсвер в 1926 году имел только 36 500 солдат! 4000 офицеров, 18948 унтер-офицеров, 19 000 ефрейторов, обер-ефрейторов, штабс-ефрейторов и 38 000 младших унтер-офицеров и кандидатов в унтер-офицеры.

Чтобы перейти на следующую ступень, нужно было постоянно обучаться на всевозможных курсах, повышать квалификацию и сдавать экзамены, выслуга лет никакого значения не имела. Солдат после трех лет службы мог сдать экзамен и стать ефрейтором, ему повышали жалование и переселяли в отдельную комнату. На четвертом году службы можно было сдать экзамен и стать унтер-офицером и так далее.

Офицеры

Германия не могла в силу Версальских ограничений готовить офицеров как до Первой мировой войны. Кадетские школы были закрыты, как и Генеральный штаб.

Повысили требования к уровню образования будущих офицеров, так как понимали, что будущая война будет войной моторов и тут нужны технические знания. Минимум – это среднее образование. У кого не было среднего образования, то им создавали условия для его получения. Там все от солдата до генерала постоянно что-то изучали, тренировались, обучали других, сдавали экзамены и так далее.

Офицером мог стать тот, кто пришел в армию и на входе заявил, хочу быть офицером. Для такого кандидата начиналась тяжелая свистопляска интенсивного обучения. Кроме того, что он начинал службу как все солдатом, шесть месяцев курс молодого бойца, потом солдатом в обычную роту, на год, ему еще нужно было постоянно учиться дополнительно всему, что считалось необходимым знать офицеру, и многое из этого изучать за счет своего личного времени или времени отдыха.

У кого не было полного среднего образования, тоже мог стать офицером, пройдя курс средней школы без отрыва от службы, помимо прочего обучения. Им обычно требовалось 6 лет, чтобы стать офицером.

Через 18 месяцев, если все нормально! звание ефрейтор или обер-ефрейтор. Еще через три месяца, звание фанен-юнкер и направление в военную школу. Обучение различным военным наукам и экзамены. На каждом из этих этапов происходил отсев претендентов. Экзамены были очень трудными, и отсев был большим.

Требования к кандидатам в офицеры были жесткие, делалось все, чтобы помочь овладеть знаниями, но и спрос был строжайшим. Германии разрешили иметь четыре школы для подготовки офицеров. Но это были не военные училища в нашем понимании. Школы были по родам войск, пехотная, артиллерийская, кавалерийская, затем создали автомобильную (она же танковая). Главная была пехотная школы, где давали универсальные военные основы будущему офицеру, ее проходили в течение года все без различия рода войск, ну кроме медиков и ветеринаров. Военный врач, прежде чем стать офицером был обязан прослужить шесть месяцев кандидатом в офицеры в воинской части и делали они это урывками, на каникулах обучаясь в медицинских вузах.

Второй год – это обучение в одной из специализированных школ по выбранной специальности.

Служба преподавателем в военной школе считалась очень престижной и высоко оплачивалась, кроме того карьере офицера не вредила, а напротив он мог получить более высокую должность в войсках.

Второй год обучения тоже приводил к отсеву кандидатов. Остальные возвращались в свои части на службу командирами взводов и продолжали непрерывно обучаться. Лекции, тактические занятия, иностранные языки.

Только после этого офицеры полка решали присвоить звание офицера кандидату или нет. В исключительных случаях это решал военный министр. Все обучение занимало около четырех лет.

Офицер мог сказать любому солдату, да я все знаю про твою трудную службу я сам все это прошел. Такой офицер был в авторитете у солдата не только и не столько за погоны, а был действительно старший товарищ.

Если кто-то подумал, что на получение погон лейтенанта, а этого можно было добиться в 24 – 25 лет напряженное обучение заканчивалось, так нет, все только на этом начиналось!

Командир полка был ответственным за дальнейшее обучение офицеров. Поэтому по специальным программам обучение продолжалось. Политика, экономика, военные темы, тактические поездки на местность и т.д.

Офицеров готовили к так называемому военно-окружному экзамену. Так как Генштаб был запрещен, то эти экзамены, полностью соответствовавшие экзаменам при поступлении в Генштаб, и были ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ для всех офицеров.

Те офицеры, что получали наивысшие оценки, продолжали обучение соответствовавшей программе Генштаба. Обучение длилось четыре года и перемежевывалось лекциями и практикой в войсках, в штабах. Отсев был примерно две трети. Из тридцати офицеров к упраздненному, но реально существовавшему Генеральному штабу приписывалось только десять офицеров. Офицер Генштаба должен был быть, помимо знаний, решительным, сохранять спокойствие в любой обстановке, брать на себя ответственность, «быть вождем для своих войск». Остальные офицеры возвращались в войска и могли использоваться на должностях Генштаба в случае необходимости.

Офицеры в любом случае продолжали образование, например, получая гранты на загранкомандировки, изучать язык и вообще присматриваться, как там у них все устроено.

Система обучения генштабистов была сродни обучения художников, то есть не пытались вытесать из гранита догму, а давали уйму знаний и навыков и втолковывали офицеру, что он должен из всего этого создать наилучший план действий в конкретной ситуации, то есть подход сугубо творческий.

Резюме

Если кто-то дочитал до этих строк, хорошо. Не знаю как Вы, а я в очередной раз убедился, что подвиг наших отцов и дедов это реально круто. И еще, может переслать этот опус в Минобороны, или они знают как надо обучать? В ФРГ эта система созданная фон Сектом действует до сих пор.

Базиль Паевский.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Очень и очень интересно и поучительно! Ни о чём подобном раньше не читал. Полностью согласен со всеми выводами автора! И так же сомневаюсь, что в МО всё знают, всё умеют и что-то захотят изменить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.