Большие корабли уходят в историю?

https://topwar.ru/192287-bolshie-korabli-uhodjat-v-istoriju.html

Военное обозрение  Флот

Если посмотреть на то, как развивалось военное кораблестроение за последние 150 лет, то можно сделать очень много выводов. Наша цивилизация вообще прошла большой путь в плане уничтожения ближнего, в том числе и на море.

В 1853 году отгремела блистательная Синопская битва, в которой последний раз принимали участие парусные корабли. А робкие пароходофрегаты, по вооружению рядом не стоявшие с белопарусными красавцами, почему-то за какие-то 50 лет прогрессировали до броненосцев Цусимы.

В 1853 году отгремела блистательная Синопская битва, в которой последний раз принимали участие парусные корабли. А робкие пароходофрегаты, по вооружению рядом не стоявшие с белопарусными красавцами, почему-то за какие-то 50 лет прогрессировали до броненосцев Цусимы.

Дальше все вообще скачками понеслось. Цусимское сражение состоялось в 1905 году, а буквально через 11 лет броненосцы, которые вроде бы составляли основу всех флотов, уже оказались безнадежно устаревшими и годными для вторых ролей. В Ютландском сражении Первой Мировой войны уже правили смертельный бал дредноуты и линейные крейсера.

А еще через 30 лет на морях появились такие чудовища, от вида которых кровь в жилах членов экипажей броненосцев вообще сворачиваться должна была. Согласитесь, было что-то дьявольское в стремительной и смертоносной красоте тяжелых крейсеров типа «Могами», рациональности гопника с битой легких крейсеров типа «Кливленд» и чопорной утонченности британских «колонистов».

О линкорах, которые уходили в историю, тоже можно сказать несколько слов, но после окончания Второй Мировой войны они отправились вслед за броненосцами. В историю. Вместе с ними, кстати, отправились и крейсера. Те архаизмы, которые остались во флотах сегодня, это исключение. Я имею в виду обломки империи, тяжелые атомные крейсера проекта «Орлан». В принципе – такие же бесполезные сегодня, как и линкоры, главным образом из-за того, что применение этих кораблей в бою неминуемо приведет к их гибели.

Остальные классы начали претерпевать различные изменения. Сегодня уже сложно понять, кто есть кто. Вроде бы ракетный крейсер «Тикондерога» имеет полное водоизмещение 9 800 тонн, а эсминец «Арли Берк» второй серии – 9 440 тонн. А полное водоизмещение нового китайского эскадренного миноносца проекта 055 достигает 13 000 тонн. А ракетный крейсер «Москва» имеет водоизмещение в 11 500 тонн.

Все смешалось? Фактически, да. По сути имеет значение только количество ячеек УВП, из которых могут стартовать ракеты как для защиты корабля, так и для атаки других объектов. «Тикондерога» имеет 122 ячейки УВП, да еще 2 х 4 ПУ ПКР «Гарпун». «Арли Берк» — 96 ячеек, плюс старые версии имели те же 8 «Гарпунов». Вот вам и вся разница между эсминцем и крейсером. Если сюда добавить еще одинаковую скорость и дальность хода, то разницу вообще сложно будет найти. Разве что в электронной начинке кораблей.

Так что по факту – как хочешь, так и классифицируй корабль. Получается, конечно, забавно, когда «огромный» ракетный крейсер меньше «скромного» эсминца.

Да, китайский эсминец проекта 055 сегодня многие эксперты именуют ракетным крейсером. Сами китайцы считают, что это эсминец. В принципе, нет никакой разницы в том, как назвать корабль, главное – какие у него боевые характеристики.

Но классификация остается весьма важной составляющей военного анализа. Действительно, как сравнить на бумаге возможности того или иного флота, хотя бы для оценки возможностей флота потенциального противника и определения своих возможностей в плане противодействия?

Так что да, классификация должна быть.

Первым классом останутся авианесущие корабли.

Они пока никуда не денутся с поверхности моря, по крайней мере, до тех пор, пока не отпадет необходимость в проецировании силы на определённые участки планеты. Нельзя, конечно, сказать, что авианосцы и вертолетоносцы – это такая уж сила, особенно если посмотреть на то, сколько авианосцев в мире может похвастаться своей боеготовностью. Циферка более чем скромная, и тут камни могут полететь и в британский, и во французский огороды. Но – они есть. И здесь же, в этом классе место для УДК.

Второй класс – это тактические ударные корабли.

В нем как раз будут ракетные крейсера и эсминцы. Или ударные корабли, имеющие признаки крейсеров и эсминцев. Что касается анахронизмов типа «Орланов», то через каких-то 15 лет их уже не будет в принципе, так что не стоит уделять им внимания и классифицировать.

Третий класс – фрегаты и корветы.

Корабли оборонной стратегии. Хотя стоит отметить, что фрегаты стремительно толстеют и догоняют по тоннажу эсминцы. Как пример можно взять семью немецких фрегатов.

«Бремен» — 3750 тонн
«Бранденбург» — 4490 тонн
«Саксония» — 5690 тонн
«Баден-Вюртемберг» — 7200 тонн.

Практически удвоение водоизмещения с середины 70-х годов прошлого века до настоящего времени.
Корветы так и остаются кораблями водоизмещение которых около 1500-2000 тонн.

Четвертый класс – ракетные катера, тральщики и прочие небольшие корабли.

Далее стоит отметить, что в наше время у надводных кораблей появилось больше эффективных противников, чем было, скажем, во Второй Мировой войне. Самолеты, ракеты корабельного и берегового базирования, торпеды.

И здесь явно просматриваются основные недостатки крупных боевых кораблей: они медленные, неманевренные, основные оборонительные средства весьма непросто (а зачастую невозможно) перезарядить в море. И в отличие от подводных лодок и самолетов, современные корабли маневрируют в двух измерениях.

Да, у кораблей появились артиллерийские системы и ракеты, которые под управлением компьютеров способны отразить большинство угроз, но нельзя не отметить, что и ракеты, и торпеды, и даже бомбы с прошлой войны значительно «поумнели» и представляют собой немалую угрозу.

То есть, в любом современном конфликте в надводные корабли будет лететь все, что сможет выпустить противник со своей стороны.

Понятно, что защитные возможности кораблей тоже значительно возросли, но они не бесконечны. Фактически это будет война на истощение. Кто раньше опустошит пусковые ячейки, тот и проиграл.

Вообще особая уязвимость надводных кораблей стала заметна еще в ту войну. Особенно если атаки были комбинированными, с воздуха и из-под воды. В качестве примера не стоит приводить гибель крупных кораблей «Ямато», «Рипалс» и «Принц Уэльский», поскольку эти корабли шли без должного прикрытия с воздуха. Примерно то же самое было и с конвоем PQ-17.

Здесь стоит вспомнить операцию 1942 года, которую проводили силы британского флота на Мальту. Операция «Пьедестал», когда просто сильнейшая эскадра Королевского флота, состоящая из 4 авианосцев, 2 линкоров, 7 лёгких крейсеров, 32 эскадренных миноносцев, должна была доставить на Мальту 14 транспортов с военными грузами.

Если оставить за кадром нелепые попытки итальянских крейсеров изобразить что-то вразумительное, то против эскадры действовали немецкие и итальянские бомбардировщики и торпедоносцы, а также подводные лодки итальянского флота.

Ценой 2 потерянных подводных лодок и 50-60 самолетов немцы и итальянцы потопили 9 из 14 транспортов. И кроме того, были потоплены авианосец, 2 крейсера и эсминец. Да еще сбито 34 британских самолета, поврежден авианосец и два крейсера.

И это не беззащитный конвой, оставшийся без прикрытия. Это полноценная эскадра, с самолетами на авианосцах.

Второй пример – битва за Окинаву. 1945-й год, у США подавляющее преимущество на море и почти полный контроль за воздухом. Более 1000 кораблей, из них около сотни авианосцев и эскортных авианосцев. Тем не менее, взятие Окинавы обошлось дорого в основном из-за атак камикадзе. Ни на что большее японские армия и флот были неспособны, но тем не менее: около 400 кораблей и судов (368, если верить американцам) получили повреждения различной степени сложности, а 36 (в том числе 12 эсминцев и 15 десантных кораблей) были уничтожены.

Сегодняшняя противокорабельная сверхзвуковая ракета превосходит камикадзе по всем статьям. И, если согласованные массированные атаки камикадзе были успешны, а они были успешны, то что станет с любой эскадрой современных кораблей, попавшей под массированную ракетную атаку со всех направлений, предсказать несложно.

Самолеты с ПКР и КР, причем, не большие и заметные стратегические бомбардировщики, а обычные истребители-бомбардировщики, способные поднести противокорабельную ракету на дистанцию, когда ее будет максимально сложно нейтрализовать, береговые комплексы, ракеты с кораблей, ракеты и торпеды с подводных лодок – все это делает надводные корабли не самым уютным местом в современном бою на море.

Но самое неприятное то, что сегодня корабли обладают меньшими возможностями в плане боевых действий, чем из предшественники времен Второй Мировой войны. Я говорю не только о броне, которой сегодня практически нет на кораблях, да и смысла в ней нет, сверхзвуковая ПКР решит проблему любой брони. Я говорю и о боекомплекте.

Современный корабль хорош только тогда, когда его пусковые ячейки полны. Как артпогреба. По мере израсходования БК ценность корабля снижается в геометрической прогрессии, и от этого никуда не уйти. Перезарядка в море, во время боевых действий – это фантастика. Все современные корабли вынуждены действовать по схеме «ударил – ушел», поскольку в принципе затяжной бой в стиле прошлого века невозможен.

Вообще, что есть теоретический современный бой? Не более, чем выход на дистанцию пуска своих ракет, желательно вне зоны действия ракет противника, либо в зоне действия, но с максимальной возможностью отбиться от них. Пуск и уход, пока не подлетели ракеты противника.

Никакой романтики прошлых лет, сплошной прагматизм. Чем больше ракет за залп можно выпустить по противнику, тем меньше у него шансов уцелеть. Чем больше противоракет в своих ячейках, тем больше шансов уцелеть самому.

Понятно, что современный эсминец УРО способен натворить дел больше, чем пара линкоров времен Второй Мировой. Более того, работая по берегу, эсминец ракетами способен точечно уничтожить необходимые объекты, а не перепахивать площади снарядами.

Все то же самое и на море. Чем меньше корабль, тем больше у него шансов уцелеть. Фрегаты и корветы, ударное вооружение которых состоит из 4-8 противокорабельных ракет – это корабли завтрашнего дня. Ударил и ушел.

Красавцы типа «Петра Великого», коих в мире осталось два, это пережиток прошлого.

В современном бою эти корабли могут только красиво погибнуть, стянув на себя максимальное количество вражеского боекомплекта. Это логично, поскольку ни о какой незаметности речи не идет. Но пока «Петр Великий» будет своими ракетами отбиваться от стаи вражеских ПКР, другие корабли флота смогут выполнить свою задачу по поражению противника. Если, конечно, эти другие корабли у нас будут. Должны быть, по крайней мере, мы ратуем за это систематически и регулярно.

Большие корабли – это потенциальные смертники морского боя. Что в обоюдном сражении, что в оборонительном бою, что в наступательном.

То, что такая тенденция постепенно распространяется на флоты всего мира, видно невооруженным глазом. Флоты становятся меньше, корабли компактнее.

Сейчас многие начнут кивать в сторону стран, которые… Ну да, конечно. США, основная военно-морская сила. Но сегодня там реально пытаются что-то сделать с этой огромной кучей кораблей, которая потребляет деньги в огромных количествах и ни на что такое не способна.

У других дела не лучше, если говорить о флотах НАТО. Тут просто поле для ехидной критики, но факт – не лучше.

Динамично и амбициозно растущие флоты Японии, КНР, Индии – это сегодня красиво и впечатляюще. Что будет лет через 10-15, когда корабли поизносят ресурс, стоит посмотреть. А европейские страны устойчиво демонстрируют уменьшение количества надводных кораблей.

В принципе, компактный флот из небольших, но хорошо вооруженных кораблей – это не такая уж и плохая идея. Что лучше, эсминец, который несет 90 ракет, или три фрегата, каждый из которых вооружен 30 ракетами? Вопрос, конечно, тот еще. Для постройки одного эсминца потребуется меньше ресурсов, чем для трех фрегатов, это понятно. Но и утопить эсминец несколько проще, несмотря на все ухищрения в плане малозаметности. Фрегату легче скрыться, в первую очередь, благодаря размерам.

Конечно, корабль с большими размерами представляет собой более устойчивую платформу, более энерговооруженную, а значит, если больше энергии – ее можно с толком потратить на те же комплексы РЭБ.

Но размеры не сильно влияют уже давно. «Ямато» был весьма могучим кораблем. Устрашающим. А долбившие его американские самолеты? Но победили они. «Петр Великий» очень большой и грозный корабль. Но вопрос только в том, сколько нужно будет выпустить ракет для вывода его из строя. Количественный вопрос.

Конечно, охрану побережья намного выгоднее возложить на небольшие, незаметные кораблики, несущие достаточное количество ПКР для того, чтобы если не потопить, то отогнать противника. Для того, чтобы сражаться на удалении от своих берегов, нужны корабли иного класса и размера.

Понятно, что нужно больше, причем всего: воды, еды, топлива, всего нужно больше. Соответственно, растут размеры и дальше по кругу. Ничего не поделать.

Поневоле начнешь задумываться над тем, что подводная лодка – самый эффективный инструмент нанесения урона. С тех пор, как подводные лодки научились запускать ракеты, не появляясь на поверхности, они стали весьма сложным инструментом морской войны. На поиск и уничтожение подводных лодок нацеливаются многие компоненты современных флотов и тем не менее, ПЛ – это в первую очередь малозаметный ударный корабль, имеющий все шансы именно ударить и скрыться.

После этого начинаешь думать о том, что проект ныряющего корабля, оснащенного и торпедами, и ракетами, недавно озвученный российским ЦКБ МТ «Рубин» — не такая уж и фантастика.

Что хотят сегодня в армиях и флотах? В первую очередь – обеспечить максимальное выживание обученных и подготовленных военнослужащих. Сегодня это не менее дорогостоящая компонента любых вооруженных сил. Очень непросто, а главное – дорого обучить, вырастить, обкатать толкового специалиста. И потерять его просто так? Не серьезно. Да, своеобразный бизнес, но тем не менее. Это понимаемо и оправдано.

Потому однозначно, что в будущем количество кораблей, водоизмещением больше 10 000 тонн будет существенно сокращаться. И не нужны будут никакие ограничивающие договоры, это тот случай, когда действительность диктует не то чтобы требования, а разумную ограниченность.

Подводные лодки станут играть еще более значительную роль в морских противостояниях, поскольку отвечают всем требованиям в плане малозаметности.

Страны, которые озабочены исключительно охраной и обороной своей линии побережья, будут строить больше кораблей корветного и катерного классов, поскольку это выгодно экономически и оправдано с точки зрения сохранения человеческого ресурса.

Конечно, в мире всегда будет место тем, кто мечтает демонстрировать всем мощь своего флота. И эти страны пока еще будут строить огромные и зачастую бесполезные корабли, дабы играть мускулами как в регионах, так и по всему миру.

Вопрос исключительно в деньгах.

И что самое интересное – Россия не относится ни к первой, ни ко второй группе!

Увы, но расположение водных пространств нашей страны не позволяет закуклиться в прибрежных районах и тихонечко там сидеть. И у нас получается свой путь, несколько отличный от остального мира. Как всегда, впрочем.

Черное море. Здесь у нас есть почти беззубый провокатор Украина и Турция, которая будет гнуть свою линию всегда и во всем. Так что чем больше мы будем иметь быстроходных, малозаметных и хорошо вооруженных кораблей – тем будет лучше. И да, корабль-мишень у нас есть. Требовать чего-то большего от ГРК «Москва» сложно, да и не нужно. Зато есть смысл требовать от промышленности «Варшавянок» и кораблей поддержки с крылатыми ракетами.

Балтийское море. Все то же самое, но подводные лодки можно заменить на противолодочные корабли и те же носители ПКР небольшого формата.

Северное направление. Здесь можно размещать все, что угодно. Этакий отстойник старых кораблей, где они спокойно и величаво смогут доживать свой век. Понятно, что наш унылый авианосец «Адмирал Кузнецов» вряд ли когда еще выберется на повоевать, да и не стоит это того. Главная ударная сила России на Севере – атомные подводные лодки. Поэтому в чем есть необходимость, так это в противолодочных кораблях и тральщиках, главной обязанностью которых является обеспечение безопасного вывода субмарин на позиции и при возвращении.

И, естественно, охрана районов от нежданных визитеров в лице американских подводных лодок.
Огромные корабли для этого не нужны, как вы понимаете.

Тихий океан. Здесь сложнее всего. Здесь есть определённая напряженность и фактически противник, обладающий превосходным флотом. Здесь нужно все и нужно было вчера. Подводные силы у Тихоокеанского флота есть, но вот надводные представляют собой печальное зрелище. Да, ремонтируется новый ракетосборник проекта 1144, но когда ремонт будет закончен, сказать сложно.

Между тем, на Курильских островах так и просится строительство пары небольших военно-морских баз, где можно будет принимать и обслуживать как подводные лодки (дизель-электрические, естественно), так и ракетные корабли, способные устранить угрозу со стороны Японии в случае необходимости.

Если посмотреть на все четыре акватории, получается интересная картина: совершенно нет необходимости в постройке больших кораблей класса эсминец и крупнее. Они просто не нужны! Нужны небольшие корабли с новейшим ракетным вооружением, способные решить любую задачу по охране и обороне побережья и ближней морской зоны.

Простите, но «Оникс», прилетевший с борта малого ракетного корабля, скажем, в британский эсминец, принесет совершенно такие же разрушения, как и стартовавший из ПУ крейсера или эсминца.

Сейчас мне напомнят: а как же с «демонстрацией флага»? О да. Действительно, как же с пустым бахвальством? Да нормально. У нас на представительские нужды есть «Петр Великий», который с 2018 года ремонтируется, но рано или поздно ремонт будет закончен… Вот тогда можно будет дальше демонстрировать.

Демонстрировать надо не флаг. Демонстрировать надо новейшее вооружение на новых (или не старых) кораблях. Это больше заставляет проникаться уважением как союзников, так противников.

Так что возможно, нам повезло в том плане, что мы не в состоянии сегодня построить эсминцы, крейсера и авианосцы. Скорее всего, разработка гиперзвуковых ракетных систем положит конец этим классам кораблей, поставив их на грань уничтожения в любой теоретической битве.

Это не говорит, конечно, что мы вообще должны отказаться от постройки новых надводных кораблей. Просто развитие вооружений говорит о том, что надводные боевые корабли должны становиться меньше размером.

Впрочем, как у нас принято, на эту тему у каждого будет свое мнение.

Автор: Роман Скоморохов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.