Ильин А. Тоже флот … И матросы шутить умеют …

Трюмный машинист был несказанно удивлен, когда засунув руку в сливной патрубок чаши «Генуя» корабельного гальюна, ощутил ответное крепкое рукопожатие …

13 января 1979 года «Минск» зачислили в состав 175-й БРК ТОФ, и экипаж начал готовить корабль к переходу на Тихий океан. Межфлотский переход крейсера «Минск» (бортовой номер 117, старший на борту — контр-адмирал В.Ф.Варганов) из Севастополя к месту постоянного базирования начался 24 февраля 1979 года.

ТАКР сопровождали БПК «Ташкент», БПК «Петропавловск» и танкер «Борис Чиликин».

До Средиземки с этой «эскадрой» шел сам Командующий КЧФ адмирал Ховрин Н.И.

И вот как-то одним прекрасным днем, где-то около острова Китира, командира дивизиона живучести Николашу Левушкина, в очередной раз, вырывает из каюты вопль корабельной трансляции: «Командиру ДЖ прибыть в каюту Командующего флотом».

— Ну, наконец-то, — подумал Коля, — а то, кажись, про меня совсем забыли, а это настораживает и нервирует… — и он припустился наверх.

Тихо постучавшись в салон флагмана, дивизионный начальник по-гвардейски грянул:

— Товарищ адмирал, командир дивизиона живучести капитан-лейтенант Лёвушкин по-вашему …

И замолк …

Докладывать-то некому.

— И, где же, — подумал капитан-лейтенант, — прячется от меня этот «старый проказник»?

Блок флагмана, конечно, не чета офицерской каюте: большой салон, кабинет, спальня, «Гавана» (кто не знает – это гальюн + ванна в одном помещении). Вот там-то Коля его и обнаружил.

Командующий Краснознамённым Черноморским флотом стоял, согнувшись над унитазом, и что-то с интересом там разглядывал. Орать механик не стал, тихо доложился – гальюн не такое место, где можно хвастаться своим служебным положением.

Диалог был, примерно, такой:

— Лёвушкин, что это? (палец торжественно указывает в таинственную глубину унитаза).

— Это дерьмо, товарищ адмирал! (это Николаша так бодро докладывает, потому, что тоже успел заглянуть туда).

— Это я и без тебя сообразил. Я тебе больше скажу, приоткрою страшную тайну – это моё дерьмо, Левушкин. Но … ВОТ ПОЧЕМУ ОНО ОТСЮДА НЕ СПУСКАЕТСЯ?!!!

Вывалившись задом из адмиральского будуара, дивизионный начальник, конечно, сразу проверил клапанчук забортной воды в районе адмиральского трапа и он, естественно, был закрыт, т.к. советские матросы в то время обладали специфическим чувством юмора.

Так было спасено душевное равновесие заслуженного, в прямом смысле этого слова, адмирала Ховрина, и третья мировая война не состоялась …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.