Кузнецова К. О пребывании русской эскадры в Бизерте (1920-1922 годы)

Бизерта, Тунис… Эти места на карте мира мне ничего не говорили до недавнего времени. Но вот наступил момент, когда встал вопрос: что же я знаю о моих предках? И начались расспросы и поиски… Поиски, приведшие, наконец, в эти далёкие от Родины места, где волею судьбы оказались два мои деда с семьями и остались там навечно…

Монастырев Нестор Александрович

Теперь я уже немало знаю об этих местах и от людей, в разное вре­мя (включая совсем недавнее) побывавших там, и из архивных источни­ков. И в дополнение к уже известному всем нам хочу коротко рассказать о первом, самом трудном времени пребывания на чужбине русской эскадры, покинувшей Россию в ноябре 1920 года.

Монастырев Н.А. в первые годы офицерской службы

…Благодаря нечеловеческим усилиям офицеров и команд, выведенный из Севастополя и из других крымских портов, флот почти благополучно дошёл до Константинополя, где и стал на рейде Мод… Беженцы были высажены. Весь флот с оставшимися членами экипажей был взят под покровительство французами, поднял на грот-мачтах фран­цузские флаги и начал готовиться к переходу в 1200 миль в Бизерту (Ту­нис, префектура Франции) …

Монастырев Н.А. 1952 год

Выход в море растянулся на неделю (8-14 декабря), крупные суда шли через Наварин в порт Аргостоли (о.Кефалония), мелкие – шли туда же Коринфским каналом. После соединении все двинулись в Бизерту, куда после долгого, утомительного и опасного путешествия стали при­бывать в конце декабря (первым – 22 декабря – пароход «Константин» с семьями членов эскадры). Всего на судах находилось около 5600 человек с женщинами и детьми…

Карта перехода из Крыма в Бизерту в 1920 году

По прибытии все суда и люди прошли карантин и дезинфекцию, хотя никаких эпидемических заболеваний на эскадре не было…

Лагерь Сфаят

В январе 1921г. был высажен на берег Морской корпус и размещён на форте Джебель-Кебир и в барачном лагере Сфаят на высокой горе над Бизертой… В Морском корпусе всё время идут занятия. Гардемари­ны и кадеты по очереди ходят под парусами по громадному Бизертскому озеру на учебном судне «Моряк» (быв. «Свобода» и – быв. «Ксения Александ­ровна») … Для пополнения знаний молодых офицеров на эскадре организо­ваны классы «Подводного плавания» (на подводном дивизионе) и «Артил­лерийские» (на линкоре «Генерал Алексеев») …

Форт Джебаль-Кебир

Своз семейных чинов эскадры проходил партиями по 50 человек –   вплоть до мая месяца – в лагеря Айн-Драгам, Табарка, Монастир и др … Лагеря состоят в ведении французских сухопутных военных властей; всеми лагерями ведает особо назначенный французский офицер с помощ­никами по интендантской части. Но внутренний распорядок всецело лежит на русском коменданте каждого лагеря. Пищевой паёк, выдаваемый фран­цузами на эскадру и Морской корпус, не отличается обилием и разнооб­разием, но достаточен; в лагерях паёк значительно скуднее, чем на эс­кадре… Командующий эскадрой контр-адмиралом Беренсом по соглашению с французскими властями было разрешено желающим списываться на берег для поступления на частные работы или, имеющим средства, для прожи­вания за свой счёт. С началом полевых работ списывание приняло массо­вый характер, несмотря на весьма низкую оплату труда русских. Лучше устраивались разного рода специалисты: техники, шофёры, слесаря, куз­нецы, машинисты и т.д. .. В конце лета была разрешена практика врачам. К исходу первого года русских можно было встретить уже во всех отрас­лях труда: на постройке шоссе, водопровода, ремонте железных дорог, в работах на шахтах и т.д. Но лишь немногим удаётся получить постоян­ные места с удовлетворительной оплатой труда… В декабре приходит приглашение из Марокко на государственную службу, и 113 офицеров флота и армии и квалифицированных матросов едут на должности инжене­ров, гидрографов, механиков, почтовых и железнодорожных чиновников…

7-ая рота Морского корпуса

Численность экипажей кораблей уменьшалась значительными темпами и за счёт предписаний французских властей, и в связи с уходом чуждых флоту элементов, и, к сожалению, – ценных для флота специалистов. Постепенно уменьшалось и количество лагерей, и остались два – Надор и новый (вблизи г.Туниса) – Джебель-Джелюд; на форте Руми был устро­ен лазарет на 60 коек с русским персоналом…

Журнал «Морской сборник, выпущенный в Бизерте

По окончании полевых работ сотни безработных русских устремились или в Бизерту для поступления вновь на родную эскадру, где давался паёк, или в центр страны – в г.Тунис, кто – в поисках новой работы, кто – в надежде нелегально перебраться во Францию или в другие страны…

Церковь Святого Александра Невского в Бизерте, построенная в 1938 году

Со временем семьи членов эскадры помещены были на линкоре «Георгий Победоносец», где была организована, и школа для детей…

Мемориальная доска в харме Александра Невского

В разгар лета на транспорте «Кронштадт» (плавучей мастерской эскадры) произошло несколько случаев инфекционного заболевания бубонной чумой (8- со смертельным исходом). Транспорт и команда были изолированы и прошли дезинфекцию. По распоряжению из Парижа транспорт, якобы для тщательной обработки, был уведён в Тулон – без русской коман­ды – и …не вернулся. Потеря богато оборудованной плавучей мастерской, снабжённой большими запасами материалов и инструментов, сразу ощутимо-отрицательно сказалась для эскадры, которой предстоял ремонт большинства кораблей. Помощь французов в ремонте была минимальной…

К.Р.Тирнштейн (мамин двоюродный дед) сидит справа

К ноябрю 1921г. поступает предписание от французского Морского министерства о значительном сокращении экипажей эскадры, оставив необходимых лишь для обслуживания судов, находящихся в состоянии долговременного хранения. Изменяется отношение и к Морскому корпусу, нет более завере­ний о его неприкосновенности. Поэтому командование корпуса принимает решение об ускоренных выпусках. Назначенная к первому выпуску (на 1 марта 1922г.) старшая гардемаринская рота и часть корпусных офицеров намечены к принятию в Чехо-словацкие университеты и – покинут Бизерту. Ожидается, что позже, и другие выпускники пополнят морское и гражданские учебные заведения других стран Европы. Прекращают занятия и организован­ные для молодых офицеров классы… Суда простаивают в доке, у стенки, активно ржавея без должной покраски подводной части в тёплых водах Средиземноморья…

Школа на «Георгие Победоносце»

К весне 1922г. русские размешаются в лагерях:

близ Бизерты – Надор, Сен-Жан, госпиталь Руми;

близ Туниса – Джебель-Джелюд.

В лагерях функционируют кустарные мастерские и библиотеки. В лагере Надор и на бывшего линкоре «Георгий Победоносец» продолжают работу детские школы. Занятия в них ведутся успешно энергией и знаниями самих беженцев…

Школа на «Георгие Победоносце»

В Тунисе организован «Русский трудовой кооператив», при нём – бюро труда, столовая и больничная касса с амбулаторией. Эти учреждения субсидируются, насколько позволяют средства, Командующим эскадрой через «Комиссию по делам Русских в Северной Африке», которая была создана на эскадре для организации помощи и попечения с русских, рассеянных по Тунисской области и Алжиру под председательством контр-адмирала Владимира Владимировича Николя…

Статья составлена К.Э.Кузнецовой по материалам «Обзора деятельности и жизни русской эскадры в Бизерте – к годовщине выхода из Крыма», составленного ст. лейтенантом Борисовым и опубликованного в «Морском сборнике» (зарубежном) №№ 1,2 за январь 1922г., редактор – капитан 2 ранга Монастырёв.

                                                           (РГА ВМФ, С-Петербург)

Занимаясь более 25 лет изучением этой суровой Страницы нашей Истории, благодаря архивам, публикациям и встречам с людьми, многое, что ранее было неведомо или непонятно, для меня прояснилось. Предложенная статья – одно из первых моих прикосновений к этой Странице. А сегодня материалов, доступных познанию интересующимися, достаточно много. И одним из серьёзных хотела бы назвать недавно вышедший из печати сборник историка флота к.и.н. Н.А.Кузнецова (Москва) «КАПИТАН НЕМО Российского флота. Судьба Нестора Александровича Монастырёва», Посев, М., 2020 с блестящим Предисловием капитана1 ранга подводника Апрелева С.В.

Сборник вышел к 100-летию Исхода Русской эскадры из Крыма и посвящён его «участнику и летописцу, капитану 2 ранга, выдающемуся офицеру-подводнику Российского флота Нестору Александровичу Монастырёву», командиру подводной лодки «Утка». На борту этой лодки он сумел организовать выпуск журнала «Морской сборник» – главного журнала моряков Российского флота. Публикации эти сохранили для нас бесценные страницы жизни, учёбы, памяти о Родине – России – в труднейших условиях оторванности от неё русских эмигрантов «первой волны». В этом выпуске и последующих публикациях Монастырёва Н.А., «ставшего в эмиграции известным мемуаристом и историком», – огромная заслуга русского военного моряка, сохранившего немалый пласт Истории – участие Российского флота в I Мировой войне и о первых, самых трудных, годах в эмиграции русских в Северной Африке (Тунис, Марокко, Алжир). К сожалению, сегодняшние многочисленные российские туристы, приезжающие на курорты этих стран, почти ничего не знают ни об истории стран их отдыха, ни о судьбах кораблей и экипажей после Исхода Русской эскадры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.