Чухраев Э. Неизвестное об известном. Аляскинский синдром России

Наверное, можно говорить о том, что в России периодически проявляется своеобразный аляскинский синдром. Он заключается в том, чтобы, не задумываясь, отдавать другим государствам  богатство, национальное достояние, которое веками создавалось и накапливалось многими поколениями россиян, в том числе и военными моряками. В нескольких материалах, опубликованных на этом сайте, мы рассказывали, как весь XVIII век, а потом еще и более половины XIX века при активном участии Военно-Морского Флота Россия открывала, исследовала и осваивала, прирастала за счет тихоокеанского побережья, вод и морей Тихого океана. Великая Россия основательно пришла на Тихий океан. Пришла с миром, без завоеваний.  Именно для охраны и защиты своих тихоокеанских интересов и направлялись на Дальний Восток с запада в середине XIX века большие силы ВМФ России.

А потом, как говорится, пошло и поехало. Потихоньку правители стали продавать и раздавать Россию и то, что было для нее открыто и достойно приобретено. Сегодня многие россияне уже и не знают, что до 1867 года Аляска и Алеутские острова принадлежали России. А Берингово море, названное в честь знаменитого командора, офицера российского флота Витуса Беринга, до 1867 года тоже было «внутренним» морем, так как со всех сторон было окружено побережьем России: с запада – Чукотским, Камчатским полуостровами, с востока – Аляской и Алеутскими островами.

Но в 1867 году, во времена императора Александра II, территория Аляски и Алеутских островов, другие территории наших Североамериканских владений были уступлены (проданы) Россией Соединенным Штатам Америки на все времена. Эта договоренность была оформлена соответствующей Конвенцией от 18 (30) марта 1867 года. Большинство современных ученых и политиков мира считают, что Конвенция 1867 года – это одна из грубейших ошибок российских политиков прошлого. Тем не менее, как говорится, дело сделано. И это уже далекая история.

Как Россия продолжает раздавать свои  национальные акватории

Но мы сейчас вспоминаем те события потому, что безрассудные и необоснованные уступки наших российских морских богатств продолжаются. Так, в 1977 году руководство Советского Союза, возглавляемое Л.И. Брежневым, согласилось на предложение США и, даже не сев за стол переговоров, передало американцам важный морской участок, расположенный в середине Берингова моря. На этом участке Советский Союз вылавливал около 50 тысяч тонн рыбы в год. Тогда, по мнению Государственной Думы России, СССР добровольно передал США акваторию своей исключительной экономической зоны площадью 7700 кв. км. Это был тот участок «полярных владений СССР», который вторгался в 200-мильную экономическую зону США. Что интересно,  при этом ссылались на упомянутую Конвенцию 1867 года. Хотя в ней говорилось только об уступках территорий, и ни о каких морских пространствах речи не было.  Вот так, по непонятным для широкой общественности причинам, советское руководство в 1977 году начало отдавать США морские акватории в Беринговом море. Что из этого получилось?

Первое время, вплоть до 1981 года, США в качестве компенсации выделяли Советскому Союзу квоту на вылов рыбы в объеме 150 тысяч тонн (теперь уже в своей зоне Берингова моря). Но в связи с событиями в Афганистане (1979-1989) прекратили. А потом вдруг оказалось, что в результате разного толкования у сторон создался спорный участок в 15 тысяч квадратных миль, который был важным с точки зрения рыболовства, прежде всего, для СССР. С трудом пришли, образно говоря, к джентльменскому соглашению: в этом спорном районе осуществлять рыболовные операции совместно. Но и эта договоренность в 1990 году была нарушена. В том году СССР и США неожиданно подписали новое (очень странное!) Соглашение. Называлось  оно так: «О  линии разграничения морских пространств», или «USA/USSR Maritime Boundary Agreement».  По сути, это соглашение между СССР и США — о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях, а также территориальных вод на небольшом участке в Беринговом проливе между островами Ратманова (Россия) и Крузенштерна (США). Оно стало результатом договоренностей  Э. Шеварнадзе (министр иностранных дел СССР) – Дж. Бейкера (госсекретарь США.), поэтому используется также наименование Соглашения «О Линии Шеварднадзе-Бейкера». К нему мы еще вернемся. А теперь вспомним историю появления этого Соглашения.

01 июня 1990 года. Подписание Соглашения. На переднем плане Э.Шеварнадзе (слева) и Дж. Бейкер (справа). За ними (стоят) М. Горбачев (слева) и президент США Дж.Буш старший (справа)

История появления морской линии Шеварнадзе-Бейкера

Все началось в 1976 году, когда прибрежные страны мира начали устанавливать свой суверенитет над 200-мильной  рыболовной, а затем исключительной экономической зонами в морях около своих берегов. В связи с этим возникла необходимость в «размежевании» акваторий и между СССР и США. Оказалось это очень сложно сделать. Потому что в Беринговом и Чукотском морях (а именно здесь надо было проводить «размежевание»)  200-мильные зоны перекрывали друг друга на протяжении 1500 морских миль. Возникла необходимость провести делимитацию. Оба государства стали предлагать свои варианты решения этой проблемы. И вновь вспомнили о Конвенции 1867 года.

Дело в том, что на эту Конвенцию при поиске приемлемого варианта «размежевания» акваторий стали ссылаться и США, и СССР. Да, в этой Конвенции действительно не было никаких положений о делении морских пространств. В ней говорится только об уступке территорий (не морских владений) и указаны точные координаты линии, к востоку от которой эти территории уступлены. Но в соответствии с этой Конвенцией граница между Россией и США  еще в 1867 году была проведена между ближайшими островами. В Беринговом проливе – посередине между островами Ратманова (в российской части) и Крузенштерна (в американской части) в архипелаге Диомида. Южнее к США отошёл остров Святого Лаврентия, и граница была установлена между ним и мысом Чукотским, где Берингово море переходит в Тихий океан, и дуга Алеутских островов тянется от Аляски к Камчатке. За Россией остались Командорские острова. Там граница была проведена посередине между островом Медный в Командорах и островом Атту в Алеутском архипелаге. Никакого разграничения открытых морских пространств не требовалось ещё очень долго.

Но в 1926 году Президиум ЦИК СССР в одностороннем порядке провозгласил «полярные владения СССР». Со стороны США их граница прошла строго на север по меридиану пролива между островами Ратманова и Крузенштерна. Большинство стран, имеющих владения и интересы в Арктике, никогда не признавали односторонне проведённую границу «полярных владений СССР». Так, в Чукотском море теперь она проходила значительно ближе к берегам США, чем к берегам СССР. Соответственно, США не соглашались с этой линией. И когда начался процесс «размеживания» акваторий (1977-1990), американцы вновь вспомнили Конвенцию 1867 года.  Советский Союз тоже ссылался на эту Конвенцию. Но позиции сторон существенно отличались.

СССР предлагал, с учётом интересов рыбаков, договориться с американцами и установить в Беринговом море срединную линию для разграничения накладывающихся участков, а в Чукотском море и Северном Ледовитом океане — взять за основу линию Конвенции от 1867 года. Все эти предложения не противоречили нормам международного права. Американцы же настаивали на применении по всей акватории линии Конвенции 1867 года и не соглашались проводить разграничение по срединной линии.

После долгих обсуждений СССР согласился. Но тут выяснилось: страны по-разному понимают эту линию. США при разграничении рыболовных зон предложили СССР взять за основу «линию 1867 года», но проводили ее по ортодромии. СССР же считал, что эта линия должна проходить по локсодромии. Разница между этими двумя линиями составляла площадь в 18,3 тысячи кв. км.  Но, в итоге, Соглашение в 1990 году все равно было подписано и Советским Союзом, и США.

За основу разграничения («размежевания») всех акваторий  все же взята линия, определенная русско-американской конвенцией 1867 года в связи с продажей Россией Аляски и Алеутских островов Соединённым Штатам. Её провели, без учёта конфигурации берегов, по прямой между ранее установленными участками морской границы двух стран. По мнению Государственной Думы РФ и экспертного сообщества эта граница отрезала от СССР участки, лежащие ближе 200 миль к берегам СССР (России). СССР уступил США  23,7 тыс. кв. км. своей экономической зоны. В результате такого «размежевания» в центральной части Берингова моря площадь шельфа, отошедшего к США, в десять раз превысила долю в нём СССР. Вот почему линию разграничения акваторий в Соглашении 1990 года в России вот уже 30 лет называют «Линией предательства Шеварнадзе». И это не только мнение россиян. Спустя некоторое время после подписания этого Соглашения, сам Джеймс Бейкер открыто заявил: «Мы истратили триллионы долларов за последние 40 лет, чтобы одержать победу в холодной войне против СССР. Главное, нашлись предатели». Но, конечно, сюда следует относить не только одного Шеварнадзе. Но и всех главных руководителей СССР того времени, начиная с М.С. Горбачева.

В итоге такого разграничения («размежевания») нынешняя Россия (правопреемник СССР) потеряла:

  • часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7 тысячи км², фактически переданной Советским Союзом Соединённым Штатам еще в 1977 году;
  • часть исключительной экономической зоны СССР площадью 7,7 тысячи км²;
  • участок континентального шельфа площадью 46,3 тысячи км² в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий.

При этом участок континентального шельфа, отошедший в этой части Берингова моря теперь к Российской Федерации, составил всего 4,6 тысячи км², что на 74 000 км² шельфа меньше, чем полагается при традиционном в таких случаях разграничении по срединной линии.

В отдельных местах исключительная экономическая зона США за счёт неоправданно отданной площади исключительной экономической зоны СССР превысила расстояние в 200 морских миль от исходных линий, что противоречит статье 57 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Экономические потери России от Соглашения Шеварнадзе-Бейкера

16 октября 2002 года 43 члена Совета Федерации направили в Счётную палату РФ запрос, в котором просили провести ряд мероприятий для «точного установления финансовых потерь России» в результате действия подписанного в 1990 году Соглашения Бейкера-Шеварднадзе.

12 февраля 2003 года Счётная палата Российской Федерации подготовила отчёт, в котором, в частности, давалась такая оценка: «За период действия советско-американского Соглашения о линии разграничения в Беринговом море (1991—2002 года) потери России составили 1,6—1,9 млн. тонн рыбы, что эквивалентно 1,8—2,2 млрд. долларов США».

Уступка морских владений Америке лишила Россию возможности ежегодно вылавливать 200 тысяч тонн минтая. Кроме того, наличие пограничной линии усложняет свободное торговое судоходство и блокирует с востока Севморпуть, возрождение которого, в том числе для евроазиатских транзитных грузоперевозок, правительство России объявляло стратегической задачей. Не пускают в этот район и российских рыбопромысловиков; при этом канадские, японские, южнокорейские и тайваньские рыбокомпании имеют там квоты.

Эксперты отмечают, что с самого начала переговоров (в 1977 году) одним из главных вопросов при разграничении был вопрос о нефти. По данным экспертов, спорные районы богаты не только рыбными ресурсами, но также включают перспективные нефтегазовые месторождения «Наваринское» и «Алеутское». Об этом свидетельствует и распродажа правительством США участков в спорных районах американским компаниям, которая началась в 1982 году — задолго до подписания Соглашения. Ресурсы проданных с тех пор участков, по данным американских экспертов, составляют около 200 млн. тонн нефти и 200 млрд. м³ газа.

Кроме того, временная линия разграничения стала препятствием для развития Северного морского пути, в частности теперь каждый раз нужно спрашивать разрешение на проход по Берингову проливу у американцев.

Справедливости ради, надо сказать, что Америка нам тоже кое-что уступила. В Северном Ледовитом океане она передала Советскому Союзу 9 американских островов, а также часть акватории с потенциалом вылова 150 тыс. тонн рыбных запасов и прочие мелочи.

А причем здесь Военно-Морской Флот России?

Может быть, кто-то действительно скажет,  даже возмущаясь результатами такого «размежевания»: «а причем здесь наш ВМФ?». В том-то и дело, что очень даже причем. И здесь есть, как минимум два важных аспекта.

  1. Ведь Берингово море сделал российским ВМФ России. Офицер российского флота Витус Беринг отдал свою жизнь, чтобы российский флаг развевался над этим морем. Напомним, впервые название Берингово море было предложено французским географом Ш. П. Флиорье в начале XIX века, однако в обиход было введено только в 1818 году русским мореплавателем, флотским офицером В. М. Головниным.  А теперь, ни за что ни про что 70% этого моря отдали другому государству?!  И каждому военному моряку, как и каждому истинному россиянину, эти действия «добрых дядюшек» — наших политиков и правителей – не могут быть безразличными.
  2. В таком деле, как разграничение морских пространств, всегда надо учитывать мнение военных моряков. Потому что это связано не только с экономическими и политическими проблемами, но и с национальной безопасностью государства. Здесь обязательно надо учитывать военную стратегию и интересы ВМФ.  Ведь Берингово и Чукотское моря связывают Тихий и Северный Ледовитый океаны. И здесь проходят не только торговые пути, но и стратегические курсы  государств и  пути подводных лодок и надводных кораблей флота. А после подписания Соглашения  для военных моряков здесь все стало гораздо сложнее.

Сегодня Россия рассматривает возможность отказаться от выполнения «соглашения Шеварднадзе-Бейкера» Что  мы имеем сегодня?  В Беринговом море налицо правовая коллизия, когда США Соглашение с Москвой ратифицировали, а Москва – нет. Все это время Россия де-факто Соглашение тоже соблюдает. Но это соблюдение исключительно по доброй воле российской стороны. Формально Россия не связана Соглашением Шеварднадзе-Бейкера. И  поэтому она юридически ничего не нарушит, если ее суда будут вести промысел в спорных районах. Но, тем не менее, чтобы снять эту юридическую коллизию, России нужно что-то предпринимать.

До 2020 года позиция России (публично это нигде не афишировалось) выражалась в следующем.  Разграничение на единственном участке, где Россия и США имеют общую границу – по акватории Берингова пролива – ставилось в Москве под сомнение. Соглашение было подписано за полтора года до распада СССР, и Москва просто не успела его тогда ратифицировать. У нынешней же России до ратификации за 30 лет руки так и не дошли. И сейчас МИД РФ не исключает, что ратифицировать документ, может быть, уже и не надо.

А в 2020 году позиция России стала еще более жесткой. В Москве однозначно считают, что последний советский министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе необоснованно уступил США эти участки, которые относятся с тех пор к штату Аляска. И сейчас Москва намерена объявить 78 тысяч кв. км акватории Берингова пролива, включая континентальный шельф, своей экономической зоной. Россия и США ведут здесь морской промысел, а также эти участки имеют запасы углеводородов на дне.

В январе 2020 года  в Комитете Совета Федерации РФ по международным делам прошло закрытое заседание, где рассматривались проблемы разграничения акватории Берингова моря. И там открыто высказывались   намерения пересмотреть статус Берингова пролива. На заседание были приглашены представители МИД, ФСБ и Росрыболовства. И все они тоже  «были едины» в этой позиции. Кстати, вновь в этой встрече не участвовали представители Министерства Обороны и ВМФ. А ведь тут на кону стоят не только потери рыбаков, но и стратегические интересы.

Если Россия действительно хочет бросить вызов США в Беринговом море (а не просто поиграть на нервах американцев и патриотических чувствах россиян), то ей надо сформировать солидную правовую базу для своих действий и пересмотра договоренностей 1990 года. Соглашение 1990 года не было ратифицировано Россией и в настоящее время оно применяется на временной основе. В связи с этим российские парламентарии должны основательно и аргументировано (доказательно) проработать правовой аспект этого документа. Госдума должна будет принять специальный закон о непризнании Российской Федерацией Соглашения, подписанного правительством СССР.  Принятие такого закона даст возможность России игнорировать Соглашение 1990 года

Между прочим, морские споры, подобные тому, что назревают между РФ и США в Беринговом море, – явление совершенно не уникальное. Многие десятилетия между Китаем и странами акватории Южно-Китайского моря идет спор вокруг ряда акваторий из-за права вести там рыбный промысел и разработку нефтегазовых месторождений. Эти конфликты всегда развиваются по одной и той же схеме: суда (сейнеры) противоборствующих сторон  сталкиваются на одном участке, на помощь им спешат боевые корабли каждой из сторон;  и дальше идет “война нервов”: кто кого рискнет протаранить.

И вот здесь четко высвечивается роль Военно-Морского Флота России. Россия, если решит игнорировать интересы США в Беринговом море, нарывается на такую же “битву бортами”. Российским рыболовецким судам придется ходить на промысел в спорные воды в сопровождении боевых кораблей – в надежде, что ВМС США все же не начнут морское сражение из-за взаимных претензий по Берингову морю.

Российским законодателям надо только понимать, что американцы не будут смотреть на подобные действия России сквозь пальцы. Любые попытки пересмотреть Соглашение, ратифицированное США, должны быть подкреплены соответствующей мощью, в данном случае, российского ВМФ. И он должен быть в состоянии и в силах «потягаться» в Беринговом море с американским флотом.

Однако же зная о том, как ревностно Вашингтон отстаивает экономические интересы даже в мелочах, ответную реакцию на любое реальное действие по выходу РФ из «соглашения Шеварднадзе-Бейкера» предугадать несложно. И президент Дональд Трамп, вообще склонный к резким, импульсивным решениям, запросто начнёт по этому поводу очередную торговую войну, уже с Россией. Потери от которой, возможно, будут исчисляться не сотнями миллионов долларов в год, как от критикуемого и ревизуемого Соглашения 30-летней давности, а десятками миллиардов.
Готова ли Россия к такому повороту? Готова ли её балансирующая на грани нуля экономика к новым санкциям?  Нужен ли ей такой поворот?

Россия, которая сейчас так смело хочет бросить вызов США в Беринговом море, в 2010 году не стала раздувать спор по аналогичному поводу с гораздо более слабой страной – Норвегией. Тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев издал указ, согласно которому Россия уступила право рыболовецкого промысла норвежцам в Баренцевом море в районе архипелага Шпицберген. Этим был положен конец спору, тянувшемуся ровно 90 лет, но одновременно был ликвидирован суверенитет России над этой областью Арктики.

Как выйдет Россия из этой ситуации, покажет время. Скорее всего, границы в Беринговом море пересмотрены не будут. Разве что российским рыбакам разрешат ловить рыбу на неких морских пространствах, которые по соглашению 1990 года отошли США.

Но очень хочется верить, что аляскинский синдром сегодняшние правители России преодолеют и не повторят ошибок своих предшественников…

В ходе обсуждения поправок к Конституции РФ в феврале этого года появилась необыкновенное предложение: закрепить в Основном Законе государства полный запрет на отчуждение территорий нашей страны. А что? Может быть, действительно это станет законом. И тогда правители будут не вправе отдавать наше национальное достояние…

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. АНАТОЛИЙ

    Спасибо!Очень интересный, предметно обоснованный и своевременный материал.

Добавить комментарий для АНАТОЛИЙ Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.