Блытов В. Гардемарины. Шлюпочные гонки

Шлюпочные гонки – один из любимых традиционных видов спорта военных моряков, хотя мне молодому курсанту ВВМУ казалось, что по интеллекту они приближаются, видимо только к перетягиванию каната. Но, жизнь показала, что я оказался глубоко не прав.

Неоднократно Саша Матвеев наблюдал шлюпочные гонки в частях, где служил его отец, когда в день ВМФ на старт выходило около десятка шлюпок, и одной из них непременно командиром шлюпки был папа. Сколько раз его шлюпка приходила первой, он не помнил, но помнил, что такое весьма часто и отец любил показывать Саше призы, завоеванные на шлюпочных гонках в Палдиски, Таллинне, Балдерая, Свиноуйце в разные годы.

На кораблях шлюпочные гонки проводятся на традиционных шестивесельных ялах.

Мне многие скажут, что здесь сложного, подбери поздоровее матросов, и никаких проблем. Здоровенные, называемые другим «зверьми», бугаи в матросских тельняшках с оскаленными зубами и непомерным классическим гребком, могут вырвать зубами победу у любых умельцев и технарей. Достаточно только силу приложить.

Но оказалось, что все не так просто и Саша на личном примере сумел убедиться, что главное в шлюпочных гонках не только сила, но и голова, а также навыки командира шлюпки и согласованные действия всех гребцов, способных выложиться в едином порыве на всей дистанции.

В 1966 году Саша Матвеев поступил во ВВМУРЭ имени Попова, ничем особым он не выделялся из других курсантов — рост метр семьдесят восемь, вес шестьдесят килограмм в робе, прогарах и с флотским ремнем. Курсант, как курсант и место его было где-то в середине строя. Единственно, что у него было это сильные руки гимнаста. На гражданке он занимался гимнастикой, выступал даже по первому юношескому разряду и сумел накачать довольно сильные руки.

В сентябре в училище традиционно проводились шлюпочные соревнования между ротными командами. В 21 буки роту, для подготовки такой команды, назначили курсанта пятого курса – мастера спорта по шлюпочным гонкам и неоднократного победителя различных соревнований, по воинскому званию мичмана.

Помню, как он критически осмотрел всех курсантов роты, стоявших в строю в робах не по росту, яловых ботинках весом в несколько килограмм (называвшихся прогарами или просто гадами) на шлюпочных занятиях. Для занятий шлюпкой были занятия по дисциплине морская практика. Шлюпочная база училища располагалась в знаменитом Петергофском парке напротив причалов, куда подходили красивые катера на крыльях, выбрасывая в знаменитый парк сотни отдыхающих. На причале всегда гремела музыка, а курсанты, разбирая весла, по команде мичманов и офицеров рассаживались по шлюпкам и отходили в небольшой заливчик, где преподаватели кафедры морской практики обучали несложным флотским премудростям.

Саше очень понравилось ходить под парусом.

Назначенный на соревнования мичман-курсант с берега внимательно смотрел на отошедшие от берега шлюпки и отмечал что-то в своем блокноте, пока курсанты старательно гребли, стараясь не поймать рыбу, заглубив чрезмерно весло и грести дружнее, во всяком случае, не запутывая весла с другими гребцами своего борта.

— Ииииии – раз, ииииии – раз, ииииии – раз – неслись команды со всех шлюпок на маленьком рейде.

— Раз – это гребок, – ииииии  — это резкий занос весла для следующего гребка. Со всех шлюпок раздавалась ругань наших командиров, что что-то мы делаем неправильно, не так как требовалось.

Красивые, хорошо одетые отдыхающие, приехавшие осматривать Петергоф, знаменитый парк и дворцы, некоторые из которых были тогда еще разрушены после войны, с удовольствием смотрели на курсантов берега, а курсанты исподлобья смотрели на них, выискивая глазами красивых и загорелых девушек в легких платьицах, легко поднимавшихся прибрежным ветерком. И наблюдения такие заканчивались в конечном итоге печально, так как шлюпки теряли темп, курсанты слишком заглубляли весла или били тяжелым вальком весла, в спину сидевшего перед ним и вся шлюпка сбивала темп и на провинившегося начинали ругаться все гребцы, а от командира шлюпки или старшины можно было получить по лбу отпорным крюком.

Потные от гребли шлюпки подошли, наконец к причальчику, зашуршал приятно песок под днищем, курсанты уложили весла и прочий инвентарь, сбросили уключины, закрепили цепями шлюпку и каково было Сашино удивление, когда к ним подошел упомянутый ранее мичман с пятого курса, назначенный в 231 буки роту для подготовки гоночной команды и записал почему-то Сашу в сборную ротную шлюпку баковым.

Надо сказать, что в шлюпке садятся три пары гребцов – загребные, средние и баковые лицом к командиру шлюпки, который управляет с помощью специального руля и командует гребцами. Каждая пара сидит на одной баночке друг рядом с другом и гребут дружно с противоположных сторон – гребок – отвод весел назад для нового гребка.

Саша сам не понимал почему и подошел на всякий случай к мичману уточнить, возможно тот что-то перепутал. В роте были ребята значительно сильнее и здоровее его. Но он отмахнулся от Саши, как от надоедливой мухи и сказал, что с завтрашнего дня он в сборной команде по гребле роты и должен в течении недели, каждое утро вместо физзарядки следовать в составе команды на шлюпочную базу и до завтрака тренироваться грести, овладевать настоящим флотским мастерством. Форма одежды в брюки, берет, тельняшка.

Вместе со Сашей были отобраны мичманом еще пять довольно здоровых курсантов из роты, на фоне которых он смотрелся просто заморышем.

Но приказ есть приказ и в течении недели мичман дружно вел команду на шлюпочную базу – бегом туда, бегом обратно.

— Победить мы не победим – инструктировал он команду – есть команды более слаженные и сильные, сплававшиеся, но выступить достойно мы можем и войти обязаны минимум в пятерку. Иначе мне будет стыдно носить значок мастера спорта.

У Саши было большое сомнение, так как дело по его мнению не ладилось и в предпоследний день перед гонками, мичман почему-то внезапно заменил загребного Сашу Чугунова на Диму Осинова.

— Все – теперь точно проиграем – говорили Саше другие ребята, переживавшие такую резкую смену одного из основных гребцов – Чугунок хотя бы весло рвал.

— Весло рвать надо тоже с умением – затягиваясь табачным дымом, отвечал им Дима Двинкин, защищая командира шлюпки.

Как положено соревнования по шлюпочным гонкам, проводились в воскресенье. День стоял великолепный, светило солнце и на всех причалах собралась масса отдыхающей публики и болеющей публики. Приехал даже начальник училища солидный вице-адмирал в сопровождении свиты из числа начальников факультетов.

Все команды построили перед шлюпочной базой училища. В строю всех рот стояли здоровые розовощекие курсанты, по сравнению с которыми, первокурсники, еще не принявшие присягу, выглядели очень бледно.

— Как мы с такими соревноваться будем? – думал Саша, посматривая исподлобья на здоровенных гребцов с других рот.

По сравнению с ними Сашины товарищи выглядели заморышами. И лишь командир шлюпки, надевший парадную форму со значком мастера спорта, выглядел невозмутимым и даже чему-то улыбался. Он помахал рукой невысокой девушке в белом платьице и короткими волосами, стоявшей на причале, и она радостно замахала голубым платочком ему.

— Жена пришла смотреть и болеть – как бы виновато, сказал гребцам мичман – пришла поболеть за меня и за нас. Моя шлюпка никогда не проигрывала, не хотелось бы сделать это сегодня.

Саша с сомнением посмотрел на него.

Команды всех рот построили, и гребцов поздравил с открытием соревнования начальник училища вице-адмирал Крупский (племянник Ленина), за ним коротко рассказал условия соревнований контр-адмирал Катышев – начальник кафедры морской практики. Где-то сзади столпились зрители – курсанты всех рот училищ, родные, знакомые и прежде всего девушки. Провели жеребьевку шлюпок, и 21-ой буки роте досталась шлюпка № 13.

— Чертова дюжина, надо же так повезло — с сомнением сказал Дима Двинкин, и на всякий случай три раза сплюнув через левое плечо.

— Для меня номер 13 всегда является везучим – сказал, успокаивая всех гребцов, командир шлюпки

Вздыхая, гребцы рассаживались в своей шлюпке № 13, исподлобья рассматривая девушек на причалах. Они махали руками и подбадривали криками, приветствуя гребцов. Командир глазами разыскивал глазами свою жену. Саша прошел на свое место правого бакового.

— Колизей устроили – выругался Дима Осинов – разглядывают нас как гладиаторов.

Левый баковый Коля Гоголев из Мартышкина, сидевший рядом с Сашей, соскочил на берег  и по команду мичмана, ловко  оттолкнул шлюпку от берега.

Началось – подумал Саша.

Под днищем шлюпки зашуршал песок, и она закачалась на воде. Коля, немного замочив свой левый ботинок, ловко запрыгнул в шлюпку.

— Весла – скомандовал командир шлюпки, вставив военно-морской флаг на свое место.

Теперь ни публики, ни других шлюпок для гребцов не существовало. Гребцы дружно разобрали весла, воткнули их в уключины и приготовились к гребле. Для Саши эти соревнования были, как подъем на эшафот.

— Весла! На воду – скомандовал командир шлюпки.

Гребцы дружно совершили сначала первый гребок, затем второй. Командир с помощью руля выводил шлюпку в заливчик, образованный причалами «Комет» и «Метеоров».

— Если кто посмотрит в сторону и отвлечется от гребли, получит отпорным крюком по лбу. Ваше дело видеть только валек своего весла и больше ничего и равномерно грести в такт моим командам – инструктировал мичман — остальное мое дело. Но если кто-то отвлечется, поймает рыбу веслом, пеняйте на себя, жалеть ни кого не буду, лоб в кровь отпорным крюком– жестким голосом инструктировал он.

Шлюпки других рот тоже отошли от берега, и теперь их командиры также тренировали и инструктировали своих.

— Ииииииии – раз, ииииии – раз, иииии — раз – неслось со всех сторон, и командир шлюпку ловко лавировал между другими шлюпками.

Где-то там, между стоявшим на якоре катере ПСК и красным буем была невидимая линия старта, которую шлюпки должны были занять перед началом гонок не пересекая условную линию.

— Шлюпка, пересекшая линию раньше старта, снимается с соревнований – информировал командир шлюпки – поэтому наша задача быть как можно дальше от линии старта и начать движение к ней на скорости, и быть на линии, не пересекая ее, когда в воздух будет запущена ракета, означающая старт.

На катере был виден немного грузный адмирал Катышев в желтой рубашке и с мегафоном. У всех шлюпок для их лучшего опознавания со стороны, на носу были закрепленные фанерные номера. Номер Сашиной шлюпки 13  не давал никакого энтузиазма гребцам.

— Все будут стоять на месте у линии, а у нас в момент старта, должна быть уже некоторая скорость. Самое сложно на что теряется время тронуться с места. Все они забьют веслами по воде, стараясь придать шлюпке движение вперед, а мы должны уже иметь скорость и обогнать их на начальном этапе – продолжал инструктировать гребцов командир – мы не победим, там есть команды гораздо сильнее нашей, но мы должны, обязаны показать хороший результат. Мне перед женой неудобно будет, если проиграем. Она болеет за нас.

Внезапно, легко разрезая носом воду, мимо пролетела красивая голубая шлюпка со здоровенными ребятами в голубых костюмах вместо тельняшек. Весла у них были, не чета всем не простые, а с более широким захватом, как у ложки.

— «Распашонки» – пояснил с завистью командир шлюпки — сборная училища, самые сильные. Я ходил на этой шлюпке, пока к вам не назначили. Они на всех соревнованиях всех морских училищ всегда побеждают. Все мастера спорта — он опять вздохнул, что-то видимо вспоминая.

В воздух взвилась первая ракета с катера, и все шлюпки пошли занимать позиции на старте. Шлюпка № 13 как-то оказалась в одиночестве сзади.

— Шлюпка номер 13 занимайте вашу позицию на старте – прокричал в мегафон с катера какой-то офицер.

Командир шлюпки в знак понимания махнул ему рукой, но команды грести пока не давал. Шлюпка тихо дрейфовала позади всех. Офицер выругался в мегафон, а потом махнул рукой, видимо решив, что хотят проиграть – пусть проигрывают.

В воздух взвилась, разбрасывая в стороны свой дымный след вторая ракета.

— Команда приготовится к старту – проинформировал командир шлюпки, глядя внимательно на свои командирские часы, и внезапно громко скомандовал – Весла!

Гребцы моментально занесли весла для гребка.

— На воду!

Весла дружно опустились в воду, заводя в сторону кормы. Сначала тихо, затем после следующих гребков шлюпка начала набирать скорость.

— Иииииии – раз, ииииииии — раз – тихо гремел наш командир, поглядывая на часы и наклоняясь в перед в такт гребкам вперед – ииииии – раз —  не смотреть по сторонам – заревел он, и отпорным крюком, заехал в лоб, сидевшему впереди Саши среднему гребцу.

Саша упер взор в валек весла, боясь сбиться с темпа при заносе весла и гребке и даже посмотреть на командира. Он слышал только команды и четко выполнял их.

— Ииииии – раз. Сейчас будет третья ракета – старт – кричал уже во всю силу мичман.

И действительно где-то прошипела змеей третья ракета. Рядом раздались звуки и крики командиров шлюпок, послышались частые гребки, но почему-то они сразу остались позади.

— Ииииииии – раз, иииииии – раз, ииииииии – раз, иииииии – раз – ускорял чаще гребки мичман.

И по звукам воды под днищем Саше казалось, что шлюпка не плывет, а летит, несется по воде.

— Приближается бакен, половина дистанции, вокруг  него мы должны повернуть обратно и идти к финишу. Не смотреть на бакен — заревел мичман, занося для удара отпорный крюк.

Тельняшки были все в поте, пот струился по лицам, ладони Саши саднили от кровавых видимо мозолей.

— Нас догоняет сборная училища — объявил командир шлюпки.

Боковым зрением Саша разглядел красный бакен, пролетавший мимо, внезапно послышали команды – ииииии раз и мощные гребки и даже дыхание гребцов где-то рядом. Судя по звукам Сашину шлюпку обходила, какая-то другая шлюпка. Саша скосил глаза и увидел ее голубой цвет сборной училища и тут же получил отпорным крюком в лоб. Все гребцы сборной дружно делали свое дело, уткнувшись взглядами в уключины. Это была какая-то паровая машина, несущаяся на огромной скорости.

— Что Миха думал со своими салабонами, сделаешь нас? – раздался крик с училищной шлюпки видимо, обращенный к командиру шлюпки номер 13.

Командир шлюпки, не отвечая им, и продолжал командовать своими гребцами – ииииииии – раз, ииииииии раз. Не смотреть. Иииииии – раз, иииииии-раз.

Правый средний тоже получил тоже по лбу отпорным крюком за то, что попытался приподнять глаза в сторону кричавшего со шлюпки сборной училища.

Внезапно шлюпка № 13 сделала резкий поворот влево, огибая бакен и весла обгонявшей   шлюпки сборной училища, с силой ударили по корме. Раздался треск весел – крак и два красивых распашных весла разлетелись огрызками по воде.

Из сборной голубой шлюпки раздался рев и мат.

Шлюпка № 13 продолжала набирать скорость.

— Ииииииииии- раз, ииииииииии- раз, ииииииииии-раз. Пошли вперед, назад не смотреть!

Кроме голоса командира никто из гребцов ничего не слышал. Другие шлюпки должны были находиться где-то рядом. На шлюпке сборной видимо меняли весла. И это дало время на то что бы отрваться.

Сашины руки уже горели огнем, но оно греб из последних сил, стараясь не подвести команду.

— Ииииииииии – раз, ииииииииии – раз – раздавались монотонные команды командира шлюпки.

Внезапно раздалась его команда – весла по борту.

Гребцы, недоумевающее бросили весла и посмотрели теперь вбок, шлюпка заскользила по инерции вперед, а рядом был виден корпус ПСК, который обозначал финишную линию. На ПСК суетились офицеры, что то крича. Подняв глаза, гребцы недоуменно посмотрели на своего командира.

— Весла на валек – невозмутимо скомандовал и он и весла моментально взметнулись вертикально вверх.

Командир улыбнулся в свои черные усы и приветливо сказал, глядя в потные лица гребцов

– Поздравляю вас салаги с первым местом на шлюпочных соревнованиях училища. Вы сделали даже сборную училища, которая пыталась нас обогнать слишком близко и не рассчитав, сломали два весла. Поздравляя вас всех со вторым разрядом по шлюпочным гонкам.

Гребцы недоумевающее смотрели, то на него, то на друг на друга. Это было что-то вне их понимания. Как первокурсники, могли победить ассов, зубров гребного дела? С берега неслись приветливые крики зрителей, девушки размахивали легкими платочками, приветствуя шлюпку № 13 – победителей соревнований.

— Победу в гребных соревнованиях одержала шлюпка № 13 21-ой буки роты – раздалась информация в мегафон с ПСК.

— Кричали девушки ура и в воздух трусики бросали – пошутил Дима Осинов.

Глаза курсантов дружно уставились на причалы, разыскивая девушек глазами – никто из девушек трусиков не бросал. Все дружно рассмеялись и командир вместе с гребцами.

— А теперь братцы покажите мне ваши руки – скомандовал уже спокойно командир шлюпки.

Все дружно вытянули свои руки вперед и рассмеялись – у всех на руках были кровавые полопавшиеся мозоли.

Где-то сзади финишировала сборная училища и другие шлюпки.

Весла на воду – скомандовал командир шлюпки.

Шлюпка № 13 не спеша взяла курс на шлюпочную базу.

На берегу, командир шлюпки, что-то горячо обсуждал с адмиралом Катышевым и командиром шлюпки сборной училища, который почему-то считал, что шлюпка № 13  злостно нарушила правила соревнований.

— Не надо было так близко к нам подходить Леша. Вы нам сами срезали корму. Я вас даже не видел – оправдывался командир шлюпки и помахал рукой своей жене пришедшей его встречать и поздравлять с очередной победой – обидно проигрывать, но уступать вам мы никогда не будем несмотря на ваши регалии и вес.

Адмирал Катышев примиряюще улыбался и хлопал по плечу командира сборной училища.

На торжественном командиру шлюпки на построении вручили хрустальный переходящий приз за победу на гонках. Приз командир передал сразу на руки командиру роты капитан-лейтенанту Романову.

Адмирал Катышев сказал, что это первый случай, когда в шлюпочных гонках победили курсанты первого курса, но внутренне все гребцы шлюпки номер 13 понимали, что это не их победа, а победа их командира и они были очень благодарны ему за учебу, хотя мозоли на руках горели и болели. Медсестрички из санчасти сразу смазывали чем-то руки, и перевязывали их бинтами.

Приз, заработанный за шлюпочные гонки, потом стоял в ротном помещении 21-буки до следующего года, а украшением на груди всех гребцов, стал значок 2-ого разряда – честно заработанный в соревнованиях.

Больше в таких соревнованиях Саше участвовать не пришлось, а ротная шлюпка того состава больше никогда на таких соревнованиях не выступала. Но  на призе хрустальном кубке с металлической медной дощечкой, впервые в истории училища был выгравирован номер 21-ой буки роты первого курса среди рот старших курсов.

Память о тех соревнованиях осталась в Сашиной памяти надолго, как и любовь к шлюпочным гонкам.

— Побеждают не руки и мускулы, а голова – вспоминал он потом изречение того мичмана с той победной шлюпки № 13.

 

Во время службы уже офицером Саша любил смотреть на шлюпочные соревнования в Севастополе.

Ему очень нравилось, когда весь Севастополь собирался посмотреть на красивые и принципиальные гонки команд военно-морских училищ «Голландии» и Нахимова. Команды кораблей в этих соревнованиях всегда оставались где-то позади. Очень завлекательным и принципиальным было соревнование этих училищ, длившиеся все время, пока существовали эти училища.

— Ииииииии – раз, иииииии – раз – разносилась такая знакомая команда на весь Севастопольский рейд. И Саша с грустью вспоминал Петергофский рейд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *