Лагард А. Былъ! (Об Архипелагской экспедиции эскадры русских кораблей в Средиземное море и одной из морских побед, которыми мы сегодня должны гордиться.) Чесма!

7 июля считается днем воинской славы России. В этот день отмечается победа русского фота над турецким в Чесменской сражении.

Правда по работе российских СМИ и чиновников это совсем не видно? Так, что же случилось 7 июля, вернее 24-25-26 июня 1770 года по старому стилю, во времена правления императрицы Екатерины Второй (потом уже Великой), что нам надо помнить? Чем мы должны гордиться?

А была победа, соизмеримая с победой адмирала Нахимова при Синопе.

И в той и другой победах русский (да да именно русский, а не российский) флот уничтожил на море турецкий флот.

Фамилии этой победы — граф Алексей Орлов, адмирал Григорий Спиридов, контр-адмирал Джон Эльфинстон, капитан бригадирского ранга Круз, капитан 1 ранга Грейг, капитан 1 ранга Чичагов, лейтенант Ильин, мичман князь Гагарин и многие другие русские и состоявшие на службе у русской императрицы моряки. Победа во имя России! Благодаря этой победе и многим другим появилась на картах мира Новороссия, Кубань стала российской, Крым стал свободен от турецкого влияния.

За эту победу командующий русским флотом граф Алексей Орлов получил добавку к фамилии и стал именоваться графом Орловым-Чесменским. А где эта самая Чесма в честь которой названо было сражение? Чесменской называлась бухта между западной оконечностью турецкой провинции (вилайета) Анатолия и островом Хиос. А бухта получила название по расположению на ее берегу турецкого поселка Чешме.

А многие спросят а где это? И будут правы. Не пропагандируем мы свои победы, поэтому и не знаем где это.

Назвали сражение Чесменской битвой, ставшей одной из самых значимых побед русского флота в Средиземном море.

По распоряжению императрицы Екатерины второй, позднее ставшей Екатериной Великой, в честь этой победы был создан Чесменский зал в Большом Петергофском дворце, воздвигнут Чесменский обелиск в Гатчине, Чесменская колонна в Царском селе, где был построен Чесменский дворец и в Санкт-Петербурге построена Чесменская церковь.

Императрица Екатерина приказала отчеканить в честь этой победы золотые и серебряные монеты, прославляющие эту победу на голубой ленте, которые было разрешено носить всем участникам сражения при форме одежды в петлицах.

Позднее, в 1876 году мыс в Анадырском заливе, в честь этого сражения был назван мыс Чесма.

Чесменский храм в Санкт-Петербурге

Название «Чесма» носили несколько парусных линейных кораблей, позднее это почетное название получил один из броненосцев русского флота, а также и село в Челябинской области.

Чесменская виктория (победа) позволила русскому флоту установить блокаду пролива Дарданеллы и заставить Турцию признать поражение в войне. Много русских воинов погибло тогда в Средиземном море. Не всем было суждено вернуться в Россию.

Небольшая предыстория этой победы.

В 1786 году началась война России с Турцией.

Адмиралтейством России была отправлена в Средиземное море эскадра русских кораблей с Балтийского флота, так называемая 1-ая Архипелагская экспедиция под командованием, брата фаворита Екатерины Григория Орлова, графа Алексея Орлова. С ним был отправлен второй брат граф Федор Орлов. Командование эскадрой было поручено адмиралу Григорию Спиридову. На корабли были посажены два полка морских солдат – будущей морской пехоты России.

Чесменская колонна в Царском селе

Немного позднее с Балтики пришла еще одна эскадра под командованием английского советника контр-адмирала Джона Эльфинстона, с кораблями 2-ой Архипелагской экспедиции.

Почему Архипелагские экспедиции? Да потому что одной из основных задач была помощь единоверцам в греческом архипелаге островов в борьбе с турецким игом.

линейный корабль «Святой Евстафий Плакида»

Прибывший позднее контр-адмирал Эльфинстон категорически отказывался подчиняться адмиралу Спиридову и тогда, представлявший на Средиземном море императрицу Екатерину граф Алексей Орлов, дабы исключить любые ссоры способные повлиять на исход дела, был вынужден поднять кайзер-флаг на одном из кораблей русской эскадры.

— Все подчиняются только мне и выполняют только мои приказания — таково было решение графа Орлова, который с уважением относился в адмиралу Григорию Спиридову и прислушивался к его советам, как специалиста в морском деле.

Но контр-адмирал Эльфинстон не успокоился и в конце концов поставит русскую эскадру в сложную ситуацию и Алексей Орлов будет вынужден будет его отстранить от командования русскими кораблями и отправить в Петербург сухопутным путем.

Первые операции русского флота на Средиземном море были десантными, причем основной массой десантников были греческие повстанцы и солдаты морских полков.

Среди Пелопонесских операций значится захват сильной крепости Наварин — в бухте которой через 57 лет, в 1827 году соединенный англо-франко-русский флот сожжет в очередной раз флот турецко-египетский. Тогда же, в 1770-м, при Наварине отличился брат деда А.С. Пушкина — бригадир артиллерии И. А. Ганнибал, старший сын «арапа Петра Великого». Задача десантных операций – вытеснить турок с греческих островов.

17 февраля 1770 года по старому стилю корабли первой эскадры под командованием адмирала Спиридова прибыли в порт Италон (Витулло) и высадили морской десант. Из добровольцев – греков формируются два легиона – восточный и западный.

28 февраля 1770 года по старому стилю был дан бой у крепости Мистрас (Мизитра). Греко-русский Восточный легион под командованием капитана Баркова разбил турецкий отряд у крепости Мистрас (Мизитра)

8 марта 1770 года по старому стилю Восточный греко-русский легион под командованием капитана Баркова занял крепость Мистрас (Мизитра).

Западный Греко-русский легион под командованием князя П.П.Долгорукого занял Аркадию и направился к крепости Наварин.

31 марта 1779 года по старому стилю с двух линейных кораблей и фрегата высажен морской десант 300 человек под командованием бригадира морской артиллерии И.А.Ганнибала осадивший крепость Наварин.

10 апреля 1770 года по старому стилю крепость Наварин взята морским десантным отрядом ге­нерал-майора Ганибала.

18 апреля 1770 года по старому стилю в Наварин для базирования прибыла обе российских эскадры под командованием графа А.Г.Орлова.

26 апреля 1770 года по старому стилю произведена высадка морского десанта и осада крепости Модон. Отряд из 3 судов (1 корабль и 2 фрегата) под начальством бригадира С. К. Грейга, подойдя к крепости Модон, свезя артиллерию и высадив сухопутные войска, обстреливал крепость.

16-17 мая 1770 года по старому стилю произошло морское сражение у острова Специо. Русская эскадра из 9 судов (3 корабля, 2 фрегат и 4 пинка) под начальством контр-адмирала Эльфинстона у острова Специо атаковала турецкую эскадру из 19 судов (10 кораблей, 2 фрегата и 7 мелких судов) под начальством Гасан-бея и принудила ее отступить в Навилийский залив, где на другой день (17 мая) под стенами крепости Наполи-ди-Романия происходило сражение.

В начале июля 1779 года греческие моряки сообщили Алексею Орлову, что турецкая эскадра укрылась о сражения в Чесменской бухте. Было принято решение руководителя экспедиции Алексея Орлова уничтожить турецкий флот. Орлов собрал в силы в единый кулак.

Объединенная русская эскадра включала в себя 9 линейных кораблей, 3 фрегата, бомбардирский корабль «Гром» и 17-19 вспомогательных обеспечивающих судов и транспортов. 15 тысяч человек на борту русских кораблей. Фактически командование русской эскадрой осуществлял адмирал Спиридов.

Алексей Орлов находился на линейном корабле «Три иерарха» (командир капитан 1 ранга  С.К. Грейг), адмирал Спиридов на линейном корабле «Святой Евстафий Плакида» (командир бригадирского ранга А.И.Круз) и контр-адмирал Эльфинстон на линейном корабле «Святослав» (командир капитан Клокачев).

Турецкий флот состоял из 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 13 галер и 32 вспомогательных судна и транспорта. Командовали турецкими силами капудан-паши Ибрагим Хасаедин, Хасан-паша и Кафир-бей.

Явное численное преимущество на стороне турецкого флота.

Сражение в Хиосском проливе.

Турецкий флот стоял на якорях в две линии. Первая линия 10 линейных кораблей, и вторая линии 6 линейных кораблей. Фрегаты, шебеки и другие малые суда находились за этими двумя линиями.

Ошибка построения турок состояла в том, что корабли второй линии не могли стрелять по русским кораблям, без угрозы повредить свои корабли.

Граф Алексей Орлов провел на своем флагманском корабле совещание младших флагманов и командиров кораблей.

Все, кроме контр-адмирала Эльфинстона высказались о необходимости атаковать.

В ночь на 24 июня на корабле «Трех Иерархов» состоялся военный совет в котором участвовали А.Г. и Ф.Г. Орловы, Г.А. Спиридов, Д. Эльфинстон, С.К. Грейг, командующий войсками морской пехоты генерал князь Ю.В. Долгоруков. На нем был принят план атаки турецкого флота. Отступив от правил линейной тактики, господствовавшей в европейских флотах, был избран новый тактический прием: спуститься на противника в кильватерной колонне почти перпендикулярно к его боевой линии и атаковать под парусами с короткой дистанции (50–70 м) авангард и часть центра и нанести сосредоточенный удар по турецкому флагману, что должно было привести к нарушению управления турецким флотом.

24 июня 1770 года (по старому стилю) русские корабли, построившись в кильватерный строй, атаковали турецкий флот.

Турецкие корабли открыли сильнейший огонь и шедший первым линейный корабль «Европа» (капитан 1 ранга Клокачев Ф.А) был сильно поврежден и вынужден был покинуть строй.

Адмирал Спиридов, решив, что это трусость, поздравил капитана 1 ранга Колокачева с производством в матросы. Впоследствии, разобравшись, он отменил свой приказ.

Возглавил строй кораблей, шедший за ним флагманский корабль адмирала Спиридова «Святой Евстафий Плакида», который и принял на себя весь огонь турецких кораблей.

Объятый огнем «Святой Евстафий Плакида сцепился в абордажной схватке с флагманским кораблем турецкого флота «Реал Мустафой» на котором находился Гассан-паша. Оба корабля уже пылали.

В ходе абордажной схватки на палубу «Святого Евстафия Плакиды» упала горящая мачта с турецкого корабля, огонь попал в крюйт-камеру и «Святой Евстафий Плакида» взорвался, а вслед за ним взлетел на воздух и турецкий флагман. Однако адмирал Спиридов, родной брат Алексея Орлова граф Федор Орлов успели сойти на шлюпку, до взрыва и перейти на следующий в линии корабль «Три святителя», откуда Спиридов продолжил руководство боем.

 Но в пролив уже вошли следующие корабли, которые тут же вступал в бой — «Трех Святителей» (капитан 1-го ранга С.П. Хметевский); кордебаталия — линейные корабли «Иануарий» (капитан 1-го ранга И.А. Борисов), «Трех Иерархов» (кайзер-флаг А.Г Орлова, командир-капитан-бригадир С.К. Грейг), «Ростислав» (капитан 1-го ранга В.М. Лупандин); арьергард — линейные корабли «Не Тронь Меня» (флаг контр-адмирала Д. Эльфинстона, командир-капитан 1-го ранга П.Ф. Бешенцов), «Святослав» (капитан 1-го ранга В.В. Роксбург), «Саратов» (капитан 2-го ранга А.Г. Поливанов). В составе русского флота был только один 80-пушечный корабль «Святослав», остальные корабли 66-пушечные. Всего русские имели 608 орудий.

 На корабле погибло до 620 человек, в том числе 22 офицеров, и спаслось только около 60 человек В числе последних спасенных был командир корабля А.И. Круз, выброшенный взрывом с корабля и удержавшийся на воде на обломке мачты, с которого был снят подошедшей шлюпкой.

Потеряв флагмана турки стали сниматься с якорей и отступать в Чесменский залив.

За исключением «Евстафия», потери русской эскадры были весьма незначительны. Более других пострадал корабль «Трех Святителей», который получил несколько пробоин в корпусе, пострадал рангоут, такелаж был перебит ядрами. Потери — 1 офицер и 6 матросов убиты, командир, 3 офицера и 20 матросов ранены. На всех остальных кораблях эскадры количество убитых и раненых не превышало 12.

Чесменская буха была длиной 750 метров. Турецкие корабли опять встали в две линии у береговой черты. Восемь кораблей соответственно и 7 кораблей. И опять первая линии мешала стрелять второй линии и береговым батареям, находившимся за кораблями.

Чесменское уничтожение турецкого флота.

Вечером на военном совете у графа Алексея Орлова был принят план адмирала Спиридова – атаковать турок в Чесменской бухте комбинированным ударом корабельной артиллерии и запуском брандеров. Слишком тесное построение турецких кораблей упростило задачу русским артиллеристам.

Граф Алексей Орлов на совещании приказал: «Наше дело должно быть решительное, чтоб оной флот победить и разорить, не продолжая времени, без чего здесь, в Архипелаге, не можем мы иметь к дальним победам свободные руки».

Русские корабли с вечера начали обстрел турецких кораблей и береговых укреплений еще из Хиосского пролива. В 17 часов бомбардирский корабль «Гром» (капитан-лейтенант Перепечин И.М.) занял место у входа в бухту и начал обстрел турецких кораблей, сделав их бегство из бухты практически невозможным. Постоянный обстрел деморализовал турок и подготовил условия для нанесения основного удара.

Во исполнение плана адмирала Спиридова бригадиром И.А.Ганибалом были подготовлены четыре брандера из старых греческих фелюк (брандер – нагруженное взрывчатыми и легковоспламеняющимися веществами, используемой для поджога или подрыва вражеских кораблей). Командирами брандеров вызвались командовать добровольцы капитан-лейтенанты Т.Макензи и Р.К.Дугдаль, лейтенант Д.С.Ильин и мичман князь В.А.Гагарин. Ночью в результате обстрелов и начавшихся пожаров один из турецких линейных кораблей взорвался.

В полночь на помощь «Грому» подошли русские корабли из отряда бригадира С.К.Круза. Линейные корабли «Не тронь меня», «Европа», «Саратов» «Ростислав», фрегаты «Надежда» (капитан-лейтенант Степанов П.А.) и «Африка» (капитан-лейтенант Клеопин М.), которые усилили стрельбу по турецким кораблям, отвлекая внимание турок на ответные действия.

В двадцать три часа на «Ростиславе» по приказанию бригадира С.К.Круза три белых фонаря – сигнал к атаке.

Корабли снялись с якорей и с тали приближаться к линии турецких кораблей, непрерывно стреляя по ним. Между кораблями шли брандеры и в темноте приближаясь к первой линии турецких кораблей.

В начале второго зажигательный снаряд, выпущенный с «Грома» удачно зажег один из турецких кораблей, стоявший в центре линии. Огонь сразу перекинулся на соседние корабли.

В это время по сигналу с «Ростислава» пошли в атаку брандеры.

Однако турки стреляли и по брандерам.

Брандер капитан-лейтенанта Макензи в результате сел на мель, брандер лейтенанта Дугдейла был взят на абордаж турецкими галерами. Но брандеры князя Гагарина и Ильина прорвались к турецким кораблям. Брандер мичмана князя Гагарина сцепился с уже горевшим кораблем. А брандер лейтенанта Ильина сцепился с самым большим 84 пушечным турецким кораблем. Брандер князя Гагарина взорвался  и особого урона уже гибнувшему турецкому кораблю не принес. Лейтенант Ильин с командой брандера тоже сумел поджечь фитиль и пересесть на шлюпку. Брандер взорвался и вместе с ним на воздух взлетел турецкий корабль. Вокруг запылали другие турецкие корабли. Через полтора часа взорвались сразу три турецких линейных корабля. За ними стали взрываться другие. Полыхали в огне более 40 кораблей и судов. Турки бросились спасаться на берег. Под утро взорвались еще шесть турецких линейных кораблей. Почти на всех кораблях пылали пожары.

Адмирал Спиридов отправил на шлюпках призовые команды, чтобы спасти оставшиеся целыми турецкие линейные корабли. Но спасти смогли только один 60-и пушечный «Родос». Остальные или взорвались, или сгорели. Русские моряки оказывали помощь туркам, попавшим в воду. К 7 утра турецкого флота, как такового, уже не было. Османская империя разом лишилась большей части флота. Погибло 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены. Турки потеряли убитыми и ранеными около 11 тысяч человек, русские потери – 11 человек.

«Европа» получила 14 пробоин, убитых и раненых 9 человек, «Ростислав» получил поврежедения в рангоуте и корпусе.

Спасшийся со «Святого Евстафия Плакиды» капитан бригадирского ранга Круз С.К. получил под свое командование, захваченный турецкий корабль «Родос».

Эта блестящая победа стала настоящей школой русского морского боя, мощь которого еще предстояло узнать. В память об этой битве для русских моряков была отчеканена памятная медаль, на которой изображалась одна из сцен гибели турецкого флота. Кроме места и даты битвы на медали было всего одно слово – «Былъ», имелось в виду «был турецкий флот, а нет теперь».

Сразу после сражения русские корабли блокировали пролив Дарданеллы, что сыграло значительную роль при заключении Кучук-Кайнарджийского мирного договора.

Спиридов докладывал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию ее Президенту графу Чернышову:

«Слава Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26-е неприятельский флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивейшей Государыни господствующи».

Чувства, вызванные Чесменской победой, А.Г. Орлов ярко выразил в письме брату:

«Государь, братец, здравствуй! Скажу тебе немного о нашем плавании: Морею принуждены были оставить, зажегши везде огонь; со флотом за неприятелем пошли, до него дошли, к нему подошли, схватились, сразились, разбили, победили, поломали, потопили и в пепел обратили».

Чесменское сражение стало одной из первых крупных побед русского флота времен Екатерины Великой.

После уничтожения турецкого флота при Чесме русский флот завоевал стратегическое господство на театре и получил возможность осуществлять блокаду Дарданелл и уничтожать морскую торговлю противника. 28 июня, исправив повреждения, русские корабли покинули Чесменскую бухту.

Отряд под командованием Д. Эльфинстона в составе трех линейных кораблей, двух фрегатов и нескольких транспортов установил блокаду пролива Дарданеллы.

Для дальнейшего пребывания в Архипелаге нашему флоту необходимо было занять удобный порт. При выборе порта, главнейшим образом принималась во внимание возможность тесной блокады Дарданелл. Для этого было решено было захватить порт Мудрос, находящийся на острове Лемнос, лежащем недалеко от входа в Дарданелльский пролив.

Граф Алексей Орлов с эскадрой Г.А. Спиридова 19 июля по старому стилю приступил к осаде главной крепости острова Лемнос — Пелари. На остров был высажен морской десант (500 чел.), к которому присоединились около тысячи человек местного греческого населения.

Однако 25 сентября к острову подошла довольно сильная турецкая эскадра, высадившая на него войска. Алексей Орлов был вынужден снять в такой обстановке осаду и уйти. Это стало возможным из-за самовольного снятия блокады Дарданелл со стороны контр-адмирала Эльфинстона, который самовольно увел оттуда корабли к Лемносу.

Был выбран для базирования порт Ауза, находящийся на острове Паросе. В Аузе были построены укрепления. Установлены береговые батареи, построены магазины. По приказанию графа Алексея Орлова, контр-адмирал Эльфинстон был отстранён от командования кораблями и отправлен в Россию.

Однако блокировать Дарданеллы теперь не было возможности и теперь за этим проливом следили русские фрегаты, отправляемые туда для вскрытия обстановки и захвата одиночных судов. Основные силы флота находились поблизости южнее острова Имроз и были готовы прийти на помощь своим фрегатам.

25 декабря пришла помощь из России эскадра контр-адмирала Арфа. Четыре линейных корабля и 13 транспортов с морским десантом численностью 2690 человек.

Орлов узнав, что на острове Митилена турками строятся два корабля и шебека, 22 октября отправил к острову 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 2 бомбардирских корабля. 31 октября корабли встали на якоря, у крепости Митилена на дистанции пушечного выстрела,

Бомбардирские корабли «Гром» и «Молния» открыли огонь по крепостным укреплениям. Обстрел крепости продолжался 1 и 2 ноября. Под прикрытием огня кораблей на остров был высажен морской десант. Десантники оттеснили турецкие войска к крепости, захватили адмиралтейство и сожгли на стапелях два 74-пушечных корабля и одну галеру. В гавани было захвачено более 20 мелких судов. 6 ноября вернулась в Аузу.

В декабре 1770 года по старому стилю был морской бой у острова Станко. Корабль «Саратов» у острова Станко овладел севшим на мель 66-пушечным турецким кораблем и сжег его.

В начале 1771 года 25 небольших островов от Тасс до Кандии запросились в подданство России и были приняты.

В 1771 году особых сражений не было. Однако русский флот перехватывал все суда, идущие в Дарданеллы. Было захвачено около 180 судов из них многие везли продовольствие.

5 ноября туркам удалось захватить в плен и сжечь русский фрегат «Санторин».

В начале 1772 года русские корабли занимались крейсерством в различных районах восточного средиземноморья.

В марте 16-пушечным фрегатом «Слава» (лейтенант М.И. Войнович) под стенами крепости Лагос были взяты три, сожжены четыре и потоплены два турецких судна с грузом.

Турки планировали сжечь русскую эскадру и захватить порт Аузу. Для этого на верфях Стамбула под руководством французских инженеров строились новые корабли, планировалось к операции привлечь уцелевшие эскадры на Средиземном море – дульционитскую, тунисскую, родосскую, и две алжирских.

Алексей Орлов решил разбить все турецкие эскадры поочередно.

В октябре 1773 года к Аузе прибыла четвертая эскадра кораблей русского флота под командованием контр-адмирала Чичагова В.Я. в составе трех линейных кораблей («Чесма», «Победа и «Граф Орлов»)

В июне 1973 года отряды легких судов (1 шебека, 4 полякры, 2 полугалеры) генерал-адъютанта Ризо и лейтенанта А.К. Псаро, находясь в крейсерстве у берегов Сирии, освободили от турецкой осады город Сидон (Сайда). Затем отряд бомбардировал и взял город Бейрут, причем было захвачено 10 судов и получена контрибуция, равная годовой сумме, выплачиваемой городом султану. Таким образом, русские суда с успехом помогали восставшим против Порты сирийцам и египтянам.

В июле 1773 года русский отряд из 7 судов (4 поллаки, 1 шебека и 2 полугалеры) под начальством генерал-адъютанта Ризо и лейтенанта Псаро овладел крепостью Бейрут, причем сожжен форштат и стоящие под крепостью 10 судов и с города взята контрибуция.

В октябре 1773 произошел Морской бой у острова Дамиета. Русский отряд из 2 судов (1 фрегат и 1 поллака) под начальством лейтенанта П. Алексиано у крепости Дамиета сжег одно турецкое судно, а другое потопил.

22-24 октября 1773 года на пути к крепости Кафе отряд русских кораблей под командованием П. Алексиано взял в плен 2 турецкие поллаки и потом, усиленный 6 шебеками, сделал нападение на крепость Сур, которая после двухдневного сопротивления сдалась.

24 октября 1773 года отряд кораблей под командованием контр-адмирала Грейга С.К. в составе трех линейных кораблей, 5 фрегатов пришел к крепости Чесма и взял ее штурмом. Были сожжены магазины, крепость уничтожена и потоплены несколько судов.

25 октября 1773 года отряд русских кораблей под командованием капитана 1 ранга Коняева М.Т. в составе двух линейных кораблей, двух фрегатов в Патросском заливе атаковали турецкую эскадру под командованием адмирала Мустафы-паши в 25 вымпелов. После короткого боя турки, потеряв 1 фрегат и 2 шебеки и отступили в Лепантский залив.

28 октября 1773 года эскадра капитана 1 ранга Коняева М.Т. атаковала турецкую эскадру в Лепантском заливе.

Бой был краткосрочный. Удалось сжечь адмиральскую шебеку, потопить еще две шебеки и остальные корабли побежали.  Было сожжено 7 фрегатов и 8 шебек, 1 турецкий фрегат утонул. У турок погибло более 200 человек. У русских убит один офицер и 5 матросов.

7 февраля 1773 года пропал без вести со всем экипажем во время шторма в Средиземном море линейный корабль «Азия» — 439 человек, командир Н.В.Толбузин (вышел от острова Маконо к острову Имбро).

23 июля — 29 сентября 1773 года русский отряд из 7 судов (5 фрегатов, 1 шебека и 1 поллака) под начальством капитана Кожухова осаждал крепость Бейрут, по взятии которой получено 300 000 пиастров контрибуции и взяты 2 полугалеры.

11 августа 1773 года русский отряд из семи судов под начальством контр-адмирала А.В.Елманова атаковал турецкую крепость Будрум, сжег предместья и захватил в плен три турецких судна.

10 июля 1774 года по старому стилю был подписан Кучук-Кайнарджийский мирный договор между Российской империей и Турцией. По этому мирному договору Османская империя признала независимость Крыма и присоединение к России части побережья Черного и Азовского морей с крепостями Азов, Керчь, Еникале, Кинбурн, а также Кабарды и ряда районов в междуречье Днепра и Буга.

Молдавия и Валахия получили автономию и переходили под покровительство России. Многие греческие семьи с уходом эскадры в Санкт-Петербург, ушли вместе с ними. В Санкт-Петербурге греческих юношей по приказу императрицы зачислили в морской кадетский корпус. А семьи греков отправили для жительства в Крым.

Эскадренный броненосец «Чесма»
В Александро-Невском храме города Таллина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *