Чухраев Э. Неизвестное об известном. Бунтующий флот России ч.2

Почему русский матрос стал символом бунта и революции?

Действительно, почему именно военный моряк, а не солдат, или рабочий? Объяснения этому лежат в корнях российской истории.

  • В России всегда было особое, уважительное и доверительное отношение к Военно-Морскому Флоту, к военному моряку. Потому что русский народ издавна связан с морем. Русские люди всегда были «охочи к морю».
  • Россия, раскинувшаяся на огромных пространствах земной суши, впервые почувствовала себя по-настоящему полноценной только тогда, когда получила выход к морям и океанам,  и был создан регулярный Военно-Морской Флот.
  • Военно-Морской Флот России  — это не просто вид ее Вооруженных Сил, это знак российской принадлежности к мировым державам, демонстрирующим свой флаг вдали от собственных границ и берегов.
  • Россия – великая морская держава. Право считаться ею завоевано поколениями наших соотечественников, чьи мужество и самоотверженность, блистательные победы в морских сражениях стяжали немеркнущую славу стране и ее Военно-Морскому Флоту. В многочисленных боях с иноземными флотами: турецким, шведским, английским, французским, датским, прусским, японским, немецким   —  русские моряки проявляли мужество, отвагу, бесстрашие и мастерство.
  • Служба в военно-морском флоте всегда считалась в народе делом почетным, поднимающим в сознании молодых людей волну патриотического энтузиазма и романтической жажды подвига.
  • Главные шаги в своем развитии Россия всегда делала с активным участием Военно-Морского Флота. В этом отношении Флот для России был, да и остается,  своеобразным институтом, который дает начало новому и будущему страны.  ВМФ всегда шел впереди того, что давало потом прогрессивное движение России. А это значит, что военно-морская среда более, чем другие военные структуры, чувствительна к грядущим переменам и более быстро способна о них заявить.

Вот это и есть – главное!  Все остальные объяснения (почему Военно-Морской Флот и военные моряки часто оказывались в передовых рядах борцов за справедливость в России, за ее лучшее будущее, почему бунтовали)  вытекают из этого главного. В протестах и бунтах участвовали все категории личного состава, в том числе и офицеры. Но основной бунтующей массой всегда были матросы. Фигура матроса в тельняшке стала символом всех революционных событий в России в XX веке. Чем же не обычна эта фигура – матрос Военно-Морского Флота России?

Главная фигура на корабле — матрос

Знаменитый российский адмирал П.С. Нахимов  любил повторять мудрую мысль: «Матрос есть главный двигатель на  военном корабле, а мы только пружины, которые на него  действуют.  Матрос  управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля; матрос  бросится  на  абордаж, если  понадобится.  Все  сделает  матрос,  если  мы,  начальники,  не  будем эгоистичны, …  не  будем  смотреть  на  службу —  как  на  средство   для удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных  —  как  на  ступени  для собственного возвышения. Матросы — основная военная сила флота.  Вот  кого  нам  нужно  возвышать, учить, возбуждать в них смелость,  геройство,  ежели  мы  не  себялюбивы,  а действительные  слуги  Отечества».                       

Полосатую рубашку, как предмет униформы носят моряки многих стран, но лишь в России тельняшка (тельник) стала особым символом, отличительным знаком настоящих мужчин.  Тельняшка сразу же пришлась ко двору на русском флоте, стала предметом гордости. «Нас мало, но мы в тельняшках!», — это стало крылатой и наполненной большим смыслом фразой. В 1917 году люди в тельняшках были гвардией революции. Образ «матроса в тельняшке» стал ее основным символом. Поведение носителей тельняшки в это лихолетье ярко отражало экстремальные черты русского характера: презрение к смерти, отчаянную храбрость, нежелание подчиняться кому-либо, переходящее даже в анархию, верность лишь себе подобным («братишкам»). После Гражданской войны многие матросы стали служить в ВЧК и морской погранохране. Носить тельник было по-прежнему престижно, он означал принадлежность к элите вооруженных сил.

Моряки всегда называли тельник «морской душой». Большой знаток флота советский писатель Л.Соболев писал об этом: «Морская душа — это решительность, находчивость, отвага и непоколебимая стойкость. Это веселая удаль, презрение к смерти, матросская ярость, лютая ненависть к врагу, готовность поддержать товарища в бою, спасти раненого, грудью закрыть командира. Сила моряка неудержима, настойчива, целеустремленна. В отважной, мужественной и гордой морской душе — один из источников победы».

В годы Великой Отечественной войны много краснофлотцев воевало на суше. Как они воевали, знает каждый. В этом — еще один необъяснимый феномен русского военного моряка. Морякам, умевшим обслуживать лишь коллективное оружие (сложную военно-морскую технику), было вовсе необязательно уметь драться на суше и становиться простым «безлошадным» пехотинцем. Напор и ярость в атаке, стойкость и жесткость в обороне — это советская морская пехота времен Великой Отечественной. Ее славу воплотила в себе тельняшка, один вид которой повергал врага в трепет.

Закон моряков: «Нас мало, но мы в тельняшках!», продолжает действовать. «За плечами Афган, за плечами Чечня, вместо броника тельник на крепких плечах, уходили на дно «Комсомолец» и «Курск», но выходят в поход и ложатся на курс — парни в тельняшках!».

Памятник морякам «Курска» в Мурманске
В определенном смысле особое, трепетное отношение военных моряков к флотской службе, своему кораблю, к своей тельняшке также объясняет феномен российского матроса и ориентирует нас, почему политические партии в России делали ставку на эту фигуру в своих бунтарских и революционных действиях.

Не умаляя роли других военнослужащих, справедливо отметим: на флоте всегда служили лучшие, более социально активные, более грамотные (и в обыденном, и в профессиональном плане) граждане страны. Физически и морально здоровые, умные и развитые люди. Они служат на кораблях, которые являют собой не только спаянные экипажи, но здесь все проходят хорошую школу социального устройства общества.Каждый корабль – это живая модель государства. Все государственные процессы корабль собирает концентрированно и выпукло, как сильная линза. Вот и появляются здесь протесты, как прелюдия подобных действий и в других структурах государства и слоях российского общества. Для России оказалось, что  интеллигент  был идеологом революции, рабочий – ее гегемоном со своим неизменным оружием – булыжником, а крестьянин – соль земли. Но именно матрос стал подлинным символом революции, выразителем ее сущности и характера. И это, несмотря на то, что матросы составляли лишь незначительную часть общества: в годы Первой мировой войны, После полной мобилизации всех флотов и флотилий их численность едва превысила 137 тысяч. Что такое эти тысячи по сравнению с восьмимиллионной армией солдат и почти 100-мллионным крестьянством? Даже фабричных рабочих тогда насчитывалось почти 4 млн.

Революционные матросы с флагом «Смерть буржуям»

Флотская служба имеет свою специфику. Она воспитывает чувство спаянности и сплоченности экипажа, ответственности за общее дело, В то же время служба на корабле, когда точное выполнение каждым матросом своих обязанностей имеет решающее  значение для жизни всего экипажа, пробуждает чувство собственного достоинства. Возникновению нового отношения военного моряка к себе способствовали заметные отличия во внешних атрибутах флотской службы. Заграничные плавания, лучшее питание (в среднем дневной рацион матроса был втрое дороже, чем солдатский паек), форма одежды, отличавшаяся известным шиком – все это приводило к тому, что матросы чувствовали свое превосходство над солдатами и, оказавшись на берегу,  не упускали случая это подчеркнуть. 

Традиционные модели социального поведения позволяли матросам сравнительно безболезненно переносить обычные тяготы флотской службы. Но те же социальные обстоятельства приводили к немедленному взрыву, «заготовленной» реакции в случае посягательства на основополагающие ценностные установки – своего рода «зону запрета». Как правило, это была какая-либо вопиющая несправедливость. Стремление защитить невинного, помочь своим, «положить жизнь за други своя», чаще всего становилось непосредственной причиной бунтов на флоте.

Эта морально-этическая подоплека матросских волнений приводила к неожиданному парадоксу – матросы рассматривали свои действия как борьбу не против порядка, а за порядок, за справедливость.

Традиционная нехватка на кораблях винтовок и револьверов порождала у матросов почти детскую тягу к «обвешиванию» оружием.  Это стало деталью классического матросского революционного «имиджа» — пулеметные ленты через плечо. Притом, что пулемет на флоте не являлся личным оружием каждого. Зато в те времена на каждом корабле имелись пулеметы, которые предназначались для борьбы с минами. Поэтому на кораблях хранилось огромное количество пулеметных лент. Вот кто-то и провел рационализацию (носить пулеметные ленты через плечо). Впоследствии среди краснофлотцев это стало модой, к сожалению, доведенной в итоге до абсурда.

Очевидно, в самой природе флота, вне зависимости от национальности, заложены какие-то данные к восприимчивости экипажей кораблей к революционной пропаганде. Условия жизни и сама морская стихия способствовали выработке и накоплению человеческой энергии, порождали запросы и искания. Оставаясь не вполне использованным и удовлетворенным, все это являлось горючим материалом для возможных бунтов. Вот почему матросы попадались в хитро расставленные вокруг сети пропаганды. Сначала они шли, как бабочки на огонь, а потом — уже стихийно и автоматически подчинялись правилам революционного бунта. Для развращения их в ход пускались все средства и способы.

Вот так велась пропаганда, вот откуда у матросов начинала появляться сопричастность к восстаниям и революциям.

Перепоясанный пулеметными лентами матрос перешел с палуб кораблей и фронтов Гражданской войны на плакат и экран, где ему предстояло прожить не менее яркую и куда более долгую жизнь. С легкой руки создателя советского кино С. Эйзенштейна именно матрос стал самым распространенным символом русской революции в искусстве. Вышедшие на экраны страны его фильмы «Броненосец «Потемкин» и «Октябрь» окончательно сформировали символику нового образа. Отныне перепоясанный пулеметными лентами, суровый широкоплечий красавец в лихо заломленной бескозырке, широких клешах вошел в сознание советского человека как символ великой революционной победы, воплощение ее романтики и идеалов.

                      Враги народа в среде военных моряков

Не только матросская масса (нижние чины) участвовали в российских революциях. Среди участников были и офицеры. Но подавляющая часть офицерского состава российского флота всегда оставалась верной присяге. Однако все важные протестные события на флоте существенно отражались на офицерской службе и часто ломали не только ее, но и всю жизнь офицера. Так, Великая российская революция 1917 года расколола российский флот на «белых» и «красных», которые в годы Гражданской войны (1918-1922) воевали друг против друга. Многие офицеры императорского флота  не поддержали советскую власть. Но в Красном флоте оказалось 82,2% офицеров императорского флота России («белая кость красного флота»).

От императорского к рабоче-крестьянскому военно-морскому флоту

Безусловно, среди флотских офицеров, поддержавших новую власть,  были и те, кто, оставаясь верным воинскому долгу, продолжал и открыто, и скрытно бороться против советской власти. И это были ее враги.

В публикациях последних лет нередко всех без исключения морских офицеров, осужденных в первые годы советской власти, причисляют к безвинно пострадавшим. Хотя, на самом деле, часть из них реально и осознанно вела борьбу с новой властью, участвовала в заговорах, бунтах и совершала преступления. Например, в 1919 году была обезврежена антисоветская организация офицеров флотской разведки и контрразведки. Два ее руководителя за шпионскую деятельность по приговору Верховного трибунала были расстреляны. Подозревался в причастности к деятельности этой организации и начальник Морского Генерального штаба Е.А. Беренс, но ему удалось оправдаться на заседании суда. Проявляя чрезмерную бдительность, советская власть часто причисляла к врагам народа и совершенно невинных людей. Среди таких было много и офицеров военно-морского флота. Напомним, что первый расстрельный приговор советской власти был применен именно к флотскому офицеру Щастному Алексею Михайловичу. Несмотря на его невиновность в контрреволюционной деятельности и заслуги как начальника Морских сил Балтийского моря, успешно осуществившего руководство Ледовым переходом кораблей из Гельсингфорса в Кронштадт, он был расстрелян за «контрреволюционные действия».

Алексей Михайлович Щастный (1881-1918) — российский военно-морской деятель. Капитан 1-го ранга. Командовал Балтийским флотом во время Ледового похода 1918 года. Расстрелян 22 июня 1918 года по приговору Революционного трибунала

Увы, но много достойнейших представителей российского флота в те годы было расстреляно по надуманным, сфальсифицированным обвинениям в их причастности к контрреволюционным преступлениям.  Имена этих людей оказались вычеркнуты из истории флота и забыты. Иногда расстреливали  лишь потому, что они были офицерами  императорского флота, не взирая на ранги и заслуги перед Отечеством. Например, в 1919 году ВЧК уничтожила трех полных адмиралов: Литвинова В.И. (его эскадра участвовала в спасении людей в 1908 г. после сильного землетрясения на Сицилии), Маньковского Н.С. (командовал бригадой линкоров на Балтике в 1911-1913 гг.) и Яковлева Н.М. (с 1907 г. был начальником Главного морского штаба). Сегодня о них почти ничего не известно. Но это были воистину славные адмиралы России

Николай Матвеевич Яковлев 1-й (1856 —1919) — русский адмирал, участник обороны Порт-Артура. Начальник Главного морского штаба (1907—1911)

Существенно ВМФ пострадал от репрессий (1937—1938).  Это были масштабные политические репрессии («чистки») в отношении командного и начальствующего состава РККА и РККФ, которые  были как одно из проявлений, составная часть политики «Большого террора» в СССР. Репрессии выражались в увольнениях по политическим мотивам, арестах и вынесении приговоров по сфабрикованным делам. На протяжении 1937-1938 гг. из командного состава РККА и ВМФ были расстреляны или погибли в тюрьмах: из 887 комбригов и равных им – 478; из 352 комдивов и равных им – 293; комкоров и равных им – 115; маршалов и командармов – 46. Всего было расстреляно 729 человек командного состава, умерли под стражей – 63, покончили жизнь самоубийством – 10. 

За 1,5 года (май 1937 по сентябрь 1938) из  ВМФ было уволено (в том числе репрессировано) около 3 тысяч человек.  С 1 января  по 1 ноября  1937 года: уволено – 1205 офицеров, из них арестовано 285 человек.

В 1937-1941 гг. в ВМФ подверглись репрессиям:

  • флагманов флота 1 ранга – 2,
  • флагманов флота 2 ранга – 3,
  • флагманов 1 ранга – 5,
  • флагманов 2 ранга – 6,
  •  инженеров-флагманов  2 ранга – 3.

Бунты на флоте в Советском Союзе (после 1945 года)

В Советском Союзе о каких-либо бунтах, выступлениях против власти, тем более в воинских коллективах, никогда и никто не сообщал. На самом деле, борьба между народом и властью в стране не прекращалась. Были определенные выступления и в Военно-Морском Флоте.

Протестные действия военных моряков в СССР (1945-1991; данные достоверные, но не полные):

  • Крейсер «Калинин» — 1947год (ТОФ). Произошел бунт на корабле. Была попытка уйти в Японию. Бунт был подавлен.
  • Крейсер «Дмитрий Донской» — 1955 год (ТОФ). В экипаже вспыхнул бунт, который был жестоко подавлен.
  • Эсминец Сокрушительный» — 1959 год (БФ). Командир капитан 3 ранга Артамонов Н.Ф. на командирском катере сбежал в Швецию и попросил в США политическое убежище
  • Плавбаза подводных лодок «Смольный»  —  1961 год (БФ). Командир лейтенант Плешкис И.И. угнал судно в Швецию и там попросил политическое убежище.
  • Подпольная организация военных инженеров Балтийского флота «Союз борьбы за политические права». Раскрыта в 1969 году. В 1970 году ее участники осуждены судом военного трибунала.
  • Военный корабль угнан в Финляндию – 1970 год (Лен. ВМБ). Это произошло по приказанию и с участием командира базы адмирала Бойкова И.И., который находился в пьяном состоянии.
  • Сторожевой корабль СКР-74 – 1972 год (ТОФ). Четверо военнослужащих срочной службы захватили арсенал с оружием на корабле. Хотели под пиратским флагом уйти в иностранное государство. Попытка не удалась.
  • БПК «Сторожевой» — 1975 год (БФ). Заместитель по политической части командира корабля капитан 3 ранга Саблин В.М. захватил корабль вместе с экипажем с целью восстания против режима власти в стране.
  • Подводная лодка «Б-855» — 1991 год (ТОФ). Капитан-лейтенант Андрей Медведев,  старпом субмарины, пытался увести лодку из Владивостока в нейтральные воды в знак протеста против ГКЧП. 

Мы расскажем более подробно лишь о трех из этих событий.

В разгар громкого выхода советского флота в мировой океан в 1969 году на Балтийском флоте КГБ был раскрыт подпольный «Союз борьбы за демократические права», созданный флотскими офицерами. Он был частью зарождавшегося в стране на рубеже 50-60-х гг. правозащитного движения и имел общую с ним идеологию, отражённую, в основном, в принципах «возрождения ленинизма», «верности идеалам Октября» и т.п.  В Таллинне, Ленинграде и  Калининграде были арестованы около 30 человек этого союза и в Польше — два советских офицера. Как выяснилось во время следствия, руководителем организации был морской офицер Геннадий Гаврилов, писавший в самиздате под псевдонимом Алексеев (известна его статья по поводу чешских событий).

Офицерский «Союз борьбы за демократические права» издавал самиздатский журнал «Демократ» на русском и эстонском языках. Членов Союза — военнослужащих — судили закрытым судом. Из руководителей подпольной организации: Г. Парамонов был признан невменяемым, Г. Гаврилов получил 6-летний лагерный срок, А. Косырев, раскаявшийся на следствии и давший обширные показания, — 2 года содержания в лагере.

Гаврилов Геннадий Владимирович (1939-2016) был из рабочей семьи, родился в Ленинграде. Окончил Каспийское высшее военно-морское училище и служил инженером радиохимиком-дозиметристом в учебном центре подводников в Палдиски в Эстонии (с 1965 года). В 1968 году на собрании офицеров выступил с протестом по поводу ввода советских войск в Чехословакию. В этом же году создал кружок (подпольную организацию) флотских офицеров критически относящихся к советскому режиму. Кружок выпускал и нелегально распространял публицистический сборник «Слово и дело». Было написано «Открытое письмо к гражданам Советского Союза», опубликованное в эмигрантском журнале «Посев», а затем переданное в западные радиостанции. В 1969 году Гаврилова арестовали. Виновным себя не признал, получил 6 лет ИТЛ, лишен воинского звания и наград. В 1974 году был досрочно освобожден, а в 1989 году реабилитирован. В 1984 году принял сан священника, но в 1992 году лишен этого сана за развод с женой. Стал писателем, издано несколько его  книг.

Балтийский Дон-Кихот Валерий Саблин.

В 1975 году в Советском Союзе была еще одна попытка политического бунта на боевом корабле.  В  годовщину Октябрьской революции капитан 3 ранга В.М. Саблин, заместитель командира БПК «Сторожевой» (Балтийский флот) организовал захват своего корабля с целью обращения к народу, как он заявил, с призывом о необходимости «коммунистической революции» и свержения изменившего ленинским большевистским идеалам существовавшего тогда в стране правительства. Валерий Саблин родился  в Ленинграде в семье потомственного морского офицера Михаила Петровича Саблина (был заместителем начальника штаба Северного флота). В 19561960 годах Валерий Саблин  учился в Высшем военно-морском училище имени М. В. Фрунзе. В 1975 году окончил Военно-политическую академию имени Ленина.

Это фотомонтаж, выполненный в США, после бунта Саблина в 1975 году. Слева вверху Саблин – курсант училища имени Фрунзе (1956 год), справа старший лейтенант Саблин в период службы на эсминце «Сведующий» (1963 год).

Об этом событии написано более чем достаточно, поэтому не стоит повторяться. Скажем только, что Военной коллегией Верховного суда СССР Саблин был признан виновным по статье «измена Родине» и приговорён к смертной казни. Расстрелян 3 августа 1976 года в Москве. В 1994 году Военная коллегия Верховного суда РФ пересмотрела дело Саблина «с учётом новых обстоятельств» и переквалифицировала его с «измены Родине» на статьи о воинских преступлениях (превышение власти, неповиновение и сопротивление начальству), по совокупности, которых изменила приговор на 10 лет лишения свободы. При этом было указано, что полной реабилитации Саблин не подлежат.

                         Военно-морской флот и ГКЧП (1991 год)

По большому счету флот не участвовал в тех событиях. Цели и действия ГКЧП (августовский путч в Советском Союзе 1991 года) не только не были восприняты или поддержаны на флоте, но они на всех уровнях во флотских структурах даже не были поняты. Поэтому корабли и части флота в период ГКЧП находились в местах дислокации и поддерживали установленную боевую готовность, не допуская при этом провокаций в адрес команд и экипажей. В то же время некоторые военнослужащие, в основном, индивидуально (были и коллективные выступления) выражали лояльное отношение и поддержку силам, противостоящим ГКЧП. Но, тем не менее, пришедшие к власти новые политики пытались необоснованно и не справедливо обвинить отдельных представителей командования ВМФ в поддержке ГКЧП. В итоге некоторые флотские руководители лишились своих должностей и были уволены с военной службы.

Но по месту действия  события ГКЧП непосредственно были связаны с Черноморским флотом (государственная дача «Форос» в пригороде Севастополя, аэропорт Черноморского флота  Бельбек). Военные строители флота строили дачу «Заря» в Форосе. Но только и всего. Однако многие СМИ распространяли информацию, будто бы боевые корабли Черноморского флота, поддерживая  ГКЧП, принимали участие в осаде президента СССР М. С. Горбачева, находившегося тогда в Форосе. Это однозначно фальшивая информация. Ни о какой морской блокаде резиденции президента с моря не может быть и речи. Корабли флота в охраняемой зоне не появлялись. Ограничены были и полеты авиации.

И второй эпизод в событиях  ГКЧП, в котором принимал участие Черноморский флот. Это связано с доставкой Горбачева из Фороса в Москву 21 августа 1991 года. Как это было? М.С.Горбачев ограничил свое «добровольное заточение» в Форосе четырьмя днями. 21 августа, когда уже окончательно стало ясно, что ГКЧП потерпел фиаско, президент СССР  согласился лететь в Москву. Руководил его эвакуацией А.В.Руцкой (вице-президент РФ). Эвакуацию решили производить с аэродрома Черноморского флота в Бельбеке (рядом с Севастополем). Какое участие в этом принимал флот? Во-первых, подразделения ЧФ успешно обеспечили  посадку и взлет двух специальных бортов на аэродроме Бельбек, которые осуществляли эвакуацию.  И флот выделил необходимый автотранспорт. Во-вторых, Черноморский флот обеспечил подразделение штурмового батальона морской пехоты для  охраны аэродрома Бельбек.

Прибыв на аэродром, морские пехотинцы рассредоточились по периметру, оборудовав  на близлежащих виноградниках  наблюдательные посты. На  крыльце гостевого домика  были установлены  два станковых пулемета, а в помещении  связи морские пехотинцы оборудовали свой командный пункт.  Поперек взлетной полосы аэродрома  с двух концов были установлены БТРы. В короткий срок с оперативным дежурным флота была  оборудована радио  и проводная связь.  Батальону ставилась задача: нести внешнюю охрану аэродрома и сорвать любую попытку проникновения на его территорию извне. После вылета самолета с Горбачевым и второго самолета с московскими представителями в пять утра 22 августа штурмовой батальон морской пехоты ЧФ вернулся к месту постоянного базирования в Севастополь. Вот и все. Какое отношение все это имеет к ГКЧП?
А сейчас перенесемся из Крыма на Дальний Восток и вспомним об одном необычном событии, которое произошло на Тихоокеанском флоте в период ГКЧП. СМИ тогда наградили его высокими политическими оценками и записывали в героическое событие. На самом деле все было гораздо проще.

Как старпом угнал подводную лодку Тихоокеанского флота

Дизельная подводная лодка ПЛ Б-855 проекта 641 стояла в судоремонтном заводе у пирса в бухте Диомид. Вооружение и большая часть оборудования были сняты, а топлива было — только-только вернуться к родному пирсу. Все произошло в ночь с 20-го на 21-е августа, когда старпом — капитан-лейтенант Андрей Медведев в пьяном состоянии увидел по телевизору, что ГКЧП послало в Форос группу захвата — за Горбачевым. Но он смог в полном смысле «взбаламутить и вздурить» головы 4 мичманов и 11 матросов срочной службы, которые представляли личный состав вахты на подводной лодке.

На фото: выпускники 1978 года школы №30 г. Новоалтайска, ставшие курсантами. А.Медведев в морской форме

Старпом решил  выйти с завода и обратиться с призывом к Тихоокеанскому флоту и проходящим мимо кораблям, заявить о непринятии ГКЧП и о безусловной поддержке демократических реформ. Дело было рисковое — штатное расписание подлодки составляло 40 человек, а на борту находилось всего 16.Но отойти от пирса, как не странно, удалось без приключений. По указанию Медведева старшина 1 статьи А. Пестерев сшил из простыни и синего одеяла Андреевский флаг, который был поднят на ходовом флагштоке вместо флага ВМФ СССР. Подводная лодка вышла в Уссурийский залив и легла в дрейф. Вскоре к ней подошли корабли, поднятые по тревоге. После проведения переговоров Медведев согласился вернуть подводную лодку в базу. Он получил 10 суток ареста и потом был уволен вообще со службы. Никто из экипажа больше не пострадал.

События, связанные с ГКЧП, существенно повлияли на жизнь и деятельность Военно-Морского Флота. Самое главное  — в связи с развалом СССР прекратил свое существование советский ВМФ и на его основе появился Военно-Морской Флот РФ. Становление и развитие этого флота было сложным и долгим по времени процессом.

Как спасали Черноморский флот России после ГКЧП

Игорь Владимирович Касатонов (род. в 1939) — советский и российский военачальник, командующий Черноморским флотом ВМФ России (1991—1992), первый заместитель Главнокомандующего ВМФ России (1992—1999), адмирал (1991), кандидат военных наук

Так случилось, что военно-политическое руководство новой России долго не решало вопрос о том, что же делать с Черноморским флотом бывшего СССР: толи его полностью включить в состав России, толи поделить с Украиной.  И вообще новым правителям было не до флота. Поэтому он долгие годы оставался, образно говоря, в «самостоятельном плавании». Сегодня это трудно представить, но это было так.  И этот процесс продолжался с 1991 по 1997 годы. Все эти годы Черноморский флот продолжал жить под флагом  Советского Союза?! Что это было за время?! Даже сейчас вспоминать тяжело. А что испытали на себе люди, которые тогда служили на флоте: офицеры, мичманы, матросы, служащие флота?  Затянувшаяся неопределенность, сомнения в будущем, обида за безразличие к флоту со стороны руководства государства, нехватка (а часто отсутствие) материальных и финансовых средств, возрастающее давление со стороны Украины.

И здесь, конечно, надо отдать должное адмиралу И.В. Касатонову.  В адрес этого флотоводца идет много критики за его бунтарскй, неуживчивый и трудный характер. Однако, чтобы ни говорили, но именно адмирал Касатонов своей твердостью и неуступчивостью выиграл битву за Черноморский флот (ЧФ) и у Кравчука (президента Украины), и у Ельцина (президента России). Он буквально спас для России Черноморский флот.

Адмирал Касатонов был командующим этим флотом не долго: с сентября 1991 по 26 сентября 1992 года . Но именно в это время, благодаря его жёсткой позиции и грамотным действиям, Черноморский флот бывшего СССР был сохранён для России. 4 января 1992 года своим волевым решением он объявил Черноморский флот российским и одновременно запретил личному составу флота принимать украинскую военную присягу до политического решения руководством России и Украины о судьбе флота. И только через год после этого Ельцин начал переговоры с Кравчуком о разделе флота.

На момент распада Советского Союза ЧФ насчитывал 833 корабля! Только подводных лодок было 28, крейсеров и больших противолодочных кораблей 1-го ранга — восемь, 20 противолодочных кораблей 2-го ранга и эсминцев, почти четыре десятка сторожевиков, 30 ракетных катеров, 400 самолетов, 50 десантных кораблей. Тральщиков было около 70! На флоте служили почти 100 тысяч офицеров и матросов, и еще 60 тысяч рабочих и служащих с гражданским статусом, обеспечивающих его жизнедеятельность. Флот имел морские базы в Севастополе, Одессе, Балаклаве, Керчи, Измаиле, судостроительные заводы в Николаеве.  И это неполный перечень! 26 сентября 1992 года адмирал Касатонов И.В. был назначен первым заместителем Главнокомандующего ВМФ России. Должность командующего Черноморским флотом некоторое время оставалась вакантной (?), затем командующим был назначен вице-адмирал Эдуард Балтин, который тоже внес достойную лепту в борьбу за сохранение Черноморского флота для России.

Эдуард Дмитриевич Балтин (1936 — 2008) — советский и российский военачальник. Командующий Черноморским флотом (1993 -1996), адмирал (1993), Герой Советского Союза (1981), кандидат военных наук

В 1995 году, наконец-то, Черноморский флот Советского Союза поделили между Россией и Украиной. Но лишь в 1997 году  было  подписано «Соглашение между Российской Федерацией и Украиной о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины».  Однако, почему-то это Соглашение было ратифицировано в РФ и вступило в силу лишь в июле 1999 года. Оно прекратило действие 24 апреля 2014 года, когда Крым и Севастополь вернулись в состав России.

Крейсер «Москва». Флагман российского ЧФ и сегодня остается самым мощным кораблем на Черном море

Украина в 1995 году после раздела Черноморского флота получила 138 кораблей и судов. В том числе и достроенный более чем на 90 процентов ракетный крейсер «Адмирал Лобов».

Крейсер «Украина». Бывший «Адмирал Лобов», бывший «Галичина», ржавеет со времен распада СССР у стенки завода в Николаеве

И еще один значительный факт, о котором мало, кто знает, или уже забыли.

Затопление кораблей на озере Донузлав (2014) В 2014 году произошло еще одно затопление кораблей Черноморского флота. Это было связано с событиями на Украине в процессе возвращения Крыма и Севастополя в состав России.

БПК «Очаков» после затопления 6 марта 2014 года

Озеро Донузлав является одной из наиболее удобных природных гаваней Крыма. В советские времена оно стало одной из баз Черноморского флота СССР, а после 1991 года – ВМС Украины. А во время Крымского кризиса 2014 года на Донузлаве началось противостояние между российскими и украинскими военными. В начале марта 2014 российский флот заблокировал в Донузлаве два украинских военных корабля. Утром 6 марта эта блокада была усилена затоплением двух старых судов ЧФ РФ – большого противолодочного корабля «Очаков» и спасательного буксира «Шахтер». До этого большая часть Черноморского флота ВМС Украины успела покинуть Крым и прибыть в Одессу.

Вот так славный большой противолодочный корабль «Очаков» в последний раз послужил Военно-Морскому Флоту России.

Протестные выступления военных моряков в современной России

Были своеобразные бунты на рубеже  XX и XXI веков и на российском Военно-Морском Флоте. Вспомним два из них, которые оба произошли в сентябре 1998 года на Северном флоте России.

Захват заложников на ядерном полигоне на Новой Земле

 8 сентября четверо матросов-дагестанцев пытались совершить побег с ядерного полигона Минобороны на Новой Земле, захватили в заложники 40 детей и шестерых учителей и потребовали предоставить им самолет для вылета в Дагестан. В результате проведенной сотрудниками ФСБ спецоперации террористы были обезврежены. Никто из заложников не пострадал. Как все это было.

Ядерный полигон на Новой Земле

Матросы-террористы отбывали в военном гарнизоне  на гауптвахте наказание за грубые нарушения воинской дисциплины — пьянство и неподчинение приказам командира. Они напали на караульного, убили его и, забрав автомат, погрузились в стоявший неподалеку грузовик и поехали на военный аэродром. Там они попытались завести самолет Ан-26, но не сумели. Тогда беглецы отправились в расположенный рядом с гарнизоном поселок Рогачево. Ворвавшись в поселковую школу, они захватили в заложники школьников и учителей. Когда к месту происшествия прибыло командование, террористы потребовали предоставить им четыре автомата, два пистолета, патроны и самолет для вылета в Дагестан. В противном случае преступники грозились начать расстрел заложников. По словам одного из террористов, в Махачкалу им понадобилось лететь, чтобы убедиться в том, что родственники не пострадали при совершенном там накануне теракте (в столице Дагестана взрывом было разрушено несколько домов). Ясно, что подобный мотив даже хоть как-то не мог оправдать террористов.

Поскольку первоначально вопрос о силовой операции даже не стоял (могли пострадать дети), террористам передали оружие и боеприпасы. После этого начальник гарнизона контр-адмирал Шевченко предложил себя в качестве заложника в обмен на детей. Бандиты взяли его в заложники вместе с водителем, но детей освобождать не стали. Лишь войдя в автобус, они все же отпустили 23 школьника и вместе с остальными заложниками вновь поехали на аэродром, где их ждал все тот же Ан-26

Контр- адмирал Шевченко В.В.

В это время в Москве на Лубянке уже разрабатывался план по обезвреживанию террористов. На Новую Землю прилетели бойцы подразделения Департамента по борьбе с терроризмом УФСБ по Мурманской области. Один из офицеров УФСБ вступил в переговоры с бандитами. Те пообещали, что отпустят заложников, когда им беспрепятственно дадут погрузиться в самолет. Это условие было выполнено. Через несколько минут по трапу самолета действительно спустились оставшиеся 25 человек. Среди них оказался и один из террористов, решивший сдаться. Таким образом, на борту Ан-26 остались трое террористов и четверо членов экипажа. Когда люк за последним заложником захлопнулся, экипаж попытался запустить двигатели. Однако из этого ничего не вышло. Террористы стали кричать: «Взлетайте! А то всех убьем». Но командиру группы захвата удалось их успокоить. «К сожалению, самолет неисправен»,— объяснил он, и предложил пересесть в другой, который уже выруливал на взлетную полосу. Когда террористы стали спускаться по трапу, началась операция по их захвату. Один из бандитов, заметив бросившихся к трапу спецназовцев, вскинул автомат, но выстрелить не успел. Пуля снайпера попала ему в руку. Остальные преступники тут же упали на землю и не оказали никакого сопротивления. Прокуратура Ленинградского военного округа возбудила уголовное дело по факту терроризма. Арестованным матросам также инкриминировалось убийство и захват заложников. 

Как 19-летний матрос чуть не устроил Европе второй Чернобыль

Удивительно (почти в одно время с событиями на Новой Земле), но 11 сентября 1998 года на Северном флоте России произошло еще одно мятежное событие. На одной из атомных подводных лодок (АПЛ типа «Акула») матрос Кузьминых расстрелял восьмерых своих сослуживцев и тяжело ранил одного офицера, после чего забаррикадировался в торпедном отсеке, угрожая взорвать боезапас.  19-ти летний матрос Александр Кузьминых был призван Приморским военкоматом города  Санкт-Петербург в ноябре 1997 года. Мать, брат, священник и психолог безуспешно пытались заставить его сдаться. В ответ на уговоры матрос пригрозил взорвать одну из торпед в отсеке, где он забаррикадировался. После 23 часов осады матрос был убит бойцами спецподразделения ФСБ.

Глава пресс-службы Северного флота заявил, что на борту АПЛ ядерного оружия не находилось, а у Кузьминых не было возможности произвести взрыв или потопить подлодку. Однако прочие корабли, находившиеся вблизи захваченной лодки, были переведены в другой район. Несмотря на заверение официальных лиц Северного флота о невозможности подрыва торпеды без специальных знаний, в 1995 году двое матросов срочной службы лишились жизни, когда, орудуя лишь одной кувалдой, пытались извлечь цветной металл из украденной боеголовки. Тот факт, что были эвакуированы другие АПЛ и суда вблизи захваченной лодки, означает, что никто не мог гарантировать, что обезумевший матрос не взорвёт одну из 40 торпед «Акулы». Взрыва в торпедном отсеке было бы достаточно, чтобы повредить ядерную энергетическую установку АПЛ. Норвежские службы радиационной безопасности находились в полной готовности в течение всего происшествия, которое происходило в 120 км. от норвежской границы.

Подводная лодка К-157 «Вепрь» — российская многоцелевая атомная подводная лодка проекта 971 «Щука-Б», на которой матрос С. Кузьминых совершил расстрел сослуживцев 11 сентября 1998 года

На западе «Вепрь» и все последовавшие за ним субмарины относят к подклассу «Akula II». Заложена 16 июня 1990 года на «Севмаше» в Северодвинске. Спущена на воду 10 декабря 1994 года. Флаг поднят 30 ноября 1995 года, 29 декабря того же года включена в состав 24-й ДиПЛ 3-й ФлПЛ Северного флота. В настоящее время лодка прошла ремонт и модернизацию на СРЗ «Нерпа». На 19 марта 2020 года вышла на заводские ходовые испытания после ремонта, сдача флоту запланирована на апрель 2020 года.

Трагедия с АПЛ «Курск» могла случиться за несколько лет до августовских событий 2001-го. Только в куда больших масштабах. Это мог бы быть второй Чернобыль

Что именно послужило толчком к совершению матросом Кузьминых преступления, осталось за рамками расследования. Под категорию «террорист» матрос не подходил, так как он не выдвигал никаких требований, а находился под действием психического срыва, когда о последствиях уже не задумываются. После этого ЧП наказали многих, начиная от командующего Северным флотом. Командир «Вепря» капитан 1-го ранга Телушкин был отстранён от командования и понижен в должности.

Заметим, что обстановка в стране, условия воинской службы, в том числе и на флоте, в 90-е годы прошлого века создавали очень сложное морально-психологическое настроение у всех категорий личного состава.  Согласно данным официальной статистики, тогда в России от невыносимых условий службы ежегодно стрелялись по полтысячи офицеров, а тысячи солдат и матросов  дезертировали с оружием в руках.

Военные моряки России в борьбе за экологию

В конце 90-х прошлого века в России появилось нашумевшее, получившее международный резонанс, уголовное дело капитана 1 ранга Никитина А.К., которого обвиняли в шпионаже и измене Родине. Что было на самом деле?

Александр Константинович Никитин (род. 16 мая 1952 года) — российский эколог, правозащитник. Капитан 1-го ранга в запасе.

Александр Никитин в 1974 окончил Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище по специальности «инженер энергетик, специализация — электро-энергетические системы атомных подводных лодок». С 1974 по 1985 служил на атомных подводных лодках 1-й флотилии Северного  флота на инженерных должностях, последняя должность — старший инженер-механик (командир боевой части 5). В 1987 окончил военно-морскую академию им. маршала А. А. Гречко. С 1987 по октябрь 1992 работал руководителем группы инспекции по ядерной безопасности.  В 1992 году он уволился из Вооруженных сил РФ по собственному желанию.

С конца 1994  Никитин работал экспертом в норвежской экологической организации «Беллона».  С 1998  он стал Председателем правления экологического правозащитного центра «Беллона» в Санкт-Петербурге. А в феврале 1996 года его арестовали.

По версии следствия, офицер запаса, специалист по ядерной безопасности Александр Никитин в 1995 году посетил одну из петербургских воинских частей и, предъявив старое служебное удостоверение, прочитал некие секретные документы. В последствие, якобы, именно эти документы и данные были использованы для подготовки доклада известной в Западной Европе общественной экологической организации «Беллона»:  «Северный флот — потенциальный риск радиационного заражения региона». Эксперты Генерального штаба, Минатомпрома и Миноборонпрома утверждали, что в главе этого доклада, которая называется «Катастрофы и аварии на атомных подводных лодках», Никитин действительно выдал информацию, являющуюся государственной тайной. Между тем доклад был опубликован в Норвегии и распространен по сети Internet.
Сам офицер и его адвокаты доказывали в суде, что использованные при подготовке материалов для «Беллоны» сведения были взяты из официальных открытых источников: отечественных книг, газет и журналов, содержащих научную информацию о нынешнем содержании Военно-Морского Флота России, его экономических, военных и политических проблемах.
Дело Никитина вышло на международный уровень. В частности, оно обсуждалось во время переговоров Президента России Бориса Ельцина с руководством Норвегии. Во Франции даже существовал общественный комитет по освобождению Александра Никитина. На стороне офицера находились общественные организации «Мемориал», «Гражданский контроль», «Солдатские матери» и другие.

С февраля по декабрь 1996 Никитин находился под арестом. В декабре 1996 года  он был освобожден на подписку о невыезде. Организация «Международная амнистия» признала Никитина первым «узником совести» постсоветской России. Защищали Никитина известные адвокаты Юрий Шмидт и Генри Резник. Расследование продолжалось пять лет, в течение которых Никитин 13 раз представал перед судами различных инстанций.

И только в 2000 году  Никитин был оправдан Городским судом Санкт-Петербурга и Верховным судом РФ по всем статьям обвинения. Решение Верховного суда было подтверждено Президиумом Верховного суда РФ.

За 25 лет (с 1995 года)  организация Никитина подготовила и издала около 30 больших докладов и рабочих документов, посвящённых проблемам ядерной и радиационной безопасности. Никитин является автором и соавтором большинства из них.  Только по итогам работы, начатой Никитиным и «Беллоной» в 1995 году, практически решена проблема советского ядерно-радиационного наследия на Кольском полуострове, для ликвидации которой удалось привлечь около €2,5 млрд. иностранных инвестиций.

Вот так флотский пенсионер Никитин А.Н, которого «рьяные» особисты чуть  было ни посадили в тюрьму, смело боролся и борется за экологию нашей страны.

И в конце зададим вопрос: возможны ли бунты в современном флоте России?  Ответ: Конечно, возможны. Потому что и в стране, и на флоте (в целом и в отдельных воинских коллективах) сохраняются условия и возможности для различных протестов (бунтов), как индивидуальных, так и массовых. Это недостатки в управлении государством, просчеты и ошибки в выполнении боевых и повседневных задач, бытовые проблемы флотских коллективов, недовольство действиями командиров и начальников, сложности в отношениях между военнослужащими. Есть и другие возможности для этого. Так что надо не расслабляться, крепить бдительность и своевременно реагировать на возникающие проблемы, чтобы не доводить их до крайностей. И это надо понимать, ответственно учитывать руководителям страны и вооруженных сил, командирам и начальникам всех уровней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.