Дементьев Ю. Жоржетта

В Кейптаунском порту
С пробоиной в борту
«Жоржетта» поправляла такелаж.
Но прежде чем уйти
В далекие пути,
На берег был отпущен экипаж.

Идут, сутулятся, по темным улицам,
И клеши новые ласкает бриз.
Они идут туда, где можно без труда
Найти себе и женщин, и вина.

Где пиво пенится, где пить не ленятся,
Где юбки узкие трещат по швам.

На крыше морвокзала во Владивостоке располагался ресторан «Волна».

Во времена очень развитого социализма, эдак в году 1975-ом он был всегда переполнен. Порой его посещали сущие красотки, не очень пугающиеся незнакомых ребят. Военные в кабаке тоже не чувствовали себя обездоленными. В ресторане  было варьете. На площадке перед входной дверью всегда (по вечерам) толпился народ. Но пятерка или червонец, сунутый швейцару, решал проблему входа. Но не всегда проблему посадки.

Старший лейтенант и герой-подводник Николай уже выпил в компании случайных людей, протанцевал пару танцев, договорился с классной блондинкой и ждал конца вечера.

Всё на свете кончается. Кончился и этот вечер, плавно перешедший в летнюю августовскую ночь. Николай занимал блондинку светской беседой, попутно ошупывая ее  выпуклости и впадины. Дело шло на лад. Николай планировал полюбить даму вон в том небольшом садике. И она была явно непротив ускорить такой бурный роман. Звезды качались над парочкой, путешествующей через газон к скамейке. Но вдруг они качнулись сильнее и погасли.

Очнулся Николай от холода. И немудрено: в одной майке, брюках, и носках на холодной траве газона.

— .. твою мать! …., ну и сука! Нет, надо быть таким м……м!

Тужурка, рубашка, ремень и ботинки исчезли. Карманы были вывернуты, и от денег не осталось и следа.

Но это всё чепуха. Исчезли также:  удостоверение личности, обручальное кольцо, личный жетон. Но это тоже веники: был украден партбилет!

Мысль шевелилась по пути неумолимой логики:

-Моральное разложение, суд чести, парткомиссия, исключение из партии, командир взвода служебных собак на Русском острове. Уход жены, регулярное пьянство среди сопок русского острова, запои. Демобилизация по компрометации офицерского звания. Бомжевание, смерть под забором! Думать об этом не хотелось.

Голова разламывалась, подкатывала тошнота. Видимо было сотрясение. Пройдя километров десять и изорвав носки в хлам, Коля к рассвету добрёл до лодки. А шел он от Партизанского проспекта по сопкам до Большого Улисса.  Кто бывал во Владике, тот знает, что и в трезвом состоянии и даже обутым сделать это очень непросто (да и незачем – «автобусы ходют»).

Был срочно собран военный совет. Замполиту ничего не сказали. Эта сволочь знать ничего не должна в любом случае. Коллективная мысль заработала, план созрел быстро. Время показало, что он был правильный.

Помните классику:

-У меня есть план. План хороший!

И план был прост как двадцать копеек. И короток,  как зарплата лейтенанта.

Группа подводных мстителей стала регулярно посещать «Волну», пропивая зарплату и укрепляясь в жажде месте.

И день, вернее – вечер икс наступил!  На ловца и зверь бежит! Часов в двадцать в  ресторан зарулила блондинка.

Николай усёк бы её в любой толпе, в другом прикиде и перекрашенной под брюнетку. А ту-то: какой ты был, такой ты и остался.

Он аж подпрыгнул:

-Вот эта ……, точно она!

-ЧТД,  япона мать, попалась прошмандовка!- резюмировал штурман.

Расшифровывается со времен школы:

-Что и следовало доказать.

Её тут же пригласил штурманенок – мальчик под два метра. И в страстном танго повел к столику дружной компании.

Коля поднял счастливые глаза:

-Ну, здравствуй, Жоржета!

-Оставьте меня, я закричу!

-Давай, давай, милая, кричи погромче. Сейчас мы тебя все хором поимеем! И разнообразно.

Ласково встрял механик:

-Садись, ………..! И будешь сидеть, сука, ……….. курва, пока не решатся наши проблемы.

Компания дружно выпила, блондинка обреченно молчала.

-Она что, Коля, действительно Жоржета?

Счастливый Коля спросил:

-Жоржетта, разве это плохо, иметь такое имя? Мне, например, нравится. Всё, ты теперь – Жоржета!  Ты, правда, Светой прошлый раз называлась. А теперь, вот, посидишь с нами Жоржеттой. А я тебя, можно сказать, даже почти полюбил. Со всей душой к тебе. ……….. тебя хотел разнообразно. Может быть, даже в музей пригласить или в библиотеку. А ты так со мной обошлась. Разве это по-человечески? …

Да, Жоржета, не слабая  у тебя фигура, все на месте. Жаль только, что с такими достоинствами придётся париться  в других местах.

Завершив монолог, Коля хлопнул рюмашку и строго сказал штурманенку:

-Смотри, Василий, чтобы эта комсомольская профурсетка не испарилась. Под твою ответственность.

-Жоржета, признайся, была в комсомоле? ……… тебя во все места твой комсомольский секретарь? Или он тебе даже на твоё …….. дело путевку выписал? ……… ты наша комсомольская!

Тетка молчала.

-Василий, ты понял, что я тебе сказал?

-Как же Николай Николаевич, вот прямо сейчас она у меня испарится.

Тоже строго:

-Сиди, паскуда, и не рыпайся. Прихлопну на месте.

Надо заметить, что Вася играл в баскетбол и легко выпивал литр водки, а любой стакан в его ладони скрывался, как солдат в окопе.

Через какое-то время к столу подошла личность, которой все стало понятно без слов.

Фигура села за стол.

Требования наших друзей не были амбициозны:

-Партбилет, удостоверение, жетон, имущество, кольцо, деньги и сверху 200 рублей. На всё один час. Иначе – сдаем тетку в милицию.

Через час к столу подошел человек с пакетом.

-Здесь вещи.

Потом он вернул партбилет, удостоверение, два обручальных кольца, жетон, пятьсот рублей.

-Этого хватит?

-В расчете.

Блондинка облегченно выползла из-за стола.

-Жоржетта!

Она вздрогнула от чужого имени.

Компания грохнула:

-Зачем вы, девочки, красивых любите?

И обладатель тонкого фальцета – командир БЧ-5 здорово вывел:

-Одни страдания,

От той любви!

За соседними столиками захлопали. Заказ был немедленно расширен. И соседний столик приглашен в тесный круг. Это были загулявшие тетки со Второй речки: две учителки и две медички. Формы соответствовали уровню подпития. Стулья соседнего столика охотно притиснулись   к героям подводных горизонтов. Вечер становился томным. На сцене дикие децибелы разрывали перепонки, и красотки из варьете задирали ноги в доморощенном канкане владивостокского розлива.

Жизнь была прекрасна!

Калининград 2006-12-06

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *