За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Дементьев Ю. Каслинское литье

Уазик приехал рано. Шофер и Экспедитор часа два, заехав на тротуар у входа в офис, спали, пока не пришла Марина – повар. Марина растолкала публику и велела ждать офис-менеджера.

И публика – шофёр и экспедитор, оставив УАЗ с экспонатами для выставки, завалилась на кожаном диване хозяйки: благо, она была ещё в Москве.

Офис-менеджером работал бывший полковник внутренней службы Валентин Петрович.  В совсем недавнем прошлом – начальник оперчасти нижегородской  тюрьмы. Невысокий, лысый и живой человек с цепким взглядом.

Он моментально распорядился:

-Какого хрена бросили  товар?  Сопрут! Здесь вам не Урал! Так, езжайте быстренько в  гостиницу на тот берег устраиваться. Вам там всё заказано. Потом сюда – будем выгружать экспонаты в выставочный зал. Стеллажи поставлены, поможете выгрузить, а то наши дамы эти железки не дотащат.  Вернетесь к двенадцати: я вас с той стороны этого здания на входе ждать буду. Смотрите, город здесь непростой, машину без присмотра не оставлять. Пообедаете в столовой возле гостиницы. Там нормально. Всё, к двенадцати жду.

Машина уехала и не вернулась.  Вернулись   к 13.30 прямо в офис на третьем этаже  экспедитор и шофёр. Вид у них был не очень.

Петровича в офисе не было.  Он ругался матом в выставочном зале возле пустых стеллажей, вспоминая шофёра и экспедитора:

-Где эти алкоголики и звиздроны уральские? Чуть в приличное место со своего Урала зарулят, и сразу мордой в салат, деревня!

Когда в офисе узнали, что машина пропала, послали  вниз за Петровичем.

Петрович появился в считанные минуты.

В кабинете хозяйки, которая жила в Москве и имела погоняло Шахиня, и которую ждали послезавтра к открытию выставки народных промыслов России на Нижегородской ярмарке,  Шофёр и Экспедитор рассказали ему простую русскую историю.

Они оставили УАЗ с каслинским литьём, вопреки указаниям Петровича без присмотра, прямо на улице.

-Так мы же машину закрыли!

-От кого?- удивился Петрович,- от урок? Вы что с луны свалились? Я же предупреждал.  А ты и удержаться не смог, зачем водку пил?- укорил Петрович экспедитора.

Устроились они  в двухместном номере.  Пошли перекусить не в столовку, до которой так и не добрались, а в ресторан при гостинице. Экспедитор принял 200 грамм, Шофёр только завидовал.

В половину двенадцатого у них проснулась совесть. Решили ехать в офис к Петровичу.  Но машины на месте не оказалось.

Побежали в милицию. Те приняли заявление, но обнадёжили, что угнанный транспорт вряд ли найдут. Еще поинтересовались, а неизвестно ли им, кто этот УАЗик  украл.  И немного огорчились, получив отрицательный ответ. Тогда ребята с Урала решили ехать в офис.

Плохо было то, что выставка открывалась послезавтра, а сегодня день пропал.  Обложив Шофёра и Экспедитора по матушке, вспомнив, кто их делал  и, обозначив их умственный и социальный статус, распространяя все это на целый уральский регион, Петрович сел в личный «жигуль»  третьей модели. Он ещё был на ходу. И сегодня вопреки личным планам, но верный долгу, Петрович отправился на нём по адресам.

Там удивлялись редкому гостю, но помня его память, стиль работы и то, что ментов бывших не бывает, ничего не обещали, но изъявляли готовность поинтересоваться.

В ответ Петрович тоже обещал накрыть поляну в рыбном ресторане возле речного вокзала.

Адреса были объезжены. Петрович вернулся в офис  и позвонил жене, что ужинать не придет.

-Что, у своей Марины  ужинать будешь?- ревниво спросила благоверная.

-У меня очень серьёзный вопрос,  а Марина готовит классно. Почти как ты, хуже, конечно.  Но солянка ей удаётся, чего уж там. Ты же не думаешь, что я с моим опытом возьму на работу плохого специалиста?  Я в офисе и поужинаю. И,  вообще, могу не прийти ночевать. И где буду ночью, не знаю. Так что в офис после 19 не звони, — подбросил дров в костер Петрович.

(Шёл 93-й  год, когда  мобильных телефонов не было и в помине.)

Марина это слышала и поинтересовалась:

-Валентин Петрович, как Вам ужин?

И легко прижалась к нему левым бедром, проходя к газовой плите. Петрович ей ободряюще подмигнул и погладил тыльную сторону бедра.

Рядом стучали ложками сотрудники, включая обворованных путешественников.

В офисе был порядок:  кормить обедом и ужином сотрудников.  Такое социальное благо установила Шахиня, любившая не слабо пожрать раза четыре в день. Сотрудников такой порядок вполне и вполне устраивал.

Ужин закончился, Петрович сел ожидать у стойки секретарши с телефоном.  Он никого не торопил, понимая, что процесс пошел, машина внутреннего сыска набирает обороты.  Он даже прикорнул, закрыв опустевший офис изнутри на ключ. Что-что, а он был уверен:  телефонный звонок  услышит всегда.

Но это всё равно был не сон, а томительное ожидание сквозь дрёму. Внутренние часы  играли тревожную мелодию. Но от Петровича пока больше ничего не зависело. Он, правда, еще днём звякнул знакомому замначальника райотдела милиции по уголовному розыску.

Майор средних  лет, перевидевший на службе много чего, честно сказал:

— Петрович!  Что?  К завтра надо найти? Ну, ты даёшь. Мы эту тачку вообще не найдем. Может она у кого-то в гараже на части разобрана.  А литьё? Да на хрен оно кому надо. Они что его реализовать смогут? Чтобы спалиться?

-Ну, напряги ребят. Надо очень.

-Ты лучше меня знаешь наших сыскарей.  Хрен, мы что так быстро найдём, не мечтай.

-У нас фирменный бзик, демонстрируем каслинских народных ……. умельцев. Коля! За всё давно уплачено! Сечёшь? Возьми их на реализации.

-Литьё?  Петрович, ты что не из системы? Ещё раз утверждаю, что оно, это долбанное литьё, и на хрен никому не нужно! Вынести на продажу – поднять срок!  Его в яме закопают или в болото выкинут или в сортир во дворе каком-нибудь. Дохлое дело. Не раскроем. Чего мне тебе врать.  А на наших даже не надейся. А меня за висяк драть будут. Тебе урки помогут. Ты, конечно, там поработал? Что б я тебя не знал! Ну, успеха!

Так что теперь  в любом случае позвонят урки. Контрольное время 23.00.

За пятнадцать минут до контрольного времени Петрович проснулся и ополоснул на кухне лицо.

А вот и звонок. Хрипловатый голос со специфическими интонациями сообщил, что «тачку наши не угоняли». И что это кто-то из залётных. Но ищем. Обещал позвонить в шесть утра.

Петрович плюнул, помянув на добром слове  Шахиню и каслинское литьё.  Стал стелить дежурное одеяло на диван хозяйки.  Вспомнил жену и позвонил, чуть по старой памяти не соврав, что он на дежурстве. Но отработал  назад,  и честно сказал, что будет ночевать в офисе.

-Один! — усилил он страдания жены.

-Кому ты нужен!- не осталась в долгу супруга.

Но Петрович по интонациям понял, что она напряженно ловит ухом посторонние шорохи в трубке и мгновенно анализирует  голос Петровича.

-Хрен тебе, старая вешалка!-  сжал кулаки Петрович.

-И раньше только догадывалась, но за ноги не держала. А теперь и подавно: хрен расколешь!

Он злорадно рассмеялся и укрылся с головой.

Вместо будильника его разбудил звонок.  5.30 узрел при свете бра Петрович на настенных часах.

-Неужели нашли? Иначе бы в 6.00 позвонили.

В трубке уже другой голос, зевая, проговорил:

-Валентин Петрович? Наше Вам уважение, правильному менту. Заказ выполнен.  Это не наши, а так гоп-компания залётная. Мы у них всё забрали.

-Да Вы не сомневайтесь, ничего не пропало. Машина стоит на Холодной улице напротив пятнадцатого дома. На газоне прямо поставили. Пальцев нет. Пусть не ищут.  Но смотрите, пока менты не придут, мы её охранять будем, потом охрану снимаем. Так что, если что уведут, это — менты.

Петрович, не обижайтесь, но там пол ящика водки было. Мы забрали. Надо за труды.  Как на пенсии работается? Полегче?

-Нет, Петрович, Вы что? Мы в Ваш офис ни ногой!

-И Вам не хворать!

Петрович хищно улыбнулся, потер руки,  и накрылся с головой. В семь утра он встал, позвонил в милицию:

-Пишите раскрытие. Машина угнанная там-то и там-то. Я тоже выезжаю.

В офисе он оставил записку, чтобы готовились к работе по заполнению стендов.

Потом позвонил в гостиницу и приказал Шофёру и Экспедитору прекращать давить подушки и ждать через 10 минут его у гостиницы и побриться.

Когда Петрович увидел УАЗ, его порадовала оживлённая суета. Кинолог с собачкой маячил метрах в двадцати, пытаясь безуспешно взять след. Собака след не брала.  Рядом заливали гипсом следы от УАЗа.

-Зачем?- удивился  Петрович.

Несколько сотрудников просто ничего не делали и курили на утреннем холодке. Знакомый замначальника подъехал на служебном УАЗе.

Петрович пожал ему руку:

-Останови ты их, нам же ничего не надо. Пиши раскрытие. А я машину забрать должен: времени совсем нет. Да там всё целым должно быть. Они не возьмут у меня.

Замначальника уважительно посмотрел на Петровича:

-Петрович, блин, мастерство не пропадает. Двигай к нам в розыск.

Петрович засмеялся, отодвинул молодого оперработника и позвал Экспедитора:

-Смотри, всё на месте?

И Шофёру:

-Заводи и за мной!

Тетки из офиса успели оформить стенды  и уставить павильон «Уралинвеста» черными чугунными изделиями.

Через  четыре дня, Петрович накрыл поляну за свой счёт.

Хозяйка о таких мелочах не думала,  и ресторанный счёт простила Петровичу.

А Петрович запомнил.

 

Калининград

19 февраля 2012г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme