Чухраев Э. Пётр Великий и Военно-Морской флот России. Противоречивость личности Петра Великого

Скульптурный портрет Петра I. Копия неизвестного автора с работы М. Колло. XVIII век

Император Петр Алексеевич Романов – незаурядный человек, он многомерен. При этом он очень противоречив и сложен. Жизнь и дела его полны славы, но не менее и драматизма. Петр не был прост, каким его иногда пытались и пытаются представить. В нем было всего в избытке – и хорошего, и плохого. И если брать историческую правду о Петре Великом, то он явится перед нами живым человеком, с ошибками и удивительными делами, с недостатками и чертами гения, с пороками и великими добродетелями. Таким его создали природа и эпоха, то есть время.

От своих отца и деда он унаследовал черты характера и образ действий, мировоззрение и замыслы на будущее.

Первый из известных прижизненных портретов Петра

В этом возрасте, еще до раннего вступления на престол, он и был изображен в «Царском титулярнике» — историческом справочнике тех лет. «Царский титулярник» был создан Посольским приказом, предшественником Министерства иностранных дел, в подарок царю Алексею Михайловичу (отцу Петра). Петр изображен ребенком, приблизительно в конце 1670-х — начале 1680-х годов.

Царский титулярник. XVII век

В то же время Петр был яркой индивидуальностью во всем. И именно это позволяло ему ломать в стране устоявшиеся обычаи, традиции, привычки, обогащать старый опыт новыми идеями и деяниями, заимствовать нужное и полезное в других странах.

Природа наделила Петра сильными качествами и разнообразными талантами, что давало ему средства исполнять все свои замыслы, работать без устали и побуждать других к работе. По природе он был в полном смысле человек «огненный, не умеющий ходить, а только бегать».

Два его главных природных качества – это невероятная трудоспособность и такая же невероятная воля в достижении того, что задумал. А еще – талантливая способность находить силы и средства, как материальные, так и духовные, для реализации своих идей. Уже с раннего детства у Петра проявились присущие ему природные данные: живость восприятия, неугомонность и неиссякаемая энергия, страстность и самозабвенная увлеченность тем, что его заинтересовало.

Рождение Петра Великого. Художник Чориков Борис Артемьевич. Из книги Карамзина Н.М. «История государства Российского», изданной в 1830–1840-х годах.

В подходе к жизни, к людям у Петра I были многие черты, получившие преобладающее развитие в то время: предельный рационализм и практицизм. Петр был типичным технократом. Проявляя интерес ко многим отраслям знаний, он явно отдавал предпочтение ремеслу и точным наукам, вообще знаниям, имевшим прикладное, практическое значение. Ему нравилось работать руками и все делать самому. По признанию самого Петра, уже в молодости он знал 14 ремесел. Может, это и не совсем так, но то, что он увлекался ремеслами и многое умел делать сам, не подлежит сомнению.

Почти все современные биографы Петра Великого подчеркивают большую противоречивость личности Петра. В одно и то же время он был вспыльчивым и хладнокровным, расточительным и бережливым до скупости, жестоким и милосердным, требовательным и снисходительным, грубым и нежным, расчетливым и опрометчивым. Но при всей пестроте черт характера Петра он был удивительно цельной натурой.

Идея служения государству, Отечеству, в которую глубоко верил Петр и которой он подчинил свою деятельность, была сутью его жизни. Эта идея в сочетании с горячим темпераментом и очень своеобразным воспитанием многое объясняет в его поведении.

Портрет Петра I. Никитин Иван Никитич, придворный художник. 1717

В бытовом отношении он был абсолютно неприхотлив. Петр с детства и до конца своих дней вел жизнь солдата и работника. Жил в простых домах, не любил парадных помещений. Меню его было сытным, но простым: щи, каша, жареное мясо с соусом и пряностями, солеными огурцами, солонина, ветчина; он не любил рыбу и сладкие блюда; перед обедом пил водку, во второй половине дня мог выпить пива и вина; любил фрукты и черный хлеб. Спал Петр всегда мало, вставал рано, в пятом часу утра, а в шесть отправлялся по делам. Любил физическую работу и гордился мозолями на своих руках (правда, эту деталь иногда тоже чрезмерно идеализируют, показывая, что царь чуть ли не каждый день лично физически трудился). В час дня, иногда и раньше, Петр обедал, после чего отдыхал часа два. Затем работал в своем кабинете. Вечера проводил либо в гостях, либо в своей мастерской. Уходил к себе обычно около девяти вечера.

Выдающееся свойства личности Петра Великого: необыкновенное развитие творческой силы ума, как следствие этого – всесторонность; редкая проницательность в разгадывании обстановки и способность быстрого принятия вполне сообразных с этим решений; беспредельная вера в самого себя и умение не теряться от всякого рода неожиданностей и неудач; способность к продолжительному настойчивому стремлению к достижению поставленной цели.

Петр обладал редким сочетанием двух противоположных начал – необыкновенной решительности и мощной осторожности, которые чрезвычайно редко встречаются в таком проявлении и в одной и той же личности. Искусное использование этих начал в стиле деятельности служит несомненным доказательством его даровитости.

Ум его справедливо считают гениальным. Но в чем, прежде всего, заключалась эта гениальность? В том, что ему была присуща чрезвычайно редко встречающаяся способность переходить от привычных умственных ассоциаций к новым. Молниеносно входить в курс этих новых ассоциаций, делать их собственными и самостоятельно создавать из них новые ряды и комбинации других ассоциаций. Люди обыкновенно с трудом, не без внутренней борьбы расстаются с привычными понятиями. Расставание с устоявшимся стилем жизни, переход к новому стилю заставляет большинство людей страдать. Петр не испытывал такого рода ощущений.

Необъятная энергия, порождаемая в значительной степени характером его ума, просто удивляет. Он старался всюду успеть, во всем, начиная со спуска на воду нового корабля или с собственноручного исправления первой русской газеты, духовного регламента, переводов с немецкого и кончая танцами на ассамблеях, и везде стремился принять личное участие, показать, научить, устроить.

Портрет Петра Великого. Гравюра с картины Беннера Жана Анри (1776–1836)

Необузданный темперамент способствовал тому, что временами, в критические минуты, нервы, находившиеся в постоянном напряжении и возбуждении, испытывали страшное переутомление, и тогда Петр впадал в отчаяние. Но свойственная ему богатырская энергия, как следствие его сильного и находчивого ума, брала верх над временным упадком духа. Петр выпутывался всегда из беды, еще упорнее принимался за работу и за свои бурные развлечения.

Царь Петр часто не вписывался в трафаретные идеалы правителя. Глубинный мотив поведения гениального государя объяснялся и тем, что его государственный взгляд на все вопросы (от построения флота до новой моды) питался не просто чувством ответственности, долга, с пеленок сопровождающим роль монарха. А еще тем, что Петру были свойственны детская любознательность, фантазия, свежесть восприятия и пренебрежение к условностям, которые он пронес через всю жизнь. Это сочетание заботы об Отечестве с детской легкостью и любовь к забавам толкало Петра к постоянному поиску новых поприщ для приложения его недюжинных талантов. Он был вечный ученик, причем — хорошо усваивающий уроки и побед, и поражений.

Совершенно случайные обстоятельства наводили его на новый род занятий и новое увлечение.

Он попусту за дела не брался. У него кроме огромной воли было еще великое терпение и чутье. Как великий человек, он все созидал на вечность, будущим поколениям на пользу и себе в бессмертие и славу.

Главным действенным орудием у него был личный показ и пример. А на расстоянии – его необычные письма, указы, инструкции.

Таким он был от природы – «огненным, гениальным человеком». Но многие качества его личности были не только от природы, но сформировались и проявились за счет обучения и воспитания.

И вот тут-то Петр Великий очень сильно пострадал. Воспитание, даже обычное – древнерусское, питавшее в человеке в основном религиозность, —  в силу обстоятельств (у четырехлетнего Петра умер отец, началась долгая борьба за власть, дворцовые интриги и перевороты) коснулось его только в раннем детстве. А по большому счету настоящего обучения и воспитания у Петра в детстве и юности вообще не было. В отношении письма и грамоты он остался недоучкой до конца своей жизни. Все молодые годы он был предоставлен самому себе. Стихия жизни, среда, в которой он находился, автоматически делали характер царственного юноши своенравным, а порой «диким», часто не совпадающим с его царским предназначением.

Вот такой почерк был у Петра Великого. Разобрать его было очень трудно. Письмо хранится в Научно-историческом архиве Санкт-Петербургского института истории РАН

Петр с четырех до 10 лет развивался не так, как развиваются обыкновенные люди, а тем более царские особы. Уже с детских лет в нем просматривается сангвиник с повышенной нервной возбудимостью. И вот такой мальчик еще стал очевидцем разыгравшихся перед ним кровавых сцен в борьбе за власть в Кремле. Именно тогда он научился бояться. В его душу прокралась восприимчивость к страху. А рука об руку со страхом всегда идут чувства ненависти и мести. Кровью был облит порог жизни юного Петра. И жизнь его с того момента была испорчена, а в душу его закрались тлетворные чувства – страх и злоба, послужившие началом порчи его личности.

Штейбен Карл. 1830. Петр Великий в детстве, спасаемый матерью от ярости стрельцов.

На картине воссоздан эпизод стрелецкого бунта: один из восставших с мечом в руках ворвался в царский дворец. Возможно, именно он получил приказ от сестры Софьи убить юного царевича Петра. Мать будущего императора Наталья Нарышкина, вдова царя Алексея Михайловича, заслонила его собой, спасая от гибели.

Петр поклялся отомстить стрельцам за убитых родственников. И решение свое исполнил, когда через 14 лет стрельцы снова восстали. Многих он тогда казнил. А стрелецкое войско распустил.
Пережитые в те дни события не могли не отразиться на характере будущего царя-реформатора: он стал мнительным и подозрительным. С того же времени у него начался нервный тик. Бывало, что в минуты принятия непростых решений его лицо сводила судорога.

Октавия Россиньон. 1839. Царь Петр Алексеевич во время стрелецкого бунта в Московском Кремле 15 мая 1682 года.

Ко времени восстания стрельцов, случившегося в 1682 году, умерли царь Алексей Михайлович Романов и его старший сын царь Федор Алексеевич. Кому править Россией? Иван был сыном Алексея Михайловича от жены Марии Ильиничны из рода Милославских. Вторая жена царя Наталья Кирилловна была из рода Нарышкиных. Родной сестре Ивана Софье тоже хотелось стать царицей, но цари на Руси были мужчинами. Во всех бедах винили Нарышкиных: это, мол, они уморили и царя Федора, и царевича Ивана, чтобы усадить на престол десятилетнего Петра, сына Натальи Кирилловны. На картине стрельцы с оружием в руках подступают к крыльцу, на котором стоит патриарх, а рядом с ним юный Петр Алексеевич – будущий император России. За мальчиком – его мать: она со страхом смотрит на стрельцов. Лежат у крыльца убитые стрельцами бояре из рода Нарышкиных. Еще одного, полураздетого, ведут на казнь. Женщины на коленях молят о пощаде. Восставшие ворвались в Кремль, чтобы убить саму Наталью Кирилловну. А она, выйдя на Красное крыльцо, показала всем Ивана и Петра, живых и здоровых. Поняли стрельцы, что были обмануты. Тогда и поставили царями сразу двух наследников – Ивана и Петра. А пока они были малы, чтобы принимать государственные решения, правительницей России стала их сестра Софья.

Но та обстановка, в которой Петр жил в детстве и юности – стихия, свобода времяпрепровождения с минимумом обязательных занятий и максимумом различных игр, общение с разными и часто случайными людьми – сыграли огромное обучающее и развивающее значение в становлении личности юноши.

«Отсутствие какого-либо воспитания и слабое обучение» в детские и юношеские годы породили в характере Петра достаточно много негативных черт, что делало впоследствии его личность довольно часто весьма непривлекательной, «лишенной здравого смысла и чуждой всяческих приличий». Такое «особое богатство» Петра буквально «зацикливало» некоторых авторов только на этом, и через подобную призму они пытались раскрыть суть личности этого великого человека.

Так, например, знаменитый русский художник В. Серов, считал, что главные черты личности монарха Петра I – самодурство и непредсказуемость (сегодня велит высечь корабельного плотника за то, что тот, завидев царя, бросился ему в ноги: «не сметь по пустякам от дела отрываться», а завтра на этой же верфи им наказывается другой работник, не поприветствовавший государя должным образом: «совсем распустились людишки»). Поэтому он отказывал ему в «цивилизованности» и собирался рисовать Петра как «недочеловека»: «…он был страшный: длинный, на слабых, тоненьких ножках и с такой маленькой по отношению ко всему туловищу головкой, что больше должен был походить на какое-то чучело с плохо приставленной головой, чем на живого человека».

Петр I на работах. Строительство Петербурга. Художник Серов Валентин.1907

Конечно, у этого гиганта было расточительное расплескивание энергии, особенно в молодые годы. Да, его методы часто были не продуманы и плохо приспособлены к целям, которые он ставил себе. Иногда решения он принимал торопливо, в порыве «непродуманного энтузиазма». Его ошибки бросались в глаза. Но это были ошибки крайности, стремительности, поспешности и слишком некритичной самоуверенности. Редко они были ошибками посредственности, не принципиальности или уклонения от ответственности. У него был реформаторский инстинкт, который заставлял его действовать сразу, часто без размышлений, напролом, по наитию. Своими непродуманными и неподготовленными действиями Петр не раз подводил и себя, и всю Россию, ставил ее на грань катастрофы. Но фортуна была на его стороне, и, в конечном счете, он все равно оказывался победителем.

В Петре удивительно сочетались невероятные способности к работе, к действию со способностями к беспутному разгулу и грубым забавам. Он был бурным, порой неукротимым и жестоким, особенно в приступе гнева. Недостаток самообладания, склонность к вульгарности, даже непристойности – это тоже было в его характере. Добрый по природе, как человек, он был груб, как царь, не привыкший уважать человека ни в себе, ни в других. Среда, в которой он вырос, не могла воспитать в нем этого уважения. Все это создавало своего рода особый эмоциональный фон, на котором протекала государственная, военная деятельность и жизнь этого сложного правителя России.

Она так сложилась, что давала ему мало времени заранее и неторопливо обдумывать план действий, а его темперамент мало внушал и охоты к тому. Спешность дел, неумение, а иногда и невозможность выжидать, большая подвижность ума, необычайная наблюдательность и быстрота реакции – все это приучило Петра задумывать без раздумья, решаться без колебания, обдумывать дело в процессе самого дела и, чутко угадывая требования времени, на ходу соображать средства исполнения.

Но редкое сочетание физической и умственной энергии всегда приводило, в конце концов, монарха к усердной работе над делом управления страной, интенсивнее и результативнее, чем это получалось у любого монарха его времени. От времен Петра до наших дней в большинстве отзывах о нем звучит одна и та же нота: это необыкновенная сила. В определении действия этой силы сходятся все: действие было могущественно. При этом одни считали его благодетельным, другие – вредным, но никто не считал его малым и нерезультативным.

Слева – портрет Петра Великого. XVIII век. Ж.-Б. Веилер. Лувр. Справа – портрет царя Петра Великого. XVIII век. Неизвестный. Лувр

Каким был Петр по внешнему виду? Как ни странно, но на этот вопрос сегодня ответить тоже сложно. Потому что почти во всех источниках сложился некий образ нереального Петра: человека-богатыря, силача, красавца и здоровяка. Таким его представляют почти на всех портретах.  

Во-первых, почти все портреты Петра (и заграничные, и российские) показывают нам больше величавость царя, а не реального человека. Во-вторых, с лица живого Петра I в 1719 году и в 1721 году с лица умершего скульптор Б.К. Растрелли снял маски. А на смертном одре были сделаны еще измерения всех частей и рисунок его тела. Вот все это заставляет очень сомневаться в некоторых сказочных качествах его внешности.

В то же время имеется ряд словесных портретов правителя в разные годы его жизни. Вот одно из, пожалуй, наиболее полных описаний его внешности, которое сделал итальянец Филиппо Балтари, живший в 1698 году в Москве: «Царь Петр Алексеевич был высокого роста, скорее худощавый, чем полный, волосы у него были густые, короткие, темно-каштанового цвета; глаза большие, черные, с длинными ресницами; рот хорошей формы, но нижняя губа немного испорченная; выражение лица прекрасное, с первого взгляда внушающее уважение. При его большом росте ноги кажутся очень тонкими. Голова у него часто конвульсивно дергается вправо, тогда в его облике появляется что-то страшное».

 Петр, действительно, ростом был велик, на голову выше окружающих (по разным данным от 2,3–2,6 м.). Он обладал достаточной силой (но совсем не такой, как ему приписывают, что он мог саблей разрубить на лету рулон сукна и т.п.). От природы он имел отменное здоровье, которое, однако, начал быстро терять еще в детские годы. А беспорядочный и бессистемный образ жизни подорвал его окончательно уже к началу XVIII века.

Ему, несомненно, присущи многие черты харизматического лидера. Его власть и влияние основывались не столько на традиционной царственности, сколько, главным образом, на признании исключительности его способностей и качеств личности.

В сознании Петра со временем укрепилась идея разумного учителя, с которым он идентифицировал себя, и неразумных, часто упорствующих в своей косности и лени – его подданных, которых можно приучить к учению и добрым делам только из-под палки, ибо другого они не понимают.

Х.А. Вартман. Петр Великий, первый русский император. С оригинала Таннауера. 1714

Мысль о принуждении, о насилии, как универсальном способе решения внутренних проблем в стране, не нова в истории России. Но Петр, пожалуй, первый, кто с такой последовательностью, систематичностью использовал насилие для достижения своих целей. Но и концепция принуждения основывалась у него тоже на особенностях его личности. В его отношениях к людям было много того, что можно назвать жестокостью, нетерпимостью, душевной глухотой. На людей он часто смотрел, как на орудия труда, материал для создания того, что было им задумано.

При этом он исходил всегда из представлений о собственной воле, как единственном источнике всякого правового творчества. Хотя он и придавал своей деятельности видимость законности, на самом деле у него во всем был законодательный беспредел.

И все же было бы неверно думать о некой патологии Петра. На самом деле он не проявлял никаких особых наклонностей палача. Просто он жил в тот жестокий век, дети которого, как на праздник, бежали к эшафоту, и войска с трудом сдерживали толпу, стремящуюся поближе насладиться зрелищем мучительной казни очередного преступника. Таким был суровый век. Петр есть полнейший представитель своей эпохи и ее преобразовательных стремлений. Формы, в которых они осуществлялись, принадлежат времени, в которое он жил. Хотя только на век все сбрасывать тоже неправильно. В отношении императора к людям многое шло от самой его личности, от свойств души этого сурового, жестокого и бесцеремонного в отношении к окружающим человека. Несомненно, Петр был человеком сильных чувств и в их проявлениях резок и порывист. Его гнев был страшен, не знал границ. «Палка и дубина» у него были своеобразным символом и инструментом управления, культивируемого им. Причем эта его «педагогика», как он считал, всегда имела успех.

Петр I наказывает «за небрежение к мостам» генерал-полицмейстера (руководителя полиции Санкт-Петербурга) Дивиера А. Немецкая гравюра. 1841

Затевая крутую ломку существовавших в Московском государстве порядков, он отталкивался от реальных проблем и противоречий, а не от каких-либо придуманных им или позаимствованных где-либо схем действий. У него изначально не было продуманного плана какой-либо реформы, имелись только представления о тех целях, которых он хотел достичь. В основе было огромное желание и стремление превратить Россию в процветающую и грозную державу.

Реформы у Петра I носили нередко случайный характер, проводились под воздействием обстоятельств. При этом одни преобразования часто вызывали необходимость других, ибо ломка в одной области, как правило, требовала немедленного изменения в другой или создания новых структур и учреждений.

Многие исследователи пытаются признать петровские преобразования естественным результатом предшествующего развития России. Но это верно только отчасти.
С другой стороны, волевое настроение царя, подчинение всего хода преобразований одной, притом почти произвольно навязанной обществу цели – внешнему усилению государства, возрастанию его военной мощи – придали реформам Петра Великого во многом искусственный, неорганичный характер. Противоестественность многих установлений петровского времени самым непосредственным образом сказалась на итогах и последствиях преобразований в целом.
Основными сферами преобразовательной деятельности знаменитого монарха были армия, флот, государственное управление и финансы. Реформы, затрагивающие иные области общественной жизни, были так или иначе подчинены тоже военно-государственным задачам. Процветание России у Петра не мыслилось без военной мощи. Видимо, такое соединение, даже слияние двух сложных задач во многом и определило противоречивость результатов его реформ.
Противоречивость состояла в том, что на фоне огромного движения России вперед и превращения ее в одну из сильнейших стран Европы в других важных областях жизни государства результаты петровских реформ были весьма скромны или даже негативны. Так, Петр создал в России крупную промышленность, но она была крепостнической, условий для развития капитализма по-прежнему не было. Политика Петра в отношении города и торговли, к сожалению, затормозила процесс оформления в России капиталистических отношений. Многие города были разорены, как и крестьянство.

Необычный император создал в России государственный аппарат и бюрократию, которые укрепили самодержавие и крепостнический строй, при этом препятствовали развитию капитализма.

Его реформы позволили совершить «прыжок» и резко интенсифицировать в России развитие промышленности, армии, флота, культуры и науки. Но, в то же время, великий реформатор не смог вывести страну на путь ускоренного экономического, политического и особенно социального развития. Здесь «прыжок» не получился.

И, тем не менее, обеспечение политического и экономического суверенитета России, возвращение ей выхода к морю, превращение ее в сильное государство, создание промышленности, современной армии и военного флота, мощное ускорение в развитии культуры и науки, создание возможностей для их дальнейшего роста – все это дает полное и убедительное основание считать Петра I великим государственным деятелем.

Известный польский ученый Валишевский К. написал книгу о Петре, где он далеко не лестно отзывался о русском императоре. Но даже это не мешало автору честно зафиксировать: «Петр – это вся Россия, ее плоть и дух, характер и гений, воплощение всех ее добродетелей и пороков. И этим он велик, этим он выделялся из ряда умерших, которых спасают от забвенья наши слабые воспоминания».

Завершить рассуждения о величии Петра можно мыслями Пушкина А.С. из его поэмы «Полтава»:

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра.

Но в искушеньях долгой кары,

Перетерпев судьбы удары,

Окрепла Русь. Так тяжкий млат,

Дробя стекло, кует булат.

Суровый был в науке славы

Ей дан учитель…  

Да, вот таким был он реальный: с одной стороны – величие его славных свершений, сделавших Россию серьезной политической и военной силой, с другой – жестокость в социальных делах и грубость поведения.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Спасибо Эдуард Максимович! Это очень достойный труд. Это наша история и ее надо все же знать и понимать! Мне кажется, что надо Путину подарить хорошую палку, чтобы он мог ее обламывать о спины нерадивых и коррумпированных чиновников. Иначе многие не понимают и воруют. Считал и считаю, что люди сидящие на охране закона — полиция, росгвардия, прокуратура, следствие, суды в случае обнаружения элементов коррупции и ненадлежащего исполнения закона, должны получать сроки и наказания вдвое больше, нежели простые граждане. Иначе нам всего этого не искоренить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.