Чухраев Э. Морские богатыри России: адмирал П.С. Нахимов

Адмирал от Бога Павел Степанович Нахимов

Третий рассказ о морских богатырях России – об адмирале П.С. Нахимове.

Нахимов Павел Степанович (1802 – 1855), один из самых известных российских адмиралов, герой обороны Севастополя (1854-1855), занимающий среди замечательных русских флотоводцев исключительное место как один из самых ярких представителей школы русского военного искусства.

Сразу заметим: адмирала П.С. Нахимова тоже собираются канонизировать, то есть причислить его к лику святых.  Но пока этот процесс только  в производстве.

Адмирал Нахимов или Нахимов Павел Степанович. Кто в России не слышал об этом легендарном человеке?!  Разве что дети дошкольного возраста. Адмирал Павел Степанович Нахимов занимает одно из почетных мест в плеяде национальных героев, которыми гордится наш народ. Он вошел в историю России как выдающийся флотоводец, вписавший не одну яркую страницу в героическую летопись отечественного флота. П.С. Нахимов был достойным преемником Ф.Ф. Ушакова, Д.Н. Сенявина и М.П. Лазарева, продолжателем их славных традиций.
Он принес славу России и ее Военно-Морскому Флоту. Герой морских сражений с турками у Наварина и Синопа. Особенно он прославился во время обороны Севастополя (1853-1855), где  был смертельно ранен в 1855 году. Запомнился  адмирал стремлением максимально сохранить свой флот, своих людей и выйти победителем с минимальными потерями.  И это ему хорошо удавалось. Нахимов себя всегда проявлял лучшим флотским офицером, командиром, которого уважали и ценили. Он стал легендой российского флота еще при жизни. Павел Степанович Нахимов – адмирал, гордость Военно-Морского Флота России и просто человек-легенда. Морской богатырь России.

Вот почему Смоленская епархия подала прошение от лица Русской православной церкви, где выступила с инициативой причислить адмирала Нахимова к лику святых. Сейчас представители духовенства собирают всю необходимую информации о герое-флотоводце. Конечно, им предстоит нелегкая работа, так как нужно найти все документы, которые расскажут о Нахимове как можно больше и подтвердят обоснование о возможности его канонизации. Процесс канонизации – это не легкий и не быстрый путь. На сегодняшний день пока есть только один российский адмирал, который был канонизирован еще в 2001 году. И это Федор Ушаков.

Эти два адмирала принадлежат к разным поколениям офицеров российского флота. Но их сближает и объединяет многое:  неимоверная преданность флотской службе, славные победы в морских сражениях с противником, смелость и решительность в управлении флотом. Сильный характер и умение отстаивать свое мнение. Они оба были командирами и адмиралами от Бога. Морскими богатырями России.

В 1888 году в Севастополе завершилось строительство Владимирского собора (более известного как «усыпальница адмиралов»), где еще в 1855 году бал похоронен адмирал П.С. Нахимов. А в 1893 году улица у южной стороны Владимирского собора получила имя адмирала Ф.Ф. Ушакова. Символично, но через десятилетия после завершения своего земного пребывания, они оказались рядом. Адмирал Ушаков стоял у истоков Севастополя, он был одним из тех, кто начинал строить этот город военных моряков. Адмирал Нахимов через 50 лет после этого взял на себя ответственность организатора защиты славного города от англо-французских завоевателей. И оба адмирала свои миссии исполнили достойно во славу Отечества и российского флота.

Необычная жизнь и флотская служба адмирала Нахимова 

Интересные факты биографии адмирала

  • Павел Степанович Нахимов родился 5 июля 1802 года в сельце Городке Спас-Волжинской волости Вяземского уезда Смоленской губернии. Был седьмым из 11 детей небогатого помещика, отставного секунд-майора — Степана Михайловича Нахимова и Феодосии Ивановны Нахимовой (в девичестве Козловская). То есть Нахимов родился в простой русской семье, которая имела дворянские корни. К этому факту его биографии мы позже вернемся в силу важных и особенных обстоятельств.
  • Павел Нахимов и его четыре родных брата стали военными моряками. Младший брат – Сергей – закончил службу вице-адмиралом, директором Морского кадетского корпуса, в котором в юности обучались все пять братьев. Но Павел Степанович больше всех прославил свое имя.
  • Несмотря на то, что будущий адмирал Нахимов с раннего детства мечтал о кораблях и дальних плаваньях, при поступлении в Морской кадетский корпус возникли сложности – желающих оказалось слишком много, и из-за нехватки мест ему пришлось ждать два года.
  • В 13 лет Павел все же поступил в Морской кадетский корпус и с тех пор стремился всегда быть лучшим. Сначала лучшим гардемарином. В 1817 году в числе лучших кадетов он совершает свое первое большое плавание на бриге «Феникс» к берегам Швеции и Дании. В 15 лет он заканчивает учебу и  как лучший выпускник в 1818 году досрочно получает звание мичман.
  • За отличные знания и серьезное отношение к морскому делу молодой офицер Нахимов приглашен капитаном 2 ранга Михаилом Лазаревым  —  принять участие в кругосветной экспедиции на фрегате «Крейсер». Подобное назначение человека без протекции в то время, когда кругосветные плавания были чрезвычайно редки, служит доказательством того, что молодой мичман обратил на себя особое внимание. Путешествие продлилось 1084 дня (1822-1825) и дало Павлу бесценный опыт плавания на просторах Атлантического и Тихого океанов. По окончании экспедиции он  награждён орденом Святого Владимира 4-й степени.
  • Он действительно был командиром от Бога. Командовал всего тремя кораблями. Но под его руководством они стали знаменитыми и вошли в историю российского флота: это корвет «Наварин», фрегат «Паллада» (командовал им 5 лет) и линейный корабль «Силистрия» (командовал им 9 лет).
  • П.С. Нахимову довелось учиться в Морском корпусе вместе с известными в будущем россиянами  — В.И.Даль, П. М. Новосильский и А. П. Рыкачёв. Он имел таких достойных сослуживцев по флоту, как Корнилов, Истомин, Тотлебин, которые вместе с ним своей службой делали славу Военно-Морскому Флоту России.
  • Главным учителем и наставником в жизни и службе П.С. Нахимова стал его первый командир М.П. Лазарев (будущий командующий Черноморским флотом), под флагом которого долгие годы служил Павел Степанович и который сумел увидеть способности молодого офицера и поверить в его славное морское будущее.  Очень скоро они сблизились настолько, что для молодого и ещё неопытного офицера он стал не только начальником, но и близким человеком, во многом заменившим отца.
Михаил Петрович Лазарев (1788 — 1851) — русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843), командующий Черноморским флотом (1834-1851), один из первооткрывателей Антарктиды, кавалер орденов Святого апостола Андрея Первозванного (1850) и Святого Георгия IV класса (1817). Является братом (средний из трёх братьев) вице-адмирала Андрея Петровича Лазарева (род. в 1787) и контр-адмирала Алексея Петровича Лазарева (род. в 1793). Копия картины Л.Д. Блинова с полотна А.П. Брюллова (1885)
  • Именно П.С. Нахимов исполнил указание императора России Николая I: «захватить и сжечь» русский фрегат «Рафаил», который добровольно сдался туркам в мае 1829 года. И спустя 24 года после этого позорного события  во время Синопского сражения  фрегат был сожжен. Имя  «Рафаил» запретили давать кораблям российского флота на веки вечные. 
  • Павел Степанович оказался убежденным холостяком. Он не был женат. Историк Тарле писал, что «за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться». Нахимову не раз задавали вопрос, почему тот не женится. Он неизменно отшучивался, что все время проводит на корабле, а туда, как известно, женскому полу вход воспрещен. Впрочем, большинство исследователей сходятся на мнении, что была в жизни некая «нигде не высказанная драма», которая оставила Нахимова холостяком до гробовой доски. Возможно, речь идет о его неудачном сватовстве к дочери командующего Архангельского порта – небогатому и незнатному офицеру тогда отказали. Позже желающих стать адмиральшей было уже предостаточно, однако «потенциальный жених» имел на этот счет, как говорили, «твердо-каменные позиции», замечая, что женатый офицер — не служака.
  • Но об одном «браке» Нахимова известно точно. Влюбленный в море, он «женился» на военной службе и был всегда верен Родине, найдя, таким образом, свое место в жизни. О нем М.П. Лазарев сказал: «душою чист и любит море». Именно море, военное дело и служба Родине, любовь к которой была заложена еще в годы учебы, были смыслом жизни Нахимова. 40 лет (из 53-х лет жизни) честно и безупречно прослужил Нахимов в русском флоте, совершил 34 морские компании.

Особенности личности П.С. Нахимова

Когда обращаешься к материалам биографии Нахимова, то первое впечатление создается о нем как о невероятном службисте. Это так и есть. У него  служба была превыше всего и всегда на первом месте. Но,когда узнаешь его глубже и ближе, начинаешь понимать мотивы его поведения. Нахимов тянул и себя, и своих подчиненных на точное выполнение службы, потому что за каждым пунктом воинского устава он чувствовал службу России.

Но он наивен в своей огромной любви, и пунктуальность в исполнении службы влруг оборачивается у него удивительной трогательностью.

В биографии Нахимова есть случай, который очень точно его характеризует. Однажды шлюпка, в которой находился Нахимов, затерялась в море. Адмиралу грозила гибель. Но вахтенный матрос на флагманском корабле заметил шлюпку, сигнализировал, в итоге всех спасли.  Всякий другой на месте Нахимова представил бы матроса  к награждению, пожаловал бы ему собственные часы или кошелек со всеми деньгами. Нахимов же сделал другое: он на протяжении всей жизни выплачивал от себя лично пенсию  матросу, спасшему ему жизнь.

В удивительно честной последовательности этого поступка есть логика, доведенная до божественной ясности, и есть настоящая длительность чувств. Здесь есть масштаб любви Нахимова к человеку, есть отношение к нему государственного деятеля. Такие поступки вызывают особое чувство уважения.

Все эти черты характера соединились у Нахимова с абсолютной естественной скромностью. Отнюдь не умаляя своих достоинств, он не мог терпеть, когда его выставляли вперед.

И все-таки, в основу образа Нахимова должны быть положены, прежде всего,  — сильная воля и внятная логика поведения командира.

Как и его наставник — Михаил Петрович Лазарев — Нахимов требовал от командного состава нравственной дисциплины. На его корабле были запрещены телесные наказания, вместо чинопочитания командного состава воспитывалась любовь к Родине. Именно адмирал Нахимов, биография которого служит ярчайшим примером воспитания силы духа, уважения к человеку и полной самоотдачи в службе, являл собой идеальный образ командира боевого корабля.

На флоте о нем говорили, что он «служит 24 часа в сутки». От экипажей кораблей Нахимов требовал высокого уровня боевой выучки, сплоченности и дисциплинированности. Однако требовательность Нахимова сочеталась с заботой о подчиненных. Он входил в мельчайшие подробности их жизни, помогал словом и делом. Офицеры и матросы, не стесняясь, приходили к Нахимову за советом. Такое отношение к людям, естественно, привлекало к нему сердца людей. Требовательный к подчиненным, Нахимов еще более был требователен к себе, служил примером неутомимой преданности долгу службы.
Авторитет начинающего службу Нахимова быстро вырос после спасения моряка, которого во время шторма порывом ветра выбросило с палубы «Крейсера» за борт. Нахимов первым вызвался спасать «человека за бортом». Команда матросов во главе с молодым мичманом погрузилась на катер и бросилась навстречу стихии. Через секунды на корабле потеряли катер из виду. Их искали на протяжении нескольких часов. Решили, что команда погибла. Однако Нахимов сумел победить стихию и вернул всех моряков на борт.

За отеческую заботу о подчиненных Нахимова прозвали «отцом-благодетелем». Матросы любили своего командира за простоту и справедливость, за искреннюю привязанность, за подлинное желание разделить вместе с ними все тяготы и лишения. Он знал имя каждого своего матроса, никогда не чурался беседы. Ради доброго слова «Пал Степаныча» матросы были готовы идти в огонь и воду. Среди современников Нахимова бытовал такой анекдот. На присланную в адрес адмирала хвалебную оду, тот с раздражением заметил, что автор сотворил бы ему настоящее удовольствие, доставив несколько сот ведер капусты для матросов. Его забота о подчиненных проявлялась, казалось, в мелочах. Например, во время обороны Севастополя он лично проверял пищу солдат. Был даже выпущен приказ, по которому запрещалось с кусков мяса срезать сало для смазки колес, а варить «непременно в полном количестве».

Нахимов, будучи превосходным командиром, отлично понимал, что истинная сила не в количестве кораблей и их вооружении, а в простых матросах, прекрасную и могучую русскую натуру которых адмирал высоко ценил. Он умел учитывать выдающиеся особенности русских людей – ясность ума, стойкость характера и безграничное терпение, которые чаще всего становятся решающими факторами в сражении. Он говорил, что пора уже офицерам перестать считать себя помещиками, а матросов – крепостными. Показательным становится тот факт, что, будучи командиром линейного корабля «Силистрия», Нахимов запретил применение телесных наказаний. От офицеров он также требовал моральной дисциплины и настоятельно советовал изучать особенности своей страны, «не подражать слепо иностранным порядкам» и не пренебрегать своими, чтобы тем самым быть ближе к простым людям. Он никогда ничего не делал для того, чтобы понравиться начальству, считая, что служит не высоким чинам в Петербурге, а России.

В его аттестациях было записано: «к службе усерден и знающ», «поведения благородного», «в должности усерден»; «должность исполняет с усердием и расторопностью».

Современники адмирала говорили, что на командирском посту Нахимов всегда оставался человеком мудрым и справедливым, обладал замечательными умениями, качествами, военными дарованиями. Он отличался своим хладнокровием и смелостью. Этот человек умел за считанные минуты принять правильное решение, которое могло быть неординарным.

Для Нахимова всегда было нормой: мужество командира  – пример для команды История сохранила такой случай. Во время учений судно черноморской эскадры «Адрианополь» вплотную подошло к «Силистрии», совершив неудачный маневр, что привело к неизбежному столкновению кораблей. Нахимов остался на юте один, отослав матросов в безопасное место. По счастливой случайности столь опасный момент произошел без плачевных последствий, лишь капитан был осыпан осколками. Свой поступок П.С. Нахимов обосновал тем, что такие случаи предоставляются судьбой редко и дают возможность проявить присутствие духа в начальнике, продемонстрировав его команде.

Его почитали и уважали, как отца, а выговоров и замечаний боялись абсолютно все.

Ни один сослуживец не упрекнул его в желании выслужиться, все верили в его призвание и приверженность военной службе.

Но Павел Степанович был не только большим службистом. Его душа всегда оставалась расположенной к обычным человеческим чувствам. Внешняя бесстрастность и некая сухость в отношениях с большинством окружающих дополнялась в характере Нахимова такими душевными качествами как сострадание, готовность прийти на помощь ближнему, умение сопереживать чужому горю. И будучи лейтенантом, и уже став адмиралом, он помогал морякам-инвалидам, осиротевшим семьям моряков, их вдовам, а, порой, и случайным людям, которые разжалобили его рассказом о своей тяжелой судьбе. Сердце подсказывало ему, что иначе поступать он не может. Нахимов, к слову, был набожным человеком: исповедовался, причащался, постился, совершал ежедневную молитву.

Павел Степанович умел быть настоящим другом. Дружбу со студенческой скамьи с Михаилом Рейнеке, будущим гидрографом, он пронес через всю жизнь. В письмах к другу он делился переживаниями, ощущениями от прожитых дней, рассказывал об удачах и досадовал на поражения. В редкие часы общения с семьей и друзьями Павел Степанович обнаруживал такие черты своего характера как простота, обходительность, желание и умение делиться душевной теплотой.

Михаил Францевич Рейнеке (1801- 1859) — известный учёный-гидрограф, вице-адмирал, член-корреспондент Академии наук. Исследовал Белое и Баренцево моря. В честь адмирала названы остров и посёлок Рейнеке в Японском море у Владивостока, остров и залив в Охотском, залив на Новой Земле

П.С. Нахимов проявлял чрезвычайную привязанность к детям. В доказательство достаточно вспомнить его письмо брату Сергею и его супруге Александре, в котором он расспрашивает о своей племяннице: «Здорова ли, весела ли моя несравненная Сашурка? Теперь без меня ни трогать, ни дразнить ее некому…».  Далее следует целый ряд не праздных вопросов: начала ли ходить? Говорит ли? Привита ли ей оспа? Проколоты ли уши для сережек? Часто ли ее выпускают гулять? «Знаете ли, — пишет Нахимов, — она более всего занимала меня в моем горестном и болезненном одиночестве. Она создала для меня новый вид наслаждения, с которым я так я давно раззнакомился, — мечтать…».                                                  

Деньги для Нахимова не имели той ценности, к которой привыкло общество. Щедрость наряду с пониманием трудностей обычного люда – то, чем знаменит Павел Степанович Нахимов. Оставляя себе необходимую часть на оплату квартиры и скромное пропитание, все остальное он отдавал матросам и их семьям. Очень часто его встречали толпы людей. Их внимательно выслушивал Нахимов. Адмирал старался выполнить просьбу каждого. Если возможности помочь не было в связи с пустыми карманами, Павел Степанович занимал у других офицеров деньги в счет будущего жалованья и тут же их раздавал нуждающимся.

П.С. Нахимов  стал предметом подражания для многих офицеров морского флота последующих поколений.

Боевые успехи адмирала П.С. Нахимова

Много раз он демонстрировал отвагу, бесстрашие и мужество во время боевых действий.

В 1827 году Нахимов впервые участвует в бою. Ему 25 лет. Он  назначен командиром батареи на 74-х пушечный корабль «Азов». На этом корабле летом 1827 года  он участвовал в переходе из Балтийского моря в Средиземное, где приобрел опыт в боевых действиях совместной русско-англо-французской эскадры против турецкого флота в Наваринском сражении 5 (17) октября 1827 г. Никто в союзном флоте не сражался с такой сокрушительной энергией, как «Азов» под командованием Лазарева. За боевые подвиги линейному кораблю «Азов» впервые в российском флоте были присвоены кормовой Георгиевский флаг и вымпел. Командуя батареей на корабле «Азов» в знаменитом Наваринском сражении, за храбрость, проявленную в бою, Нахимов  получает Георгиевский крест, греческий Орден Спасителя и чин капита-лейтенанта. Здорово! Но здесь надо сделать отступление. Сегодня в отдельных источниках некоторые  «исследователи» пытаются подвергнуть сомнению тот факт, что молодой офицер П.С. Нахимов, командуя всего лишь батареей на корабле, за Наваринское сражение получил более высокую награду, чем командир корабля М.П. Лазарев.  Сомнений не может быть. Другое дело, что эти «исследователи» не желают вникнуть в суть события. Во-первых, Лазарев за это сражение получил сразу  три ордена: греческий «Командорский крест ордена Спасителя», английский орден Бани и французский – Святого Людовика. Во-вторых, орден святого Георгия, которым был награжден Нахимов, Лазарев получил еще в 1817 году.  Так что, все правильно.

Честь и хвала нашему герою!

И. Айвазовский. Морское сражение при Наварине 2 октября 1827 года. 1846

А боевые успехи Павла Степановича  продолжались.  В 1828 году 26-летний Нахимов  стал командиром 16-пушечного корвета,  отвоеванного турецкого корабля, переименованного в «Наварин». Под его командование корабль принимал непосредственное участие в блокаде российским флотом пролива Дарданеллы  в Русско-турецкой войне(1828-1829).  Аттестуя командира «Наварина», Лазарев отметил, что он «отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан». 

После возвращения в Кронштадт в 1830 г. Павел Нахимов в 29 лет становится командиром знаменитого фрегата «Паллада». «Командиром же на сей корвет, –  доносил в Петербург командир эскадры Л.П. Гейден, – я назначил капитан-лейтенанта Нахимова, как такого офицера, который по известному мне усердию и способности к морской службе в скором времени доведет оный до лучшего морского порядка и сделает его, так сказать, украшением вверенной мне эскадры». В течение последующих пяти лет Нахимов командовал этим кораблем. В результате фрегат стал показательным по взаимодействию команды и функциональным особенностям корабля.

Показателен следующий пример. В августе 1833 года фрегат «Паллада» в составе эскадры находился в походе в Балтийском море. В ночное время корабли эскадры оказались в опасности. Они неожиданно подошли к прибрежным подводным скалам. Лишь вахтенный сигнальщик на фрегате «Паллада» усмотрел проблески мерцающего света, исходящего с Дагерортского маяка.  Нахимов с  «Паллады» тут же передал предупредительный сигнал об опасности остальным кораблям эскадры, что спасло их от кораблекрушения.

В 1834 г. по ходатайству Лазарева, бывшего в то время командующим Черноморским флотом, Нахимова перевели служить на Черное море. После Белого, Балтийского и Средиземоного морей служба Нахимова  продолжилась на Черноморском флоте.

84-х пушечный линейный корабль «Силистрия»

Его назначили командиром 41-го флотского экипажа с производством в капитаны 2-го ранга, а через два года – командиром линейного корабля «Силистрия». Под его руководством этот корабль стал лучшим кораблем Черноморского флота. Бороздившая просторы Черного моря «Силистрия» была показательным судном и за 9 лет плавания под руководством Нахимова выполнила ряд сложных героических задач. На «Силистрии» капитан 1-го ранга Нахимов совершал крейсерские плавания по Черному морю, участвовал в перевозке сухопутных войск к черноморским берегам Кавказа.  В этот период экипаж «Силистрии», воглавляемый Нахимовым, проявил себя при проведении десантных операций против турок при захвате Псезуапе и Туапсе на Кавказе и при защите Головинского форта.

30 сентября 1845 года Нахимов произведён в контр-адмиралы и назначен командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии кораблей. Он командовал одним из боевых соединений Черноморского флота, совершавшим ежегодно практические плавания. Павел Степанович являлся одним из ближайших помощников адмирала Лазарева в деле укрепления Черноморского флота и повышения его боеспособности. В это время Нахимов уже пользовался заслуженным авторитетом в военно-морском деле. Он принимал участие в составлении проекта Морского устава, свода морских сигналов и других документов. Широкое распространение получили его рассуждения о путях дальнейшего развития морской тактики. Придавая большое значение достижению внезапности в бою, он был убежденным сторонником решительных действий.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.