Чухраев Э. Ему обязаны мы Черным морем! Первые боевые победы Черноморского флота России

Григорий Александрович Потёмкин-Таврический (1739, по другим источникам 1736 – 1791) — русский государственный и военный деятель, дипломат, генерал-фельдмаршал, князь. Неизвестный художник XIX века

Первые боевые победы Черноморского флота России

Радость этих побед справедливо разделил князь Потёмкин-Таврический. Но он еще был заслуженно одним из их авторов.

Как началась для Черноморского флота Русско-турецкая война (1787-1791)

В начале августа 1787 года Турция, подстрекаемая правящими дворами Великобритании, Францией и Пруссии, вновь объявила войну России, которая продолжалась до конца 1791 года. Турецкое правительство предъявило России ультиматум, требуя возврата под свой протекторат Крымского ханства, признания Грузии вассальным владением турецкого султана и согласия на осмотр русских торговых судов, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. Как и следовало ожидать, Россия отвергла ультиматум Турции. Так началась очередная (седьмая) Русско-турецкая война (1787-1791).

В дореволюционной историографии эту войну называли Потёмкинской: в честь главнокомандующего русскими войсками и силами флота.

Потёмкину в этой войне пришлось взять на себя роль полководца.  Ничто не происходило в эти годы на юге России без участия Г. А. Потёмкина. Теперь на его плечах лежала ответственность за ведение войны. Наряду с управлением армией, Потёмкин постоянно курирует вопросы деятельности Черноморского флота, который в этой войне играл важную роль и действовал решительно. С началом Русско-турецкой войны (1787-1791) князь Потёмкин возглавил Первую (Екатеринославскую) армию и силы Черноморского флота. В 1789 году князь добился объединения под своим командованием Первой и Второй армий в Южную армию и осуществлял общее руководство кампаниями 1789 и 1790 годов, в ходе которых русские войска и флот добились решающих успехов на суше и на море: блестящие победы при Фокшанах и на реке Рымник под командованием Александра Суворова и захват Бендер под руководством Потёмкина в 1789 году, разгром турецкого флота в Еникальском проливе и у острова Тендра под командованием Федора Ушакова, взятие Измаила войсками Суворова в 1790 году, — все это привело к победе России в той войне.

Но начала войны для флота было неудачным. Черноморский флот, возникший только в 1783 году, насчитывал менее пяти лет от роду и существенно уступал флоту Османской империи. Россия рассчитывала отправить для действий против Турции свой Балтийский флот. Но почти одновременно с Русско-турецкой войной началась и новая война со Швецией. Отправка балтийской эскадры на юг не состоялась, она осталась защищать Петербург от агрессивных наследников короля Карла XII.

«На тот момент Черноморский флот еще не обрел сильной боевой мощи, и турецкий флот был гораздо больше, — рассказывает историк Алексей Доронин. – Несмотря на то, Черноморский флот не только выстоял, но и нанес противнику крупные повреждения».

В 1787 году русский флот на Черном море насчитывал всего 5 боеготовых линейных кораблей против 29 турецких линкоров. Наш Черноморский флот был разделен на две эскадры — Севастопольскую, называвшуюся «Севастопольский корабельный флот», и Лиманскую эскадру, которая базировалась возле города Херсона в устье Днепра. Там, где великая река, впадая в море, образует пресноводный залив, именуемый Очаковским  или Днепровский лиман.

Поначалу отдельные неудачи на море сильно беспокоили светлейшего князя. Потёмкин, потребовал от командующего Севастопольской эскадрой контр-адмирала графа М. И. Войновича выйти в море и напутствовал словами: «Где завидите флот турецкий, атакуйте его, во что бы то ни стало…,  хотя бы всем погибнуть, но должно показать свою неустрашимость к нападению и истреблению неприятеля». 31 августа 1787 г. эскадра Войновича вышла в море на поиск неприятеля. Но 24 сентября было получено известие о том,  что  ее корабли попали в сильный шторм и сильно пострадали. Фрегат «Крым» затонул, а линейный корабль «Мария Магдалина» был занесен бурей в пролив Босфор и захвачен турками.

Потёмкин был сражён этим известием и даже обратился к Екатерине с просьбой передать командование Румянцеву: «Матушка Государыня, я стал несчастлив. При всех мерах возможных, мною предприемлемых, все идёт навыворот. Флот севастопольский разбит бурею; остаток его в Севастополе — все малые и ненадёжные суда, и лучше сказать, неупотребительные. Корабли и большие фрегаты пропали. Бог бьёт, а не Турки. Я при моей болезни поражён до крайности, нет ни ума, ни духу. Я просил о поручении начальства другому. Верьте, что я себя чувствую; не дайте чрез сиё терпеть делам. Ей, я почти мёртв; я все милости и имение, которое получил от щедрот Ваших, повергаю стопам Вашим и хочу в уединении и неизвестности кончить жизнь, которая, думаю, и не продлится. Я всё с себя слагаю и остаюсь простым человеком».

Однако на следующий день выяснилось, что потери от шторма оказались не столь катастрофическими,  флот по большей части уцелел и вернулся в Севастополь на базу для починки. Потёмкин взял себя в руки и продолжал командовать силами.

Боевое крещение Черноморского флота Свою первую значительную победу черноморцы одержали в боевом крещении  у острова  Фидониси 3 июля 1788 г. В этом сражении отличился капитан 1 ранга Ф.Ф. Ушаков. О чем с радостью сообщал Потёмкин императрице. Бой у острова Фидониси был, пожалуй, самым знаменитым сражением Ушакова. Боевая мощь турецкой эскадры более чем вдвое превышала таковую у русской, а численность линейных кораблей — всемеро. Тем не менее,  Ушакову удалось выстроить корабли так, чтобы самая решительная атака пришлась на турецкий флагман под управлением Гассан-паши. Попытки поддержать его тут же пресекались русскими фрегатами. Будучи пораженным, корабль ушел к румелийским берегам, а севастопольская эскадра с победой вернулась в свой порт приписки для ремонта. 

В сентябре князь Потёмкин приказывает небольшой эскадре Черноморского флота направиться к берегам Анатолии (где снаряжались турецкие корабли для перевозки войск к Очакову), чтобы впервые осуществить боевой поиск. Отряд из пяти крейсерских судов под командованием Д.Н. Сенявина 16 сентября вышел в море. Черноморцы бомбардировали 19 сентября Синоп, а затем еще ряд турецких населенных пунктов. Потопив 10 вражеских судов, взяв одно в плен, приведя в ужас местное население, 6 октября Сенявин вернулся в родную бухту. Г.А. Потёмкин был очень доволен этой экспедицией, и капитан-лейтенант Сенявин награждается за нее орденом Св. Георгия 4 класса.

В 1788 году Ушакова назначили командующим Севастопольской эскадрой и портом, а через год он стал командовать Черноморским флотом 

Моряки-черноморцы закалялись в сражениях, приобретали опыт ведения боя на море и одерживали новые победы. Во время войны Потёмкин активно продвигает по служебной лестнице достойных морских офицеров, хлопочет перед императрицей о награждении их по заслугам. Его одобрительные отзывы незамедлительно доходят до офицеров, заслуживших похвалу. Однако, Г. А. Потёмкин – это не тип добренького начальника. Документы свидетельствуют, что он постоянно держит под контролем деятельность черноморцев, строго спрашивает с ответственных лиц.

Помимо ведения боевых действий на суше и на море, в 1789 г. Потёмкин закладывает еще один город на Черном море – Николаев, ставший новой судостроительной базой России. Через год с его стапелей стали сходить корабли для Черноморского флота, который активно участвовал в войне.

23 февраля 1790 г. в своем ордере Потёмкин пишет: «Предположа себе личное начальство над флотом в предстоящую компанию, за нужно нахожу Черноморское Адмиралтейское правление побудить к ревностнейшему и неутомимому старанию о скорейшем приготовлении морских сил к ранней компании. Правление сие вообще должно о том печься, и я, не относя сего ни к кому персонально, поручаю всем вообще членам употребить все меры к достижению предписанного предмета. Сколько успех послужит к чести правления, столько же все члены в случае упущения подвергнут себя строгости взыскания».

Зиму 1789 – 1790 гг. Потёмкин провел в Яссах, ведя переговоры с Константинополем. Однако мир заключить не удалось, и он начинает подготовку к новым боевым действиям. В начале года он вызывает контр-адмирала Ушакова в Яссы для участия в обсуждении предстоящей компании на море и подготовке к ней флота. Подготовка ведется под его бдительным надзором. А в марте Потёмкин производит ряд кадровых перестановок на флоте. Недовольный действиями контр — адмирала М.И.Войновича при Гаджибее в сентябре 1789 г., он переводит последнего на Каспийскую флотилию. Бригадиры Г. К. Голенкин и П. В. Пустошкин назначаются начальниками эскадр на Черном море, а старшим членом Адмиралтейского правления остается бригадир С.И.Афанасьев. Это делается для того, чтобы не обременять Ушакова управлением Адмиралтейства, сконцентрировать его на другой задаче – «начальство флота по военному употреблению». При этом Потёмкин подчеркивает в ордере «а как я сам предводительствовать оным буду, то и находиться Вам при мне, где мой флаг будет».

Прибыв в Севастополь, адмирал Ушаков принялся активно исполнять указание и готовить флот к боевым операциям. При этом он держит Потёмкина в курсе всех дел: посылает князю свои предложения, спрашивает совета, получает четкие указания «светлейшего». Помимо ордеров и рапортов, Ушаков и Потёмкин обмениваются личными письмами, которые наполнены деловыми вопросами. 27 апреля 1790 г. Ф.Ф. Ушаков пишет князю: «Сверх донесения рапортами моими вашей светлости донесть честь имею: исполняя предписанные вашей светлостью повеления, с прибытием моего в Севастополь употреблено старание, как наивозможно скорее приготовить эскадру, вместе не упуская исправления всего флота, дабы оный на всякий случай скорее был готов, сие производится с крайним поспешением».

Победа Черноморского флота в Очаковском лимане (1788)

В начале Русско-турецкой войны (1787-1791) в состав Черноморского флота входила Лиманская эскадра (действовавшая в Днепро-Бугском лимане и прикрывавшая подступы к Херсону). Ею командовал контр-адмирал Н. С. Мордвинов — первый член Черноморского адмиралтейского правления, фактически являвшийся его руководителем и одним из главных сотрудников Потёмкина. Он же возглавлял Херсонское адмиралтейство.

В противоположность действиям на суше Лиманская эскадра вела боевые действия без особого успеха. В письмах к Екатерине II светлейший князь пожаловался на нехватку морских офицеров и недостаточную практическую подготовку морских начальников. «Наши, ежели знают, то теорию, практикованы мало», — отмечал он. Пассивные действия Лиманской эскадры привели Потёмкина к мысли о привлечении на службу в Российский флот опытных моряков-иностранцев. Императрица с ним согласилась.

И в 1788 году русской флотилией в Днепровском (Очаковском) лимане командовали два иностранца — первый был шотландским крестьянином, второй германским князем.

Джон Пол Джонс

Принц Шарль Анри Нассау-Зиген

Шотландец Джон Пол Джонс (1747-1792), командовавший парусными кораблями,  на русской службе воевал под именем контр-адмирала «Павла Джонеса», ранее он был активным участником войны за независимость США и ныне считается первым героем в истории американского флота. Второй иностранец, командовавший гребной флотилией в Днепровском лимане, контр-адмирал Шарль Анри Нассау-Зиген (1743-1808) был внебрачным сыном германского князя и французской маркизы, до русской службы он успел поучаствовать в первой кругосветной экспедиции французского флота. Гребная флотилия находилась в оперативном подчинении у командующего сухопутными войсками генерал-аншефа А. В. Суворова (он в октябре 1787 г. наголову разбил турок на Кинбурнской косе и сбросил остатки их десанта в море). То есть иностранные командиры нашей флотилии, действовавшей в Днепровском лимане, были опытными и храбрыми моряками.

В конце мая 1788 года турецкий флот появился у входа в Днепровский лиман. При этом 53 малых судна, включая 5 галер, 10 пинков (пинк — плоскодонное трехмачтовое судно с сильной артиллерией) и 15 канонерских шлюпок, подошли к крепости Очаков, занятой сильным турецким гарнизоном. Главные силы турецкого флота не решились войти в мелководный Днепровский залив и встали на якорь в море, примерно в 10-15 милях от входа в лиман. Этот мощный флот противника насчитывал 24 линейных корабля и больших фрегата с двумя десятками более мелких судов.

Русская флотилия в Очаковском лимане насчитывала всего 12 парусных и 28 гребных кораблей, значительно уступая турецким силам. Парусными судами командовал Поль Джонс, гребными — «принц» Нассау-Зиген.

Турки первый раз атаковали наш флот 7 июня 1788 года в семь часов утра. Атака не застала русские корабли врасплох – турок встретил меткий артиллерийский огонь. Два турецких судна взлетели на воздух от взрывов, а одно затонуло. Русские корабли преследовали отступавших турок до самого Очакова. Но командующий османским флотом Гассан-паша, имея превосходство в силах, не отказался от попыток разгромить наших моряков. Рискуя сесть на мель в неглубоком Днепровском лимане, турецкие линейные корабли все же вошли в него. И к 16 июня 1788 года здесь у турок находилось 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и 45 различных малых парусных и гребных кораблей — всего более 900 орудий и свыше 10 тысяч человек экипажей. Тогда как русский флот в лимане насчитывал лишь 200 орудий и 2800 человек экипажей.

Сражение в Очаковском лимане в июне 1788 года

Учитывая эти обстоятельства, наше командование решило атаковать противника в ночь на 17 июня. Поймав благоприятный ветер, в 4 часа утра 17 июня 1788 года русские корабли двинулись на врага. Уверенные в своих силах и не ожидавшие нападения турки начали поспешно сниматься с якорей и отходить к крепости Очаков. При этом один из больших 64-х пушечных кораблей противника сел на мель и был атакован нашими гребными судами. Через час жестокого боя этот турецкий корабль был сожжён.

В мелководном Днепровском лимане, пытаясь отразить неожиданную атаку русских, вскоре сел на мель и флагманский корабль турецкого флота.  Через несколько часов жестокого боя и этот 64-х пушечный парусный гигант был сожжен нашими моряками.

Сражение в Днепровском лимане продолжалось без перерывов более суток — с раннего утра 17 июня до полудня 18 июня (7 июня старого стиля) 1788 года. Турки были наголову разгромлены, их флот лишился 10 из 16 линейных кораблей и фрегатов, вошедших в лиман. Общие потери противника составили 478 орудий и 2000 погибших моряков. Кроме того, 1673 турецких офицеров и матросов попали в плен. 

Наши потери были значительно меньше — гребная флотилия Шарля Нассау-Зигена потеряла утонувшей лишь одну плавучую батарею, 18 человек убитыми и 67 ранеными. Через две недели остатки турецкого флота, укрывшиеся у стен Очакова, были атакованы и окончательно уничтожены.

Разгром турецкого флота в Днепровском лимане позволил русской армии осадить и через несколько месяцев взять Очаков, мощнейшую турецкую крепость на берегах Черного моря.

Штурм Очакова. Гравюра А.Берга. 1792 год

С самого начала войны неприятели Потёмкина (партия Воронцова-Задунайского), акцентировали внимание на необходимости скорейшего захвата турецкой крепости Очаков, которая была одной из самых защищённых крепостей того времени. Осада началась в июле 1788 года и продлилась до штурма 6 декабря, когда за полтора часа крепость была взята. Часть современников и позже историков упрекали Потёмкина что, осада велась не энергично, много солдат погибло от болезней, стужи и нужды в необходимом. По факту это  действительно так. Но реальные причины здесь были вот в чем. Первая — это слабая подготовка рекрут и отличное состояние крепости. Вторая — Потёмкин ожидал ухудшения погодных условий, которые бы не позволили армиям Швеции и Пруссии открыть второй фронт. Кроме того,  после того как на Лимане встал лёд, исчезла опасность подхода турецкого флота. В конечном итоге, благодаря высокой готовности к штурму, он был проведён очень быстро и потери составили 2630 человек — невероятно мало учитывая размеры и состояние крепости.

Эти успехи дали нашим войскам возможность начать генеральное наступление к Дунаю, что и привело Россию к блестящей победе в той войне.

Черноморский флот России принудил Турцию к миру

В 1790 году императрица Екатерина II поставила перед Потёмкиным задачу: решительными действиями добиться скорейшего победоносного окончания войны. Турецкое командование в это время развернуло активные действия на Кавказе и готовило десант для захвата Крыма. Но 40-тысячная турецкая армия была встречена русскими войсками и разбита. А Черноморский флот под командованием контр-адмирала Федора Ушакова в июле 1790 нанёс поражения турецкому флоту в Керченском сражении и в сражении у Тендры, что сорвало планы турецкого командования по высадке десанта в Крыму.

В сентябре 1790 года Австрия вышла из войны. Несмотря на это русские войска под командованием Суворова штурмом овладели крепостью Измаил, что имело важнейшее стратегическое значение в ходе русско-турецкой военной кампании. Успешные боевые действия русской армии и флота в районах Северного Причерноморья и на Кавказе не привели, однако, к окончанию войны.

В 1790 году Потёмкин пе­ре­нёс во­енные дей­ст­вия с су­ши на мо­ре и тем са­мым су­мел из­бе­жать русско-прусской вой­ны, ко­то­рая не­из­беж­но на­ча­лась бы в слу­чае пе­ре­хо­да российской ар­мии че­рез реку Ду­най.  С началом боевых действий, все выходы в море флот осуществляет по личному указанию Потёмкина. В июне 1790 г. князь отправляет очередной ордер Ушакову: «Из последнего донесения вашего превосходительства усмотрел я, что вы возвратились, назначаю притом пробыть на рейде суток пять. Желаю я вас уже услышать на море». И далее замечательные слова Г.А. Потёмкин обращает к морякам: «Объявите всем до одного на флоте, что прославленный победами над неприятельским сей флот делами умножает славу императорского флага, требуйте от каждого исполнения должности, не щадя жизни. Я буду радоваться случаю поставить им награды».

Успех не заставил себя ждать. 8 июля 1790 г. Черноморский флот одержал блестящую победу в Керченском проливе над турками. В результате боя высадка турецкого десанта в Крым была сорвана. Однако, турецкий флот был еще силен. Очередной выход флота в море Потёмкин разрешил только после достройки в Херсоне кораблей, которые должны были усилить эскадру.

В от­вет на по­пыт­ку Тур­ции и Свя­щен­ной Римской им­пе­рии (совместно с Прус­си­ей, Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Ни­дер­лан­да­ми) без уча­стия Рос­сии вы­ра­бо­тать ус­ло­вия русско-турецкого ми­ра Потёмкин-Таврический от­дал при­каз про­из­ве­сти штурм Из­маи­ла. В честь взя­тия турецкой кре­по­сти 27.4(8.5).1791 года в Санкт-Пе­тер­бур­ге со­стоя­лись гран­ди­оз­ные тор­же­ст­ва с уча­сти­ем Ека­те­ри­ны II и около 3 тысяч человек гос­тей; в тот же день впер­вые ис­пол­нен гимн «Гром по­бе­ды раз­да­вай­ся» (ав­тор тек­ста — Г.Р. Дер­жа­вин, ком­по­зи­тор — О.А. Коз­лов­ский).

Анализ документов того времени красноречиво говорит о том, что все стратегические, а иногда и тактические вопросы ведения войны на море решались генерал-фельдмаршалом князем  Потёмкиным. Поэтому он, по праву, разделял с моряками радость каждой победы.

Перед сражением у мыса Калиакрия  Потёмкин напутствовал адмирала Ушакова активно нападать на флагманский корабль неприятеля. Он советовал: «… разделите которое судно должно бить в такелаж, которое в корпус…Требуйте от всякого, чтобы дрались мужественно, или, лучше скажу, по-черноморски… Бог с вами! Возлагайте твёрдую на него надежду; ополчась Верою, конечно победим. Я молю Создателя и поручаю Вас ходатайству Господа нашего Иисуса Христа».

Выдающийся успех черноморцев в сражении при Калиакрии 31 июля 1791 г. окончательно закрепил за русской армией и русским военно-морским флотом стратегическую инициативу, что вынудило правительство Турции запросить у России мира. Вести мирные переговоры с Турцией Екатерина II поручила князю Потёмкину-Таврическому. Князь активно участвовал в подготовке статей мирного договора, будучи тяжело больным. Результатом войны стало окончательное закрепление Северного Причерноморья и Крыма за Российской империей по условиям Ясского мирного договора (1791).

Севастополь – город морской славы России. Памятник затопленным кораблям

Некоторые выводы о роли Потёмкина в истории России

По мнению многих историков, для юга России Потёмкин сделал больше, чем Пётр I для севера. Это сравнение, пожалуй, больше эмоциональное, чем реальное. Нет, конечно. Сравнивать деяния этих гигантов истории (совершенно разных по масштабам) не стоит. Петр Великий – это верховный правитель государства, осуществивший тяжелейшие и полномасштабные общероссийские реформы, которые превратили Россию в мощную империю и поставили ее в ряд ведущих государств Европы и мира. Деятельность Потёмкина была гораздо скромнее. Но она тоже существенно укрепила мощь российского государства.  И, прежде всего, его морскую мощь. Еще раз напомним.

                              Морские заслуги А.Г. Потемкина

  • Создал Черноморский флот России, был его первым главноначальствующим.  
  • При его личном активном участии формировались первые славные флагманы Черноморского флота (Ф.А. Клокачев, Н.С. Мордвинов, Ф.Ф. Ушаков,  Д.Н. Сенявин).
  • Основал Черноморское адмиралтейское правление и организовал строительство кораблей для флота.
  • Построил пункты базирования флота, которые стали форпостами России на Черном море.
  • Основал город Севастополь (порт-крепостб), сделав его главной военно-морской базой России на Черном море (на­ме­ре­вал­ся сде­лать го­род треть­ей, «по­лу­ден­ной», сто­ли­цей Рос­сии).
  • Недалеко от Очакова стараниями Потёмкина был заложен Николаев — город Святого Николая Чудотворца, который в последствие стал судостроительной базой флота.
  • Осуществлял строительство торгового флота на Черном море.
  • Основал в Херсоне морские училища.
  • С началом Русско-турецкой войны (1787-1791) князь возглавил Первую (Екатеринославскую) армию и Черноморский флот. В войне с Турцией флот сыграл чрезвычайно важную роль.
  • Осуществляя общее руководство армией и флотом,  Потёмкин сумел эффективно организовать морские победы в Русско-турецкой войне (1787-1791). Российские эскадры кораблей  (под командованием контр-адмиралов Джон Пол ДжонсаНассау-Зигена, Н. С. Мордвинова, М.И.Войновича, Ф.Ф. Ушакова)  нанесли более сильному турецкому флоту крупные поражения в сражениях в Лимане (1788), у Фидониси (1788), в Керченском проливе (1790), у Тендры (1790) и при Калиакрии (1791).

Не все морские замыслы и планы Потемкина были реализованы:

  • Черноморский флот был построен очень спешно, частью из негодного материала, но в последовавшей войне с Турцией (1787-1791) значительная часть успеха была создана именно флотом, благодаря достаточности его боевых качеств.
  • Не удалось Потёмкину и сразу создать нечто значительное из Николаева. Например, корабельные верфи создавались чрезвычайно размашисто, в больших размерах, но торопливо и не качественно. Но это было всего лишь неудачное начало большого дела. В конце концов, в Николаеве до 1990-х годов находились основные верфи, где ковалась и строилась мощь русского, а впоследствии и советского Черноморского флота.
  • Из огромного числа деловых бумаг и писем канцелярии Потёмкина видно, какой  многосторонней и неусыпной была его деятельность по управлению южной Россией и строительством флота. Однако были большие недоделки, проблемы с качеством, авральные темпы строительства. Во всем чувствовались лихорадочная поспешность, самообольщение, хвастовство и стремление к чрезмерно трудным целям. Причем Потёмкин не щадил ни денег, ни труда, ни людей. Многое было начато и брошено, другое с самого начала оставалось на бумаге, осуществилась лишь часть смелых проектов.

Однако же, мысли и чаяния светлейшего князя имели правильное направление — Севастополь на долгие века остался главной базой Черноморского флота, имея идеальные условия для стоянки военных судов. А сам Черноморский флот действительно стал славой России.

Через 100 лет после смерти Григория Александровича Россия вспомнила его морские заслуги, и в его честь назвали новый военный корабль Черноморского флота – броненосец «Князь Потёмкин-Таврический».

Эскадренный броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» Судьба этого корабля оказалась  сложной. Строился он очень долго (более 7-ми лет), но служил России по прямому назначению очень мало времени. Однако успел прославиться на весь мир. Но не своими боевыми делами. А тем, что дважды участвовал в восстаниях против российского царского режима.

«Князь Потёмкин-Таврический» — броненосец российского Черноморского флота. С 12 октября 1905 – «Пантелеймон», с 13 апреля 1917 – «Потёмкин-Таврический», с 11 мая 1917 – «Борец за свободу»

Строительство эскадренного броненосца «Князь Потёмкин-Таврический» велось вовсе не теми темпами, с которыми действовал в свое время светлейший князь Григорий Александрович Потёмкин, когда строил первые корабли для Черноморского флота. В Николаеве, стремительно возведенном сто с небольшим лет назад, велась неспешная постройка корабля, названного в честь основателя города.

Корабль заложен 28 сентября 1898 года на стапеле Николаевского адмиралтейства в городе Николаеве. Разработку проекта, а впоследствии руководство строительством, осуществлял корабельный инженер севастопольского военного порта А. Э. Шотт.

Строился корабль по прототипу эскадренного броненосца «Три святителя», переработанному проекту броненосцев типа «Пересвет», схема бронирования подобна английскому броненосцу «Маджестик». «Князь Потёмкин-Таврический» оказался первым отечественным кораблем, на котором традиционная до сей поры гарвеевская броневая сталь заменялась на новую — крупповскую. Это и стало одной из причин затянувшейся постройки корабля. На броненосце впервые использовали централизованное управление артиллерийским огнём — из центрального поста, расположенного в боевой рубке. Он стал первым кораблём российского флота с котлами для жидкого топлива.

Броненосец сходит со стапеля

26 сентября 1900 года броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был спущен на воду. На спуск корабля ожидались высокие гости (император Николай II c семьей в это время находился в Крыму, в Ливадии). Между Николаевом, Севастополем и царской яхтой «Штандарт» начался интенсивный обмен радиограммами. Николаевское общество лоцманов обязывалось провести яхту, имеющую осадку 6,4 метра, по фарватеру в Николаев, гарантируя при этом беспрепятственное прохождение небольших заиленных участков дна. Однако командир «Штандарта» предпочел не рисковать, и спуск на воду нового броненосца состоялся без августейшей четы.
8 июня 1902 года «Князь Потёмкин-Таврический» поднял военно-морской флаг и вступил в свою первую кампанию. Но фактически достройка и ввод его в строй боевых кораблей продолжались еще несколько лет. 20 июня 1902 года корабль совершил переход в Севастополь — для достройки и вооружения. Первоначальный срок ввода в строй был сорван пожаром, вспыхнувшим 20 декабря 1903 г. в котельном отделении и нанесшим серьезный ущерб. Расследование причин выявило ряд конструктивных и технологических изъянов котлов, что потребовало замены их на котлы под твёрдое топливо. Во время испытаний артиллерии главного калибра обнаружились раковины в броне башен. Их тоже пришлось заменять новыми.

«Князь Потёмкин-Таврический» на достройке в Севастополе. Пока без башен главного калибра

15 октября 1903 года корабль совершил пробный выход в море, а в ноябре состоялись его ходовые испытания.

Наступивший 1904 год «Князь Потёмкин-Таврический» встретил продолжающимися достроечными работами и без артиллерии главного калибра. Корабль находился в постройке уже седьмой год. Началась Русско-японская война (1904-1905), и Морское министерство потребовало ввести броненосец в строй не позднее 1 января 1905 года.

Но только в мае 1905 года корабль окончательно вступил в строй Черноморского флота. Экипаж состоял из 731 человека, в том числе 26 офицеров. Служба «Потёмкина» началась бурно: 14 июня 1905 года, когда броненосец находился в районе Тендровской косы, на нем вспыхнул мятеж. Часть офицеров была убита, остальные арестованы

Восстание на броненосце

Абордажная команда с «Потёмкина» захватила находящийся в качестве посыльного при броненосце старый миноносец №267. Официальной причиной восстания долгое время считалась закупленная в Одессе несвежая провизия. Согласно более поздней версии выступление экипажа «Потёмкина» являлось частью плана всеобщего восстания на Черноморском флоте, и в данном случае произошел фальстарт.

Броненосец «Потёмкин» под красным флагом прорезает строй правительственной эскадры. Художник Горшков Г

10 дней оба корабля (броненосец и миноносец)  с красными флагами бороздили Черное море, встреча с правительственной эскадрой адмирала Кригера закончилась переходом на сторону восставших  еще и броненосца «Георгий Победоносец», который, впрочем, через день вновь перешел под контроль правительства.

Известие о восстании на «Потёмкине» всколыхнуло всю страну, не успевшую отойти от недавнего беспощадного цусимского разгрома (поражение российской 2-й Тихоокеанской эскадры в морском сражении с японским флотом  у острова Цусима в 1905 году) . Исчерпав запасы угля и провизии, не имея четкого плана действий, броненосец «Потёмкин» ушел в румынский порт Констанцу, где его команда сошла на берег.

Вскоре мятежный корабль на буксире броненосца «Синоп» вернулся в Севастополь. В октябре 1905 года его переименовали в «Пантелеймон» ( христианский святой, почитаемый в лике великомучеников), а в ноябре того же года разоруженный броненосец принял участие в севастопольском восстании под руководством лейтенанта Шмидта.

Переклассифицированный в 1907 году в линейный корабль, «Пантелеймон» принял самое активное участие в Первой мировой войне (1914-1918), в том числе в известном бое у мыса Сарыч в ноябре 1914 года.

После Февральской революции 1917 года корабль переименован в «Потёмкин-Таврический», а с 11 мая 1917 года – в «Борец за свободу». 29 декабря 1917 года вошёл в состав Красного Черноморского флота. С марта 1918 года находился в Севастопольском военном порту на хранении, где 1 мая 1918 года был захвачен германскими оккупантами. А 24 ноября 1918 года его захватили англо-французские интервенты, и 22-24 апреля 1919 года по приказу английского командования он был взорван и выведен из строя. 29 апреля 1919 года корабль захвачен частями Украинского фронта РККА, а 24 июня 1919 года — белогвардейцами. После захвата 15 ноября 1920 года Севастополя частями РККА броненосец в строй не вводился. В 1923 году он сдан Комгосфонду для демонтажа и разделки на металл и 21 ноября 1925 года исключён из списков судов РККФ.

От самого же броненосца «Потёмкин-Таврический» осталась лишь фок-мачта.  В 1924 году она была установлена задним знаком створа на острове Первомайский.  Но в 1957 году ее сняли и разрезали на части, которые, как реликвии, передали в ряд музеев бывшего СССР, в том числе в музей Черноморского флота.

Часть фок-мачты броненосца «Потёмкин-Таврический» в музее Черноморского флота в Севастополе

(Продолжение следует).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.