Чухраев Э. Адмиралы трагических судеб: А.В. Колчак

Служба Колчака в императорском флоте России

Надо сказать, что, занимаясь непосредственно научными исследованиями и находясь в длительной командировке в Академии наук, А.А. Колчак в правовом отношении продолжал службу в  императорском флоте России. Так что его служба на флоте не прерывалась. Но настоящая флотская служба началась, когда он убыл на Дальний Восток, чтобы участвовать в Русско-японской войне (1904-1905), которая началась 8 февраля 1904 года.

Вид на Порт-Артур, 1904 год

Уже 28 января 1904 года он по телеграфу связался с великим князем Константином Константиновичем и попросил о своём переводе из Академии наук в Морское ведомство. Получив разрешение, Колчак ходатайствовал о направлении в Порт-Артур, куда он прибыл 18 марта. На следующий день лейтенант встретился с командующим Тихоокеанским флотом адмиралом С. О. Макаровым и попросил назначить на боевую должность — на миноносец. Однако Макаров смотрел на Колчака, как на человека, перешедшего ему дорогу при подготовке экспедиции по спасению Э. В. Толля.  И  решил его придержать, назначив 20 марта вахтенным начальником на крейсер 1-го ранга «Аскольд». А 31 марта 1904 года адмирал Макаров, которого Колчак, несмотря на скрытый конфликт, считал своим учителем, погиб при взрыве эскадренного броненосца «Петропавловск» на японской мине. 

Колчак, больше всего не любивший монотонную и рутинную работу, добился своего перевода на минный заградитель «Амур». Видимо, это было временное назначение, так как уже через четыре дня он был назначен командиром на эскадренный миноносец «Сердитый». Но корабль относился ко второму отряду миноносцев, уступавших лучшим кораблям первого отряда и потому занятых на рутинных работах охраны входа в гавань или сопровождения тралящих судов. Назначение на такую работу было ещё одним разочарованием для рвущегося в бой молодого офицера. Тем не менее, Колчак отлично справился с работой командира миноносца и «оказал большую пользу делу защиты Порт-Артура».

Беспокойный и в чём-то даже авантюрный по характеру Колчак мечтал о рейдерских операциях на коммуникациях противника. Ему, скучавшему от оборонной тактики, хотелось участвовать в наступлениях, схватках с врагом лицом к лицу.  C 21 по 30 апреля ежедневной работой второго отряда миноносцев было траление внешнего рейда. А 1 мая впервые с начала военных действий на востоке Колчаку довелось принимать участие в серьёзном и опасном задании: эсминец «Сердитый» под его командованием  обеспечивал постановку минной банки. На следующий день, подорвавшись на расставленных минах, погибли японские броненосцы «Хацусэ» и «Ясима», что стало самым громким успехом Первой Тихоокеанской эскадры за всю кампанию. В первом самостоятельном командовании боевым кораблём Колчак успел совершить воинский подвиг на море. Ведя свою каждодневную рутинную работу, он на своём миноносце ежедневно тралил внешний рейд, дежурил на проходе в бухту, обстреливал неприятеля, ставил мины. В ночь с 29 на 30 ноября на расставленных Колчаком минах подорвался и затонул японский крейсер «Такасаго». Этот успех был вторым по значению для русских военных моряков после потопления японских броненосцев «Хацусе» и «Ясима».

Миноносец «Сердитый». 1904 год

С 19 сентября миноносцы и канонерские лодки были переведены на бессменное дежурство близ входа на внешний рейд. Периодически ставили мины. Но судьба Порт-Артура уже решалась на сухопутье.

18 октября по собственной просьбе в связи с состоянием здоровья Колчак был переведён на сухопутный фронт, куда к этому времени переместились основные события военной кампании. Александр Васильевич командовал батареей разнокалиберных орудий на артиллерийской позиции.  Всё время до момента сдачи крепости Порт-Артур Колчак провёл в огне сражения, отражая в артиллерийской дуэли с японцами атаки их пехоты.

К моменту капитуляции крепости Колчак тяжело заболел: к суставному ревматизму добавилось ранение. 22 декабря он оказался в госпитале, там он и попал в японский плен. В апреле 1905 года  госпиталь был эвакуирован японцами в Нагасаки, и больным офицерам было предложено лечиться в Японии или возвращаться в Россию. Все русские офицеры предпочли Родину.

4 июня 1905 года Александр Васильевич прибыл в Санкт-Петербург. Но здесь вновь обострилась его болезнь, и лейтенант опять попал в госпиталь.

Русские миноносцы в гавани Порь-Артура. 1904

За «сторожевую службу и охрану прохода в Порт-Артур, обстреляние неприятельских позиций», произведённых за время командования эсминцем «Сердитый», 15 ноября 1904 года Александр Васильевич был награждён орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». 12 декабря 1905 года «за отличие в делах против неприятеля под Порт-Артуром» лейтенант Колчак  был награждён Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».

По возвращении из японского плена Александр Васильевич был награждён орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами. К ордену Святого Владимира 4-й степени, которым Колчак был награждён за Русскую полярную экспедицию, в 1906 году ему были пожалованы мечи. В этом же году Александру Васильевичу была вручена серебряная медаль в память о Русско-японской войне. В 1914 году Колчак был удостоен нагрудного знака участника обороны Порт-Артура.

Как и большинство русского офицерства, Колчак тяжело переживал поражение в войне и фактическую гибель в ней флота. Продумывая возможности для воссоздания флота и его коренной технической и организационной модернизации, лейтенант Колчак оказался одной из ключевых фигур в этой работе. В столице по инициативе молодых офицеров был организован Петербургский военно-морской кружок, председателем которого впоследствии стал А. В. Колчак. По инициативе участников кружка в апреле — июне 1906 года был создан Морской Генеральный штаб, который, как говорилось в указе, «имеет предметом своих занятий составление плана войны на море и мероприятий по организации боевой готовности морских вооружённых сил Империи». Колчак был одним из авторов записки об организации штаба. Как активный участник военно-морского кружка, Александр Васильевич с 1 мая 1906 года занял ответственный пост в новом учреждении — стал заведовать отделением русской статистики. Позже он возглавил подразделение по разработке оперативно-стратегических планов действий на Балтике. В Морском Генштабе Колчак возглавлял также комиссию по изучению военных причин, обусловивших поражение российского флота в бою при Цусиме в 1905 году.

21 декабря 1907 года, Колчак выступал с докладом в Морском Генеральном штабе, сделанным на основе его теоретического труда «Какой нужен России флот». В 1908 году труд Колчака был опубликован в журнале «Морской сборник». Статья, отличавшаяся реалистичностью и принципиальностью, стала теоретическим обоснованием всего российского военного судостроения в годы, предшествовавшие началу Первой мировой войны. 13 апреля 1908 года Александру Васильевичу было присвоено звание капитана 2-го ранга.

Назначенный военно-морским экспертом в 3-й Государственной Думе, Колчак совместно  с коллегами скрупулезно продумал и составил Большую и Малую судостроительные программы. Однако думская комиссия по государственной обороне отклонила проекты по закладке новых линейных кораблей. Колчак, считавший это строительство совершенно необходимым для того, чтобы новый возрождённый флот мог встать в один ряд с ведущими флотами Англии и Германии, тяжело переживал эту неудачу, которая стала одной из причин того, что вскоре Колчак оставил службу в Морском Генеральном штабе и начал читать лекции в Морской академии. За несколько месяцев, что Колчак провёл на поприще преподавателя, он прочитал курс лекций, посвящённый совместным действиям армии и флота и являвшийся первым теоретическим обобщением данного круга вопросов. А. В. Колчака некоторые историки сегодня называет «родоначальником теории подготовки, организации и проведения совместных операций армии и флота». Изложенные в его лекциях принципы разрабатывались в дальнейшем уже в советское время.

Вернувшись в Морской генеральный штаб на прежнюю должность, в 1911—1912 годах Колчак занимался доведением судостроительной программы и подготовкой флота к войне. По программе, одним из авторов которой был Колчак, в России строились быстроходные, маневренные, хорошо вооружённые корабли. Во время войны вступали в строй линейные корабли типа «Севастополь», дредноуты типа «Измаил», эсминцы типа «Новик», новейшие подводные лодки. В работе по проведению в жизнь судостроительной программы Колчак сотрудничал с наследником С. О. Макарова вице-адмиралом Н. О. Эссеном.

Николай Оттович фон Эссен (1860 — 1915)— русский адмирал (1913), командующий Балтийским флотом России (1910-1915). Из рода шведских дворян со времени императора Петра Великого верно служивших России, и получивших титул эстляндских баронов в XVIII веке 

Эссен предложил Колчаку перейти в действующий флот Балтийского моря. К этому времени Александр Васильевич считал свою работу в части судостроительной программы и подготовки флота к войне законченными, штабной работой стал тяготиться и ответил адмиралу согласием. 15 апреля 1912 года Колчак был назначен командиром эскадренного миноносца «Уссуриец», который входил в состав минной дивизии в Либаве.  Но через год он уже командовал миноносцем «Пограничник», который использовался в качестве посыльного судна адмирала Эссена.

25 июня 1913 года, после учебно-показательных постановок мин в финских шхерах, на борту «Пограничника» собрались император Николай II со свитой, министр И. К. Григорович, адмирал Эссен. Государь остался доволен состоянием команд и судов, Колчаку и другим командирам кораблей было объявлено «имянное монаршее благоволение». И с 14 июля Колчак начал исполнять обязанности флаг-капитана по оперативной части в штабе Эссена. 6 декабря 1913 года «за отличие по службе» Александр Васильевич был произведён в капитаны 1-го ранга и через 3 дня уже был назначен исполняющим должность начальника оперативного отдела штаба командующего морскими силами Балтийского флота. Как один из ближайших помощников командующего Балтийским флотом Колчак сосредоточился на подготовительных мерах к стремительно приближавшейся большой войне. Работой Колчака было инспектирование отрядов флота, военно-морских баз, обдумывание защитных мер, минирования.

Эскадренный миноносец «Пограничник», которым командовал капитан 2-го ранга А. В. Колчак (1913—1914)

Вечером 16 июля 1914 года штаб адмирала Эссена получил шифровку из Генерального штаба о мобилизации Балтийского флота с полуночи 17 июля. Началась Первая мировая война. Первые два месяца войны Колчак воевал в должности флаг-капитана, разрабатывая оперативные задания и планы

В ту войну борьба на море стала сложнее и разносторонне, чем раньше. Большое значение приобрели оборонительные меры, в первую очередь, в виде минных заграждений. И именно мастером ведения минной войны тогда проявил себя Колчак. Западные союзники считали его лучшим в мире специалистом по минному делу. Мало кто нынче помнит, что, начиная в 1914 году войну, блицкриг на суше против Франции кайзеровское верховное руководство Германии рассчитывало подкрепить внезапным и сокрушительным ударом по российской столице с моря. Огромный флот главнокомандующего на Балтике принца Генриха Прусского готовился зайти в Финский залив и обрушить на Петербург ураган 12-дюймовых крупповских снарядов. Плюс к этому город должен был блокироваться с моря, и планировалась высадка крупных десантов. Но по плану, разработанному Колчаком, и под его непосредственным руководством в течение нескольких часов были выставлены 6000 мин, которые перекрыли кайзеровским линкорам и крейсерам путь к столице России.          

Балтийский флот не только оборонялся, но и наносил по врагу ощутимые удары в его водах. Так, осенью 1914 года несколько русских кораблей пробрались к крупнейшим немецким базам Килю и Данцигу, рискуя в случае обнаружения быть расстрелянными в море, и выставили на подходах к ним минные заграждения. В феврале 1915 года капитан 1-го ранга Колчак принял руководство полудивизионом особого назначения и еще раз предпринял дерзкий рейд в глубокий тыл врага. Имея на палубах около 200 мин, его эсминцы пошли к Данцигу. Позже историки назовут этот прорыв самой удачной операцией русского флота в Первую мировую войну.

Император Николай II и адмирал Эссен (в центре) с офицерами Балтийского флота. Пятый слева стоит Колчак. Крейсер «Россия», 25 февраля 1915 года

На минах, выставленных эсминцами Колчака, подорвались 12 германских боевых кораблей (4 крейсера, 8 эсминцев) и 11 транспортов. Колчак был награждён орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами. Имя Колчака приобрело известность и за рубежом: для обучения у него тактике минной войны англичане снарядили на Балтику группу своих морских офицеров. С сентября 1915 года  Колчак вначале временно, а позже на постоянной основе стал командовать Минной дивизией Балтийского флота. Дивизии Колчака предстояло отражать начавшееся крупномасштабное немецкое наступление и на воде, и на суше. Колчак стал разрабатывать десантную операцию в германском тылу. 6 октября отряд сил дивизии под его руководством и под прикрытием 15 миноносцев, линкора «Слава» и авиатранспорта «Орлица» отправились в поход в тыл врага. Скрытно от немцев отряд высадил десант на берег. Гидросамолёты и миноносцы помогали десантникам с моря. В результате высадки были захвачены позиции противника,  пленные и трофеи. Проведённая Колчаком демонстрация стала наглядным доказательством возможности аналогичных операций силами более крупных соединений. Германцы были вынуждены на защиту береговой линии снять войска с фронта и с беспокойством ожидать манёвров русских со стороны Рижского залива. Большую помощь русским армейским подразделениям оказывали корабли Колчака и в дальнейшем, поддерживая их в тяжелейшей ситуации массированными обстрелами своих кораблей вражеских частей на берегу. 2 ноября 1915 года Николай II наградил Колчака орденом Святого Георгия 4-й степени. Эта награда была пожалована Александру Васильевичу за командование Минной дивизией

А. В. Колчак — командующий Минной дивизией Балтийского флота

В весенней кампании 1916 года, когда германцы повели наступление на Ригу, роль колчаковских крейсеров «Слава», «Адмирал Макаров» и «Диана» состояла в обстреле и препятствовании продвижению противника. Чтобы исключить возможность продвижения вдоль части берега, находящейся под контролем немцев, вражеских подводных лодок и транспортов, Колчак стал минировать эти участки побережья при помощи мелкосидящих заградителей.

В апреле 1916 года Александр Васильевич Колчак  был произведён в контр-адмиралы. В контр-адмиральском звании он продолжал бороться на Балтике с транспортировкой немцами железной руды из Швеции в Германию. Его минная дивизия разгромила караван  германских рудовозов, шедших под сильным конвоем из Стокгольма. В результате Германия приостановила морские перевозки из нейтральной Швеции.

Последняя задача, которой Колчак занимался на Балтийском флоте, была связана с разработкой крупной десантной операции в немецком тылу в Рижском заливе. Война позволила Колчаку проявить новые грани своего таланта, после полярных плаваний, научных работ и штабного реформотворчества, Александр Васильевич раскрылся как флотоводец и минёр высокого уровня.

Адмирал Колчак на боевом корабле. Июль 1916 года

28 июня 1916 года указом императора Колчак был произведён в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом, став, таким образом, самым молодым из командующих флотами воюющих держав. И уже в начале июля эскадра русских кораблей с флагманским линкором «Императрица Мария» во главе выходит в море и настигает немецкий нелегкий крейсер «Бреслау». Исход боя был в нашу пользу. Потрепанный огнем русской артиллерии морской пират, в начале войны безнаказанно громивший из своих орудийных башен черноморские порты, спешит спастись бегством. Минная блокада угольного района Эрегли — Зонгулдак, массированное минирование Варны и других вражеских портов, в конце концов, минные постановки на Босфоре приводят к тому, что к концу 1916 года ни турецкие, ни германские корабли и в этом месте не рискуют выходить в море. Черноморцы записывают в свой боевой актив шесть вражеских подлодок, подорвавшихся близ османских берегов. И это все были уже заслуги нового командующего Черноморским флотом вице-адмирала Колчака А.В.

Командующий Черноморским флотом вице-адмирал Колчак А.В.

Приход его на Черное море стал для флота стимулом и поводом для оживления. Энергичный и активный командующий заставил всех работать «на ять», произошли перемены и в командном составе. Главная задача, поставленная Колчаком флоту, заключалась в очистке моря от вражеских военных кораблей и прекращении неприятельского судоходства вообще. Она решалась только при полной блокировке Босфора и болгарских портов, И Колчак успешно ее выполнял, осуществляя  операции флота по минированию портов врага. Для борьбы с подводными лодками Черноморский флот стал использовать специальные малые мины; были заказаны и сети для заграждения выходов подводных лодок из портов. К Колчаку пришла всероссийская известность. Центральные газеты стали публиковать о нём статьи, размещать на своих страницах его портреты.

Вместе с тем служба Колчака на Черноморском флоте была отмечена рядом неудач и потерь. Самой крупной стала гибель 7 октября 1916 года флагмана флота линкора «Императрица Мария». Через 15 минут после первого взрыва командующий на катере подошёл к борту тонущего корабля. Первым распоряжением Колчака было отвести подальше от «Марии» линейный корабль «Императрица Екатерина Великая». После чего, несмотря на продолжавшиеся взрывы, адмирал поднялся на борт линкора и лично руководил затоплением погребов и локализацией пожара. Этими мерами командующий спас город и рейд. Однако попытки потушить огонь не увенчались успехом. Чрезвычайно сильно переживавший потерю флагмана адмирал держался мужественно, хотя, бывало, и срывался, доходя до крайней степени гнева.  Император Николай II отправил в Севастополь в адрес Колчака сообщение, что «он не видит никакой его вины в гибели „Императрицы Марии“, относится к нему по-прежнему и повелевает спокойно продолжать командование».

И командующий флотом активно принялся разрабатывать и готовить проведение Босфорской операции. Морской отдел Ставки и штаб Черноморского флота готовили простой и дерзкий план этой операции как альтернативу академичному и сложному плану генерала М. В. Алексеева (начальник штаба Верховного Главнокомандующего). Согласно плану моряков было решено нанести неожиданный и стремительный удар в центр всего укреплённого района пролива Босфор — Константинополь. Операция планировалась моряками на сентябрь 1916 года. Предполагалось сочетать действия сухопутных войск на южном крае Румынского фронта с действиями флота. В операции мог принять участие и английский флот, наступая по Эгейскому морю. Николай II полностью поддержал план операции моряков, но генерал Алексеев пытался отстаивать свой собственный план, требовавший нереального снятия с фронта десяти пехотных дивизий. При этом на формирование и обучение десантного отряда требовалось три — четыре месяца,  В итоге операцию отложили до апреля — мая 1917 года. Алексеев, рассчитывавший на победное завершение войны в результате готовившегося весеннего наступления в Галиции, не стал возражать против подготовки десанта. С конца 1916 года началась комплексная практическая подготовка к Босфорской операции: проводили тренировки по высадке десанта, стрельбе с кораблей, разведывательные походы отрядов миноносцев к Босфору, всесторонне изучали побережье, проводили аэрофотосъёмку. Формировалась специальная десантная Черноморская дивизия морской пехоты, которую курировал лично Колчак. 31 декабря 1916 года Колчак отдал приказ о формировании Черноморской воздушной дивизии, отряды которой предполагалось развёртывать в соответствии с поступлением морских самолётов. Контр-адмирал М.И. Смирнов уже в эмиграции в 1930 году писал: «Не случись революции, Колчак водрузил бы русский флаг на Босфоре».

При оценке боевой работы Черноморского флота в период командования им А. В. Колчака современные историки отмечают, что флот добился за это время больших успехов. Были загнаны на базы неприятельские подводные лодки, враг понёс очень значительные потери, и его флот лишился возможности выхода в Чёрное море, были пресечены нападения на русское побережье. Колчак пользовался очень высоким авторитетом среди современников как флотоводец.  Его оценивали, как одного из самых знаменитых адмиралов в истории российского флота.

Февральская революция (1917) и политические взгляды Колчака

Занятие такого значимого и высокого поста, как командующий флотом, обязывало адмирала быть в курсе политической ситуации в стране. В этот период либеральная оппозиция, используя тяжёлое положение воюющей России, готовила штурм верховной государственной власти, нащупывала и налаживала контакты в среде высшего генералитета. Заговорщиков особенно интересовали военные, имевшие в своих руках реальную военную силу: командующие фронтами и флотами. Колчак был информирован о политических событиях в стране, настроениях оппозиционной либеральной интеллигенции и не оставался сторонним наблюдателем, стараясь всеми силами предохранить вверенный ему Черноморский флот от надвигавшихся потрясений.

28 февраля 1917 года  адмирал получил телеграмму из Морского генерального штаба о бунте в Петрограде и захвате города мятежниками.  Несмотря на сложные события, с началом Февральской (1917) революции  Колчак не признал Временного правительства и продолжал оставаться верным императору России. Он даже предложил провести широкомасштабную военную демонстрацию сил «юга» в противовес солдатскому и матросскому мятежу «севера». Но это предложение не нашло поддержки. 2 марта командующий флотом  издал приказы, в которых сообщал флоту о петроградских событиях, требовал верить только его приказам и игнорировать дезинформационные сообщения. Они были вовсе не в «революционном» тоне. Колчак не спешил присоединяться к революционному течению и заканчивал свой приказ вполне монархическим призывом: «продолжать твёрдо и непоколебимо выполнять долг перед Государем Императором и Родиной». Александр Васильевич был предан престолу и отечеству. 4 марта по приказу Колчака газета «Крымский вестник» сообщила об отречении Николая II и формировании Временного правительства. Флот это воспринял спокойно, однако в этот же день в Севастополе и на кораблях начались митинги

 Известие об отречении государя Колчака крайне огорчило, и он считал, что отечество идёт к гибели. Заметим, он до конца своих дней считал, что именно Февральская революция привела в итоге к большевистскому перевороту. Признание Временного правительства Колчак предпочёл провести через Ставку Верховного главнокомандующего, в виде распоряжения ему оттуда. Позиция адмирала в вопросе об отречении императора Николая II от престола оказала серьёзное влияние на его особую популярность в Белом движении как военачальника, не запятнанного «грехом Февраля», в отличие от некоторых высших генералов.

Колчак умело продолжал управлять Черноморским флотом. 10 марта 1917 года, чтобы прервать череду митингов и демонстраций, Колчак вывел флот в море, сочтя, что боевая работа будет лучшим противодействием «углублению революции». Упреждающими приказами он смог предотвратить крайние проявления на флоте, связанные с движением за отмену погон и отдания чести. Командующий не стал чинить препятствий и матросским идеям о переименовании боевых кораблей. 19 марта адмирал утвердил проект, вводивший в законное русло и подчинявший командующему новые флотские организации — комитеты.

Но Ставка вела собственное наблюдение за решительным адмиралом и относилась к нему насторожённо. 15 апреля адмирал Колчак прибыл в Петроград по вызову военного министра Гучкова. Последний надеялся использовать Колчака в роли главы военного переворота и предложил Александру Васильевичу взять на себя командование Балтийским флотом. Предполагаемое назначение Колчака на Балтику было увязано с созданием Отдельной армии «для обороны Петрограда». Однако назначение Колчака на Балтику не состоялось. В Петрограде Колчак принял участие в заседании правительства, где выступал с докладом о стратегической ситуации на Чёрном море. Он удостоился благодарности военного министра за быстрые разумные действия, коими он способствовал сохранению порядка на Черноморском флоте. Колчак участвовал также в совещании командующих фронтами и армиями в штабе Северного фронта в Пскове. Оттуда адмирал вынес тяжёлое впечатление о деморализации войск на фронте, братании с германцами и скором их развале. Возвращаясь из Петрограда в Севастополь, он вывез две сомнительные ценности — твёрдое убеждение в неизбежности государственной катастрофы со слабой верой в какое-то чудо, которое могло бы её предотвратить, и нравственную пустоту.

Но теперь Колчак занял наступательную позицию, пытаясь выйти на общероссийскую политическую сцену. Командующий флотом требовал прекратить реформы, основанные на «самомнении невежества», и принять формы дисциплины и организации внутренней жизни, уже принятые у союзников. Усилия адмирала по предотвращению анархии, развала флота давали плоды: Колчаку удалось поднять дух в Черноморском флоте. Но командующему флотом, боровшемуся за сохранение дисциплины и против развала вверенных ему частей, противостояли большевики с их пораженческой пропагандой. Правда, пока их влияние на флоте было не значительным.

Под впечатлением от выступления Колчака было принято решение о посылке делегации от Черноморского флота на фронт и на Балтийский флот для поднятия боевого духа и агитации за сохранение боеспособности войск и победное завершение войны, «чтобы вели войну активно при полном напряжении сил». Деньги на командировку делегации были выделены из фонда командующего. Работа делегации получила широкую известность. Она во многом выполнила возложенные Колчаком на неё задачи, а также косвенно послужила распространению информации о взглядах и действиях адмирала по всей российской армии.

Но положение на флоте ухудшалось, дисциплина стала падать. 14 мая на созванном Делегатском совещании Колчак подверг публичной критике деятельность матросских комитетов, существовавших на флоте с марта 1917 года. Он жестко заявил, что «комитеты вмешиваются во все дела, вносят разложение в ряды армии и флота и подрывают дисциплину». Александр Васильевич этим бросил вызов массовой демократической организации. Прибывший 17 мая в Севастополь  А. Ф. Керенский (председатель Временного правительства) относительно уладил на некоторое время этот конфликт. Колчак продолжал регулярно выводить флот в море, так как это позволяло отвлекать людей от революционной активности и подтягивало их. Крейсеры и миноносцы делали обходы вражеского побережья, а подводные лодки, регулярно сменяясь, дежурили близ Босфора.

Но после отъезда Керенского сумятица и безвластие на Черноморском флоте стали усиливаться. Росту напряжённости и левоэкстремистских настроений среди черноморцев способствовал и приезд в Севастополь делегации моряков Балтийского флота, состоявшей из большевиков и снабжённой огромным грузом большевистской литературы. Начались неподконтрольные властям митинги, «балтийцы» разъезжали по кораблям, выступали на улицах и площадях города. Влияние офицеров падало. Подвергся нападкам и лично командующий флотом. 3 июня митинг в полуэкипаже потребовал удаления Колчака с поста командующего флотом. На митинге 5 июня матросы вынесли постановление о сдаче офицерами холодного и огнестрельного оружия. Чтобы предотвратить кровопролитие, Колчак отдал офицерам приказ сдать оружие. Когда пришла пора Колчаку самому сдавать оружие, он собрал на палубе «Георгия Победоносца» его команду и заявил, что офицеры всегда хранили верность правительству и поэтому разоружение для них является тяжёлым и незаслуженным оскорблением, которое он сам не может не принять на свой счёт. «С этого момента я командовать вами не желаю и сейчас же об этом телеграфирую правительству». Везде тогда тиражировалось известие, что Колчак, находясь в состоянии крайнего возбуждения, взял пожалованное ему Почётное Георгиевское оружие за Порт-Артур — золотую саблю – и, крикнув матросам: «Японцы, наши враги — и те оставили мне оружие. Не достанется оно и вам!», бросил саблю за борт. Этот жест адмирала обошёл страницы всех газет и произвёл сильное впечатление, как в России, так и за границей. В среде правых, уже склонявшихся в то время к идее военной диктатуры, имя Колчака приобрело дополнительную популярность.

«Японцы, наши враги — и те оставили мне оружие. Не достанется оно и вам!»

6 июня 1917 года Колчак направил Временному правительству телеграмму с сообщением о происшедшем бунте и о том, что в создавшейся обстановке он не может более оставаться на посту командующего. Не дожидаясь ответа, он передал командование старшему из флагманов контр-адмиралу В. К. Лукину, совершив, таким образом, по мнению некоторых историков, дисциплинарный проступок, ибо не имел права без приказа Временного правительства покидать свой пост. 7 июня пришла телеграмма: «Временное правительство… приказывает адмиралу Колчаку…, допустившему явный бунт, немедленно выехать в Петроград для личного доклада». Таким образом, Колчак автоматически попадал под следствие и выводился из военно-политической жизни России. Керенский, уже тогда видевший в Колчаке соперника, использовал этот шанс, чтобы отделаться от него. Колчак же был глубоко оскорблён этой телеграммой, обвинявшей его в допущении бунта, в то время как само правительство постоянно попустительствовало анархии в рядах матросов. Настроения на флоте развивались против командующего. На митинге была принята резолюция об аресте Колчака, однако Исполком её отверг. Вечером 7 июня 1917 года Колчак отбыл из Севастополя в Петроград. По сути, он отправился в самое дальнее и последнее свое путешествие: Петроград — Лондон — Сан-Франциско — Токио — Сингапур — Пекин — Харбин — Владивосток — Омск — Иркутск. Оно  стоило ему жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.