Блытов В. После вахты. Операция «Аленка» (полувоенный роман)

(продолжение)

Все сидели опустив головы, оглушенные сказанным.

Все по фильмам знали, что преступники для совершения своих преступных замыслов для воздействия на органы или конкретных людей воруют членов семей и через них осуществляют давление на правосудие и на людей. Семьи — безусловно самая болезненная точка на которую можно надавить. Но то фильмы и романы, а здесь в жизни.

У всех в глазах читался один вопрос – что делать?

Сидели переглядывались между собой. Кузьма опустил голову.

— Может в милицию сообщить? – робко спросил доктор Игорь – ведь они могут их убить.

— Надо самим выручать – гортанно сказал с блеском в глазах Мансур Асланбеков – я земляков подниму. Мы найдем этих шайтанов. Я сам буду резать им глотки.

Остальные молчали и смотрели на единственного представителя власти полковника Вересова.

— Что делать? – витал в воздухе вопрос.

Полковник Вересов из всех более или менее сохранил присутствие духа и увидев, что все смотрят на него начал излагать свой план:

— Значит так. Сейчас надо срочно взять под охрану семьи Виктора Александровича, доктора Игоря и Мансура Умархановича. Я отдам приказание, и мы их всех перевезем на нашу базу ноль. И там они будут находиться под усиленной охраной. Охрану выставим и здесь в госпитале академии, скорее всего нет перевезем вас к вашим семьям на базу ноль. Михаил поднимай своих ребят и всех ко мне вооружаться. Разговоры будем говорить серьезные чувствуется. Второе по семье Василия Васильевича какие есть предположения, кто это мог быть?

— Однозначно, это люди Баргузина. Вычислить их в Питере сложно – сказал Лебедев – только проследив звонки из Москвы. А это почти нереально. Есть маленький нюанс. Миша Морозов говорил мне, что был на базе Баргузина в Подмосковье. Когда у нас во Владивостоке с такой же миссией был Бекас о Баргузина мы проследили там их звонки. Есть номера. Шанс очень маленький. Надо захватывать базу Баргузина и его внучку и потом менять.

— Это вне любого правого поля — возразил ему Вересов.

— Я готов выехать или вылететь в Москву со своими людьми – предложил Лебедев – подтянем ребят из Владивостока.

— Сколько вас здесь?

— Со мной двое, но в Москве мы получим поддержку в нашей конторе. Связи остались.

— А если нет? – вкрадчивым голосом спросил Вересов – вы назвали фамилию Баргузин, так ведь?

— Да именно Баргузин.

— Это фамилия или кличка – спросил Вересов.

— Это сложно сказать – ответил Лебедев – Кузьма у него служил под его знаменами в пору юности.

Вересов посмотрел на Кузьму и тот сразу покраснел:

— Не было работы и мене предложили работу в одной охранной структуре, которой командовал Баргузин. Его называли или Николаич или Батя – он тяжело вздохнул, видимо вспоминая те годы – когда я узнал, чем они занимаются, я ушел от них. А Баргузин потом поставил меня на счетчик. Я его не поддержал, когда они «Брест» наш пытались угнать у Корею.

– Насколько я знаю, то Баргузин – это человек заместителя секретаря Совета безопасности России Войниковского. Ссориться с ним не будет ни одна контора, ни ваша – он посмотрел на Лебедева и Носова — ни наша.

— А что будем делать? – спросил Василий Васильевич – все штык в землю, раз сам заместитель секретаря Совета безопасности, ради преступлений захватывает заложников?

Вопрос повис в воздухе. Многие из присутствующих опустили вниз глаза. Каждый из присутствующих понимал, что на месте семьи Василия Васильевича может быть его семья.

— Нет конечно Василий Васильевич – ответил опустив голову и покраснев Вересов —  это не так. Просто я сказал, чтобы все понимали, что в Москве поддержки у нас не будет никакой. Можем рассчитывать только на наши силы и те силы, которые я имею в силу своих полномочий привлечь здесь в Питере. Ситуация сложная, но не безнадежная. В крайнем случае надо будет отдать им бумаги.

— А вы уверены, что они отдадут нам родных Василия Васильевича, даже получив бумаги? – спросил Осипович.

— Не уверен – ответил Вересов – даже больше думаю, что не отдадут даже за бумаги. Но бумаги – это единственный шанс, как-то выйти на них, найти их. Давайте думать, как это лучше сделать.

— Они даже точно не знают есть ли у нас бумаги или нет и какие у нас есть бумаги? – сказал тихо Лебедев – на этом и можно сыграть. Вешать лапшу им на уши не удастся однозначно, но разыграть это необходимо.

— Хорошо. Пока мы думаем. Но сейчас главное вывести всех остальных из-под удара. Мы не знаем какие у них планы, но мы знаем. Что ради достижения своих целей они ни перед чем не остановятся. Надо срочно всем причастным к нашему делу переехать сейчас на нашу базу ноль. Я отдам приказ туда же перевести все ваши семьи.

— Это далеко?

— Да нет, не далеко от Питера. Но ехать придется.

— А если мы разыграем одну комбинацию с бумагами – предложил Осипович – есть здесь один чеченский персонаж. Бригадный генерал Найзула Исрапилов, пристроившийся в одном НИИ и тоже занимающийся добычей наших бумаг. Видимо с меркантильными целями в интересах одной из разведок США или Европы, но Саудовскую Аравию тоже исключать нельзя. Мы с Кузьмой с ним знакомы по Чечне. А если их столкнуть лбами, с людьми Баргузина – он посмотрел внимательно на Вересова.

Тот задумался.

— Идея интересная, но нам, прежде всего необходимо продумать освобождение семьи Василия Васильевича. Это главное для нас. А так давайте будем думать по этому вопросу. Я сейчас же запрошу данные поэтому Исрапилову. А там будем думать. Время до утра у нас есть. Михаил Юрьевич. Берите своих людей, и ваша задача охранять Василия Васильевича. Поезжайте к нему домой и находитесь там. Я к вам подъеду, когда организую безопасность всех остальных.

— Я поеду с Михаилом Юрьевичем и Василием Васильевичем. И это не обсуждается – внезапно сказал Кузьма.

— Я тоже с ними – сказал Мансур.

— И я буду принимать участие в освобождении семьи моего друга – твердо сказал доктор Игорь – а вдруг кому-нибудь понадобиться оперативная медицинская помощь. Я сейчас соберу для этого аптечку.

И я с вами – сказал после некоторых раздумий Вальтер фон Шеллер

Он смахнул слезу с глаза и посмотрел на Вересова.

— Так кого тогда вывозить на базу ноль? – спросил Вересов.

— Командира с семьей, семьи доктора Игоря и Мансура Умархановича.

— Я с вами – сказал сжав губы командир.

— Виктор Александрович вы после инфаркта. Вам нельзя нервничать – сказал твердо доктор Игорь.

— Вы можете стать обузой товарищ командир – сказал Кузьма – нам будет легче, если вы будет там с нашими семьями. Это тоже очень важно.

— Тогда по коням – хлопнул себя по коленям полковник Вересов и встал.

За ним встали все остальные.

— Времени у нас мало, но оно есть и его надо использовать с максимальной пользой – сказал Кузьма все наши силы стягиваем к Василию Васильевичу.  И прошу на базу ноль взять мою жену- она беременна.

Вересов махнул рукой:

— Это не обсуждается. Все сделаем так.

— А я свою Настену не уговорю – усмехнулся Осипович – она с нами поедет.

— Значит семья Виктора Александровича, семья Игоря …. – он посмотрел на доктора Игоря и немного замялся, видимо забыв отчество.

— Александровича – проговорил доктор Игорь.

— И семья Мансура Умархановича. Я правильно я сказал? – спросил он у Мансура.

— Правильно. Но мою семью я попрошу охранять своих земляков. Это надежнее любой другой охраны.

— Тогда остается еще иностранный гражданин барон Вальтер фон Шеллер?

— Нет я с вами – замотал отрицательно головой «господин барон».

— Тогда я предлагаю пока разместить всех у нас дома – сказал Василий Васильевич – все будут в одном месте. Голова Виктора Александровича и его мысли могут тоже пригодиться.

Виктор Александрович кивнул головой и потом сказал:

— А я предлагаю у меня дома открыть наш штаб. У меня пять комнат. Хватит на всех.

Вересов подумал немного и потом согласился.

— Я думаю, что это неправильно? – внезапно сказал Кузьма – квартиры Виктора Александровича, Василия Васильевича и Мансура Умархановича они наверняка знают и это плохо. Наверняка они находятся под контролем. Надо придумать что-то другое.

— Есть у нас на каменном острове конспиративный домик – после некоторых раздумий, сказал Вересов – я сейчас позвоню и уточню, свободен он или нет?

Он встал, отошел к окну, достал телефончик, в кожаном чехле набрал номер и о чем-то разговаривал долго разговаривал.

Когда он закончил, то Мансур спросил:

— Николай Николаевич, а что у вас за телефон такой интересный? Я таких не видел еще.

Вересов усмехнулся:

— Это телефон конфиденциальной связи, со специальным устройством засекречивания. Он не позволяет никому уточнить место его нахождения и прослушать ведущиеся переговоры. Но в случае попадания в чужие руки автоматически включается специальный маячок, сигнализирующий о провале и показывающий место его нахождения. Вас всех на период операции мы обеспечим такими же телефонами.

Кузьма усмехнулся.

— Теперь по объекту. Он свободен и его уже готовят к нашему размещению там. Теперь по бумагам. Где они находятся? – спросил он глядя на Виктора Александровича.

— У меня на даче рядом с Васкелово. Там надежное место.

— Они могут вычислить вашу дачу. И тогда за сохранность всех документов гарантировать нельзя.  Надо их тоже забрать пока на наш объект. Если вы доверяете это сделать Михаилу Осиповичу с его людьми, то мы попросим его это сделать. Пусть с ним едет Мансур Умарханович.

Командир лишь кивнул головой.

— А как мы назовем нашу операцию? – спросил доктор Игорь.

— Как зовут вашу дочь Василий Васильевич?

— Аленкой – ответил, ничего не понимая, Василий Васильевич.

— Аленкой, назовем нашу операцию, по спасению семьи Василия Васильевича и доставке документов в безопасное место.

— За ним здесь тоже могут следить – сказал Вересов — сейчас подойдет автобус с закрытыми окнами к черному входу и с применением мер предосторожности надо будет перейти в него. Я пока пройду к начальнику академии и объясню ему ситуацию из-за которой мы вынуждены забрать у него трех больных и доктора Игоря.

— А моя машина? – спросил Мансур.

— Поручите кому-нибудь из своих ребят перегнать ее к вашему дому. Но немного позже, чем мы уедем отсюда. Вот теперь по коням. Готовимся к отъезду. А я с доктором Игорем пройду к начальнику академии.

— А это будет даже очень хорошо, если следят – внезапно сказал Михаил Осипович – нам нужны языки. Пусть они следят за нами. Пусть Мансур берет свою машину и едет на ней к дому. За ним поедут эти ноги. А за ними я и мои ребята. Мы у них наверняка не в разработке. Посмотрим, проверим, есть слежка, а потом их поставим в разработку.

— Сейчас подойдет машина. Там будет майор Грязин из наших волкодавов. Сейчас я ему позвоню. Он должен прикрывать меня здесь. Вот с ним и посмотришь. А пока обсудите с Мансуром маршрут и контрольные точки, чтобы все понимать и контролировать. Надо чтобы Мансур их вывел на вас и сдал их вам в руки. Для этого он должен будет оставить свою машину перед большим центром и зайти туда, а потом вывести «эти ноги» желательно в более или менее безлюдное место. Там и возьмете. Мансур тебе понятно. Обсудите детали с Михаилом.

— Настену мою возьмите с собой. Мои ребята сейчас ходят за Исрапиловым и его людьми, отслеживают связи, маршруты.

— Так фамилии долой. Переходим на оперативные псевдонимы. Иначе можно проболтаться. Мой – Вереск. Твой Кузьма?

— Мансур – ответил Кузьма и посмотрел с улыбкой на Мансура.

— Твой Михаил?

— Мой был последний Скат, до него Мурена.

— Будешь Скатом.

— У моих всех тоже уже есть – сказал Осипович.

— Исрапилова будем называть ….

— Кровник – со злостью сказал Осипович.

— Пусть будет Кровник – согласился Вересов.

— Командир – адмирал, Мансур – задумался Вересов.

— Горец – подсказал ему Мансур.

— Согласен, Вальтер фон Шеллер?

— Барон он – сказал, сморщив нос, доктор Игорь.

— Пусть будет Барон? – спросил Вересов – вы не против? – посмотрел он на Вальтера.

Тот в ответ лишь пожал плечами:

— Мне все равно. Смешно правда, но барон так барон. Ведь по сути я барон и есть.

— А вы доктор Игорь?

— А я так и останусь Доктором – ответил с улыбкой доктор Игорь.

— Вот и ладненько – ответил Вересов – а вот как быть с Василием Васильевичем?

— Пусть будет Доцент – предложил опять же доктор Игорь – он сейчас научной работой занят, да и борода и усы соответствуют.

— Да пусть будет Доцентом. А Баргузин и его ребята?

— Баргузин – это ветер такой на Байкале. Пусть будет Байкал – сказал Кузьма.

— Грязин на месте. Ждет тебя — сказал Вересов – тогда выходишь ты в машину к Грязину. Зовут его Альпак. У него есть такой же телефон. Так что вы со связью и сообщайте мне, все, что необходимо. Если нужна помощь, то тоже. Теперь Мансур вы согласовали маршрут.

— Да в общих чертах.

— Хорошо, выходишь через десять минут после Осип …., вернее Ската, садишься в машину и едешь. Медленно, не спеша. Если не будет хвоста, то пусть так. А если будет, то – он улыбнулся – то нам очень повезло. Все по местам готовность полчаса.

— А можно я поеду с Мансуром, так будет достовернее – сказал покраснев Василий Васильевич – мы же вместе приехали.

— Давай Доцент. Это будет правильнее, — сказал Вересов — тогда мы с Доктором пошли к начальнику академии, а вы все собирайте все вещи. Приглашайте ваших женщин и вперед. Отъезд по моей команде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *