Блытов В. Чёрное золото. Глава 28. Неожиданная встреча (приключенческий, морской роман)

Эсминец США типа «Арли Бёрк» cfccarbon.com

Ким стоял на сигнальном мостике, облокотившись на планширь, обрамлявший металлический леер. Тёплый ночной ветер обдувал его лицо. Он смотрел вдаль и вспоминал встречу в лесу с Сю-Инь. Вспоминал, как волшебно пахла её мягкая и смугловатая кожа, вспомнила ее тёплые и податливые губы.

«Туман» летел вперёд, разрезая носом тихую гладь южной части Южно-Китайского моря. Где-то были видны какие-то светящиеся огоньки, вдали на горизонте полыхали какие- всполохи. Сначала это было Киму внове, но постепенно он привык. И его больше не беспокоили непонятные всполохи на горизонте.

— Саня иди сюда – позвал Кима Кузьмин.

Ким вошёл в темноту ходовой рубки.

— Мы подходим к Сингапурскому проливу. Здесь много судов. Поэтому становись к монитору и внимательно смотри. Главное не перемудрить с расхождением.

Проскочили пролив быстро. С правого борта озаряя небо яркими цветами светился Сингапур.

— Смотри этот белый маяк и есть главный сингапурский маяк. Скоро будет поворот на вход в Малаккский пролив. А Сингапур – город сказка, город международных бандитов. Хорошо, что мы заправились по полной. Возьми-ка пеленг на этот маяк – показал Кузьмин на белый сингапурский маяк и попробуй определиться по крюйс-пеленгу.

Ким выскочил на правое крыло сигнального мостика и прильнул к пеленгатору. По ГГС он докладывал Кузьмину:

— Пеленг на маяк в 02.10 – 340 градусов

Ровно через пять минут он доложил снова:

— Пеленг на маяк в 02.15 – 15 градусов.

— Нормально. Определился – прозвучал ответ Кузьмина – рулевой через восемь минут в 02:25 поворот на курс 320 градусов.

— Есть поворот на курс 02:25 на курс 320 градусов – доложил старшина 2 статьи Громов, стоявший у рулевой колонки.

При проходе проливов, плавании в узкостях на вахты на кораблях всегда заступают самые опытные старшины, понимающие меру ответственности за совершенную ошибку.

В назначенное время «Туман» повернул на указанный Кузьминым курс. «Туман» медленно втягивался в Малаккский пролив. Навстречу, соблюдая расстояние шли танкера с нефтью и контейнеровозы. За «Туманом» тоже были видны огни какого-то судна.

Саша Ким стоял на сигнальном и вспоминал тёплые губы Сю Инь. За время их встречи, пролетевшее удивительно быстро, команда получила боезапас по полной, а командир БЧ-2 старший лейтенант Кузяев организовал демонтаж оставшейся, после боя с пиратами целой ракетной установки левого борта и по обеим бортам установил счетверённые пулемёты на специальных креплениях, по изобретённой им же схеме, с помощью механиков сварили им турель и крепления. И теперь «Туман» имел по каждому борту дополнительные счетверённые установки пулемётов, значительно повысившие его огневую мощь.

Безусловно для настоящей войны на море это мало, но для борьбы с пиратами в самый раз.

— В семь утра южного Андаманского острова Грет Никобар рандеву с танкером Светлана – сказал тяжело вздохнув Кузьмин залезая в своё кресло. Саня я подремлю немного, а ты меня толкни, если что, когда Пенанг будет на траверсе?

— Хорошо сказал Кузьмин – усаживаясь в кресло около монитора.

Кузьмин выполнял обязанности командира и штурмана.

— А что делать, если отдельного штурмана, на корабле пока не было?

В пять часов утра начинало светать. Где-то далеко мазали по зелёным островам и синей поверхности моря первые лучи солнца.

Где-то справа светился огнями порт Пенанг, о котором Ким знал из истории военно-морского искусства, что там погиб во время первой мировой войны русский крейсер «Жемчуг» с частью экипажа.

— Пора будить Лёшку – подумал Ким, взглянув на часы, после доклада сигнальщика, что Пенанг на траверсе.

Алексей подошёл к командирскому креслу и увидел, что его друг сладко спит, пуская даже пузыри. Видимо ему что-то снилось хорошее, и он счастливо улыбается.

— Леша. Пенанг на траверсе, как ты просил – затормошил командира за плечо.

Алексей открыл глаза и с минуту наверно соображал где он и что с ним. Потом посмотрел на Александра, усмехнулся и тихо сказал:

— Саня я на секунду в гальюн и быстро сюда. Пока ничего не делай и не меняй.

Ким кивнул головой и усмехнулся. Командиры вроде Боги, но такие же смертные люди, как и все. У них оказывается тоже могут быть естественные надобности, присущие другим людям.

Через пять минут Кузьмин был в ходовой рубке. От него пахло знакомым одеколоном, и Ким увидел, что он гладко выбрит.

— Саня пойди приведи себя в порядок и будем выходить к точке рандеву с танкером – улыбнулся Кузьмин.

Когда Александр поднялся в ходовую рубку, он увидел, что берега пролива исчезают в свете встающего солнца где-то позади в лёгкой дымке.

Командир стоял у рулевой колонки и сам вместо рулевого управлял кораблём.

— А где Громов? – спросил Ким.

— Пошёл в туалет, помыться и побриться. Не вызывать же ему замену? Он лучший рулевой.

Право по борту танкер «Светлана». Стоит на якоре – доложил вахтенный сигнальщик правого борта.

— Светлана я Бугель 555 – вызвал на 16 канале УКВ Кузьмин российский танкер.

— Бугель 555, я Светлана — тут же отозвался кто-то по-русски с танкера.

— Мы подходим к вам с юго-востока. Приготовьте трап. Мы к вам сейчас прибудем к вам на борт для выработки решения.

— А, что тут вырабатывать? Какие решения? Пошли в пролив и всё! – раздался недовольный грубый голос, видимо капитана.

— У нас инструкция, которую мы будем выполнять, хочется вам этого или нет.

Кузьмин подошёл со вздохом к громкоговорящей связи, нажал на блямпер колоколов громкого боя и начал нажимать играя сигнал «аврал», потом включил все линии корабельной трансляции и дал команду

— Аврал, корабль к постановке на якоря изготовить. Баковым на бак, ютовым на ют.

В ходовую рубку прибежали в полной форме Полищук и его боевые пловцы

— Алексей готовь своих к пересадке на танкер – сказал вежливо Кузьмин Полищуку – ты и твои ребята пойдут с ними. Бери всё что положено, чтобы отбить атаки пиратов, ну там гранатомёты, пулемёты и так далее, что там у вас есть?

— Сделаем командир – ответил Полищук.

Спустя полчаса, резиновый катер, разрезая чистую гладь Индийского океана направился к танкеру «Светлана».

А ещё через час «Туман» снялся с якорей и направился в Малаккский пролив, за ним уверенно шёл танкер.

Когда архипелаг Кепалуан остался позади, боевые пловцы во главе с Полищуком вернулись на корабль.

— Как прокатились? – спросил Кузьмин Полищука, когда-то поднялся в ходовую рубку.

— Неинтересно. Пресно слишком. Ни одно пирата, чёрт бы их побрал. А так хотелось поиграть у них на нервах.

— Это хорошо, что никого не было. Мы их здорово со «Стерегущим» пощипали. Теперь не скоро оправятся – заулыбался Кузьмин – идём к своим?

— Ну да, если все решено – спокойно отозвался Ким, задумчиво стоявший у иллюминатора и дремавший стоя.

— Механики, как у нас с горючим? – спросил Кузьмин, включив на громкоговорящей связи машину.

— Пока нормально – отозвался спокойно из ПЭЖа старший лейтенант-инженер Стоцкий – придём заправимся.

— Ну, что курс к нашим – спросил Кузьмин Ким.

Тот кивнул головой ему в ответ.

Внезапно прорезался чей-то голос по радиостанции «Рейд»:

— Советский военный корабль номер три пятёрки, я американский военный корабль «Джон Смит», через полчаса буду у вас в районе, приглашаю командира на борт, у меня есть срочное сообщение для вас.

Говорили по-русски чисто, хотя в некоторых словах присутствовал некий акцент или неправильные были ударения в некоторых словах.

Кузьмин с удивлением посмотрел на Кима, Ким на Кузьмина.

— Стоп машины – скомандовал Кузьмин в ПЭЖ.

Ким только пожал плечами.

— Давай нашим на всякий случай отстучим телеграммку на «Стерегущий». И вообще не хочется с американцами общаться. Мутные они какие-то. Что у них за душой не знаю – сжал и без того узкие глаза Ким.

Ким вызвал радиорубку и через минуту в ходовой был матросик с портфелем через плечо.

— Ушаков бланки телеграмм с собой?

Ушаков открыл портфель с улыбкой и протянул бланки телеграмм Киму.

Ким положил бланки перед Кузьминым на походный столик.

Кузьмин, взяв ручку, посмотрел на Кима:

— Что писать будем?

— Что, что? Что нас попросил остановиться американский военный корабль «Джон Смит», имеет какую-то информацию для нас. Видимо придётся идти на него.

— Передать быстро и доклад о передаче мне – приказал Ким старшине, когда Кузьмин подписал телеграмму.

— Хорошо, когда помощник связист. Все знает – усмехнулся Кузьмин Киму.

— Правый борт 124 военный корабль курсом на корабль – доложил вахтенный сигнальщик с правого борта.

— На всякий случай тревогу сыграем? – спросил Кузьмин Кима.

— Не лишнее будет. Бог его знает с какими он намерениями. Все же бывшие враги.

По кораблю разнёсся сигнал боевой тревоги. Топот ног матросов по трапам и палубам возвестил, что корабль готовится к бою.

В ходовую рубку прибыли офицеры и все морские спецназовцы. И в без того маленькой рубке стало тесно.

— К нам подходит американский военный корабль и надо быть готовыми к любой провокации. Возможно придётся идти к ним на переговоры.

— Командир, если что, то мы с тобой — угрюмо сказал Полищук – там мы нужнее, чем на корабле. А здесь и без нас справятся.

— Командиры БЧ-2 и БЧ-3 быть готовыми к бою – приказа Кузьмин – а ты механик, будь готов дать полный ход.

Стоцкий кивнул головой.

— По местам! – приказал, сладко зевнув Кузьмин.

— Видимо, все же не выспался – подумал Ким, хотя сам ни спал за прошедшую ночь ни минутки.

— Мы за оружием – сказал Полищук Кузьмину, и его спецназовцы по его команде ломанулись вниз по трапу.

— Товарищ командир – КПС – вызвал по громкоговорящей связи старшина 2 статьи Ушаков – все каналы забиты стойкой широкополосной помехой. Корреспондентов не слышим ни по одному каналу.

— Ким в чем проблема? – спросил Кузьмин.

Ким сам слышал, что по «Рейду» пошёл сильный шум и вывел тумблер громкости.

— Я думаю, что целенаправленная помеха, для срыва связи. Нам в училище рассказывали, что также американцы задавили в 1981 году всю связь БПК «Петропавловск», который был на слежении за «Мидуэем». Корабль вынуждены были вернуть с боевой службы. Но здесь палка о двух концах. Нас задавили в месте приёма, а нашего корреспондента задавить в его месте приёма точно.

— И что это значит? – насторожился Кузьмин.

— Это значит, что наш приём задавлен, а информацию мы передавать можем и обязаны. То есть квитанцию мы не получим, но информацию довести до «Стерегущего можем.

— Передавайте – переключился Кузьмин на подходящий американский корабль – так это новый эсминец типа «Арли Берк» комментировал вслух Кузьмин разглядывая подходящий эсминец. DDG90 нарисовано на борту. Насколько я помню их построено 28 эсминцев. Этого номера я не помню. 8 «гарпунов» на верхней палубе должно быть 56 «томагавков» в пусковых шахтах, револьверного типа заряжания. 1 – 127 миллиметровая, МК-45, 2х6 – 20 мм «Вулкан-Фаланкс», 2х3 трубных торпедных аппарата 324 мм. «Айджис» система противоракетной защиты на последних эсминцах. Локационный станции, по-моему, AN/SPS-49 и AN/SPS-45, Система РЭП AN./SQL-3. Вертолёт LAMPS. Экипаж 26 офицеров и 330 команды. Поздравляю вас товарищи мы видим один из самых современных эсминцев США. Но где у него торпедные аппараты? Не вижу и судя по всему у него нет вертолёта. Какой-то особенный эсминец. Отличается от своих собратьев.

Ким выскочил на крыло сигнального мостика и в бинокль разглядывал подходивший корабль.

— Помехи пропали – прокричал Ушаков из радиорубки.

И тут же услышали в ходовой рубке приглушенный вызов по радиостанции «Рейд». Ким тут же ввёл громкость.

— Русский корабль бортовой номер пять, пять, пять. Командир эсминца «Джон Смит» командер Джон Смит приглашаю командира корабля на борт для доведения конфиденциальных сведений.

— А по связи нельзя? – на всякий случай переспросил Ким.

— По связи нельзя. Слишком конфиденциальные сведения.

Кузьмин посмотрел на Кима:

— Ты остаёшься за старшего. Если с нами, что-то случиться, то твоя задача его уничтожить, даже возможно вместе со мной. То, что он связь нам давил – это понятно. Вопрос зачем? Ладно вроде мы не враги – и Кузьмин побежал переодеваться. В ходовой вошли в полной форме морской пехоты Полищук, Даниленко и Симонов.

Солнце уже садилось за горизонт. Ночь на экваторе бывает очень тёмная.

— Мишкина я оставлю здесь на всякий случай – сказал Полищук, глядя на Кузьмина.

Мишкин в бронежилете и со снайперской винтовкой СВД занял позицию на борту, где был американский корабль.

— Командир у них два снайпера на надстройке и в корме – доложил Мишкин, разглядывая в снайперский прицел американский корабль. Один в носовой части за шпилем, второй на надстройке под брезентом. Ног я их обоих сниму. Но ночью нужен хороший прибор ночного видения.

— Я тебе сниму без команды – погрозил Полищук кулаком, и Мишкин заулыбался – найдём на острове. У пиратов на их складах наверняка есть такие приборы.

— Катер к спуску. Старший на катере боцман Глотов – скомандовал он Киму.

При подходе к кораблю Кузьмин приказал заложить круг вокруг корабля и внимательно рассматривал, что находится на верхней палубе. Она как вымерла и только у спущенного трапа правого борта стоял человек.

— А снайпера все же есть, раз их увидел Мишкин – подумал Кузьмин.

На вертолётной площадке мрачными кучами угадывались три каких-то больших сооружения, закутанных в светло серый брезент, под цвет корабля.

На верхней палубе было уже темно. Борт освещали палубные фонари в специальных плафонах. На палубе не было видно ни одного человека.

Когда катер подошёл к трапу американского эсминца, Кузьмин в форме капитан-лейтенанта легко взбежал наверх, отдав честь американскому флагу.

За ним поднимались по трапу оглядывая корабль не спеша Полищук, Даниленко и Симонов.

В визиры наблюдал за всем Ким и собравшиеся в ходовой рубке офицеры.

Им представился невысокий, но с весьма любезным лицом офицер.

— Лейтенант-командер Полонски – первый офицер эсминца. Командир вас ждёт в своей каюте.

Кузьмин пошёл вперёд за стоявшим рядом с офицером энсайном. За ним двинулись Полищук и его ребята, но лейтенант- командер преградил им дорогу.

— Вы дожидайтесь в вашей лодке – процедил он по-английски. По вам распоряжений командира нет.

Полищук остановился и окликнул уходящего в надстройку Кузьмина:

— Алексей Сергеевич мы вас не отпустим без охраны. Прошу стоять.

Кузьмин остановился и подумав немного направился к Полищуку и встал рядом с ним.

Лейтенант-командир заволновался и куда-то быстро убежал.

Только теперь Кузьмин увидел направленные на них автоматы морских пехотинцев, стоявших на надстройке.

— Вот блин – почесал затылок Полищук – если, что командир прыгай за борт и иди на корабль, а мы здесь с ребятами наведем им флотский порядок. Давненько мы их тюленей не били. И не думай о нас — тихо сказал Полищук, увидев, что Кузьмин хочет ему что-то возразить – Даниленко, Симонов к бою.

Даниленко и Симонов заняли позиции вокруг своего командира. А Полищук своим телом закрыл Кузьмина.

— Коля твой левый борт, Женя твой правый борт, я беру сразу надстройку – прошептал Полищук.

Появился, куда-то ушедший лейтенант-командер с улыбкой на лице.

Наш командир разрешил идти с вами только одному офицеру морской пехоты.

Полищук усмехнулся:

— Идём командир. Ваша задача ребята прикрывать пути нашего отхода.

Даниленко и Симонов кивнули головами.

В каюте командира их встретил высокий и светловолосый с зализанными назад волосами коммандер.

— Коммандер Джон Смит, командир эсминца «Джон Смит».

—  Капитан-лейтенант Алексей Кузьмин командир МРК «Туман».

Они пождали друг другу руку.

Джон Смит внимательно посмотрел на Полищука, показательно вставшего у дверей.

— Капитан?

— Капитан Полищук спецназ Тихоокеанского флота – отрекомендовался тот.

— Ваш же спецназ сейчас в Чечне воюет с сепаратистами – спросил удивлённый коммандер.

— Все, да значит не все – усмехнулся Полищук.

Весь разговор вёлся на английском языке. Но Кузьмин сносно говорил.

— Спасибо Вере Андреевне – учительнице английского языка в училище, что заставила сдасьт экзамен на военного переводчика – подумал Кузьмин.

Кузьмин внимательно оглядел каюту командира. Она была из двух комнат. Первая рабочий кабинет, вторая видимо спальня. В спальню была дверь закрыта.

Командер, что-то громко сказал на незнакомом языке, дверь открылась и из неё, к огромному удивлению Кузьмина, вышел Ибрагим Хван по прозвищу Агунг с хищной улыбкой на лице. Он прошёл в кабинет и уселся на месте командира, положив ногу на ногу.

— Я думаю, вас не надо представлять друг другу – сказал с усмешкой коммандер.

Кузьмин не успел заметить, как в руках Полищука оказался пистолет. Он вопросительно смотрел на Кузьмина, но тот отрицательно качнул головой и Полищук убрал свой пистолет.

— Я думаю, что так будет лучше разговаривать без оружия – вежливо проговорил коммандер.

— И так господа речь пойдёт о вашем, вернее его – он показал на Ибрагима Хвана — боевом корабле. Пока садитесь – он показал на небольшой диван.

Кузьмин сел, Полищук стался стоять у дверей, контролируя коридор.

Коммандер посмотрел на него, тяжело вздохнул и сел в кресло рядом со столом.

— Виски командер? – спросил Джон Смит – командир эсминца своего имени, доставая бутылку шотландского виски «Белая лошадь».

— Нет спасибо – покачал головой Кузьмин и внимательно посмотрел на американского офицера.

Тот покачал головой, улыбнулся и достав два бокала разлил виски себе и Ибрагим Хвану.

Они сидели молча изучая, друг друга.

Джон Смит и Ибюрагим Хван молча выпили.

— Что конфиденциального, вы хотели нам сообщить – спросил Кузьмин, которому начанало надоедать это затянувшееся молчание.

— Я хотел вам сказать, что этот корабль наше правительство на деньги американских налогоплатильщиков, купило нашим друзьям с этого архипелага, которые борются за свободу и демократию. Корабль вам придётся вернуть. Вы его банально украли.

Ибрагим Хван довольно улыбнулся и посмотрел на Кузьмина.

Кузьмин подумал немного, потом спросил:

— Больше ничего, вы не имеете нам сообщить? Тогда я пошёл – и Кузьмин встал.

— Подождите – вскочил Джон Смит – вы не ответили на мой вопрос.

— Отвечать нечего – повернулся Кузьмин — корабль числиться на балансе ВМФ России и если вы хотите его приобрести, то надо решать вопрос не со мной. Вы ошиблись адресом.

— Ты украл мой корабль – прошипел Ибрагим Хван, с искажённым от злости лицом.

— Корабль мы отремонтировали и взяли в честном бою.

— А где мои люди?

— Ваши люди находятся на одном острове, который я вам не назову. Продовольствие и пища у них есть. Удочками для ловли рыбы мы их обеспечили. При прибытии индонезийского корабля мы сдадим их законным властям Индонезии. Во всяком случае в ямах, как это вы делали с нами мы их не держим.

Джон Смит покачал головой, но ничего не сказал.

— А вот вы нападали на безоружные танкера и захватывали их. А стоимость танкеров с нефтью значительно превышает стоимость нашего ракетного катера. Это не считая людей, которых вы забрали в плен.

— Какие танкера – удивился Джон Смит, посмотрев на своего визави, развалившегося в кресле.

Тот замялся немного, скривил лицо и ответил, как бы нехотя, слегка опустив голову:

— Ну да для поправки своих финансовых дел, мы были вынуждены захватить несколько танкеров под флагами России. У нас было разрешение от … ну вы понимаете от кого – сказал Ибрагим Хван внимательно, глядя на Джона Смита.

— Понимаю, но не одобряю – ответил тот, посмотрев внимательно на Кузьмина.

— А мне на это ваше одобрение и не нужно.

— Чьи танкера? – удивился Джон Смит и перевёл разговор сразу на другую тему.

— Наши российские танкера «Вера» и «Надежда» по 30 тысяч тонн водоизмещения с нефтью — спокойно сказал Кузьмин — я не знаю сколько ещё танкеров других стран они захватили здесь.

Джон Смит задумался и потом сказал:

— Я долго понять не мог, что здесь делает русский корабль. А оказывается охраняет от захвата свои танкера. Ибрагим – сказал он обращаясь к Хвану – вы можете сорвать все наше запланированное дело.

— А нападение на российский военный корабль. Он вам не рассказал? – начал атаковать Кузьмин.

Джон Смит опять удивился:

— Не понял. А зачем вам русский военный корабль Ибрагим? Вы что действительно имели наглость без согласования со мной напасть на военный корабль. Зачем?

— Как зачем? – а мне с ВМС Индонезии сражаться на ваших резиновых джихад-катерах? С военными кораблями и подводными лодками? Они нас разделают под орех. А здесь корабль с вертолётом, ракетами. Настоящий боевой корабль, способный противостоять индонезийскому флоту.

— Но мы же вам помогли купить один военный катер и малую подводную лодку. Вам больше не надо. Или вы планируете здесь организовать хорошую войну с государством? Вы себе не представляете Ибрагим, чего нам это стоило и сколько стоило, чтобы их вам продали из России. Они же были вытащены из боевого состав ВМФ России. На ходу. Исправные.

— Вот и пусть вернут – продолжал настаивать Ибрагим, потянувшийся левой рукой куда-то за спину.

И тут же Полищук, спокойно стоявший в дверях, быстро вытащил пистолет дуло, которого упёрлось в Ибрагима.

— Если кто-нибудь из вас вытащит оружие, то я буду вынужден стрелять – спокойно предупредил Джона Смита Полищук. — Положите руки перед собой и предупредите этого господина не шалить.

— Всё понятно. Вопросы снимаются – сказал усмехнувшись Джон Смит – Ибрагим ведите себя нормально. Я не хочу, чтобы эти ребята разнесли мой корабль и убили кого-нибудь из моих друзей. Это же русские «морские котики». Вы представляете хотя бы уровень их подготовки Ибрагим? Они же с закрытыми глазами обучены стрелять на звук, в полной темноте и представьте себе попадают. В Аннаполисе мы изучали курс их подготовки. Впечатляет. А передо мной я понимаю не просто морпех, а подготовленный спецназовец, боевой пловец, так у вас, по-моему, называют.

Полищук презрительно ухмыльнулся.

Ибрагим Хван скрипнул зубами, но руки положил перед собой. Полищук быстро убрал пистолет.

— Если к нам вопросов больше нет, то мы, пожалуй, пойдём? – спросил Кузьмин Джона Смита, вставая.

— У меня больше нет к вам вопросов – спокойно ответил Джон Смит, протягивая руку Кузьмину.

Ибрагим Хван подлил себе виски, оставаясь сидеть в кресле и тихонько задумчиво пил.

Уже в дверях Кузьмин остановился и повернулся к Джону Смиту:

— У меня к вам просьба больше не давить нашу радиосвязь. Иначе мы будем вынуждены вам ответить.

— И что вы мне сделаете? – усмехнулся Джон Смит – за мной стоит самая мощная держава мира, а за вами кто? Разваленная страна с президентом пьяницей, который готов за рюмку продать хоть всю страну сразу, хоть продавать медленно по частям? Что вы можете мне сделать? Мы вас раздавим двумя «томагавками», если нам поступит приказ.

— Я тоже могу всадить вам ракету в борт, а могу взять вас на абордаж, если увижу, что вы угрожаете нашему кораблю и нашему флагу.

Джон Смит почесал подбородок, усмехнулся, но ничего не ответил.

— Мы ещё встретимся с тобой – прокричал в спину уходящему Кузьмину Ибрагим Хван – я научу тебя нас уважать. Я надеру тебе задницу. Я у себя дома, а ты к нам пришёл, как враг.

Кузьмин не стал отвечать, хотя настроение его резко испортилось.

— Стой командир – я проверю сначала сказал тихо Полищук.

И тихо заскользил по палубе вперёд, осматривая надстройки.

У трапа их ждали Даниленко и Симонов. Рядом с ними стоял лейтенант-командер Полонский со своей постоянной американской улыбкой.

— Счастливого вам плавания – спокойно сказал он.

Кузьмин пожал протянутую руку, отдал честь. Хотел пропустить вперёд спецназовцев, но Полищук пожал ему локоть и тихо сказал:

— Командир вперёд, а мы тебя охраняем.

И Кузьмин сбежал вниз по трапу.

За ним спустились в лодку спецназовцы. Взревел мотор, и лодка быстро отошла от борта американского эсминца.

Ким, увидев возвращающийся катер дал приказание в машину приготовиться к даче хода, а боцманам начинать выборку якоря.

— Пойдём отсюда поскорее – поднялся Кузьмин в ходовую рубку.

— Якорь чист – доложили с бака боцмана.

— Средний вперёд – скомандовал Кузьмин и корабль выбросив за кормой бурун воды, дал ход.

— Чего они от нас хотели? – спросил Ким, разглядывая в бинокль американский эсминец.

— Я встретил там нашего друга Ибрагима Хвана. Представляешь? Оказывается, наши корабли им купили наши американские друзья для борьбы за свободу и демократию. И кто-то из наших на флоте им помог провернуть эту операцию.

— Ни фига себе. А что сказал Ибрагим Хван?

— Сказал, что ещё увидимся. И сказал, что надерёт нам задницу. Я тоже пообещал их командиру ракету в борт или взять их на абордаж.

— Так и сказал?

— Слово в слово – ответил Кузьмин в тишине, а потом подойдя к карте что- то измерив циркулем скомандовал Громову новый курс.

Внезапно сигнальщик доложил, что на американской корабле потухли все фонари, и он исчез в темноте.

Кузьмин бросился к локационной станции. Отметки эсминца «Джон Смит» не было видно. Он исчез.

Обалдевшие офицеры посмотрели друг на друга.

— Технологии «Стелс» — покачал головой Ким – я слышал о них, теперь и увидел воочию.

— А как воевать с этим «Стелсом»?

В ходовую рубку вошёл Полищук в своей привычной тропической форме:

— Что думаешь командир об этом Джоне Смите?

— А что думать? То и думаю, что плохо. Раньше мы думали, что имеем дело с пиратами, а оказывается имеем дело с державой по имени Соединённые штаты Америки. И это плохо для нас.

— Мичман Даниленко, пока мы вели переговоры на высшем уровне, заглянул под брезент на вертолётной площадке. Там находятся три катера, причём без рулей, мест для пассажиров и команды, как торпеды.

Кузьмин задумался.

— Нам в училище рассказывали про беспилотные катера-камикадзе с большим зарядом взрывчатки, управляемые по радио – сказал Ким, что-то вспоминая. Они могут идти даже под водой на глубине 2-3 метра.

— Вот Александр только этого нам и не хватает для полного счастья? – покачал головой Кузьмин – умеешь ты настроение испортить. А управление катерами как?

— Дистанционное по радиоканалу или через спутник.

— Охренеть – сплюнул Кузьмин на палубу, чего никогда не делал.

Через два часа «Туман» заходил на рейд острова Ндао.

— Утром к «профессору» на доклад – сказал зевая Кузьмин — что ты думаешь Саня про совпадение имени командира и названия их корабля.

Ким пожал плечами:

— В петровские времена армейские и кавалерийские полки называли именами командиров. А сейчас такое тоже возможно, но тогда это корабль спецназначения, который с приходом нового командира меняет и имя. Надо посмотреть в Джейне. Там наверняка есть все Арли Берки.

— Ладно, это всё завтра. А сейчас спать. На ходовой вызовем командира БЧ-2. Я же подремлю в своём кресле.

Ким с трудом добрался до своей койки. Глаза его смыкались. Почувствовав подушку он моментально уснул, не имея даже сил раздеться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.