Блытов В. Чёрное золото. Бой (глава из остросюжетного приключенческого романа)

Борт СКР «Стерегущий»

Forums.airbase.ru

На юте гремели выстрелы. Пули стучались в рубку корабля и рикошетили от брони. Танкер остался где-то сзади и теперь «Стерегущий разворачивался для боя с высыпавшими из-за островов катерами.

— Командир, может перейдём на центральный – предложил старпом.

— Нет это не такой бой при котором надо уходить – поморщился командир – скомандуйте закрыть все иллюминаторы броняшками в ходовой рубке, а то нам здесь все стекла разнесут.

Матросы из боевой части один, ответственные за ходовую рубку побежали закрывать иллюминаторы броняшками.

— Командир БЧ-2. Отражение атаки вооружённых катеров по курсу корабля – скомандовал командир на КП командира БЧ-2.

— Есть товарищ командир – раздался голос старшего лейтенанта Аюпова – разрешите на открытие огня.

— Разрешаю — скомандовал командир.

Загрохотало выстрелами носовое 100 мм. орудие. С кормы полетели, в сторону снявшегося с якорей танкера, снаряды двух комплексов «Кортик-М».

Внезапно, что-то грохнулось внутри корабля, пропал свет и замолкло носовое орудие. Корабль сразу резко сбавил ход.

— Командир БЧ-5 что у вас там? — закричал командир.

— Обесточена носовая электростанция. Разбираемся – раздался озабоченный голос старшего лейтенанта Стоцкого, оставшегося за командира БЧ-5.

— Что там? Не понимаю, как можно снимать питание в бою – проворчал замполит, стоя за спиной командира.

— Михаил Петрович – ведите прокладку и навигационный журнал – скомандовал спокойно командир.

Зажегся свет и сразу начало стрелять носовое орудие.

— Товарищ командир. Носовая электростанция не отвечает. Нагрузку приняла кормовая машина – доложил старший лейтенант Стоцкий.

— Разбирайтесь и запускайте носовую машину – приказал командир.

Теперь «Стерегущий» резко сбавивший ход, догонял снявшийся с якоря танкер и делая небольшой коордонат. С танкера поливали огнём из пулемётов и автоматом пираты, столпившиеся на носу.

Малый ракетный корабль «Молния» теперь встал между катерами и потерявшим ход «Стерегущим» и прикрывал его, как мог огнём кормовых автоматов.

Внезапно подалось питание. Это Асланбек Бекбулатов запустил и освободил от пиратов носовую электростанцию.

— Командир у нас двое убитых морских пехотинцев в поперечном коридоре и лазарете – доложил хмуро Шпагин, вошедший в ходовую рубку – пираты, находившиеся там освободились. Видимо пропадание питания их рук дело. Наши все сдерживают этих рыбаков от ангара. Пока получается, но есть раненые. Начинаю перекрывать корабль по второй палубе. Объявите по боевым постам, чтобы задраились намертво и никому не открывали двери. А мы с Устюжаниным, Михайловым, Полищуком и их людьми будем потихоньку будем выжимать их и уничтожать. Есть несколько раненых. Доктор начал операцию в кают-компании.

— Петропалыч. Обеспечьте безопасность ходовой рубки и основных постов БЧ-5. Без этого нам не выстоять – спокойно сказал командир и учти нам нужна вертолётная площадка. Вертолёт некуда будет сажать, а долго он не продержится

— Сделаем – сказал Шпагин, улыбнулся и кивнул головой.

За ним хлопнула дверь ходовой рубки.

Через минут пять в ходовую рубку с автоматами и снайперской винтовкой зашли три морских пехотинца.

— Товарищ командир старшина 2 статьи Алмазов. Прибыли в ваше распоряжение для охраны ходовой рубки.

— Тогда так – скомандовал командир – вы со снайперской винтовкой встанете на борт и начинайте уничтожать на танкере пиратов. Их надо заставить замолчать. А вы Алмазов обеспечьте, чтобы ни один пират не помешал работе ходовой рубки.

— Есть товарищ командир – доложил старший матрос Железнов и вышел на левый борт.

— Есть — ответил Алмазов и вышел со вторым морпехом из ходовой рубки.

Спустя несколько минут загремели выстрелы снайперской винтовки. Пулемётный огонь с танкера практически сразу стих.

«Стерегущий» набирал ход и выходил против катеров параллельно «Молнии».

— Командир что у вас там? – раздался по рации спокойный голос Кузьмина.

— Есть проблемы, стараемся их решить. Держите наш левый борт. Почему носовое орудие не работает у вас.

— Снаряды кончились. Можем работать только кормовыми автоматами и пулемётами с ходовой рубки – доложил Кузьмин.

Из-за ближайшего острова выскочили ещё катеров десять и на огромной скорости понеслись сторону «Молнии».  На одном из первых катеров блеснул выстрел гранатомёта. Попало в левый борт «Молнии» снеся за борт ракетную установку левого борта. «Молнию» сразу затянуло черным дымом.

— Надо прикрыть ребят – прошептал старпом.

— Вижу – нервно почесал командир правое ухо.

Весь огонь этих катеров приходился на «Молнию».

— Командир БЧ-3 приготовить РБУ-6000 для стрельбы по надводным целям. Заглубление ноль, пеленг 25 левого борта дистанция 4000 метров.

Раздался рёв пускаемых ракетных снарядов. Через некоторое время немного левее группы катеров раздался мощный взрыв. Несколько катеров, шедших левыми разнесло сразу в клочья и лишь те, которые были правее развернулись и стали уходить на максимальной скорости в сторону острова.

— Товарищ командир спасибо – раздался голос Кузьмина — помогли.

— Что там у вас? – спросил командир – здорово вас?

— Снесло ракетную установку. Повреждена надстройка по левому борту. Был пожар потушили. Спасибо вы помогли.

— Кто ещё с тобой из наших – спросил с улыбкой командир.

— Все со мной и ещё есть механики с танкеров и переводчик китаец.

Командир задумался.

— Переводчик — это здорово. Нам его не именно и не хватает.

— Передадим, как только будет возможность. Вижу у вас там бой в корме серьёзный.

— И не только в корме, но и внутри идёт бой.

И как будто кто-то услышал слова командира и снова защёлкало где-то в щитах и опять погас свет. Это Бамбанг выключил питание в кормовой электростанции.

«Стерегущий» как бы натолкнулся на препятствие и стал резко сбавлять ход. Танкер стал его настигать, уходя немного в сторону видимо, чтобы таранить «Стерегущий» в борт.

— «Молния!» У нас опять проблемы. Блокируйте нападающие на нас катера – передал командир приказание по связи.

— Понял – спокойно ответил Кузьмин по связи.

Орудия и автоматические пушки «Стерегущего» молчат из-за отсутствия питания.

«Молния» быстро занимает позицию между «Стерегущим» и катерами. Развернувшись бортом к нападающим катерам отбивает атаку из автоматов и пулемётов на сигнальном мостике.

Закончился дождь, проглянуло солнце и в свете ярких солнечных лучей и бьющей в глаза зелени соседних островов картина боя кажется совсем нереальной. Катера нарвавшись на огонь разворачиваются, отходят, как бы выжидая момент для новой атаки на «Стерегущий».

— Товарищ командир танкер по левому борту курсом на корабль, дистанция 6 кабельтовых – доложил сигнальщик.

Командир выглянул на сигнальный и увидел, ка на маленький СКР неотвратимо надвигается острый форштевень танкера.

— Питание, питание и ход – шептал командир, сохраняя спокойное выражение лица.

— Дистанция 4 кабельтовых – спокойно докладывает сигнальщик в ходовую рубку.

— Дистанция 3 кабельтовых – продолжает сигнальщик.

— ПЭЖ – ходовая рубка – взрывается старший помощник – срочно давайте питание.

Командир укоризненно посмотрел на старпома, но ничего не сказал.

Группа катеров обошла «Молнию», которая могла стрелять только кормовыми автоматами и начала приближаться теперь с кормы к «Стерегущему». Восемь катеров неслись поливая пулемётным огнём «Стерегущий»

Внезапно из облаков вынырнул вертолёт КА-27.

— Самокат, я Бублик. Атакую – раздался спокойный голос Красука.

— Бублик я Молния – не попади в меня – прозвучал голос Кима.

— Саня не попаду, мы виртуозно постараемся – спокойно с какой-то усмешкой в голосе ответил Красук.

Вертолёт окрасился белыми дымами и ракеты понеслись к идущей в атаку на «Стерегущий» группе катеров. Резиновые обшивки катеров взрывающиеся ракеты рвали в клочья. Атака была сорвана и только оставшиеся на воде два катера развернувшись быстро стали удаляться.

— Где-то что-то щёлкнуло в ходовой рубке «Стерегущего». Было слышно, как срабатывают автоматы в щитах.

Рулевой доложил:

— Товарищ командир питание на рулевую колонку подано.

— Право на борт – скомандовал командир и выскочил на сигнальный мостик, где снайпер Железнов не давал пиратам высунуться из-за борта.

Нос танкера неумолимо надвигался на борт «Стерегущего». Ударило носовое орудие, развернувшиеся в сторону танкера. Но снаряд прошёл мимо, рядом с ходовой рубкой. Видимо это повлияло на пиратов на танкере и нос его отвернул немного вправо в сторону кормы «Стерегущего».

«Стерегущий» дал ход, но развить скорость и уйти от удара танкера он уже не мог.

Нос «Стерегущего» уходил от удара в результате разворота, но корма была под ударом.

— Командир БЧ-2 в танкер не стрелять. Взлетит на воздух. Там же топливо – опять же спокойно приказал командир.

— Есть не стрелять по танкеру – ответил старший лейтенант Аюпов.

И танкер ударил носом в корму «Стерегущего». Ударил не сильно, как бы толкнул, но порвал обшивку.

— Товарищ командир пробоина в корме в районе поста буксируемой гидроакустической станции – доложил командир БЧ-7 Федорчук – есть поступление воды. Боремся за живучесть.

— Товарищ командир пираты через пост СКПВ (стартовый командный пункт вертолётов) прорвались внутрь корабля на вторую палубу – доложил по рации Полищук – руководителя полётов успели эвакуировать. Ведём бой.

«Стерегущий» медленно набирал ход и отрывался от неуклюжего танкера

— Пришлите всех снайперов в ходовую рубку. Они здесь сейчас нужнее – приказал по рации командир Полищуку.

Через несколько минут в ходовую рубку вбежали два снайпера со снайперскими винтовками.

— Товарищ командир по вашему приказанию прибыли Николаенко и Буревой – доложил один из них.

— Давайте ребята на сигнальный – приказал командир похлопав по плечу одного из морпехов, раскрасневшегося от бега – задача не дать на танкере никому поднять голову и стрелять по кораблю.

Оба пехотинца выскочили на борт к своему товарищу Железнову и через небольшое время загремели выстрелы, не дающие никому из пиратов поднять на анкере голову.

— Товарищ командир – доложил по рации Шпагин – пираты в кормовой электростанции обезврежены, вернее уничтожены Машкой.

— Это как? – спросил командир замполита.

То лишь недоуменно пожал плечами.

— Отбиваем атаку прорвавшихся пиратов в корпус корабля – доложил Шпагин.

— Давай Петропалыч. Не дай им прорваться более никуда в машины – приказал командир.

— Не дадим теперь – ответил Петропалыч.

— Самокат я Бублик – раздался голос Красука по связи – я пустой и керосин заканчивается. Ухожу на вынужденную на острова.

Командир выскочил на борт сигнального мостика и увидел, что оставшиеся катера скрываются за островами, а развернувшийся танкер пытается скрыться.

— «Молния» — я «Стерегущий» мы становимся по правому борту танкера, вы по правому и берём в два огня. Использовать только наручное стрелковое оружие, чтобы танкер не взлетел на воздух. Там наш на борту Литовченко и командир БЧ-5.

— Литовченко не жалко – весело доложил Кузьмин – туда ему и дорога, а вот деда жалко.

Корабли начали настигать танкер, становясь с левого и правого бортов.

 — Товарищ командир. Нам удалось выбить пиратов со второй палубы и загнать их назад на вертолётную площадку и видимо в ангар. Начинаем операцию по их ликвидации – доложил по рации Шпагин – с «Молнии» помогает Ким со снайперской винтовкой. Им ничего не остаётся делать, как прыгать в воду.

В корме ещё гремели выстрелы, раздалось несколько взрывов гранат.

Командир взял трубку радиостанции «Рейд»:

— Танкер я «Стерегущий» сбросить ход и встать в дрейф, иначе будете уничтожены.

Командир повторил приказание и на английском языке.

Танкер начал сбавлять ход и потом резко повернул вправо как бы перерезая курс «Стерегущего». Командир был вынужден тоже сбросить ход и даже дать задний ход, чтобы не столкнуться с танкером.

— «Стерегущий» я «Молния» — доложил Кузьмин – они с того борта спустили скоростной катер, и он уходит прикрываясь танкером. У меня носовые не работают.

— Пусть уходят. Разберёмся потом. Сейчас главное танкер. Там топливо, и он нам нужен – сказал командир.

— Понял главное танкер – спокойно ответил Кузьмин.

— Попросите своего переводчика по трансляции передать на танкер, чтобы пираты сложили оружие и не сопротивлялись. Будем высаживать к ним на борт досмотровую партию.

Через какое-то время зазвучал по корабельной трансляции голос Юй-Луня, передавшего что-то пиратам на нескольких языках. Трансляция верхней палубы «Молнии» гремела на все окрестности.

— Командир мы сдаёмся. Вооружённые люди, оставшиеся на танкере согласны сложить оружие – сказал по-русски голос Ван Бао – ваши моряки освобождены, и никто из них не пострадал. Двое ваших ушло по своему желанию на катере с их старшим по имени Агунг. Мы все благодарим вас за освобождение.

— Крутит, по-моему, что-то этот китаец – осторожно сказал от штурманского стола замполит.

— Понятно, что крутит. Наша задача все же сейчас заправится от этого танкера и наших людей забрать.

Командир взял в руки микрофон и нажав кнопку ПЭЖа вызвал Стоцкого.

— Что у нас с машинами и топливом?

— Топливо на нуле товарищ командир, а в кормовой машине выведена из строя кормовая электростанция. Полный ход не дадим, но половину наверно сможем выдать.

Командир поморщился, покачал головой о чем-то задумавшись. В ходовой рубке стояла тишина – командир думает.

— Товарищ командир. Ангар, вертолётная площадка очищены от пиратов – внезапно доложил по рации голос Шпагина – трое сдались в плен, трое предпочли прыгнуть за борт, остальные уничтожены. Наши потери — четверо раненых на операции, трое убитых – это морпех, стоявший у трапа Корнеец, и в лазарете и поперечном коридоре Ревницев и Макарчук. Очень помог нам старшина 2 стать Бекбулатов. Будучи раненым он сумел освободить от пиратов носовую электростанцию и обеспечил ход, а потом выдержал схватку в кормовой электростанции. Ранен. Отправлен к доктору.

— Принято – ответил тяжело вздохнув командир – пленных запереть под охраной и приготовить группу к высадке на танкер.

— Есть – ответила рация

Командир ужу отойдя от своего кресла, вдруг что-то вспомнил и опять схватил рацию:

– Петропалыч. А принять на вертолётную площадку вертолёт мы сможем?

— А почему нет? Сможем, если прикажите. Не знаю, как там в СКПВ у них с приборами, а площадка позволяет.

— Бублик я Самокат – вызвал командир вертолёт – вы уже выключились?

— Пока садимся. Площадку выбирали – ответил Красук.

— До корабля керосина вам хватит?

— Попробуем – раздался радостный вскрик Красука – без запаса дойду на честном слове и на одном крыле. А что?

— Вам следовать на корабль. Заводку не гарантирую, но площадка для приёма вертолёта вроде исправна. Сейчас ее готовят.

И все вдруг увидели, как в лучах солнца с одного из далёких островов взмыл вверх вертолёт и направился по прямой к кораблю.

После приёма вертолёта корабль направился к танкеру.

— «Молния», как у вас с топливом? – запросил командир по связи.

— Не помешало бы дизельное топливо и вода.

— Тогда планируйте подойти к нашему правому борту, после того, кок мы ошвартуемся левым бортом у танкера.

— Понял. Выполняем! – радостно ответили одновременно в два голоса Ким и Кузьмин.

«Молния» развернулась и немного отошла в сторону от кораблей, готовящихся к взаимной швартовке.

Ким и Кузьмин, стоя на синельном мостике, разглядывали родной корабль. Раздался стук тяжёлой двери и на сигнальный вышли Юй-Лунь, Сю-Инь, Славик Потоцкий и кто-то из гражданских механиков.

— К вам можно?

— Да проходите – заулыбались и Кузьмин, и Ким.

После швартовки «Стерегущего» у танкера, к его правому борту стала швартоваться «Молния»!

На борту «Стерегущего» и «Молнии» толпились матросы, мичмана, офицеры которые радостно приветствовали друг друга, махали руками. Радость была всеобщей, что даже медведица Машка подпрыгивала на двух задних лапах размахивала передними лапами рядом с матросом Евстигнеевым, ее ближайшим другом, изредка оглядываясь на него. Мол правильно я делаю?

На сигнальном мостике стояли построившись командир «Стерегущего» капитан 2 ранга Матвеев, рядом с ним стол замполит Сотников, старпом Мещеряков и отдавали воинскую честь.

— Я сейчас – шепнул Ким Кузьмину, тоже отдававшему честь и скрылся в ходовой рубке.

И буквально сразу по верхней палубе «Молнии» заиграл записанный по трансляции сигнал горном «Захождение» и ему тут же отозвался горн со «Стерегущего».

Ким вернулся и встал рядом с Кузьминым.

— Откуда? – шёпотом спросил Кузьмин.

— Да нашли в трансрубке старую запись. Вот я и скомандовал поставить.

Кузьмин довольно улыбнулся

— Отдать носовой швартов – скомандовал Кузьмин.

И через две минуты корабли стояли борт о борт. Моряки и офицеры ринулись навстречу друг другу.

По верхней палубе «Стерегущего» раздалась знакомая всем мелодия «Прощание славянки»

— Командир малого ракетного корабля «Молния» и офицеры корабля приглашаются в ходовую рубку «Стерегущего» — раздалась команда по корабельной трансляции.

— Пойдём – толкнул Ким Кузьмина и тот ему ответил виноватой улыбкой.

— Славик – бери с собой всех гражданских механиков – скомандовал Кузьмин – а ты Саня бери Юй-Луня и Сю-инь и пошли, и он радостно потянулся и прокричал – Домааааааааааааааа!!!

И ему радостно вторили Ким и Потоцкий, радостно размахивая руками, прыгая и обнимаясь.

Когда подошли к борту «Стерегущего», то увидели старшего мичмана Даниленко со Светланой, обнимающегося на «Молнии» со спецназовцами и морпехами Полищуком, Устюжаниным, Макаровым, Кравчуком, Симоновым, Мишкиным и ещё с кем-то.

— Евгений Михайлович – пойдём с нами – предложил Кузьмин Даниленко.

Тот улыбнулся хитро и ответил:

— Нет товарищ командир. Подальше от начальства поближе к кухне. Мне ещё своему командиру отчёт писать – посмотрел на Полищука и все рассмеялись.

— Сейчас пойдут небось шило пить – шепнул Ким Кузьмину.

Но тот лишь отмахнулся рукой:

— Да пусть идут. Заслужили. Если бы не они, бог знает, что было бы со всеми нами?

Кузьмин первым перепрыгнул на борт «Стерегущего» и Ким во весь голос закричал «Смирно», а по кораблю раздались три длинных звонка, сигнализирующих, что командир сошёл с корабля.

В ходовой рубке всех прибывших встретили дружеские объятия, прибывших на встречу офицеров. На глазах командира сверкали слёзы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *