Блытов В. Черное золото. Операция «Ловля страуса»

Есть заблуждение, что при опасности страусы прячут голову в песок. Это не так, страусы не прячут голову в песок. Когда пугаются, страусы бегут и бегут очень быстро, разгоняясь до 100 км/час. На самом деле они в песке просто ищут камни, необходимые их желудкам для лучшего пищеварения

Проходим на траверсе порт Джорджтаун – столицу штата Пенанг – громко доложил зам по воспитанию – впереди Индийский океан.

— Товарищи офицеры, а можете мне сказать, чем знаменит этот порт для русского флота – внезапно спросил командир корабля командиров боевых частей, собравшихся в ходовой рубке.

— Может здесь останавливалась эскадра адмирала Рождественского, идущего на бой в Цусимский пролив – ответил более или менее начитанный командир БЧ-2 старший лейтенант Аюпов.

— Не совсем верно – сказал командир – можно сказать даже, что совсем неверно, хотя один из кораблей эскадры Рождественского здесь действительно был, но уже на возвращении в Россию. О нем и идет речь. Что это за корабль?

— Может крейсер «Аврора»? – ответил неуверенно зам по воспитанию.

— Почти рядом, но не «Аврора» — усмехнулся командир.

— Тогда наверно крейсер «Аскольд» я В у Валентина Пикуля читал – слегка покраснев – сказал громко командир БЧ-5 капитан-лейтенант-инженер Венедиктов.

— Неправильно Радий Петрович – улыбнулся командир, хотя «Аскольд» здесь действительно проходил.

Он еще раз оглядел свое «воинство» и усмехнулся:

— Историю военно-морского искусства учить надо и не только, что написано в учебниках, но и иногда заглядывать и в другую литературу. Неужели никто не сможет ответить, на такой простой вопрос?

— Товарищ командир разрешите мне попробовать – внезапно раздался голос особиста из самого угла ходовой рубки.

Давайте Петр Палыч. Раз нашим моряки не могут ответить, то слово вам.

Особист вышел на середину ходовой рубки и усмехнулся:

— Ответ весьма простой. Крейсер «Жемчуг» занимался поисками немецкого рейдера «Эмден», значительно вредившему судоходству в Индийском океане и Малаккском проливе зашел сюда для ремонта котельной установки. 28 сентября по старому стилю в 5 утра немецкий крейсер «Эмден» прошел на рейд, где стоял крейсер «Жемчуг» и открыл ураганный огонь из всех орудий.

Брандвахтенный французский миноносец «Муске» принял его в утренней дымке за возвращающийся с моря английский крейсер «Ярмут». Для полной видимости немцы смастерили четвертую трубу из дерева, обтянув их брезентом.

На «Жемчуге» к нападению на рейде нейтральной страны не ожидали. Командир барон Черкасов находился на берегу с женой, приехавшей по его приглашению. Все погреба были заперты на замки, а ключи находились у старшего офицера старшего лейтенанта Кулибина. Огнем крейсер «Эмден» сметал все, что находилось на палубе. Снаряды, выпущенные с очень близкого расстояния пробивали броню крейсера. Впоследствии, те, кто сумели выскочить на палубу и спастись, рассказывали, что лица немецких матросов и офицеров были даже весьма различимы. «Жемчуг» горел и тонул, став жертвой расхлябанности своих командиров.

— И так все закончилось Петр Павлович?

— Не все офицеры, кондукторы и матросы стали бросаться за борт. Значительная часть бросилась к орудиям. И несмотря на то, что погреба были заперты, по несколько снарядов имелись в кранцах первых выстрелов и их храбрые матросы, и офицеры во главе со старшим офицером Кулибиным, лейтенантом Рыбалтовским, мичманом Сипайло использовали сполна. Погиб у орудия мичман Сипайло вместе ос всем расчётом, но лейтенант Рыбалтовский сумел всадить несколько снарядов в «Эмден» и причинить ему некоторые неудобства. Командир счел за необходимое срочной уйти. По пути «Эмден» потопил, пропустивший его на рейд французский брандвахтенный миноносец.

Крейсер «Жемчуг» спасти не удалось. Слишком велики были разрушения и пробоины. Погибли умерли от ран, по-моему, 1 офицер и около 90 матросов и кондукторов. Были тяжело ранены 2 офицера и несколько десятков матросов. Я правильно излагаю Александр Иванович?

Командир усмехнулся. Потел подбородок и ответил:

— На удивление правильно, даже с фамилиями все правильно.

— Очень интересно – сказал командир БЧ-7 Федорчук – а как все закончилось?Никого не наказали? Ведь погиб целый крейсер.

— Нет, было большое разбирательство- ответил командир — командир и старший офицер были разжалованы в матросы, но в ходе первой мировой войны обоим были возвращены звания. Надо отметить бывшего старшего лейтенант Кулибина, который за смелость и отвагу получил два георгиевских солдатских креста, так как был в команде разминирования немецких мин, называвшийся «клубом самоубийц». По ходатайству командующего Балтийского флота адмирала фон Эссена ему было возвращено сначала свое звание, а затем тут же присвоено звание капитана 2 ранга. Он был назначен командовать эсминцем «Расторопный». В ходе февральской «бескровной революции был ранен матросами и умер в госпитале.

— Ничего себе судьба – протянул Федорчук растеряно – а к тому знаменитому изобретателю Кулибину, он имеет отношение?

— Как ни странно да, имеет – ответил опять командир – он является родным внуком выдающегося механика-изобретателя Кулибина Ивана Петровича, получившего кстати за свои изобретения потомственное дворянство.

Офицеры слушали затаив дыхание. Командир БЧ-7 Федорчук, подойдя к «Визиру», стал разглядывать вход в залив Пенанг.

— Там кстати есть памятники нашим погибшим морякам, которые похоронены там же — заметил особист.

— Петр Павлович – а откуда у вас такие знания? – спросил командир – интересовались?

— Изучали в нашей бурсе – посмотрел особист в глаза командиру и усмехнулся – там налицо гибель корабля по причине расхлябанности и разгильдяйства командования, приведшего к гибели крейсера и значительной части команды. А это уже наша компетенция, — особист внезапно зевнул, но быстро прикрыл рот рукой и потом закончил — что нам надо сделать, чтобы это не повторилось.

— А как вы считаете, что нам надо сделать? – спросил особиста командир.

— Вы делаете вроде все и ваши помощники тоже. Но я бы предусмотрел размещение в одном из носовых кубриков взвода наших обученных помощником морских пехотинцев вместе с оружием. Чтобы они не были разбросаны по разным кубрикам, а были собраны месте. так удобнее. На стоянках выставление по бортам вахт ПДСС с обязательным гранатометанием. Выдал бы оружие офицерам.

— Командир БЧ-2 и помощник вы слышали?- спросил командир.

— Так точно – ответил помощник командира.

– Выполняйте, чтобы наш «Стерегущий» не превратился во второй «Жемчуг». А здесь все может быть. Пираты хорошо вооружены современным оружием и способны на многое. Это показал захват наших матросов и офицеров. Никогда себе этого не прощу – в глазах командира показалась слеза.

Командир подумал, а потом сказал:

— А теперь идем на в сторону Диего Гарсия.

— А зачем в сторону Диего-Гарсия? – спросил Аюпов.

— Чтобы ввести противника в заблуждение. У пиратов здесь глаза – ответил командир. А дальше начинается операция «Ловля страуса»

— Что это за операция? – спросил Венедиктов, любивший всякую экзотику.

— Так я решил назвать, то что мы здесь ранее обговаривали.

Поэтому отходим подальше от пролива. Останавливаем любой танкер, под удобным для нас флагом, сажаем на него наших морпехов под командованием Устюжанина. А сами следуем за ним на дальности радиолокационного контроля. Вертолет держим в готовности к вылету с группой спецназа Полищука. Вертолет, обязательно вооруженный НУРсами и пулеметом.

— Понял товарищ командир – сказали одновременно капитан Хачатуров – командир БЧ-6 и капитан Красук – командир вертолета.

Да так сказали, что оба рассмеялись, а вокруг их смехом поддержали все.

— Хорошо смеется тот кто смеется последним — сказал зам по воспитанию.

— Значит объявляют операцию «Охоту на страуса» начавшийся, всем боевая готовность номер, отделение морпехов готовность к пересадке на танкер — скомандовал командир.

Устяжанин кивнул головой.

— Спецназу готовность к немедленной по команде посадке в вертолет. Проверить связь мичман Кривошея. Не будет связи все пойдет насмарку, можем потерять людей.

Командир тяжело вздохнул видимо вспомнив об уже потерянных людях.

Все командиры боевых частей и подразделений смотрели выжидающе на командира.

— А да забыл помощник и кто у вас возглавляет взвод усиления морской пехоты?

— Лейтенант Кромченко БЧ-3.

— Да, да знаю – махнул рукой командир – пусть переезжает в носовой кубрик номер один. Оборудовать там шкафы для хранения оружия и боезапасов. Расписать всех по занятию мест по тревоге при нападении на корабль. Выставить вахты по бортам. И всем офицерам получить в арсенале личное оружие. Все оружие отстрелять сегодня по бочке. И всем офицерам и морпехам и взводу усиления морской пехоты. Помощник организовать все это до посадки людей на танкер.

Командир еще раз оглядел собравшихся:

— С Богом, если все понятно, то по местам. И давайте подбирать танкер или контейнеровоз на который могут среагировать пираты.

— Контейнеровоз наврятли – задумчиво сказал Шпагин – они специализируются на нефти. Скорее всего у них протоптанные связи по реализации танкеров и нефти.

— Ну да танкеров здесь полно. Значит надо смотреть на флаги. Раз они не нападают на флаги западной Европы, США и Японии. Большой, но флаг такой страны за которую могут не накостылять.

— Александр Иванович, а слышали про удобный флаг?

— Слышал. Поэтому предварительно надо переговорить по радио с командиром и узнать кто за ними стоит – невозмутимо и спокойно ответил командир – и надо помнить, что времени и горючего у нас уже маловато.

— Это точно — подтвердил командир БЧ-5.

— Товарищ командир Ваш пистолет – сказал командир БЧ-2, подойдя к командиру, сидевшему в своем походном кресле и задумчиво смотревшим на горизонт.

Он положил пистолет на походный столик. Сзади его стоял с книгой арсенальщик в чистой робе.

Командир достал пистолет из кобуры. Посмотрел на него. Достал магазин и увидел, что патроны на месте. Проверил запасной магазин.

— Мы зарядили оба магазина – сказал тихо командир БЧ-2.

— Понятно Ринат Азнагулович. Спасибо. Правда тяжелый, но раз приказал – значит надо вооружаться. Не на прогулку идем

— Давайте вашу карточку – заместитель и распишитесь в книге – он положил на стол командиру книгу.

Командир вручил свою карточку-заместитель командиру БЧ-2, нашел в книге свою фамилию и расписался.

— Как там отстреляли автоматы и пистолеты? – спросил командир.

— Так точно отстреляли, товарищ командир – ответил командир БЧ-2.

— Как стрелял наш взвод усиления? Как стреляли?

— Вполне прилично – ответил командир БЧ-2 – вы не хотите отстрелять свой пистолет пока стоим в дрейфе?

— Не надо – улыбнулся командир – надеюсь, что мне он не пригодиться. У меня вон сколько вас. Надеюсь, что до меня не дойдет. А Литовченко выдали пистолет?

— Нет. Команды не было.

— Ладно пока не надо. Если попросит, то дадим.

На мостик поднялся особист.

Командир среагировал на хлопнувшую входную дверь и повернулся. Увидев особиста он улыбнулся:

— Проходите ко мне Петр Павлович. Как там наши дела?

Шпагин подошел к столику и ответил:

— Аталгиреев и Бергер молчат и требуют, чтобы их освободили. Владивосток и Москва дали ответы.

— Идите Аюпов. Занимайтесь вашими делами – отпустил командир командира БЧ-2 и арсенальщика.

Через несколько секунд хлопнула за ними входная дверь.

— И что у нас там Петр Павлыч?

Особист улыбнулся, выдохнул воздух и ответил, потерев висок пальцем, видимо решая, что и как доложить командиру.

— Много интересно. По данным Москвы Аталгиреев имеет связи с «братьями-мусульманами», в том числе с чеченскими боевиками. Это такая радикальная мусульманская организация крайних взглядов. Их еще называют «вахабиты». А вот Бергер гораздо сложнее. Он замечен в связях с НАТОской разведкой.

— А что же раньше это было не узнать? – с усмешкой спросил командир.

— Не в качестве оправдания Александр Иванович. Я виноват и уровень своей вины понимаю – ответил Шпагин — они пришли на корабль с адмиралом Литовченко. И он гарантировал, что это проверенные люди. Я каюсь, запросил все же Москву. Ответы лежат у меня.

— И что?

— Ответили, что все нормально. Что это люди от Гуссейнова.

— И что это значит?

— Это значит, что в нашей конторе в Москве их кто-то хорошо прикрывает. Если бы во Владивостоке у меня была новая информация о них, то наверно все было бы иначе. И возможно наши люди были бы живы и целы.

— Да – задумчиво протянул командир – а вы хотели устроить радиоигру с пиратами.

— Да, но ни Бергер ни тем более Аталгиреев – он тяжело вздохнул – пока не соглашаются.

Командир задумчиво посмотрел на особиста:

— Ну работайте. Может что-то удастся сделать.

— Надо продумать, что сказать адмиралу Литовченко, если он заинтересуется – сказал особист глядя командиру в глазе.

Командир с удивлением удивился коричневатой радужкой в его серых глазах.

— Я уже сказал – сказал командир усмехнувшись – сказал, что они сейчас в изоляторе по подозрению в тропической лихорадке. Сами обратились к врачу и появилось подозрение. Проверим. Выпустим.

На ходовой прибыл помощник доложить, что отстрел оружия закончен.

— Разрешите идти. Товарищ командир – спросил особист.

_ А вам пистолет выдали?

Особист усмехнулся и достал из внутреннего кармана маленький пистолетик.

— Ты смотри ПСМ – удивился командир — слышал, но первый раз вижу.

— Нам в нашем управлении выдают только такие последнее время в дальние походы – ответил особист – разрешите идти.

— Да конечно. Если что мы вам будем помогать всеми силами. От вас много зависит.

Командир переключился сразу на прибывшего помощника.

— Как у нас там Олег Константинович? Как отстрелялись?

— Нормально товарищ командир. Все офицеры, кроме вас и адмирала Литовченко.

— С адмиралом понятно – поморщился командир – а я пока не буду, хотя пистолет мне выдали – он показал на лежавший на походном столе пистолет с кобурой.

— Взвод лейтенанта Кромченко разместили в кубрике номер один. Штурманов и минеров перевели в четвертый кубрик.

— Тогда приступаем к операции «ловля страусов»?

— Так точно товарищ командир готовы ответил помощник и зевнул, машинально прикрыв рот рукой.

— Не выспались – сочувственно спросил командир.

— А кто в море спит? Некогда. Слишком много работы. Разрешите?

— Да идите – ответил командир. Вахтенный офицер. Малый вперед.

С кормой корабля появился белый бурун и корабль двинулся вперед.

— Штурман курс на фарватер движения судов к Малаккскому проливу.

— Есть курс на фарватер движения судов. Курс пятьдесят шесть градусов – ответил замполит, исполняющий обязанности штурмана.

— Ложимся на курс пятьдесят шесть градусов – отозвался вахтенный офицер.

Корабль начал поворот. С ходовой рубки стал виден бурунный след по корме корабля, осуществляющего поворот.

Внезапно сзади хлопнула дверь.

— Что у нас тут командир? – раздался громкий голос адмирала Литовченко.

— Смирно – скомандовал командир и пошел встречать адмирала Литовченко.

Литовченко был в кремовой короткой рубашке, синих шортах и синей пилотке с козырьком.

— Товарищ адмирал сторожевой корабль «Стерегущий» выполняет маневр по встрече сторожевого корабля «Страшного». Командир корабля капитан 2 ранга Матвеев.

— Здравия желаю – пожал командир руку адмирала.

Проходя в свое кресло адмирал скомандовал «Вольно»

— Вольно — отрепетовал командир.

— Где мы?

— Следуем навстречу кораблям капитана 1 ранга Молоствова.

— Понятно. А заправка будет?

— Будет – коротко ответил командир – когда мы вернемся к архипелагу.

— Красиво смотрится Тихий океан. Кораблей много – адмирал рассматривал горизонт в бинокль, который всегда находился в специальном чехле.

— Мы в районе Филиппин?

— Никак нет следуем на север курсом пятьдесят шесть градусов – ответил командир.

Адмирал пожевал губами. А потом неожиданно спросил:

— А где мои офицеры? Он внимательно посмотрел на командира – Бергер и Аталгиреев?

Командир немного смешался, но потом встретив твердый взгляд Шпагина, находившегося в ходовой рубке ответил.

— Они арестованы и находятся в карцере.

— Как арестованы? – заволновался адмирал – они офицеры, подчиненные мне, и вы не имеете права их арестовывать – адмирал смачно зевнул – вот черт сплю по 25 часов, а спать всегда хочется. Во что значит чистый морской воздух. Я жду вашего ответа командир.

— Сейчас особисты уточняют личность Бергера товарищ адмирал. В отделе спецпропаганды ВМФ и ВС человек с такой фамилий не числиться. А что касается Аталгиреева, так он не военнослужащий и совсем не офицер.

— Дайте команду их выпустить немедленно – приказал адмирал.

— Я прошу прощения – внезапно вперед вышел Шпагин.

— А это опять вы. Вам нужно приказание председателя ФСБ? Я сделаю немедленно.

— Нет мне ничего не надо. Уточним личности этих людей и потом примем решение, что с ними делать.

— Вы в своем уме товарищ капитан-лейтенант? Это люди Гуссейнова. Самого Гуссейнова, который их дал мне для выполнения вашего задания. Он его оплачивает из своего кармана. У них связи на берегу и даже с пиратами.

— Вот это и плохо, что даже с пиратами. Мы сейчас это проверяем. Боюсь, что они причастны к делу по убийству и похищению наших моряков. У них оказалось нештатное вооружение и средства связи.

— Я знаю – отозвался со злостью адмирал – как бы я по-вашему связывался с Сингапуром и осуществлял поиск моряков с танкеров и наших моряков, не имея своей связи?

— Через корабельные средства связи, как это положено на боевой службе руководящими документами – вежливо ответил капитан-лейтенант.

— Мне все с вами ясно. Я уверен, что по возвращению в Россию, и вы капитан-лейтенант и вы командир лишитесь своих должностей и будете выкинуты с флота, как пробки. Я сказал все. Прошу информировать меня о своих действиях – с этими словами он встал с кресла, запустил биноклем в переборку и вышел из ходовой рубки хлопнув дверьми.

— Окуляр отломился – доложил вахтенный офицер поднимая бинокль.

— Вызовите командира БЧ-2. Пусть составит акт повреждения бинокля и сюда выпишет новый.

— Бинокль на мне числиться — доложил мичман Егунов – старшина команды рулевых.

— Я понял. бинокль мы спишем – закусил губу командир – все работаем. Вахтенный офицер дайте команду сигнальщикам докладывать обо всех танкерах, находящихся рядом. Принадлежность флага и пор приписки.

— Есть – ответил вахтенный офицер и продублировал по громкоговорящей связи команду вахтенным сигнальщикам.

Через какое-то время «Стерегущий догнал танкер, идущий под флагом Белиза со странным названием «Wei Long 15».

Когда корабли поравнялись, командир взял трубку «Рейда» и чисто английском языке запросил:

— Wei Long 15» я русских военный корабль бортовой номер семьсот двенадцать. Командир корабля Матвеев. Мне надо переговорить с вашим капитаном.

— Минуту ждать – раздался ответ по-английски.

И спустя некоторое время вдруг раздался ответ на чисто русском языке:

— Я танкер Wei Long 15». У аппарата второй помощник капитана Корнеев. Прошу сообщить, что вы хотите.

— Я капитан 2 ранга Матвеев, хочу переговорить с капитаном судна по очень важному вопросу. Готов прибыть к вам на борт на катере в сопровождении одного офицера.

— Минуту ждать.

Видимо русский помощник капитана переводил капитану суть просьбы капитан русского военного корабля.

Вахтенный офицер достал справочник и зачитывал вслух данные по танкеру:

— Танкерное судно «WEI LONG 15» (идентификационный номер станции — 312369000), позывной V3NT9. Спущен на воду в 1994 в Голландии в Роттердаме, ходит под флагом государства Белиз. WEI LONG 15 имеет размер в длину 150 метров и ширину 32 метра. Валовая вместимость нефтепродуктов составляет 10483 тонны, дедвейт – 5000 тонн, экипаж 25 человек. Капитан Густав Ван Грогген. Занимается доставкой нефти из Кувейта в Японию, порт Сасебо.

— Ничего себе какие данные. Откуда? – спросил командир.

— Так это при выходе нам в политотделе флота дали. А я принес в ходовую рубку и отдал вахтенному офицеру – доложил зам по воспитанию – ему нужнее.

— Ай молодца замполит – усмехнулся командир.

— Начинаю сбрасывать ход – доложил по связи на шестнадцатом канале УКВ второй помощник капитана танкера Корнеев – спускайте ваш баркас. Капитан танкера господин Ван Грогген ждет вас. СК.

— СК – ответил командир – все же приятно здесь иметь дело с нашими людьми — и улыбнулся.

Все в ходовой рубке заулыбались.

Так мой катер к спуску. В катер Полищука. Устюжанину быть готовыми с людьми и снаряжением перебраться на танкер. Старпома на ходовой. Пусть пока побудет здесь за меня.

— Есть катер к правому трапу – ответил вахтенный офицер и по кораблю понеслись команды.

— Командир, а можно я с тобой – вдруг спросил особист, стоявший, как всегда в стороне.

— Пойдем Петр Палыч. Поговорим с капитаном.

По кораблю неслись команды. В ходовую рубку поднялся старший помощник командира.

— Ты во что Сергей Иванович. Остаешься старшим на борту. Никакие команды, кроме моих не выполнять, от кого бы они не исходили. Особенно от Литовченко и даже с берега. Ждать моего возвращения. Понятно?

— Понятно – заулыбался старпом.

Волны большой не было. Был небольшой накат. Катер быстро подскочил к трапу, спущенному на танкере. И с ходового было видно, как командир, а за ним Полищук, а последним особист взбежали по трапу и катер сразу отскочил и закачался немного в стороне.

Встретивший их Корнеев, сказал, что его зовут Юрий Иванович пожал руку и повел всех к капитану.

Капитан сидел в своей огромнейшей каюте и ждал всех.

Когда они вошли капитан стал и пошел с улыбкой навстречу. Пожимая руку Матвееву он горячо по-английски заговорил:

— Для меня большая честь принимать у себя на борту офицеров русского военного корабля. Мы думали, что у вас война, разруха, голод и России уже нет. А здесь в Индийском океане внезапно для себя встречаем русский военный корабль.

Командир на чистом английском языке представил офицеров, сопровождавших его, назвав только звания и фамилии.

Капитан танкера пожал им горячо руки.

— Что привело вас господин капитан на наш борт? У вас проблемы? Мы только танкер. Извозчик нефти. Можем дать вам воды, если есть необходимость. Или фрукты у нес есть. Можем поделится.

— У нас скоро заправка – ответил вежливо командир – но от фруктов не станем отказываться, если вы даете от чистого сердца. Мы в море уже больше месяца.

Капитан улыбнулся и сказал Корнееву, чтобы он распорядился передать на баркас несколько ящиков бананов, апельсинов и фруктовых соков.

— Спасибо господин капитан – ответил Матвеев – с вашего разрешения я изложу, зачем мы прибыли к вам.

Капитан танкера кивнул головой.

— У нас есть сведения, что в районе архипелага Анамбас на ваш танкер нападут пираты. Их цель захватить ваш танкер. Наша цель не дать это сделать и по возможности захватить пиратов в плен. Нам надо узнать кое-какие сведения у них.

— Вы это точно знаете? – посерьезнел капитан.

— Мы предполагаем – уточнил командир – но довольно высокий процент, что это произойдет. Поэтому мы предлагаем подсадить на борт группу наших морских пехотинцев с вооружением, которые будут вас защищать от пиратов. Наш корабль будет рядом, недалеко от вас будет наш вертолет с морскими пехотинцами и вооружением и если нападение произойдет, то вертолет в считанные минуты будет рядом, да и мы полным ходом подскочим быстро.

Капитан танкера что-то раздумывал, потом встал зашагал по каюте.

— Господин капитан, а просто сопроводить нас до определенной точки за этим архипелагом, будет не проще?

— Прощу мы так и делали ранее, но пиратами захвачены команды нескольких танкеров. Сами танкера с нефтью видимо проданы, а команды томятся плену.

Про находящихся в плену своих моряках капитан не стал говорить. А зачем?

— Да я слышал о захватах танкеров, но наделся, что нас это не коснется. Но если так, как вы говорите, то мне нужно доложить судовладельцу об этом – ответил твердо капитан танкера.

— Господин Ван Грогген вы можете доложить вашему судовладельцу. Наверно даже обязаны, но вы гарантируете, что у них там — нет шпионов пиратов, которые им своевременно не передадут эти сведения? А может у ваших судовладельцев именно цель, чтобы танкер пропал и есть желание получить за это вполне приличную страховку. Такое ведь тоже бывает. Правда всем вам от этого будет нелегче. Захват танкеров по нашим сведениям проходил с применением оружия и были убитые.

Капитан танкера было вскочивший, снова сел в свое кресло.

— Ваше предложение господин Матвеев меня заинтересовало. Я готов принять на борт ваших морских пехотинцев. Давайте мне точку, где я снова встречу вас и смогу их пересадить. Сколько человек и их вооружение?

 — Пятнадцать человек во главе с лейтенантом Устюжанином. Вооружение автоматы, гранаты, гранатометы, снайперские винтовки у двух человек. Встретимся снова в точке с такими координатами — и командир протянул капитану танкера бумажку, на которой были записаны координаты.

— У меня огромная просьба господин командир – сузил глаза командир танкера – не устраивать здесь бойню. Иначе наш танкер может взлететь на воздух. Все же груз у нас взрывоопасный.

— Понятно постараемся сделать так как вы просите. Я думаю. что если пираты получат отпор, то не станут штурмовать, а просто постараются сбежать. Им не за что класть свои головы – посмотрел командир в глаза командиру танкера.

— Понял. Предлагаю выпить. У меня есть хорошее шотландское виски. Гарантирую, что в своей Московии вы такое виски не прибывали.

— Давайте не будем задерживаться. А виски выпьем, если у нас все получиться.

— Хорошо. Какие будут еще просьбы?

В дверь раздался стук и с улыбкой вошел второй помощник Корнеев.

— Я загрузил ваш катер по завязку, но все не поместилось. Маленький очень.

— Сейчас мы вызовем сюда баркас с нашими людьми и его можете нагрузить, если есть желание?

— Желание и возможности есть. А что за люди?

— Наши морские пехотинцы. Будут охранять вас от нападения пиратов.

— О понял – почесал висок второй помощник и вопросительно посмотрел на своего капитана.

Тот развел руками и ответил:

— Георг. Я думаю, что это лучший выход, который могли бы предложить нам ваши земляки. У меня нет никакого желания, работать рабом на плантациях этих скотов. Все что попросит вас капитан Матвеев надо выполнить.

Матвеев кивнул лишь головой.

— Мне надо переговорить со своим старшим помощником по радио.

— Не вопрос. Пройдемте в ходовую рубку, если вы закончили с нашим капитаном.

Капитан танкера закурил сигару и лишь кивнул головой:

— Вы поднимайтесь в ходовую рубку – закашлялся он – а я поднимусь немного позже.

Выходя Матвеев увидел, как капитан из предложенной всем бутылки, налил себе полный фужер. И увидев, что на него смотрят отсалютовал налитым янтарной жидкостью фужером.

— Порт Веди я снег один – вызвал командир «Стерегущий».

— Я Порт Веди — отозвался «Стерегущий» голосом старпома.

— Все вопросы решены, направляйте на баркасе Устюжанина с его людьми. Мы вернемся на этом же баркасе.

— Понял отправляю – отозвался «Стерегущий».

Минут через десять баркас отвали от борта «Стерегущего». Еще минут через пятнадцать здоровенные парни в пятнистых комбинезонах, и бронежилетах, c полным вооружением по очереди бегом поднимались на борт танкера.

На борту морские пехотинцы построились в одну шеренгу, и лейтенант Устжанин доложил о прибытии командиру.

Вокруг собирались матросы танкера, которые с уважением рассматривали высоких, подтянутых светловолосых парней.

— Командир я восхищен внешним видом ваших матросов – пожал командиру руку Ван Грогген.

— Не хвались на битву собираясь, а хвались с битвы с победой возвращаясь – так говорили наши предки

— И тем не менее впечатляют ваши парни. Мне хотелось бы увидеть таких же парней их Голландии, моей Родины – вздохнул капитан.

— Устюжанин быть после прохода Малаккского пролива постоянно на связи – проинструктировал командир Устюжанина. Удачи вам. Если возникнут языковые вопросы, то на танкере второй помощник капитана наш русский Корнеев Юрий.

Корнеев подошел и поздоровался за руку с Устюжаниным

— Спасибо товарищ командир на добром пожелании. Мы вас не подведем – ответил Устюжанин.

— Не меня не подведите, а наших ребят, томящихся сейчас в застенках – ответил командир и пожав руку капитан танкера, Корнееву и Устюжанину, и пропустив вперед Полищука и Шпагина, быстро сбежал по трапу на баркас

Баркас отошел от трапа и резво побежал вперед.

В ходовой рубке их встретил старший помощник.

— Ну как там?

— Виски предлагали – рассмеялся командир – давай, после того, как танкер тронется, пристраивайся ему в кильватер, а поближе к проливу нам надо пропустить впереди себя минимум три танкера, контейнеровоза или сухогруза.

— Понял – ответил старпом – а нам здесь целый катер колониальных фруктов доставили. Это от вас?

— Нет капитан угостил. Все матросам в столовую отдайте и в кают-компанию немного.

Полищук. А тебе и вертолетчикам готовность номер один, после втягивания в Малаккский пролив.

— Понял. Пошел готовится.

— А я с вашего позволения пойду займусь Аталгиреевым и Бергером. Авось удаться развязать им языки и организовать радиоигру с пиратами.

— Не расколешь их Петр Палыч. Не те люди это – вздохнул командир – очень опасные.

— Ну попробовать наверно стоит – улыбнулся особист.

 Через пару часов танкер начал входить в Малаккский пролив. С берегов Индонезии на корабли летели многочисленные разноцветные попугаи и отдохнув немного на мачтах продолжали свой полет к берегам Малайзии.

— Вахтенный офицер – обед на ходовой – приказа командир.

— Команде обедать — разнеслось по корабельной трансляции со звонками «Слушайте все».

— Справа остров индонезийский остров Суматра, слева Малайзия – доложил командиру вахтенный офицер лейтенант.

— Сингапур на траверсе – доложил зам по воспитанию – входим в Сингапурский пролив.

Командир приказал вертолет к полетам приготовить.

— Держаться ближе к острову Калимантан. Где танкер?

— Двадцать миль северо-западнее. Подходит к архипелагу Анамбас.

Командир, увидев в ходовой рубке Шпагина окликнул его:

— Петр Павлович, как ваши задержанные.

— А никак – сник Петр Павлович.

— С танкера докладывает лейтенант Устюжанин, что от островов архипелага к ним движутся на большой скорости несколько малоразмерных целей.

— Вертолет в воздух – скомандовал командир – полный вперед к танкеру.

От корабля оторвался вертолет и взял курс в сторону танкера.

За кормой «Стерегущего» сразу вырос бурун.

— Механики не подведите – скомандовал по ГГС (громкоговорящей связи) командир в пост энергетики и живучести.

— Не подведем  товарищ командир – прозвучал ответ командира БЧ-5 – механики не подведут. Вам там успеха.

Операция «Ловля страуса» начиналась.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *