Блытов В. Черное золото. «Молния» готовится к бою

фотография с yarnews.net

Бой — организованное вооружённое столкновение. Морской бой представляет собой совокупность согласованных по цели, месту и времени ударов, огня и манёвра. Является основной активной формой боевых действий кораблей и соединений, в тактическом масштабе.

Работа на корабле кипела. Боцман белой краской выводил на корме название корабля «Молния». На сигнальном мостике Кузьмин готовил фалы к подъему военно-морского флага СССР.

Ким, уже переодетый в синюю робу, доложил Кузьмину, что установить связь со «Стерегущим» пока не удалось, но старшина 2 статьи Ушаков занимается установлением связи.

Подошли с буфетчицей Светланой и Сю Инь старший мичман Даниленко из поселка. Матросы несли какие-то коробки.

— Что это? — спросил у Даниленко Кузьмин.

— Это продовольствие для камбуза. Там фрукты, бананы, есть консервы, но надо еще сходить.

— Светлану, Сю Инь и Юй Луня поселить в моей каюте. Пусть девушки займутся камбузом. Юй Луня попрошу заняться ранеными и нашими и пиратами.

— А что будем делать с пленными пиратами? – спросил со стенки старший мичман Даниленко.

— Пока не знаю – ответил как-то грустно Кузьмин.

— А можно я заберу себе электриков Гагака и Харимая? – попросил Потоцкий, выйдя на мостик рядом с Кузьминым – у нас не хватает электриков. А они ребята вроде хорошие.

— Славик ты дизеля с палубы прибери куда-нибудь внутрь корабля. Нам в море идти, возможно в бой. Они нам могут еще пригодиться?

— Конечно. Уберем. Кто же такое добро выбрасывает? – удивился вопросу Потоцкий – прямо сейчас займусь. Ты только дай команду Гагака и Харимая отпустить.

— А они сами хотят этого? Все же как не смотри они пираты.

— Они местные из деревни. Их мобилизовали со всей молодежью – усмехнулся Потоцкий непониманию Кузьмина – понимаешь их здесь община рыбаков жила. Пришли пираты, кого-то убили, кого-то угнали на работы на каучуковые плантации. Молодежь забрали в свои отряды, а стариков и женщин держат на положении рабов. Здесь на островах живут в основном индонезийцы и китайцы. Индонезийцы занимаются сельским хозяйством, китайцы в основном занимаются торговлей. Но лет 10 назад сюда пришли малайцы и покорили местных. В этом архипелаге более ста островов. Пять из них более или менее крупные. Там находятся крупные селения и администрация. Но есть и более мелкие острова. Так нам объяснила Сю Инь. Значительная часть из них обитаемая, как этот остров. Одно селение и все. Есть большое количество необитаемых островов, как те, куда нас высаживали ловить кораллы. Острова, куда не доходят руки властей, и захватили малайские пираты, последователи мадам Вонг. У них есть покровители среди американцев или европейцев. Сю Инь говорит, что видела их, когда продавали захваченные танкера. И она поняла, что не пираты являются старшими, а именно руководят ими люди или из Европы, или из Америки. Недаром они не захватывают их танкера, а только наши или других более маленьких стран, не способных постоять за себя.

— Славик – ты ходячая энциклопедия по местным делам – покачал с восхищением головой Кузьмин – вроде ты работаешь, а мы здесь наверху, но таких тонкостей не знаем. Надо с помощью Юй Луня спросить этих Гагака и Харимая, желают ли они идти с нами. А потом здесь есть кто-нибудь из местных, с кем можно разговаривать?

— Есть здесь старейшина селения – ответил Ким поднявшийся на мостик вместе с Юй Лунем – как его зовут? — спросил он у Юй Луня.

— Салим Пурнама – ответил немного задумавшись Юй Лунь – здесь есть еще небольшая китайская община и ее возглавляет Чен Минш – местный торговец, он держит магазин. Товары ему доставляют с Сингапура.

— С кем беседовать? Славик – Кузьмин кивнул на Потоцкого – просит оставить на корабле Гагака и Харимая – электриков. А ты как думаешь это можно сделать?

Юй Лунь пожал плечами:

— Надо с ними поговорить и вам надо встретиться со старшим общины Салимом Пурнама.

— А что нам делать с пленными пиратами? Что вы посоветуете? – переспросил Юй Луня Ким.

— Убить – сказал Юй Лунь будничными словами и ничего не изменилось на его лице – если сюда придет Хван он убьет всех нас.

— Нет убивать я не буду – сказал Кузьмин – пусть ими занимаются индонезийские власти. Высадим их на одном из островов, подальше в море дадим удочки и пусть выживают, пока мы за ними не вернемся. У нас в плену шестнадцать пиратов вместе с Гунтуром, четверо убиты, плюс четверо ранены из них два тяжелые. Нас двадцать человек, двое ранены. Один легко и уже работает кистью, боцман Глотов, другой Васильев тяжело – лежит в лазарете. Трое вас – вы, Сю Инь и Светлана, трое механиков с гражданских судов и двое наверно будет пиратов Гагак и Харимай и того двадцать восемь человек. Брать вас или нет с собой. По идее надо. Вы один знаете местные языки, а нам наверняка придется общаться с местными. Значит вас придется брать. Брать раненого Васильева? Наверно придется. Оставлять здесь его нельзя одного. Светлану и гражданских механиков брать придется. Вот такой расклад. Придется воевать. Мы пойдем к «Стерегущему» помогать. Для нас он спасение. Что вы думаете?

Юй Лунь задумался на некоторое время, потом посмотрел в глаза Кузьмину ответил:

— Дорогу осилит только идущий. Если здесь ждать, то можно ничего хорошего не высидеть. Надо вооружить хорошо местных. Им теперь будет трудно. Пираты будут за вас мстить. Надо переговорить с Салимом Пурнама и Чен Миншем. Узнать, что они думают о захваченных пиратах. А вон кстати, и они идут сюда – старик показал рукой на приближавшуюся толпу людей со стороны поселка.

— Тогда пойдем поговорим – сказал Кузьмин – кстати, а где Сю Инь?

— Сю Инь в изоляторе с Васильевым, а Светлана готовит обед на кухне.

— На камбузе – поправил его Ким.

— Да, да – закивал головой Юй Лунь – на камбузе.

Они начали спускаться за Кузьминым по узкому трапу.

Когда они спустились, пираты так же сидели на причале со связанными руками и ногами. Лежали четыре тела, накрытые брезентом. Двое матросов, и мичман Даниленко охраняли их с автоматами в руках. Гунтур сидел приткнувшись спиной ка какому-то ящику и смотрел равнодушно на спускающихся по сходне с корабля.

— Надо бы флаг наш поднять – сказал немного поморщившись Кузьмин.

Его взгляд остановился на убитых пиратах.

Через пару минут к причалу подошла толпа. Впереди шел загорелый седой старик с развивающееся по ветру редкой бородой в широкой конусообразной шляпе и коротких до колена штанах. На его ногах были тапки типа вьетнамок.

Увидев стоявших офицеров в синих форменных робах и черных пилотках толпа остановилась.

Старик оглядел взглядом сидевших на земле связанных пиратах, прижавшегося к ящику Гунтура, трупы пиратов, накрытие брезентом и стоявших перед ним русских офицеров. Он хотел обратиться к Киму видимо своими раскосыми глазами, вызывавшего у него большее уважение, но вперед вышел Кузьмин и поклонился старику.

— Видим вы и есть старейшина селения Салим Пурнама?

— Да я есть Салим Пурнама – старик окинул, испытывающим взглядом Кузьмина.

Юй Лунь переводил довольно быстро.

— Я офицер русского флота старший лейтенант Кузьмин – представился Алексей старику и поклонился.

Юй Лунь перевел

Кузьмин не знал надо ли при знакомстве пожать руку Салиму или можно только поклониться. На всякий случай сделал так как подсказывает интуиция. И наверно не ошибся.

Старик ему вежливо поклонился тоже.

Вся толпа, состоящая в основном из женщин и стариков, настороженно смотрела на офицеров. У некоторых женщин были на руках маленькие дети. Несколько более или менее больших голоногих мальчишек и девчонок с любопытством разглядывали русских моряков, выглядывая из-за материнских юбок.

— Что вы думаете делать с ними – Салим кивнул в сторону пиратов.

— Мертвых можете захоронить. Пленных мы высадим на одном из необитаемых островов и потом передадим властям Индонезии.

— Среди пленных есть наши парни – голос Салима дрогнул – и в том числе мой внук.

 — Если мы вам отдадим ваших парней? Что вы с ними сделаете?

— Мы их накажем по нашим законам. А потом они будут защищать наше селение – поднял глаза на Кузьмина Салим — вот наши парни – показал старик человек на восемь пленных и двух раненых – мы их можем забрать?

Кузьмин посмотрел на Юй Луня, как отреагирует тот.

Но Юй Лунь сохранял беспристрастное выражение лица, как будто все это его не касалось.

— Там есть наши электрики Гагак и Хаимай – сказал Кузьмин – мы хотим их попросить выйти в море с нами. У нас не хватает людей. Нам нужны электрики.

— Харимай и есть мой внук – сказал тихо Салим – пусть идет с вами.

Он что-то крикнул Харимаю и тот закивал головой, а вслед за ним и Гагак.

— Нет, если они не захотят, то мы их не возьмем – сказал Ким – нам придется драться с пиратами, и они могут погибнуть.

— Берите их – сказал Салих – пусть принесут вам пользу. Враг пиратов — наш друг. Но нам здесь тоже придется драться с пиратами, когда они вернуться, и я хотел вас попросить дать нам оружие – сказал Салим, внимательно посмотрев на реакцию Кузьмина.

Кузьмин задумался, посмотрел на Кима:

— А ты что думаешь?

— Я думаю, что их надо вооружить. Иначе пираты устроят в деревне резню – сказал Ким.

— Дадим вам оружие – твердо сказал Кузьмин, приняв решение – какие есть еще вопросы?

— Оставьте нам еще быстроходные катера пиратов. Они нам пригодятся.

— А не получится так, что мы высадим пиратов на необитаемом острове, а вы их освободите?

— Мы можем их освободить и так – сказал старик – у нас много рыбацких лодок. Но на этих мы можем контролировать подходы к острову.

— Значит дадим их вам. Пару катеров оставим. Мы хотели их уничтожить, но если они вам нужны отдадим даже с пулеметами, чтобы вы могли постоять за себя.

В толпе раздались ликующие крики, когда Юй Лунь перевел слова Кузьмина.

Салим поднял вверху руку и крики сразу смолкли.

— Чем мы можем вам помочь? – спросил он у Кузьмина – кстати человек пять пиратов убежали в джунгли и нам придется их ловить. Это малайцы и они будут нам мстить.

— Вам надо помочь? – спросил Ким.

— Нет не надо. Если у нас будет оружие, то мы справимся сами – ответил Салим.

— Тогда решаем так. Убитых всех вы забираете сейчас, и вы их хороните, Раненых тоже заберите всех. Они нам не нужны – сказал твердо Кузьмин – мы сожалеем, что нам пришлось их убить или ранить. Это война – он развел руки – пленных ваших, вы можете забрать сейчас.

Салим, что-то сказал в толпу и несколько человек с кривыми ножами перерезали веревки восьмерых пленных. Молодые парни бывшие пираты встали рядом с Салимом. Он обнял Харимая. К убитым и раненым бросились женщины и раздались громкие крики.

Юй Лунь тихо сказал Кузьмину:

— Надо помочь им чем-то. Я уверен, что в доме Гантура есть деньги. Отдай им пока пойду и поговорю с Чен Миншем и узнаю у него, что здесь и как.

— Хорошо. Посмотрим. Я дам вам Даниленко и одного матроса. Мало ли что? Здесь пираты в лесу.

— Хорошо – вздохнул Юй Лунь и поклонился.

Пять пиратов и Гунтур остались сидеть связанными и безразлично наблюдали, как уносят их убитых и раненых товарищей и как уходит толпа, бросающая на них злобные взгляды.

— Саша – постереги их, пока нет Даниленко. А вернется мы их на катерах сразу отправим на один из островов. Нам они здесь и на хрен не нужны – сказал Кузьмин Киму.

— Хорошо – кивнул Ким головой. Толпа направилась назад к селению. Молодые парни несли впереди убитых и раненых. Последними шли Салим, Юй Лунь и о чем-то беседовали. Рядом с ними шли Харимай и Гагак.

Сзади всех шли мичман Даниленко и матрос Доценко.

— Что Славик – сказал Кузьмин, посмотрев на Потоцкого – теперь ты главный. Задача выйти в море. Подведешь погибнем все.

— Выйдем. За ход и питание я гарантирую. А дальше ваши дела — твердо сказал Потоцкий.

А ты Саня останься на корабле за старшего, пока я и Даниленко осмотрим дом Гантура. Мало ли, что полезное там найдем – сказал Кузьмин и направился к трапу – нам теперь нельзя вместе покидать корабль. Мы отвечаем за него и людей.

Через полтора часа вернулись Даниленко и Доценко. Юй Луни почему-то не пришел.

— Евгения Михайлович, а где Юй Лунь? – спросил Кузьмин, вернувшегося Даниленко.

— Он остался пока в поселке у какого-то китайца. Сказал, что так надо.

— Хорошо – что будем делать с этими? – Кузьмин кивнул на Гунтура и его пяти сотоварищей, смотревших со злобой на всех.

— Давайте я погружу их на катер, возьму пару вооруженных матросов и высадим их на одном из островов подальше от берега – предложил Даниленко.

— Давай действуй – сказал Кузьмин – но будь осторожнее, учти, что они могут кусаться и больно.

— Не беспокойтесь – усмехнулся Даниленко – мы тоже умеем больно кусаться. И может побольнее их.

— Возьми с собой Доценко и боцмана Глотова – предложил Кузьмин.

— Алексей я тоже с ними прокачусь – предложил Ким.

Кузьмин окинул его взглядом, покачал головой, но согласился:

— Вы это там им удочки найдите, чтобы они не умерли от голода, если это случиться, то я себе никогда не прощу.

— А где удочки взять?

— Так вы зайдите сначала в поселок и думаю старейшина вам даст удочки или крючки и леску – предложил Кузьмин – заодно и проверите, как там Юй Лунь.

— Хорошо – ответил Ким – так и сделаем.

— Эй боцман – крикнул Даниленко висевшему на доске Глотова и выводившего название корабля на правом борту —  хватай автомат и дуй сюда. Пойдем пиратов высаживать в Робинзоны.

— А номер бортовой какой набивать? – спросил Глотов Кузьмина.

— А зачем нам бортовой номер? – удивился тот.

— Как зачем будем работать им в радиосетях. Номер издалека виден, а название мелковато – сказал Ким – а так мы «Бугель» с добавлением бортового номера.

— Какой еще «Бугель»? – удивился Кузьмин.

— «Бугель» — это позывной надводного корабля ВМФ СССР по всем документам – показал свое превосходство над Кузьминым Ким.

— Ладно ваше дело. Если надо, так надо. Набивайте три пятерки. Понял Глотов – спросил Кузьмин спустившегося по трапу боцмана.

— Так точно! Все понятно — ответил Глотов, поправляя автомат на плече.

— Что у тебя за автомат – спросил Ким, увидев на автомате оптический прицел.

— А это очень удобная штука – сказал Даниленко – это прицел ночного видения. Очень хорош в ночном бою. Глотов давай подгоняй пока катер, а мы с Александром Юонгыновичем приготовим этих к путешествию.

Он вынул из ножен свой спецназовский нож и перерезал веревки, связывающие ноги. Немного выждав поднял всех шестерых на ноги.

Когда Глотов подогнал катер к деревянному причальчику Даниленко взял Гунтура за руку и повел к катеру. Тот начал вырываться и что-то кричать, он одним ударом в пах успокоил его.

— Ты это не шали, а то больно будет – сказал он спокойно Гунтуру – я с тобой церемониться не буду особенно. Одним придурком меньше, для меня сложности не представляет. И вообще я бы их в живых не оставлял – сказал он Кузьмину.

— Не бери грех на душу – ответил тот, посмотрев выразительно на Даниленко.

— Да разве это грех избавить мир от этого бармалея у которого руки по локоть в крови.

С этими словами он просто сбросил Гунтура в катер.

— Эй Глотов принимай – крикнул он.

Через минут пять катер разрезая синюю спокойную воду заливая и поднимая волну направился в сторону выхода из залива.

— Эй Токарев – крикнул Кузьмин – сдай вахту у трапа и пошли ко мне наверх. Будем готовить флаг к подъему, а то какой мы военный корабль без флага своей страны.

На вахту у трапа заступил старший матрос Бабаев с ручным пулеметом Калашникова. А Кузьмин с Токаревым поднялись наверх по трапу.

Когда вернулись Ким с Даниленко и Доценко к подъему флага было все готово.

— Оставили? – спросил Кузьмин Кима.

— Да нашли островок милях в пяти от ближайшего берега – ответил за Кима Даниленко – оставили им сеть и удочки, как вы и сказали. Одолжили в поселке.

— Брыкались?

— Пришлось этого Гунтура успокоить немного. Александр Юонгынович его приласкал – посмотрел Даниленко с уважением на Кима.

— Да. Там все в порядке. Давай флаг поднимать и надо готовить корабль к выходу. Времени мало осталось, посмотрел Ким на небо.

Там светило яркое солнце и не было не единого облачка.

Кузьмин дал команду построиться экипажу и по его команде на гафеле матрос Токарев поднял военно-морской флаг СССР.

В момент подъема офицеры приложили руки к пилоткам отдавая честь. Гражданские механики, Светлана и Сю Инь тоже стояли в строю матросов на левом фланге. Светлана вытирала платочком кончики глаз. Но слезы все равно лились по ее щекам.

— А я думала, что все конец уже. Не выберемся отсюда – сказала он вытирая щеки и глаза.

— Выберемся. Надеюсь. Теперь выберемся с нашими ребятами – с серьезным лицом сказал, стоявший рядом с ней третий механик Петровский, успокаивая ее.

— Сейчас всем готовить корабль к выходу в море. Скорее всего нам предстоит выдержать бой – сказал выйдя перед строем матросов, стоявших перед ним в синих робах и пилотках – пираты хотят захватить наш «Стерегущий» и нам надо помочь нашему кораблю. Готовьте корабль, оружие, технику. Вечером выходим. Мы пока с Даниленко сходим в поселок. Есть у нас там еще некоторые дела. Боцман загрузить один пиратский катер на корму и вооружить его крупнокалиберным пулеметом. Старшим на корабле останется старший лейтенант Ким. Все вопросы к нему. Разойдись.

Ким поднялся на обходной мостик ходового и оттуда наблюдал как Кузьмин и Даниленко, закинув автоматы за спину направились в сторону поселка о чем-то оживленно разговаривая между собой.

— Да Саня, пожалуй, лучшая пара для моей Мариночки – подумал Ким думая о своем – пойду в столовую проверю готовность обеда и посмотрю, как там Сю Инь.

Часа в три вернулись на корабль Кузьмин и Даниленко. Вместе с ними пришли Гагак, Харимай и Юй Линь.

Кузьмин поднялся в ходовую рубку и разложил на штурманском столе какую-то карту. Ким подошел к нему.

— Что это?

— Это – усмехнулся Кузьмин – карта всего архипелага. Теперь понятно где мы, где нас содержали, а где пираты, высаженные тобой. Без карты мы как без рук. Спасибо Юй Луню уговорил своего земляка отдать нам последнюю.

— А, что еще нашли в доме Гунтура?

— Не поверишь две переносных радиостанции – он показал на два серых ящика, стоявших у ног Даниленко – одна радиостанция Гунтура, вторая Хван дал Юй Луню.

— Покажи, что это за радость – попросил Ким и стал снимать крышку – классная вещь. Япония. Нижняя часть КВ диапазона и верхняя СВ – на дальности до 500 километров днем, а ночью можно достать и до Владика.

— Да? – заинтересовались Даниленко и Кузьмин, склоняясь над Кимом, крутящим ручки – а может Гунтур должен был связаться с Хваном. Если сейчас вовремя это не сделать, то сюда могут нагрянуть все пираты.

— Все пираты ушли уже к самому южному острову, и они даже пригласили пиратов из других банд поучаствовать в нападении на русский корабль — вставил Юй Лунь.

— А если он сейчас вызовет на связь Гунтура, что будет? – спросил Юй Луня Кузьмин.

— Я отвечу и скажу, что Гунтур на корабле занимается приготовлением к выходу в море.

Кузьмин задумался.

— А в поселке еще есть радиостанции? – спросил Ким у Юй Луня.

— Я знаю, что есть у Чен Минша. Он заказывает товары у купца в Сингапуре.

— А случайно купца не Ван Бао зовут – спросил Ким.

— Да Ван Бао – удивился Юй Лунь – а откуда ты знаешь?

— Этот купец я видел документы должен заправить «Стерегущий» — сказал тихим голосом Ким.

— Он же может предупредить этого купца, а тот Хвана – озарило Кузьмина – надо немедленно изъять у него радиостанцию. Иначе все наши задумки пойдут на смарку.

— Давайте-ка брат Ким и ты Даниленко дуйте в поселок и возьмите с собой Юй Луня и этих электриков. Задача изъять все радиостанции, которые есть в поселке. Даже самые маленькие ручные, носимые и так далее. По окончании операции все вернем. Берите с собой этого Салима – пусть помогает. А электрики наверняка знают у кого есть радиостанции.

— А что еще нашли у Гунтура? – спросил Ким

— Так по мелочи. Пистолеты, деньги. Какие-то записи непонятные. Деньги я отдал, как договаривались старейшине. Остальное здесь. Теперь Саша я пошел обедать. Обед же готов?

— Да все пообедали уже. Вам, Даниленко, Юй Луню и Гагаку с Харимаем оставили.

— Все отменяется пока буду обедать, когда вы вернетесь. Бери еще тогда Савельева и Носова и еще несколько человек и давайте в поселок за радиостанциями. А потом за боеприпасами надо на склад. Я там осмотрел. Там его сейчас местные охраняют. Я выдал старейшине штук 50 автоматов. Кстати там есть там 30 мм. снаряды для АК-630м, а вот для 76 мм. снарядов на складе я не нашел. Не все осмотрел. Посмотри потом еще, что там есть. Может мы не заметили. Возьмешь на склад с собой кого-нибудь механиков. Там стояли какие-то бочки с маслами. Пусть разберутся нужно нам это или нет.

Ким кивнул головой.

— Я с ними пойду – сказал Славик Потоцкий, поднявшийся на ходовой. Я разберусь что там и для чего. Я все же трюмач.

— Хорошо. Но это будет позже когда они вернуться. Вперед ребята и наше благополучие в ваших руках.

Через минут пятнадцать Кузьмин, Даниленко, Юй Лунь, Савельев, Носов и Гагак с Харимаем легкой трусцой бежали в сторону поселка.

Из поселка принесли четыре больших радиостанции и восемнадцать легких, переносимых.

— Этого Чена еле уговорил Юй Лунь сдать на временное хранение. Обещали вернуть. Даже у Салима изъяли. Сын уговорил отца сдать. Так бы и не узнали, что у него есть. А носимые станции это пиратские, типа наших «Причалов» — рассказывал Ким – носятся через плечо. Нам пригодятся. Мы даже принесли зарядное устройство к ним.

— Молодцы. Давайте в столовую. Сейчас перекусон. Там Светлана ждет и на склады боеприпасов надо идти. Саша возглавь пожалуйста. Переводчицей возьми Сю Инь. А мы Юй Лунем будем здесь на связи. Хван наверняка, прежде, чем идти на дело вызовет на связь Гунтура.

Ким заметил, что при упоминании о Светлане Даниленко просиял.

Когда Ким и Потоцкий с командой ушли на склады, Кузьмин и Юй Лунь включили обе радиостанции. И почти сразу услышали по радиостанции Гунтура вызов.

Юй Лунь о чем-то долго говорил с Хваном.

Потом, когда переговоры закончились, он доложил результаты Кузьмину.

— Господин Хван был рассержен, что Гунтур не вышел два часа на связь, когда был должен это сделать. Я сказал Хвану, что Гунтур на корабле готовит его к выходу и послал меня на связь с ним. Хван ругался, но потом успокоился и сказал, что все по плану. Сказал, что начало заправки «Стерегущего» в установленном месте в пять утра. Сказал, что отправляет баржу с дизельным топливом, чтобы были готовы к заправке. Мы в четыре тридцать должны быть в установленном месте. Я понял, что это среди тех островов, где вас взяли.

Кузьмин сразу развернул карту.

— Здесь столько островов, что черт ногу сломает. Вот здесь стоял на якоре «Стерегущий». Видимо и он сейчас там.  Подойдем, раз просят в этот район. Это мне понятно, но пойдем, с другой стороны, чтобы нас не опознали. Хотя будет еще темно наверно.

— Теперь он сказал, что вас надо на время операции посадить в яму, а потом отправить на каучуковую плантацию. Лодку он сказал, что будем вводить в строй, но не сейчас. Следующая связь в 19 часов, просил, чтобы Гунтур был на связи.

— Понятно – сделав серьезное лицо и сжав губы ответил Кузьмин.

К шести часам приехала машина и матросы начали разгружать ее.

— Там много пулеметов, автоматов, пистолетов, фонарей, военных ножей, бронежилетов, гранат, гранатометов, биноклей и даже касок. Это мы все взяли. Нашли 72,2 мм пять снарядов и доставили на корабль. Были там еще противолодочные бомбы, торпеды – доложил Ким – но их мы брать не стали. Их мы использовать не можем.

— Отлично. «Стерегущий» может сможет. После боя надо будет все проверить – сказал Кузьмин – кстати выходил на связь Хван. Требовал нас всех посадить в яму и завтра отправить на каучуковую плантацию. Лодку пока не делать. Он доволен, что ракетный корабль снова в строю. Я думаю, что лодку им оставлять нельзя. Над ее затопить. Славик ты сумеешь?

— Ее бы в море подальше вывести. А здесь она только ляжет на грунт. А поднять ее можно будет.

— Надо взорвать забортные цистерны, чтобы это было сделать сложнее.

— Я не спец. Не знаю, как это сделать.

— Сделаем — заверил Кузьмина Даниленко – если что надо испортить или взорвать, то это к нам боевым пловцам. Сделаем командир.

— Все тогда – Кузьмин посмотрел на часы, отобранные у Гунтура — в семнадцать часов собираемся в столовой. Должны быть Юй Лунь, командир БЧ-1 Громов, командир БЧ-2 Носов, командир БЧ-3 Савельев, командир БЧ-4 Ушаков, командир БЧ-5 Потоцкий и все механики, начальник РТС Сидоренко, главный боцман Глотов, начальник медслужбы Жилин, начальник десанта и абордажной партии Даниленко и мой помощник Ким. Вопросы есть?

— Нет – ответил Ким.

Даниленко отобрал себе в абордажную партию Доценко, Грязина, Бабаева, вооружил их десантными автоматами с прицелами ночного видения, бронежилетами, касками, десантными ножами, фонарями, гранатами, короткими итальянскими пистолетами. Каждый из будущих десантников взял себе по три магазина с патронами.

— Нас мало, но мы в тельняшках братцы – инструктировал он – пока учимся бросать десантные ножи. Это не сложно, но чтобы попасть в цель надо кинуть как минимум две тысячи раз. Работаем. Только работа сделает нас настоящими десантниками.

И на юте, встав через полметра будущие десантники метали ножи в разобранные деревянные ящики. Даниленко ходил и показывал, что и кто делает не так.

К пяти часам в кают-компании собрались все указанные Кузьминым лица.

— Штурман докладывайте, что у нас готово и что нет.

Встал плотный и высокий старшина 2 статьи Громов.

— В боевой части связи рулевое управление работает. Гироуказатель и магнитный компасы работают исправно, рулевое устройство работает. Навигационная станция «Монолит» исправна. Лаг работает. «Магнавокс» работает. В море выходить готовы.

— Командир БЧ-2 докладывайте.

Встал темненький и невысокий старший матрос Носов, прокашлялся и начал доклад:

— Ракетный комплекс в связи с отсутствием ракет не в строю. Аппаратура управления скорее всего неисправна. Установка 76,2 мм АК-176М исправна в строю есть 5 снарядов. Аппаратура управления неисправна. Два комплекса АК-630М в строю, но стрелять можно лишь от колонок. Ленты набраны на оба комплекса. Комплекс постановки пассивных помех неисправен – он тяжело вздохнул – мне надо минимум 4 человека.

Кузьмин тяжело вздохнул, но записал в свой блокнот.

— Командир БЧ-3.

Встал высокий и светлый Савельев:

— По БЧ-3 ничего у нас нет.

— Поступаешь в распоряжение Носова.

Ким толкнул ногой Ушакова и шепнул на ухо:

— Ты следующий.

Когда Савельев сел встал Ушаков и доложил:

— Рейд в строю, радиостанция ПВ-КВ типа «Сайлор» в строю, две радиостанции Р-625 «Пихта» исправны, ЗАСа нет. Два прожектора на сигнальном исправны. Сигнальных флагов нет. Боевая трансляция по кораблю, боевым постам и верхней палубе работает, ГГС тоже исправна на основных постах.

— Ясно спасибо – сказал Кузьмин – как со связью со «Стерегущим»?

Встал Ким и доложил:

— Связи пока нет. Прибудем в район попробуем.

— Связь нужна милые мои. Все сделать, но нам надо предупредить «Стерегущий». Вызывайте постоянно.

— Понял — ответил Ушаков и сел.

— Командир БЧ-5 – предложил доложить Кузьмин.

Встал Потоцкий и стал докладывать:

— Главная энергетическая установка исправна, газотурбинные агрегаты и дизеля исправны, Электроэнергетическая установка готова к обеспечению всех потребителей корабля. Необходимо принять дизельное топливо до полных норм. Колокола громкого боя работают, винто-рулевая группа исправны.

— Не забудь, что тебе надо еще притопить подводную лодку.

— Помню – улыбнулся Славик и сел на свой стул.

— Начальник РТС – предложил выступить Кузьмин.

Встал матрос Сидоренко и доложил:

— Трехкоординатная РЛС «Позитив» неисправна. Для восстановления нужны специалисты. Система РЭБ неисправна. Навигационная станция «Монолит» работает. Комплекс паролирования не установлен.

— Хорошо садитесь. Главный боцман докладывайте – предложил Кузьмин, записывая все в свой блокнот.

Встал старший матрос Глотов, покраснел, одернул робу и начал докладывать:

Шпили оба исправны, якорное устройство исправно, якоря в клюзах, якорные тормоза проверены исправны. Швартовые канаты в наличии. Название корабля «Молния», бортовой номер 555 нарисованы на бортах.

— Глотов с отходом от стенки включаешься в десантную группу.

Глотов посмотрел на старшего мичмана Даниленко и тот тихо сказал:

— Витя подойдешь после совещания, я тебя полностью экипирую.

Глотов заулыбался.

— Начмед. Есть что доложить?

Встал здоровый и нескладный Жилин и доложил

— Васильев в лазарете. Нужна помощь врача. Рана серьезная. Мы, что могли сделали. Юй Лунь лекарствами и травами своими помогает и Сю Инь.

— Передадите фельдшера Зорькина в БЧ-2 — тяжело вздохнул Кузьмин. Вас там и так трое, и Светлана поможет. Будут раненые вас хватит. Если что наши десантники помогут. Остальных распределим так. В БЧ-1 остается один Громов, в БЧ-4 один Ушаков и сигнальщик Токарев, вооруженный тремя пулеметами для меня и для Кима, в РТС один Сидоренко, в БЧ-2 Носов, Савельев, Зорькин, Грозин, в десантной группе Даниленко — обязательно вооружить всех пулеметами, Глотов, Доценко, Грязин, Бабаев. В БЧ-5 Потоцкий, Демидов, Петровский, Яросюк, Орлов, Славнов, Гагак и Харимай. Справитесь? – спросил Потоцкого Кузьмин.

Тот пожал плечами и ответил:

— Постараемся справиться.

— На этом МРК должно быть 5 офицеров и 45 человек команды – как бы извинясь сказал Кузьмин — нас намного меньше, но другого выходы у нас нет, кроме как идти в бой и победить. Если вы не согласны со мной, то надо сходить с корабля и самим лезть в яму. Кто согласен идти с нами в бой поднять руку?

Он оглядел всех присутствующих и увидел, что все подняли руки.

— Тогда назад дороги нет. Готовим корабль к бою. Скоро подойдет баржа от Хвана. Надо сделать все, чтобы они не заподозрили, что мы взяли корабль. Бабаев, Гагак и Харимай принимают с Потоцким топливо. Ты Ким похож на них – он слегка усмехнулся – тоже переоденься в пирата. Будешь руководить. И вас попрошу уважаемый Юй Лунь быть там, чтобы все переводить. Даниленко ваша группа находиться в немедленной готовности захватить баржу по моей команде и не раньше и не дать им выйти на связь и доложить обстановку.

— Понятно сделаем.

— А сразу после заправки Потоцкому и Даниленко затопить подводную лодку, да так чтобы не могли ей пираты в дальнейшем воспользоваться.

— Потоцкий и Даниленко кивнули головами.

— Сразу после этого идем в море. Все понимаю, что техники неисправной полно, что людей не хватает. А выхода другого у нас нет. Надо спасать наших и себя заодно. Заместительство. Если со мной что-нибудь случиться корабль возглавит старший лейтенант Ким, если с ним, то старший на корабле лейтенант Потоцкий, если он выбудет из строя, то место на ходовом займет старший мичман Даниленко, если с ним, то старший матрос Глотов. Приказываю корабль врагу не сдавать и если не будет другого выхода, то машину взорвать к чертовой бабушке, а корабль затопить. Не посрамим русского флота и флага, даже если ради этого придется пожертвовать своими жизнями. Съемка со швартовых сразу после затопления подводной лодки. Я понимаю – он приложил руку к груди, что мы не отстреляли наши стрельбовые комплексы, не прошли размагничивания и мерной линии, не отъюстировали наши радиотехнические и стрельбовые комплексы. Понимаю, что мы ограничено боеготовы. Но другого выхода и времени у нас просто нет. Если мы хотим вырваться из этих ям на надо бороться за это. Бог нам дал в руки этот боевой корабль. И мы им покажем, что мы тоже что-то можем стоить. Отомстим за наших друзей, убитых ими на островах. Я с Кимом буду в ходовой рубке в течении боя, Потоцкий и механики в ПЭЖе, а Даниленко со своими людьми в поперечном коридоре, где ГГС аварийной партии. Если вопросов нет, совещание закончено.

Все встали и начали выходить из столовой. Гражданские механики тоже встали, но остались в столовой. Он ждали, когда Кузьмин освободиться о вопросов. Кузьмин увидев, что его ждут подошел к ним.

— Мы хотели сказать – начал говорить за всех Демидов.

— Если вы не хотите идти с нами в бой, то можете сойти. Нам конечно будет трудно без вас, но и заставлять вас я не имею права – сказал извиняющимся голосом Кузьмин – вы можете до выхода в море сойти с корабля. Мы и так вам очень благодарны.

— Вы нас не поняли – сказал Демидов – мы готовы идти в бой с вами вместе. Мы же русские люди тоже. Понимаем. Но мы хотели спросить вас про наших капитанов и матросов. Что с ними будет?

— Если мы спасем «Стерегущий», то будем спасать всех ваших капитанов и матросов вместе. На борту «Стерегущего» есть взвод морской пехоты, боевые пловцы, взвод корабельного десанта. С ними мы все сможем сделать. А у нас просто сил может не хватить. Мы же не профессионалы в вопросах ведения берегового боя.

— Алексей Сергеевич мы с вами до конца – сказал Демидов и пожал руку Кузьмину – мы гордимся, что судьба нас свела с вами.

— Спасибо на добром слове Степан Николаевич, Евгений Иванович, Герман Сергеевич. Я тоже рад, что вы остаетесь с нами, без вас, нам бы не справиться. Но главное для нас сейчас заправка. Без нее мы не сможем выйти в море.

Как ни странно, но заправка прошла нормально. Никто с баржи даже не заподозрил, что корабль находиться в руках у пленных.

Прогудев, после заправки баржа отвалила о «Молнии» и ушла в уже опустившуюся на остров темноту.

Все небо было обсыпано звездами, которые отражались в спокойной блестящей, сверкающей брызгами воде. Где-то в далеком селении в домах горел свет.

18.30 – посмотрел на часы Кузьмин – через полчаса выйдет на связь Хван. Нам бы сняться в это время и уйти – сказал Кузьмин Киму и Потоцкому. Сможем утопить лодку и выйти в море. А там лови нас.

— Теперь сможем — радостно ответил Потоцкий.

Он вместе с Даниленко и десантниками собрался топить подводную лодку.

Палубное освещение, налаженное Гагаком и Харимаем освещало верхнюю палубу.

Потоцкий, Даниленко и десантники при свете кораблей направились к причалу, где была ошвартована подводная лодка.

Минут через тридцать в ней раздали какие-то взрывы, и она начала погружаться.

Кузьмин вглядывался в темноту и увидел, что десантники и Потоцкий бегут в сторону корабля.

— Все сделали. Легла на дно. Теперь ее поднять и восстановить будет очень сложно. Даниленко взорвал все приборы в центральном посту. Взорвали баластные цистерны. Она лежит на дне и только рубка чуть, чуть выдается над водой.

В 19 часов на связь Хван почему-то не вышел. Кузьмин приказал контролировать Юй Луню работу радиостанции, а сам пожал руку, поднявшемуся для доклада на мостик Потоцкому.

— Молодцы — сказал Кузьмин и подошел к колоколам громкого боя и нажал на блямпер.

— Спасибо этому дому – сказал тихо Ким – а теперь пойдем к другому.

По всему кораблю раздался сигнал боевой тревоги. Было слышно, как захлопали тяжелые двери, раздался стук по трапам.

— Боевая тревога, боевая тревога, боевая тревога. Со швартовых сниматься.

Где-то внутри громко заработали машины, корабль затрясся, готовый с места впрыгнуть вперед.

Боцман отдать носовой – скомандовал Кузьмин по UUC/

— Есть отдать носовой – ответил пульт голосом Глотова.

Кузьмин увидел, как натянулся канат и на берегу на кнехте развязался морской узел.

— Носовой отдан – доложил Глотов.

— Отдать кормовой – скомандовал Кузьмин.

— Есть отдать кормовой – доложил старший мичман Даниленко.

Было видно в свете прожектора, как он упирается длинным шестом в берег и отводит нос корабля подальше в море от причала.

— Самый малый вперед – скомандовал Кузьмин.

— Есть самый малый вперед – ответил Ким и перевел машинные телеграфы на самый малый вперед и прорепитировал команду по громкоговорящей связи

Раздался звон отработки машинных телеграфов и корабль вздрогнув тронулся вперед, окутанный белым отработанным дымом.

— Запашок еще тот — сказал тихо Кузьмин Киму – как эти катерники служат? И тут же скомандовал Громову на рулевую стойку – курс 330 градусов.

— Есть курс 330 градусов отозвался Громов.

Корабль начал движение на выход из бухты. И только тут Кузьмин заметил, что на причале стоит много людей и смотрит на корабль.

— Токарев осветить причал. Ударил большой прожектор и осветил причал.

Кузьмин и Ким увидели, что почти все жители поселка пришли их провожать. Он вышел на крыло мостика и отдал им честь и увидел, как в свете прожекторов мужчины и женщины тоже прикладывают руки к голове, салютуя уходящему кораблю.

Но причал тоже уже уходил в темноту.

— Выключить прожектора, освещение палубы и ходовые огни – скомандовал Кузьмин.

И моментально корабль, прошедший крайние стороны залива вышел на просторы Южно-Китайского моря.

— Малый вперед — скомандовал Кузьмин.

— Есть малый вперед – ответил Ким и перевел машинные телеграфы на малый вперед.

Машинные телеграфы тут же отозвались привычным дзиньканьем.

Корабль прибавил скорость.

— Сигнальный наблюдать морскую обстановку – скомандовал Кузьмин.

— Есть наблюдать морскую обстановку – ответил Токарев.

Пока все было хорошо. Машины работали ровно.

Внезапно заработал радиостанция Гунтура.

— Гунтур вы вышли? – спросил по радиостанции Хван.

— Вышли. Идем в назначенную точку – прохрипел голосом Гунтура Юй Линь.

— Ждем вас. Мы начнем, а вы подходите к пяти часам двадцати минутам.

— Понял – ответил кратко Юй Линь опять же голосом Гунтура.

— Молодец мой мальчик. Я надеюсь на тебя – сказал Хван – мы уже на танкере.

— Будем стараться – Юй Линь.

И видимо успокоенный докладом Хван отключился.

— Ушаков вызывай «Стерегущий» постоянно. Если будет на связи. Немедленно докладывай мне – приказал в радиорубку Кузьмин.

— Ким вызывай «Стерегущий» по «Рейду» на шестнадцатом канале УКВ.

— Средний ход – скомандовал Кузьмин и повернул машинные телеграфы на средний – курс 185 градусов.

Машинные телеграфы снова отработали нормально и за кормой корабля даже в темноте было видно, что появился бурунный след.

— Есть курс сто восемьдесят пять градусов – отозвался Громов.

В ходовой рубке светились весело огоньки приборов, которые равномерно гудели.

— Кречет -745 я Бугель – 555 – начал вызывать Ким «Стерегущий» по радиостанции «Рейд».

В небе светили звезды и под южным звездным небом в сверкающей воде, разрезал море волнами маленький кораблик, шедший выручать своего старшего собрата из беды.

— Боевая готовность номер два. Дежурные кормовые автоматы АК-630м. Подвахтенным от мест отойти – скомандовал Кузьмин по боевой трансляции.

С постов начали докладывать об установлении боевой готовности номер два. Было видно, что за время заточения и ремонта матросы соскучились по боевой работе и службе и свои обязанности выполняли с удовольствием.

— Прошло полчаса размеренного хода по границе островов архипелага. Маленький кораблик на хорошей скорости разрезал воды тихого на этот момент Южно-Китайского моря.

— Где-то там Вьетнам – подумал Ким – а там Филиппины. Может поспишь немного – предложил Ким Кузьмину – завтра трудный день.

В ходовой рубке был маленький диванчик на котором можно было прилечь. Кузьмин хмыкнул, но направился к диванчику.

Внезапно проснулась громкоговорящая связь

— Право борт семьдесят пять дистанция 10 миль. Восемь малоразмерных скоростных целей курсом на корабль – доложил монотонным голосом Сидоренко из БИПа.

Кузьмин тут же повернул от диванчика назад.

— Еееесть – протянул Кузьмин по ГГС и подбежал к монитору локационной станции. Действительно на границе экрана были видны восемь маленьких отметин, которые с каждым вращением станции приближались ближе к центру, то есть к «Молнии».

— Думаешь пираты? – спросил Кузьмина Ким.

— А кто еще может быть здесь? Прогулочные катера? Нам надо спрятаться от них за острова. Затеряться. Рулевой курс 75 градусов.

— Есть курс 75 градусов – отозвался Громов.

Корабль наклонился на левый борт и начал поворот.

— Теперь задача не выскочить на мель — сам себе сказал Кузьмин.

Когда корабль поравнялся с первым островом Кузьмин перевел машинные телеграфы на самый малый.

— Береженого Бог бережет, а не береженого конвой стережет – пропел он.

Ким выскочил на сигнальный мостик и в пеленгатор попытался разглядывать цели. Цели шли с выключенными огнями. Но ему удалось разглядеть в свете звезд и луны белые буруны, остающиеся у них за кормой.

— Это пираты – диагностировал Ким вернувшись в ходовую рубку.

— Только этого нам и не хватало для полного счастья – как бы пропел Кузьмин — не вовремя, однако. А что может быть в нашем положении вовремя? Цистерны полные горючего, а артиллерия имеет снаряды. Прячемся пока. Наша задача не показаться им раньше времени – вздохнул он и взялся за микрофон громкоговорящей связи — БЧ-2 к бою – скомандовал он по ГГС и нажал блямпер боевой тревоги по кораблю.

Раздались стуки разбегающихся ног.

— Товарищи моряки рядом с нами находятся пиратские катера. Строго всем соблюдать режим тишины. Радиорубка объявляю вам радиомолчание. На все иллюминаторы выставить броняшки. В коридорах и тамбурах выхода на верхнюю палубу не зажигать свет. Глотову и Даниленко проверить соблюдение режима темноты.

Заскочив за острова корабль как бы спрятался за них, поставив острова между собой и пиратами. Кузьмин дал сразу повернул за остров и ждал, когда катера пройдут за него. Как только они заскочили за остров он с другой стороны выскочил и встал на якорь.

— Пусть ищут – сказал он Киму – как думаешь у них есть локация или они услышали нас по радиосвязи.

— Не знаю – задумчиво сказал Ким – прохладно стало что-то.

— Ночи у них здесь сейчас не совсем жаркие. Теперь пойдем к месту назначения более аккуратно на всякий случай. Будем прикрываться островами.

На фоне блестящего моря острова выглядели темными пятнами. Однако Ким в бинокль разглядел, что на некоторых горели слабые огоньки.

— Наверно там живут люди – предположил он.

— А если живут люди, то могут быть пираты с рацией. Дальше идем очень тихим ходом. Громов иди пока поспи на мой диванчик. Я постою на руле. БЧ-2 боевая готовность номер 2 – скомандовал он по ГГС.

— Есть готовность номер два отозвался Сидоренко.

— Курс 126 градусов – передал Громов Кузьмину рулевой устройство.

— Есть курс 126 градусов — отозвался по уставу Кузьмин, вставая к рулевой колонке.

— Ходовой. Аварийная партия – раздался по ГГС голос Даниленко – проверили режим темноты на корабле соблюдается.

— Принято — ответил по ГГС Ким.

Кузьмин начал менять курс. Двигатели еле слышно работали. И корабль наклонился на левый борт при повороте. Только один Кузьмин знал точку куда они идут. На душе Кима таился некоторый страх. Он переживал, что ничем не может помочь Кузьмину.

— Не слышен печальный напев кабестана, не слышен, ну что ж не беда, уходят во мраке дети тумана, идут неизвестно куда – замурлыкал Кузьмин старую пиратскую песню.

Прошло немного времени.

— Ким. Саня подремли немного в моем кресле – предложил Кузьмин Киму.

— А ты?

— Через час я тебя разбужу и посплю – раздался в темноте голос Кузьмина.

И Ким погрузился в мягкое кресло и сразу уснул. Проснулся от того, что Кузьмин тряс его за плечо. Посмотрел рассвет начинал мазать тусклым пока светом по верхушкам пальм, находившегося рядом острова. На улице хлестал проливной дождик, и сигнальщик находился в ходовой рубке.

— Мы что на «яшке» стоим? – спросил он удивленно у Кузьмина.

— Да уже около пяти часов. Скоро наверно в бой. Ты так сладко спал, что не хотелось тебя будить.

Киму стало очень неудобно, что он проспал, а командир не выспался перед боем.

Как бы поняв его мысли Кузьмин сказал, что после постановки на якорь немного поспал на диванчике, который ему уступил Громов.

— Ты смотри какой дождик – посмотрел на улицу Ким.

— Да Юй Лунь сказал, что начинается здесь сезон дождей. Дождик даже лучше. За дождем мы сумеем подобраться к ним поближе. Иди умывайся. Потом я схожу и будем сниматься. А то опоздаем на торжественный завтрак. Здесь за островами везде пиратские катера. Мы их отслеживаем по локации. Они тронутся, а мы за ними. Ведь они пойдут к «Стерегущему» и покажут нам дорогу. Когда придешь попробуй связаться со «Стерегущим». На локации пока «Стерегущий» не наблюдаем, но возможно он прикрыт островом.

Ким вскочил, потянулся, быстро отжался десять раз и побежал умываться в каюту к механикам. Он помнил, что командир поселил девушек в их каюту.

Когда он закончил умываться, его подбросила трель аварийной тревоги.

— По местам стоять, с якорей сниматься – раздалась команда по трансляции.

Ноги сами понесли его в ходовую рубку. Кто-то из механиков выскочил из теплой койки и побежал, матерясь и одеваясь на ходу вслед за ним.

— Пираты тронулись – сказал тихо, как будто его могут услышать, Кузьмин.

— Якорь встал – раздался доклад боцмана по ГГС.

Через пару минут боцман доложил, что якорь чист.

Кузьмин переключил машинные телеграфы на малый вперед.

Корабль дрогнул и двинулся вперед.

— Курс 50 градусов – скомандовал Кузьмин.

— Есть курс 50 градусов – ответил Громов.

— Товарищ командир где-то недалеко слышны выстрелы пушек и автоматные очереди – доложил сигнальщик Ткачев.

— Средний вперед – корабль вздрогнул сильнее. Сзади стелился белый едкий дым. Нос немного поднялся, а бурун сзади увеличился.

— Носов готовы к открытию огня – спросил командный пункт БЧ-2 Кузьмин.

— Так точно готовы. Готовить пока носовое орудие на один залп. Потом поворачиваем на обратный курс и начинаем поливать противников из обоих АК-630М, разворачиваемся снова, когда ленты закончатся снова баковое орудие, а затем снова на отход и работаем их всех из АК-630М снова и так несколько раз.

— Понял. мы так и сделаем – отозвался Носов.

— Полный вперед. Ким на левый борт к пулемету.

Ким вылетел на левый борт, схватил, установленный там пулемет. Шел сильный проливной дождик, но он его не замечалю

Малый ракетный корабль выходил из-за острова. Сразу стали видны в дымке небольшой танкер, у его борта стоял до боли знакомый «Стерегущий» весь в белом дыму, который поливали из всех пулеметов, несущиеся к нему на полной скорости несколько десятков скоростных катеров. «Стерегущий» отбивался из всех орудий. С него поднялся вертолет и резко с набором высоты взял курс в сторону островов. Как раз туда, откуда шел на помощь «Стерегущему» «Молния».

Дождь и небольшой туман значительно закрывали видимость.

6 комментариев

Оставить комментарий
  1. Алексей

    С интересом прочитал очередную главу. У меня одного сложилось впечатление, что с предыдущей главы «Тревожные иероглифы» от 28 февраля, пропущена часть текста, и в этой главе повествование ведется с момента, когда власть на острове сменилась и команда уже неведомым образом захватила корабль и повязала пиратов?
    По метке «Черное золото» между этими главами сайт не выдает других материалов для прочтения.

    1. Алексей мне стыдно, но целую главу пропустил. Опубликую сегодня. Она есть, но как-то получилось, что пропустил. Извините

  2. Алексей

    Спасибо за пояснения. Значит, сегодня таки-станет понятно, как Бабаев снова стал «нашим», где ошибся Васильев, что угодил в лазарет, и чем все это время занимались на «Стерегущем»

    1. Стерегущий готовиться к заправке. Пираты готовятся захватить Стерегущий. А Страшный такой же проект идет с Дальнего Востока на помощь

  3. Алексей

    С появлением недостающий главы, часть вопросов получили ответы, однако логичным видится ещё одна глава о том, что было на «Стерегущем», пока «Молнию» готовили к выходу в море

    1. Это следующая глава. будет опубликована

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *