Блытов В. Чёрное золото. Глава 16. Дорогу осилит только идущий (приключенческий, морской роман )

(Один из островов архипелага Анамбас)

На большой телеге, которую тащили и толкали пол деревни привезли на причал дизельгенератор.

— Tsunami GES-8001E – прочитал бирку на дизельгенараторе Славик Потоцкий.

— Японский? – спросил Славика Кузьмин тоже заинтересовавшийся привезенным добром.

Дизельгенератор был новенький. Красная краска выделялась на черном фоне. На табло были какие-то кнопки и лампочки

Харимай начал чего-то объяснять на своем языке, но офицеры ничего не поняли. Тогда он повернулся к подошедшему Киму и начал ему объяснять размахивая руками. Видимо он считал, что Ким, благодаря его внешнему виду и раскосым глазам свой. Но Ким покачал головой и позвал Юй-Луня объяснявшего что-то Гунтуру.

— Что он говорит? – показал Ким на Харимая, Когда Юй-Лунь подошел к ним.

— Говорит, что генератор хороший. Мощность 6 киловат – начал переводить Юй-Лунь, что- то в свою очередь переспрашивая у Харимая – работает на бензине, электростартер, объём топливного бака – 25 литров, время непрерывной работы около 9 часов, напряжение выхода однофазное 230 вольт.

Потоцкий тяжело вздохнул.

— Не то? – переспросил его озабочено Кузьмин.

— Слабенький. Нам бы киловатт 25. А так слабоват, приборы не подключишь, только освещение. Но и это, как говорится «божий дар». 230 вольт, а не 127 корабельных. Хотя 50 герц подойдет нам для работы здесь, а вот на лодке все же 100 герц. Что бы что-то сделать надо запускать свои источники питания.

— Давайте ребята поднимем его на борт и установим на баке. Потом осветим все темные помещения и начнем работать – сказал Кузьмин Ушакову.

— А как поднять? – спросил озадаченно Ушаков – сходня может не выдержать. Сколько он весит?

Юй Лунь перевел Харимаю вопрос.

Тот продолжая улыбаться ответил

– Девяносто килограмм.

— Вон кран небольшой есть на катере – предложил Ким.

— Так его же надо запитать – ответил Потоцкий – а запитать можно только от бортового питания. А они не работают.

— Это уже незадача. будем думать – сказал Потоцкий и посмотрел на улыбающихся Харимая и Гагака.

Юй – Лунь что-то отрывисто сказал и Гагак быстро побежал куда-то к домикам. Через минут пять он приехал на машине с краном, На кране были написанны китайские или японские иероглифами.

Харимай и Ушаков зацепили страховочные концы и через несколько минут дизельгенератор закачался в воздухе. Спустя некоторое время он стоял, в назначенном Потоцким месте на палубе ракетного катера.

— Теперь надо этим ребятам объяснить, что надо развести от дизель генератора освещение в очищаемые помещения и желательно через щит с автоматическими пускателями, чтобы если произойдет КЗ, то пускатели просто выбило бы.

Юй Лунь стал что-то переводить Харимаю. Тот стоял и кивал головой. Потом взяв с собой за руку Ушакова убежал к домикам. Вернулись они толкая перед собой тележку, загруженную какими-то коробками, мотками провода.

Пока электрики под руководством Кима готовили дизельгенератор к работе, остальные матросы под руководством Кузьмина очищали от мусора и посторонних вещей верхние помещения, где не требовался свет. Потоцкий с палочкой в руках сидел на тележке, на которой привезли дизельгенератор и внимательно разглядывал вещи и мусор, сносимый с корабля при очистке помещений.

— Это что за тряпка – спросил он матроса Носова.

— Да ветошь какая-то грязная – ответил тот бросая в общий мусор небольшую грязную тряпку.

Потоцкий встал подошел долго рассматривал, прежде, чем взять на руки и потом вдруг сказал:

— Елы палы, так это же военно-морской флаг СССР – и пальцами аккуратно поднял грязную тряпку. Теперь на фоне солнца стали видны красная звезда, серп и молот из-под грязи. Ранее подшитые концы флага были размухрастены видимо на ветру.

— Алексей, а Алексей – закричал он держа в руках двумя пальцами тряпку.

— Чего? – спросил с неудовольствием Алексей, разбиравший вещи, остатки пищи, пустые бутылки.

— Ты, посмотри, что я нашел – прокричал Потоцкий.

Алексей сбежал вниз по трапу и взяв в руки тряпку с удивлением увидел, что это испачканный в грязи советский военно-морской флаг.

— Так хорошо. Им он уже не нужен, а нам может пригодиться. Кстати Славик, что ты думаешь, как он сюда попал?

— Можно только догадываться. Скорее всего этот ракетный корабль строился для флота Вьетнама или Кампучии, а потом у нас наступила перестройка, стало не до кораблей и этот корабль остался стоять в какой-то из бухт видимо под флагом СССР и без команды. Потом, наверно спустя лет пять предприимчивые дельцы случайно нашли его на каком-нибудь кладбище кораблей и потихоньку отволокли на рынок военных кораблей. По документам СССР он наверняка числится переданным или Вьетнаму, или Лаосу, или Кампучии, те есть остался реально ничейным без экипажа. Учитывая, что хода он не имел, видимо в следствии, каких-то поломок из-за неграмотной эксплуатации, его за ноздрю отволокли на продажу и продали по остаточной цене, как наверно и подводную лодку вкупе с ним. Флаг был никому не нужен, так волокли не военные, а какие-нибудь нанятые ребята. Вытирали им грязь. Спасибо им что не разорвали на куски.

— Что делать будем с флагом? Пираты наверняка не дадут нам его поднять – спросил Кузьмин.

— Мне кажется, что его надо постирать, погладить и пусть лежит припрятанный и ждет своего часа – сказал серьезно Потоцкий.

Кузьмин задумался почесал нос и согласился с Потоцким.

— Давай его сюда. Я его заверну во что-нибудь и отдам Светлане. Пусть она постирает его, подошьет и погладит. А мы его найдем где спрятать на корабле — предложил Ким.

И все с ним согласились. Ким взял военно-морской флаг, аккуратно завернул его в какую-то чистую ветошь.

— Еще смотри Алексей – показал Потоцкий на кучи мусора — здесь валяются разорванные и грязные схемы корабля и систем. Наверно подкладывали на стол, когда питались, рвали. Но, по-моему, что-то собрать можно. А это большая подпруга для нашей работы.

— Славик ты отбирай все, что нам понадобиться, а я пойду смотреть за тем, как работают наши матросы. Там тоже глаз да глаз нужен.

Старший мичман Даниленко крутился на баке, осматривая якорьцепи, якоря и все хозяйство. За ним ходил боцман Глотов и что-то объяснял Даниленко.

Гунтур с Юй-Лунем спустились к Потоцкому, который разбирал мусор и из куч мусора вытаскивал остатки фиолетовых схем с грифами «секретно».

— Вы что делаете? – спросил Юй-Лунь.

— Да вот оказывается есть какие-то схемы, которые очистив, мы сможем использовать для введения корабля в строй – ответил Потоцкий, продолжая разбирать бумаги.

Юй Лунь начал что-то объяснять Гунтуру.

Тот что-то отрывисто что-то сказал и жестом подозвал, стоявшего недалеко Бабаева с красной повязкой на голове.

Тот подбежал и Юй Луню, который по–русски объяснил ему и Потоцкому, что господин Гунтур приказал Бабаеву помогать офицеру Потоцкому, разбирать бумаги.

Потоцкий посмотрел в бесстрастное лицо Бабаева и лишь тихонько усмехнулся.

— Пусть помогает.

Бабаев хмуро спросил:

— Что мне делать? 

— А вот разбирай эти бумаги и раскладывай. Разорванные схемы и листы складывай вместе. Будем склеивать.

На корабле наверху затарахтел дизельгенератор и Ким вытирая со лба грязь крикнул:

— Славик свет в машины подали. Можешь смотреть.

— Так – прокричал довольный Славик – Орлов, Славнов, Даниленко ко мне.

Все названные подбежали к Потоцкому.

— Нам поручено ввести в строй механику корабля, дать свет и подготовить корабль к даче хода. Свет нам дали и теперь мы можем работать. Бабаев ты поможешь нам с турбиной разобраться? – спросил он острожно у Бабаева.

Бабаев довольный, что ему дали работу повернул лицо к Потоцкому и ответил:

— Конечно помогу, но если разрешит господин Гунтур – и посмотрел на Гунтура.

Юй Лунь видимо все перевел и Гунтур лишь махнул рукой – мол можно.

Работа закипела с новой силой.

Вечером в своей комнате офицеры обсуждали, что сделано и что нужно сделать, рассматривали более или менее собранные схемы.

— Это не с этого корабля – показал на какую-то схему Потоцкий – не та марка дизеля. Но может пригодятся.

— Да черт его знает, чем укомплектовали этот корабль и что сюда могло ненароком попасть.

— А ничего, что схемы секретные? – спросил Ким – и наверно на ком-то числятся, а может кто-то уже сидит.

— Это навряд ли – сказал Кузьмин наливая себе чистой воды и усаживаясь в кресло – наверняка числятся уничтоженными. Те, кто продавали, не такие идиоты, чтобы привлекать излишнее внимание, а сам корабль может числиться и утонувшим, в какой-либо бухте Дальнего Востока.

— Я перепишу эти номера и когда вернусь в Россию, задам неудобные может для кого-либо вопросы.

— А ты уверен, что вернешься? – насмешливо спросил Кузьмин.

— Постараюсь — помрачнел Ким – во всяком случае, долго здесь засиживаться не буду.

— А я хотел бы обсудить Бабаева – сказал Потоцкий – мне его навязали в помощники. А он предать может, может, что-то услышать и передать своим новым хозяевам. Что делать?

— Предупредить всех, чтобы меньше при нем болтали – мрачно сказал Кузьмин – может его к нам специально подставили, чтобы докладывал своим новым хозяевам. Во всяком случае я ему тоже не доверяю теперь.

Ким лишь усмехнулся:

— Давайте ложиться спать. Утра вечера мудренее – так, по-моему, говорят русские.

— Так Саня, а корейцы как это говорят? – согласился с ним Кузьмин, закрывая глаза.

Ким, чем-то улыбнулся, и ответил:

— Есть разные пословицы. Но мне нравиться одна – дорога в 1000 ли начинается с первого шага.

Когда погасили свет Славик спросил тихо Кима:

— Флаг отдал Светлане?

— Да, конечно — ответил однозначно тот.

— Какой флаг? – внезапно насторожился Ким.

— Военно-морской флаг СССР – ответил Кузьмин.

— А зачем он нам? – задумчиво спросил Ким — когда мы в плену. И не факт, что нас выпустят, когда крабль даст ход.

— Я пока не знаю зачем, но бросать его в грязи не хочу. Все же это наш флаг – ответил Кузьмин – давайте спать, завтра в шесть подъем купание, завтрак и на работы.

— А я бы пошел под этим флагом в море. Леха, а ты завтра начнешь свои работы?

— Ннет – протянул Кузьмин – мне надо запитать приборы, чтобы начать работу, а пока Славик этого не обеспечит, моя работа бесполезна, как и твоя. Все силы сейчас на помощь Славику. А остальные будут пока приводить корабль в порядок. Чистить, драить, красить, выносить мусор. Составлять списки, что нам еще надо для полного счастья.

На следующий день Кузьмин спустился в машину. Там горел вполне приличный свет, все лампы были запитаны, но плафоны сняты. Оба дизеля были разобраны. По палубе на листах фанеры были разложены разнообразные детали.

— Славик, откуда столько света? – спросил Кузьмин.

Так отключил корабельную систему и вместо нее на щите подключил наш новый дизельгенератор — ответил Славик с улыбкой, вытирая грязь с лица — поменял лампочки на 220 вольт. Нормально, хоть светло стало. Можно работать. Да и розетки запитаны, можно к любому месту переноски протащить. Хочу, пока нет запчастей, попробовать собрать один дизель и запитать его, чтобы дать работу вам.

— Ну, ну – поморщился Кузьмин – хоть что-то соберете, а то у таких спейцов после такой раборки останутся лишние детали.

— Обижаешь командир – ответил Славик – мы каждую детальку записываем, откуда она и как ставиться. Евгений Михайлович – покажи командиру тетрадку — обратился он к мичману Даниленко.

Вытирая солярку с лица и рук старший мичман Даниленко аккуратно взял клетчатую тетрадку и показал рисунки Кузьмину.

— Откуда такое богатство, как эта тетрадь? – спросил Кузьмин.

— Так здесь нашли. У механиков, всегда все есть, что надо – похвастался Потоцкий.

— Кроме хода – пошутил Кузьмин – ладно пойду, надо контролировать покрасочные работы, а то самое страшное на корабле – это матрос с кистью – и потом наклонившись к уху и поглядывая на разбирающего турбогенератор матроса Бабаева шепотом спросил – твое оружие где? Евгений Михайлович.

— Так здесь уже. Тихо пронес и зашхерил. Никто не найдет — ответил шопотом Даниленко.

Кузьмин похлопал его по плечу.

бабаев повернулся посмотрел на мичмана Даниленко, но ничего не сказал.

— Ладно работайте ребята от вас зависит сумеем мы отсюда вырваться или нет — и Кузьмин ловко перебирая ногами и хватаясь руками за поручни поднялся по трапу вверх.

На следующий день пришел маленький корабли, весь забитый ящиками и какими-то коробками.

Юй-Лунь и Гунтур пришли встречать его на ракетный катер.

— Это вам привезли, то что вы заказывали. Кораблик ошвартовался к ракетному катеру и началась разгрузка прибывших товаров. Все сносили, кое, что сгружали пока на причал.

Несколько ящиков пираты погрузили на телегу и повезли в поселок.

— Что это? – спросил Кузьмин Юй-Луня.

— Это снаряды для пулеметных пушек – показал он на АК-630 – вам же они не нужны. Будут храниться в надежном месте до момента, пока вы не отремонтируем корабль. Это распоряжение Гунтура.

— Отстрелять-то их надо? – осторожно спросил Кузьмин.

— На первом выходе в море отстреляете – заулыбался Юй Лунь.

— Хорошо – как бы безразлично, сказал Кузьмин и пошел смотреть, что ещё разбирает Потоцкий.

Потоцкий с неизменной клетчатой тетрадью распаковывал каждую коробочку и шептал:

— Внутренняя пружина клапана MTU 20V4000G63LE – 20 штук, комплект маслосъемных колпачков MTU 20V4000G63LE, комплект медной гильзы форсунки для двигателя MTU 20V4000G63LE …

— Ну, что профессор, как у нас здесь – спросил Кузьмин Потоцкого – сделаем дизель генератор хотя бы один?

— Теперь наверно можно и два – просиял Потоцкий.

К Кузьмину подошел Ким:

— Командир там привезли 25 комплектов синего рабочего платья и черные пилотки.

— Это я заказывал. Будет что одеть на последний бой. Пока сложите все в штурманской рубке

— Понятно.

Кузьмин заметил, что как-то незаметно все матросы и даже офицеры стали уважительно называть его — товарищ командир. Кузьмин знал, что это на флоте высшая степень уважения. Значит матросы верят ему, а это уже хорошо.

— Что еще там есть?

— Командир станки привезли сверлильный, а заодно и токарный. Теперь, если чего нет, то можно сделать и самим.

Кузьмин улыбнулся.

— И еще я хотел показать тебе, ещё кое что – сказал спокойно Ким.

Один из ящиков был доверху забит документацией. На всех альбомах стоял гриф «секретно».

— Видишь?

— Вижу ответил Кузьмин. Продают все, что можно. А по штурмании здесь есть?

— Сейчас посмотрим. По связи есть. Я уже видел. Но для меня пока главное схемы электрики, размещения щитов.

— Разбирайся Саня, а я пойду на сигнальный, посмотрю, что там у нас есть. Кстати слышал, что снаряды к АК-620 и РБУ увезли отсюда.

— Это пока не страшно. Страшно будет, если «Стерегущий» уйдет во Владик.

— Надеюсь, что подобное не случиться – сплюнул три раза через левое плечо Кузьмин.

— Хотя, чем черт не шутит. Все может быть. Хотя я твердо верю, что путь на свободу находиться в наших руках, как поется в той песне – никто не даст нам избавления, не Бог, не Царь и не Герой. Добьемся мы освобождения своею собственной рукой.

— Интернационал может стать нашим гимном – пошутил Кузьмин.

Вечером, уставшие от работы, как всегда обменялись мнениями.

— Что там Славик у нас?

— Думаю, что работы максимум на неделю.

— Ясно

— У тебя Александр что? – спросил Кузьмин.

Ким нахмурился и тихо сказал:

— Пока вы купались я разговаривал с Сю Инь, и она мне сказала по большому секрету, что пираты хотят захватить «Стерегущий» во время заправки топливом и водой.

— Как захватить? – изумился Кузьмин.

— Я не знаю, как? Хван со мной своими планами не делился. Но у нас с завтрашнего дня остается всего 10 охранников, включая Бабаева, Харимая и Гагака. Четверо будут постоянно охранять нас, остальные склады с оружием и боеприпасами. Не использовать этот случай нам просто нельзя. Другого шанса не будет. И еще она сказала, что «Стерегущий» захватил несколько дней назад несколько пиратов.

— Славик ты как? Ускориться можешь? – спросил Кузьмин глядя на Потоцкого.

— Нам придется работать и днем, и ночью – нахмурился тот — посменно. И еду пусть приносят нам туда. Тогда попробуем все сделать раньше.

Утром, когда проснулись, увидели, что нет Гунтура и у причалов вместо десяти катеров стоит всего лишь два.

— А я, что говорил. Ушли – прошептал на ухо Кузьмину Ким.

— Спаси Бог наш «Стерегущий» — вдруг перекрестился Потоцкий.

На причале к ним подошел невысокий и смуглый пират с очень черными умными глазами:

— Меня зовут Куват. Я остался старшим на острове. Надо поторопиться с работой – перевела сопровождавшая Сю Инь

— Я и сам хотел предложить работать посменно и днем, и ночью. Если надо быстрее – ответил Кузьмин.

Куват кивнул головой:

— Надо сделать быстрее. Ибрагим Хван приказал поторопиться. Поэтому делайте как считаете нужным. Пищу вам будут приносить на корабль.

— Поторопиться, так поторопимся – спокойно сказал Кузьмин.

Он очень удивился, но на причален их ждали несколько загорелых светловолосых и русоволосых мужчин.

Увидев Кузьмина они сразу направились к нему.

— Демидов Степан – представился первый – второй механик танкера «Надежда».

— Петровский Евгений – представился второй – третий механик транспорта «Надежда»

— Яросюк Герман – третий механик танкера «Вера».

— Кузьмин Алексей – представился им Александр – пока старший среди работающих здесь моряков. Я понял вы поступаете в наше распоряжение?

— Так точно – по-военному коротко ответил Демидов.

— Наша боевая задача в кратчайшие сроки ввести корабль в строй – сказал Кузьмин – прежде всего механику. Наш механик Потоцкий Вячеслав.

Славик пожал всем механикам руки.

— Ввод корабля в строй – это наш путь к свободе.

Механики посмотрели внимательно на Кузьмина. Он не смутился и продолжил:

— Так обещал Ибрагим Хван.

— Нас освободят к примеру, во что я категорически не верю – сказал низенький и светловолосый Яросюк, — но здесь наши капитаны и команды. Это тоже надо помнить.

— Помним – спокойно усмехнувшись сказал Кузьмин – а пока вы все трое поступаете в распоряжение Славика. Задачу я вам обрисовал.

Через час Кузьмин спустился в машину. Там во всю кипела работа. Сияя глазами Потоцкий подошел к Кузьмину и тихо сказал на ухо:

— Золото ребята. Настоящие механики с хорошим опытом. Теперь я верю командир, что завтра может запустим один дизельгенератор. А Степан Николаевич – он показал взглядом на перемазанного соляркой на Демидова – механический гений.

— Ладно работайте маслопупы – сказал усмехнувшись Кузьмин – работа ночью не отменяется.

Утром один дизельгенератор заработал. И Кузьмин побежал разбираться со штурманией, а Ким со связью и локацией. В ходовой рубке матрос Орлов опробывал работу машинных телеграфов.

— Сейчас будем проверять исправность винторулевой группу – восторженно доложил он Кузьмину.

— Ну каурая вывози – сказал Кузьмин и внезапно для себя перекрестился.

Понятно неверующий, но в трудный момент обращаешься воле или неволей к Богу.

Обновлено: 20.08.2021 — 09:51

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.