Блытов В. Дорогие друзья! Уважаемые читатели нашего сайта!

Сообщаю, что 3 декабря сломал руку и находился до 10 декабря в НИИ скорой помощи имени Склифософского. Неприятно! Больно! Обидно!

Обидно выйти из строя на почти полгода. Еще пять недель надо таскать тяжелейший гипс на руке. Мучают внутренние боли кости и естественно души. Возможности работы сократились более, чем в два раза. Но я постараюсь и надеюсь, что друзья и соратники мне помогут в этот тяжелый период моей жизни.

Посмотрел воочию реализацию знаменитого второго «медведевского» национального проекта «Здоровье нации» непосредственно на месте реализации, так сказать изнутри. Почему второго? Да потому, что первый был в 2004-2006 годах и на него тоже ушли триллионы наших рублей.

Не сказать об этом, было бы наверно неправильно. На днях Медведев по примеру Президента пообщался с особо выделенными СМИ. А почему не со всеми? Да потому, что могут задать неприятный, неожиданный вопрос, к ответу на который, «шеф» может оказаться не готов.

Много говорили о реформе здравоохранения, о выделенных триллионах, о построенных и оборудованных по последним техническим достижениям новым медицинским центрам. И что?

Признаюсь, поверил вдохновенному лицу Дмитрия Анатольевича. Даже подумал – ну чем не будущий Президент после 2024 года? Почти как Путин. Грамотно отвечает на задаваемые журналистами вопросы.

А что внутри здравоохранения? Что увидел я сам своими глазами.

А внутри то, что и везде в нашей жизни. Мы же смотрим наш телевизор и видим, как телеведущие каждый день обращаются к аудитории с предложением сброситься дружно всем нам на операцию для того или иного ребенка, которая делается только в Германии или Израиле или на покупку лекарств, которых нет в нашей с вами России или если есть, но они слишком дорогие.

А где наше хваленое бесплатное здравоохранение, гарантированное всем нам Конституцией России? Видимо там же где и бесплатное образование.

За какие еще национальные проекты брался наш уважаемый и любимый «Денег нет и не будет, а вы там держитесь!»? Вот там мне кажется и жди беды. В 2008 году он же вместе с неподсудным «Героем России» Анатолием Сердюковым брался за реформу армии. Что получилось из этого? Мы все с вами видели.

Так вот одно из ведущих в нашем здравоохранении «НИИ скорой помощи имени Склифософского». Так сказать, один из краеугольных камней нашей медицины в моем видении.

Очень нужное людям лечебное учреждение. Сколько боли и горя скрыто за его серыми стенами сложно представить.

Огромное спасибо врачам – специалистам, которые там работают и честно делают свое дело, невзирая на все трудности.

Что не понравилось?

Кто-то скажет, что мелочи. Действительно не понравились мелочи. Хотя на мелочах порой стоит очень большое дело.

Скорая помощь. Приехали по вызову два фельдшера. Врача нет. Говорят, что не хватает врачей. Диагноз естественно поставить не могут квалифицированный. Советуются куда везти. Час стоим у дома и ждем куда нас направят. Фельдшера играются в свои телефончики, я страдаю от боли, рядом переживает жена.

Наконец поехали. Ехать недалеко, но «московские пробки» вынуждают добираться почти час. Расстояние аж почти 3,5 километра по прямой. Едем с включенной «цветомузыкой» — не помогает.

Далее приемный покой НИИ скорой помощи имени Склифософского. Оформление. Почти два часа какие-то врачи и медсестры нехотя ходят «неприлично малой скоростью» с бумагами. Туда – сюда. Мы сидим и ждем. Кто-то стонет от боли.

— Подождите вам оформляют – успокаивает больных, поступивших приемный покой, медсестра.

Люди страдают от боли, стонут, а время идет.

Мимо, без очереди провозят какого-то важного депутата, без ожидания. Которого доставили аж на вертолете. Важный человек. Депутат блин!

Провезли сразу на операцию (без оформления), в сопровождении кучи мрачных кавказцев, какого-то их авторитета. Раздеваться, снимать шапки или куртки, джигиты не считают необходимым. Здоровенный охранник, не пропускающий жен и близких вежливо распахивает перед ними калитку. Перед их носилками бежит какой-то врач, показывая куда надо ехать.

Меня, наконец, сводили на рентген. Опять ожидание. Рядом ждет жена, отпросившаяся с работы. Через более, чем два часа наконец попадаю на стол в так называемую гипсовую.

Врач колет в обе сломанные кости (лучевую и локтевую) обезболивающее. Все равно больно. Ждем 10 минут. Потом санитар держит за плечи, врач ломает кости и ставит их на места. Несмотря на обезболивающее очень больно. Или нет настоящего или просто сэкономили. А чего тратить за так на 70-летнего мужика, если ему давно на кладбище уже прогулы одногодки ставят.

Поставили кости. Все в гипс. Болит, но терпимо, все лучше, чем ломать и править. Опять рентген и теперь в палату. В палату попал в начале девятого вечера. Руку сломал после трех часов дня. Почти шесть часов. Операция заняла минут тридцать от силы.

Постель есть. Больничного носильного белья нет (даже тапок), как и разовых туалетных принадлежностей, включая полотенце. Это не говоря о том, чтобы хотя бы чем-то накормить. С трудом договорился с санитаркой на два временных тапочка на одну ногу.

В палате пять коек. Пять переломанных при различных обстоятельствах людей. Один из нас ветеран Отечественной войны – 95 лет. Прохоровский Григорий Степанович – перелом шейки бедра. Что с ним не понимает, пытается куда-то уйти из палаты. Понятно. Рвется вскочить силой. Ругается.

Силами четырех обезрученных всю ночь, как-то укладываем, уговариваем его лежать, когда невозможно уговорить и удержать вызываем медсестер и врачей. Один раз все же за ночь упал. Лежит, стонет, матерится. Называет все нас и врачей фашистами.

На ночь колют обезболивающее – кетопрофен. Не помогает. Нужно что-то сильнее. Болит рука, болят кости руки. Сложно найти положение, чтобы не болело.

Утром выяснилось, что питаться дают только одну большую ложку, остальное все надо нести из дома, даже кружки, вилки, ножи.

Эй товарищи, господа, а где там триллионы, потраченные на реформу здравоохранения о которых так красиво говорил Дмитрий Медведев?

Перевязей к сломанным рукам нет. На худой конец бинтик приспособят. Хочешь, что-то лучше – купи! Все, что нужно только за деньги!

Умывание. Умываемся сами одной рукой. Кое-как, кто как приспособиться. Зубной щетки и пасты нет, бритвы и бритвенных принадлежностей тоже. Ветеран не может умываться никак. Никто, кроме нас, на него не обращает внимание. Пытаемся поговорить. Смотрит зверем. Пытается сесть на край и есть сам. Получается плохо.

Иду к врачу. Спрашиваю:

— А есть, кто-нибудь, кто может покормить и помыть ветерана, поменять подгузники, простыни.

— Конечно есть – говорит громко врач и потом тихо добавляет, что – медсестры и санитарки, забили забили на все большой болт. Без предварительной оплаты работать не хотят.

Обращаюсь к дежурной медсестре с тем же вопросом.

— У вас рука одна все же есть. Вот и идите кормите и мойте его.

Сообща, как можем кормим ветерана.

Вечером к ветерану пришла дочь 70 лет.

— Как не кормят? Я же заплатила тысячу рублей за каждый день.

— Значит наверно мало дали.

Плачет, вернее вытирает слезы платочком.  

Пошла разбираться. Видимо заплатила еще и следующие дни меняли памперсы (принесенные из дома) и простыни и даже кормили. Мыть так и не мыли ни разу.

Ко мне вечером пришла жена принесла спортивный костюм, вилку, ложку, ножик, туалетные принадлежности, полотенце.

Жить стало возможным. Дополнительное питание, принесенное из женами дома немного поддерживает не только меня, но и всех больных.

Следующей ночью укололи трамадол и уснуть стало возможным. Хотя болит и просыпаться приходится выбирать положение менее больное для руки. Вечером внезапно поднялось давление 170 на 110. Попросил медсестру и дежурного врача дать лекарство, понижающее давление. Выяснилось, что нет в отделении такого.

— Завтра утром купите в аптечном ларьке. А вообще свои надо иметь – вежливо ответила медсестра.

Попросил пригласить врача кардиолога или терапевта.

Оказалось, что нет уже таких до утра. Или не хотят приглашать. Нонсенс. Хоть умирай или скорую помощь вызывай в НИИ скорой помощи имени Склифософского. Хотя там тоже только впрочем фельдшера (врачей нет) и лекарств у них ограниченное количество. А по каждому отчет, где, куда, кому и еще при каких обстоятельствах израсходовано. А то вдруг украдут.

Купил лекарство утром в аптечном киоске. Стало немного легче. Хотя рука и кости очень сильно болят.

Неделя пролетела незаметно. Сон, завтрак, обед, ужин, укол.

Телевизора и даже радиоточки в палате нет. В холле охранники смотрят только «Матч ТВ».

Кормежка. В принципе неплохая. Но обращает внимание на обилию блюд с рисом. А рис, как известно, вызывает запоры. Клизм нет. Медсестры советуют купить в аптеке вазелиновое масло, а если надо, то и клизму. Помогает масло — опробовано. Блюд с холодцом, способствующего заживлению костей — нет совсем. Порции небольшие. Особенно, если мясное рагу с рисом. Маленький кусочек сала и все — остальное рис.

Лекарства. В основном обезболивание на ночь. Лекарств и витаминов с кальцием не дают совсем. Может кому-то и дают, но основная масса больных обходиться без них. У кого воспаления колют антибиотики. Ветерану дают снотворное на ночь, чтобы не куролесил.

Пролежал неделю никто не предложил полностью помыться. Сам однозначно не смогу помыть себя. Надо все же помочь раздеться, намылить и смыть. Моют только тех, кто на операцию и все. Мне операцию принято решение не делать. Лежу немытый, как и дед-ветеран. Соседа через два дня моет в душе жена.

Обратил внимание на веселую молодежь в темно-синей одежде, живущую и кормящуюся вместе с больными. Человек 20 или более. Свои палаты, отдельные от больных. Румянец во всю щеку, улыбки и смех. Нам больным не до смеха.

— Это волонтеры. Они помогают больным, работают сиделками, возят на операции, разносят документы – пояснила одна медсестра.

Спросил дочь ветерана, почему она не наймет их?

— А знаете сколько стоят их услуги?

Больше спрашивать я ничего не стал.

Каждый день увозят кого-то на операцию. Сложные очень операции, порой часов по пять одна. Работа с семи утра и часов до двадцати вечера. Врачи – умницы!

Одних увозят, других тут же привозят. Конвейер большой и безжалостный.

«Здравоохранение — не сфера обслуживания, а отрасль народного хозяйства — вспомнил я надпись в приемном покое клинического госпиталя имени Вишневского.

Но ……. Во всем видна, какая-то черствость некоторых врачей, медсестер, санитарок, волонтеров. Сквозит и лезет из каждой дырки. Как, впрочем, и изо всей нашей жизни тоже. А мелочей в здравоохранении нет, есть недоработки, недоделки, упущения и есть безразличие к людской боли и страданиям. И есть куда-то потраченные триллионы на национальный проект «Здоровье нации».

Впрочем, в знаменитом «Склифе», как и везде или даже лучше, чем по всей России.

Все! Я уже дома. Теперь с гипсом и болью более месяца надо терпеть.

Буду стараться и работать.

С уважением ко всем главный редактор сайта «За тех, кто в море!» Виктор Блытов

15 комментариев

Оставить комментарий
  1. Николай

    Виктор Александрович, Здравствуйте! По сокращению публикаций на сайте, я понял, что с Вами что-то не так. Но спросить было не удобно. Скорейшего Вам выздоровления и всяческого добра!

    1. Спасибо постараемся, а там как получиться

  2. Сергей Прядкин

    Как все до боли, только моей супруги, оказавшейся в таком же положении и, похоже, с такой же травмой, все знакомо! Особенно в глуши-Саратове. Желаю скорейшего выздоровления, уважаемый Виктор Александрович!

    1. спасибо большое. Будем жить

  3. Витя,выздоравливай ! У меня год назад что-то «сломалось» в головном мозгу.Вместо скорой приехал фельдшер на легковушке.Уговаривал лечится на дому.Настояли на скорой.Через час все же приехала скорая.В итоге после различных исследований оказался инсульт. Закончилось все благополучно.Через 2 недели поставили на ноги.Но в твоем рассказе все то же,разве что нет волонтеров.

    1. Спасибо большое. Будем жить

  4. Рогожкин

    Виктор, поправляйся! И никакого полгода. Месяц от силы. Это приказ!
    А Склиф чётко работает только в экстремальных ситуациях. Например, теракт в метро. Тогда и вертолеты сажают на Садовое кольцо и министры (здравоохранения и транспорта) наперегонки к пострадавшим с апельсинами спешат.
    Нам вообще чуток осталось до государства, за которое не стыдно. Надо вертолёт сажать на Кольцо за обморозившимся бомжом,а министрам навещать бедолагу, попавшего в ДТП где нибудь между двумя столицами, и лечащим в райбольнице в коридоре с одним градусником.
    А за сюжеты по сбору денег для больных детей, министра автоматически на 15 суток сажать, по месту жительства нуждающегося ребёнка…

    1. Согласен на 100%. Министру здравоохранения тогда не выйти из тюрьмы в ближайшие 100 лет.

  5. Чепуха, Витя, дальше будет хуже! Не расстраивайся. Я тоже в госпитале (Саулькина) с ногой уже с прошлого понедельника.
    А скорая приехала, из обезболивающих — один аспирин. Врача нет — только фельдшер! Ну, и на хрена такая скорая? Но зато написали бумажку и отвезли в госпиталь.
    А он переполнен: привезли со всей Рассеи солдатиков, а у них дефицит веса! Смотреть больно: тощие, ручонки тонкие, шейки — такие же! Так и хочется вспомнить чью-то маму! И они должны меня защищать? Не дай бог!
    Вот тебе и весь нацпроект: деньги сперли , и проект вышел с недостатком веса!

    Аппаратура в госпитале старая. Ощущение 50-х годов. Но медперсонал умелый, вежливый.
    Врачи, наверное, не напрасно уились где-то, посмотрим. Но на мой военно-морской выпуклый глаз, сдать К-1 такой госпиталь не должен!
    Я бы не принял!
    Кормежка, ну в голодный год сойдет! Я избалован женой, но три раза ел первое и вспомнил курсантские годы. А, еще салатик из свежей капусты!
    Страшно подумать, случись война. Есть здесь парни из Сирии, но проблема с диагнозом, впрочем, как и у меня.
    Я глубоко убежден, что статистически наш рассейский народ очень и очень неплох. Но какой командир, такие и подчиненные! Ты про тов. Фридмана писал, про нацпроекты, забудь! Госпиталь — войсковая часть, не худшая, надо полагать, что же тога по аналогии говорить об остальном!
    Желаю выздоравления, работай, у тебя очень хорошо получается! Вводи сам себя в меридиан, на врачей или на общую систему здравоохранения надежды нет!
    А что касается депутата и лкн, то первых надо … уравнять в правах, а со вторыми — имеется опыт гер. Ермолова и Бакланова!
    Но страна-то наша насквозь прогнила коррупцией и бесхозяйственностью.

  6. Витя! Тебе повезло,что ты находился не в развитой стране. Иначе,пришлось бы только за скорую заплатить долларов 200. Без штанов бы остался. А так и спортивный костюм на тебе,и даже тельняшка…

  7. Валеримоск

    Витя, скорейшего тебе выздоровления . Надо бы всё то, что ты написал выложить в YouTube или ещё куда-нибудь, пусть люди читают и знают что у нас за премьер-министр ну и наверное президент раз он терпит распил денег на нацпроекты.

  8. Здравствуйте, уважаемый Виктор моя тёща сломала руку. Наложили гипс. Рентген показал, что всё нормально. Видимо, не дали денег травматологу… В общем, советовали, потом, правда, если болит сильно рука в гипсе, надо было просить за доп.деньги поставить мягкий гипс. Но это мы узнали, когда гипс уже был снят, а рука продолжала болеть, плохо срослась…
    У нас в семье есть прибор ВИТАФОН. Он замечательно помогает, особенно — при перелома. Если бы Вы, Виктор Александрович, находились в Питере, я бы с удовольствием привёз ВИТАФОН Вам. Конечно, до Москвы мне далековато. Может, друзья найдут варианты? Удачи Вам и здоровья! Поправляйтесь скорее, ждём новые Ваши работы с нетерпением!

    1. Спасибо Витафон есть

  9. Больница в наше время, страшнее тюрьмы.
    И ложки и полотенца и мед. помощь там своевременно выдают, иначе пожаловаться можно и накажут нач. тюрьмы или СИЗО. Не понятно и позорно для здравоохранения такому отношению не только с заслуженным офицерам и ветеранам, но и к обычным гражданам. Виктор Александрович еще умолчал о вони которая там стоит. Позор нашему здравоохранению, с позволения сказать.
    В любом случае, Витя, рада, что ты уже дома! А дома и стены лечат. Удачи тебе!
    С уважением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.