Беляев А. SOS «К-123»

К 45-летию поднятия Военно-морского флага на авианесущем крейсере «Киев»

Остаток осени 1981 года кадровики эскадры и КСФ ломали голову в поисках нового командира и нового старпома для ТАКР. Некоторые из них колебались, считая, что капитан 2 ранга Ясницкий слишком молод для должности командира такого корабля. К тому же и подходящей кандидатуры на становящуюся вакантной должность старпома на Севере также не находилось. Но время уходило, «Киев» в следующем году ожидали новые серьезные задачи, а вариантов все не просматривалось. Лишь к декабрю и только волевым решением на уровне флота «смена караула» все-таки состоялась. Места Пыкова, Ясницкого (в должности старпома) и Пенкина заняли капитан 2 ранга Ясницкий, капитан 3 ранга Лякин (изысканный на ДКБФ аж при помощи Главкома) и капитан 2 ранга Яковлев (из кадровой «обоймы» политуправления КСФ).

Зима и начало весны 1982 года прошли на «Киеве» относительно спокойно. Новое командование осваивалось с делами вполне успешно, а вскоре приспела пора проверить это и на деле.

5 апреля крейсер, приняв на борт смешанное авиакрыло штурмовиков и вертолётов, вышел в море. Как было объявлено, до конца апреля. Путь отряда боевых кораблей в составе ТАКР «Киев», больших противолодочных кораблей «Удалой», «Маршал Тимошенко» и СКР «Жаркий» лежал в центральную часть Норвежского моря. Сутками раньше в том же направлении вышел отряд боевых кораблей, возглавляемый тяжёлым атомным ракетным крейсером «Киров».

Командир ТАКР «Киев» капитан 2 ранга Ясницкий

Океан встретил корабли свежей штормовой погодой. На переходе в зону учебно-боевых действий стали известны предстоящие задачи: поиск подводных ракетоносцев США, отработка совместных действий кораблей при отражении подводной и воздушной угрозы, а также обеспечение испытаний корабля комплексного снабжения «Березина» в условиях приполярных широт.

В западной части Баренцева моря корабли «киевского» отряда провели с ПЛ Северного флота зачётное учение по форсированию района патрулирования подводных лодок. Отличились вертолётчики ТАКР, возглавляемые подполковником Чеберяченко. Им удалось обнаружить «подводного противника» на большой дистанции и обеспечить его «уничтожение» корабельным противолодочным оружием.

На рубеже мыс Нордкап – остров Медвежий произошло неожиданное. Шифровкой за подписью командующего флотом «Киеву» и кораблям его охранения предписывался экстренный переход в точку с координатами Ш=…, Д=… К северо-востоку от места нахождения отряда терпела бедствие атомная подводная лодка К-123*. Сообщалось, что на месте её аварии возможно радиоактивное заражение акватории. Задачей спасательной операции было оказание атомоходу необходимой помощи, а также буксировка аварийной ПЛ к месту базирования.

Переход занял всего несколько часов полного эскадренного хода. Следом за отрядом к месту аварии подошло спасательное судно «Алтай». Подлодка находилась в надводном положении. На некоторое время ветер почти стих. Однако поднятая им накатная волна свободно гуляла по ее верхней палубе, серьёзно затрудняя действия подводников, готовящих к работе буксировочное оборудование…

Из хроники событий на ПЛ К-123 Северного флота

http://www.submarines.narod.ru/Substory/6_705k_123.html

1982 год, 15 марта

Атомная ПЛ К-123 вышла под командованием капитана 1 ранга Булгакова на свою шестую боевую службу.

1982 год, 5 апреля

На пульте управления ГЭУ сработала сигнализация о постоянном превышении уровня воды в аварийном конденсаторе. По штатной схеме вода из него должна удаляться. Выяснилось, что парогенератор правого борта предположительно имеет межконтурную неплотность. Начат поиск возможной течи.  На парогенераторе левого борта все показатели оказались в норме. Исходя из этого, в соответствии с требованиями эксплуатационной документации парогенератор правого борта отключен.

1982 год, 8 апреля

Для уточнения места и устранения неисправности отключенный 5 апреля парогенератор введён в действие. В результате произошла авария ГЭУ с выбросом ЖМТ в реакторный отсек и распространением радиоактивного заражения по кораблю. ПЛ лишилась хода, всплыла в надводное положение, её энергоустановка переведена в режим расхолаживания, сплав теплоносителя заморожен, энергоснабжение переведено на аккумуляторную батарею и дизель-генератор. Дано радиодонесение об аварии. На помощь аварийной ПЛ прибыл ТАКР «Киев» с кораблями охранения. При попытке буксировки разрушилось буксирное устройство подлодки, после чего буксирный конец завели в ограждение рубки и закрепили за фундамент ГАС миноискания.

1982 год, 12 апреляПЛ К-123 на буксире БПК «Маршал Тимошенко» прибыла в базу для ликвидации последствий и выяснения причин аварии. Как установлено последующими исследованиями специалистов ВМФ и промышленности, причиной аварии стало закупорка шламом трубок парогенераторов и коррозийные разрушения отдельных конструкций…

Заведение на ПЛ К-123 буксировочного троса

В ходе начавшихся спасательных действий выяснилось, что для судна-спасателя полномасштабного поля действия пока нет. Командир отряда капитан 1 ранга Баранник принял решение — задачу буксировки К-123 возложить на БПК «Маршал Тимошенко», как наиболее подготовленный и подходящий для этой цели корабль. Учитывая условия открытого моря, заводку буксирного конца с корабля на ПЛ должен был обеспечивать достаточно мореходный барказ ТАКР, а если потребуется – вертолёт-спасатель.

Командир 170-й бригады противолодочных кораблей
капитан 1 ранга Баранник на корабельном штабном посту

Между тем радиационная обстановка на ПЛ становилась всё более и более сложной. Полоний-210, как производный продукт ядерного деления, имеет свойство «расползаться» даже через герметичные уплотнения. Признаки очагового заражения им появились даже в жилом отсеке К-123. Заражёнными оказались вода и продовольствие…

А погода продолжала портиться. По этой причине на подготовленный к спуску «киевский» баркас рассчитывать уже не приходилось, хотя тщательно подобранная команда во главе с командиром БЧ-2 капитаном 3 ранга Косиновым оставалась в готовности. Для обеспечения завода буксирного троса на подлодке оставалось штатное средство – линемёт, а на кораблях отряда – вертолёт-спасатель ТАКР.

«Тимошенко», который занял и удерживал позицию левым бортом на небольшом удалении от ПЛ, доложил о готовности принять проводник.

Первый выстрел подводников из линемёта пришёлся «в молоко». Второй, направленный в призовую звезду, нанесённую на крыло обходного мостика БПК, просвистел метательным снарядом с линём и угодил в корпус ходовой рубки. Отскочив в сторону, он заскакал по надстройке, цепляя такелаж. От сильного удара крепящий узел развязался и линь, отделившись от снаряда, соскочил за борт в воду.

Лишь третий выстрел оказался удачным. Линь, наконец, был выбран на борт БПК, началась заводка буксирного троса. И …опять всё пошло насмарку! На этот раз на подлодке. Буксирный трос диаметром в 10 сантиметров, скрытый в её обтекаемом корпусе, никак не выпускался наружу предохранительными планками. В конце концов, при очередном натяжении, его словно бритвой перерезало торцевым креплением одной из них…

Погода продолжала ухудшаться и отступать было некуда. Наступил черёд вертолётчиков «Киева». Экипаж вертолёта-спасателя возглавил лично командир вертолётной эскадрильи подполковник Чеберяченко. Заблаговременно подготовленная к полёту винтокрылая машина стремительно поднялась в воздух. Приняв с БПК буксировочный трос, лётчики медленно потащили его прямо к лодочной рубке. Учитывая свежий, почти штормовой ветер, осадки в виде снегодождевых зарядов, а также серьёзную весовую нагрузку, — в чём-то это была ювелирная работа. Дециметрового калибра намоченный пропиленовый трос, помимо прочего, затруднял манёвры вертолёта.

Майор Любарь и подполковник Чеберяченко.
Уяснение задачи на предстоящий вылет

Однако бесценный груз был-таки доставлен к месту. Его свободно свисающий конец, раскачиваемый ветром, палубной команде ПЛ принять удалось не сразу. Мешали качка, перехлёстывающая палубу вода и ветер. Качало лодку, трясло и водило из стороны в сторону вертолёт. На этих дьявольских «качелях» в какой-то момент вертолёт оказался над рубкой ПЛ. Трос, внезапно зацепившись за  штангу выдвижного перископа, потянул вертолёт вниз и в сторону. Спасли только высочайшее лётное мастерство Чеберяченко, сумевшего выровнять машину, да счастливый случай, не давший тросу заклиниться в рубочных конструкциях ПЛ. Не случись этого, к аварии К-123 свободно могла бы приплюсоваться катастрофа Ка-25.

…В конце концов, буксирный трос удалось закрепить на фундаменте ГАС миноискания внутри ограждения рубки ПЛ. Это было опасно: оставалось открытым отверстие, через которое накатывающиеся волны заливали мостик и находящихся рядом людей. Однако буксировку все-таки можно было начинать. «Маршал Тимошенко» дал ход и аварийная ПЛ потянулась за ним. Строй замыкал спасатель «Алтай», страхующий начавшееся движение к родным берегам.

В ходовой рубке «Киева» облегчённо вздохнули, но удовлетворения не было. Не оставляла тревога за собратьев-подводников…

Уже смеркалось, когда отметки кораблей спасательного кортежа исчезли на предельной шкале навигационной РЛС «Киева». Пора было возвращаться к решению поставленных отряду учебно-боевых задач.

Фрагмент из книги «Краснознаменный «Киев». Хроники авианесущего крейсера»

Post Scriptum

Этой драматической историей завершается цикл публикаций Военфлота, посвященный 45-й годовщине поднятия на тяжелом авианесущем крейсере «Киев» Военно-морского флага. С сапфировым «киевским» юбилеем, дорогие друзья!


*  — уникальная подлодка-истребитель проекта 705К с титановым корпусом и ядерным реактором  на основе жидкометаллического теплоносителя (ЖМТ)

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Николай

    Спасибо сайту за материалы о ТАКР «Киев» в год его юбилея, за то, что наш корабль еще где-то помнят! А проникновенное стихотворение — прямо в точку. Сюда, в Североморск, или отсюда, из этой точки, носило нас когда-то по морским дорогам Атлантики и Северного Ледовитого океана…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *