Илин Ф. Морская служба, как форма мужской жизни. Глава 14 Приятное с полезным

Наконец-то корабль вытащили из дока и поставили к причалу. Все вздохнули с облечением. Дело в том, что, стоянка корабля в доке с командой приносит много бытовых неудобств и разных ограничений. Поэтому,  во время стоянки корабля в доке, ни на одном приличном заводе, ни в одной стране, кроме нашей, команда на нем не живет!

А у нас — экономия, и постулат начальников: трудности должны быть трудными! Если трудностей не будет у  матросов и офицеров, значит, у   начальников и командиров – они вполне могут возникнуть!  И с них могут строго спросить! Так для всех удобней – кроме своих собственных офицеров и матросов родного флота, одного из двух друзей и союзников великой страны…

Так что, при всем при том, кое-какие трудности все-таки закончились! Механик и все другие командиры боевых частей тщательно проверяли свою материальную часть. Покрашен корабль был «как учили» и теперь занимались нанесением разной маркировки. А то! Приближался «путь домой» — а там все проверят! С садизмом! И выворачиванием наизнанку –  ровно, как цыгейковую рукавицу!

У Андрея Башлыкова появились новые заботы — учения, которые следовало как-то совместить с завершением ремонтных работ и устранению замечаний различными подразделениями завода. Главный строитель корабля пытался сначала надавить на командование. Потом его обоять — но варианты не прошли. Был достигнут здоровый компромис и работяги трудились на корабле  вполне по-серьезному. Дутые результаты не проходили – несмотря на рыдания об обездоленных рабочих к революционным и государственным ионным праздникам, напрочь лишенных положенных премий.

 Егор резонно отбивался – мол, если что и во время «ШУХЕРА», ваши работяги петь «Варяга» , стоя по грудь в заливаемом отсеке – не будут! Так что  — а сделайте –ка мне отсек таким, чтобы его никогда не заливало! Идеал недостижим – но стремится надо!

Командиры боевых частей занялись документацией, проверки и налеты проверяющих всех степеней и ведомств.

Левин тоже засел в каюте, разрабатывал для офицеров «тактические летучки», внедряя в них всякие хитрости. Он хорошо понимал, что начальник штаба дивизиона их в покое не оставит. Он даже мысленно видел его «гроссбух», где раздел «СКР-150» сиял девственной белизной против всех фамилий офицеров. Любил он это дело, терроризировать офицеров своими летучками в удобное, а, тем более, и в неудобное время!

Чувствовалось изменение настроения офицеров  — скоро в море! Ибо кто не знает, но на кораблях флота любовь к морю  воспитывается и возбуждается невыносимым садизмом у причалов. Старая. Но до сих пор верное наблюдение.

Офицеры и мичмана о чем-то шушукались. Наконец, к Левину подошли Колотунов, Башлыков и даже вечно инертный в таких делах механик Жихарев.

— С чего бы это такое Великое посольство? — поинтересовался Егор, закуривая сигарету, — Неужели – пора? – дурашливо изумился Егор.

— Товарищ командир! — обратился Колотунов к Левину. — А не организовать ли нам вылазку в Росту? В составе всего офицерско-мичманского коллектива вверенного вам корабля, а? За вычетом вахты?

— Заманчиво, конечно! Опять же — экипаж сближает, корпоративная солидарность укрепляется! Но… Тут с МПК обращались с аналогичной просьбой к командиру и замполиту дивизиона. Так и получили полный отлуп. И пошли по старой, утоптанной трассе! Не время, говорят, лакоголизм и разврат разводить, когда на дворе сплошные происки империализма и еще оргпериод! И будем мы сидеть за колючей проволокой как проклятые, чтобы прониклись насквозь идеей, что служить строго по всем Уставам даже десять дней — тяжело и страшно! Во как! Прослушали теорию — дарю! Пользуйтесь!

— А военная теория, Егор Андреевич, гласит, что если в лоб не выходит, то в обход и в охват может и получиться! А давайте, товарищ командир, запланируем культпоход по местам боевой славы, а? В Росте, между прочим, в Доме офицеров флота есть еще и очень хороший , и, пока единственный — музей Северного флота, который нащи офицеры и мичмана еще никогда не видели и, может быть никогда больше в этой жизни не увидят! Во- как! Так что … А чем хорош оргпериод? А вот именно тем и хорош, что все запланированные мероприятия строго выполняются под контролем командования! Оставим помощника и механенка, пару старшин команд — справятся!

—Да? А, впрочем, блин, ну и пуркуа па? – ответил Егор! – Вперед! Кто не с нами – тому дубьем по голове и хрен вдогонку!

К комдиву пошли, подготовивщись. Любой вопрос — любой ответ!

 Колотунов подготовил задним числом месячный план партийно-политической работы, план самого культпохода и сценарий мероприятия.

После недолгого беспорядочного сопротивления, эфемерная бюрократическая крепость командования «дивизиона неремонтопригодных кораблей» пала!

И офицеры и мичманы, нарядившись в выходную форму одежды, гордо двигались на выход из завода. Никто из аборигенов просто не нашел такой лазейки в оргпериоде, которая пришла в голову Колотунову.

Культпоход прошел насыщенно и весело. А что вы думаете: командование дивизиона все-таки не поверило своим глазам и дважды звонило начальнику ДОФа, интересуясь, как идет мероприятие. А мероприятие проходило в в местном кафе, с выпивкой и закуской, и даже с концертными номерами. Персонал отметил, что они уже давно не видели такого сплоченного и веселого экипажа. А уж когда женщины узнали, что они из Громыхалова …

 На обратном пути посетили пивбар со свежим, нефильтрованным кольским пивом, на любителя, оценили продукцию заполярных пивоваров. А чем не пункт мероприятия?

У ворот завода Левин построил всех участников воспитательного мероприятия и оптом показал свой кулак: — Если кто будет хвастаться итогами культпохода …

 Все поняли и рассказывали о мероприятии как о скучном тематическом вечере, не вдаваясь в подробности.

Наступали праздники, в Мурманск приезжали разные популярные артисты. Это сейчас есть такая примета — если «звезда» долетела до гарнизона — значит, она уже приближается к горизонту заката. А в то время приезжали лучшие, и выступали во всю мощь, без «фанеры» … Нет, конечно. были и исключения из правил. Но …

Колотунов, прихватив с собой пару матросов, поехал в столицу, мечтая закупить всякие краски и гуаши, кисти, шахматы  на вырванные из горла бухгалтерии завода культмассовые деньги от «министерства нападенения»

И, совершенно неожиданно, случайно он встретил в кафешке своего одноклассника по средней школе. В ходе радостных похлопываний по плечам и беглых воспоминаний, удалось выяснить, что Дима теперь — большой человек, художественный руководитель очень известной после одного удачного новогоднего фильма актрисы Ставриди.  Обменялись телефонами и разошлись, пообещав друг другу еще встретиться.

В кают-компании зашел  разговор об артистах, и замполит нечаянно похвастался  своим старым знакомым.

— А слабо  ее пригласить к нам на концерт? Скажем, на верхнюю палубу или в кубрик? Петь живьем, перед матросами и офицерами корабля?

На «слабо» ловится любой молодой офицер. Или три из четырех. Где же ума на всех-то набраться и провокации разоблачать?  Колотунов исключением не был!

— Спорим?

— На что? Бутылка коньяка идет?

— Идет!

Командир заметил, не отрываясь от свежей газеты: — А кто спорит, то один — дурак, а один — подлец! — и прихлебнув чая, задал вопрос  мудрому механику:.

— Как вам кажется. Сергей Петрович, кто из них — кто? Мне вот, например, кажется,, что Колотунов на дурака не похож!

— Не похож! — подтвердил механик. – Я бы на помощника поставил!

— Сам ты это слово! — вдруг обиделся Роман, хотя слово-то как раз произнесено не было.

— Мысли читает! — восхитился Левин, здорово их в Морполите учат!

Но спор все равно состоялся, а артиллерист разбил руки спорщиков.

И что вы думаете? Концерт состоялся! Когда комдив подписывал отношения на пропуска артистам, где первым в списке было имя Ставриди, он подумал, что подлый «сто с прицепом» опять его разыгрывает, и собрался обидеться. Ан — нет!

Ставриди оказалась молодцом! Наш человек! И её команда – тоже!

Ребята выкладывались вовсю! Она спела весь набор песен из фильма, экспромтом пела морские песни, всякие популярные лирические, которые нравились матросам. Моряки были готовы носить ее на руках!

Естественно, потом был торжественный обед, где офицеры проявили чудеса гостеприимства и воспитанности.

Не, ведьмы мы,

Али не ведьмы?

Патриёты – али нет?

Потом пешком пошли провожать артистов до самых заводских ворот и уже вместе распевали полюбившиеся песни…

 Башлыков пригласил к себе в каюту замполита Колотунова, с которым у него нет-нет, да и вспыхивали трения. Типа «нашла коса на камень», или никто не хотел умирать. Левин только посмеивался, вреда большого в этом он не видел.

Но в тот раз он достал из сейфа две бутылки коньяка. Одну он торжественно вручил Роману при артиллеристе, а вторую щедро разлил по стаканам — ну, не обзавелся помощник наш  еще рюмками. Во-первых — недосуг. Во — вторых — «облико-морале», должность хранителя морского порядка обязывала вести совершенно трезвый образ жизни. Ну, хотя бы иногда, и по возможности.

Роман расчувствовался, глядя на такое поведение помощника. — Вот она, благородная сила искусства! — объявил он. Все безропотно согласились. Без возражений – случай небывалый!!!

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Шикарный просто рассказ! Очень понравился утонченный (по-моему) юмор!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *