Чечельницкий В. (полковник Чечель) Счастьем надо делиться

Для меня, если радость не с кем не разделить, это радость наполовину» — хорошая фраза, ключ от Вашего психологического портрета. Пишите легко, непринужденно, хорошо читается. Спасибо, что так увлеченно рассказываете о нашем ремесле. Читаю дальше…»   (Анатолий Бортник – автор книг: «Полёты во сне и наяву» и «Небо, самолёты, лётчики».)

Сегодня мне пришло письмо, которое как нельзя лучше служит продолжением высказывания, которое приведено выше: «Привет, товарищ полковник! С этим облаком связаны мои воспоминания об удивительном случае — Домбай, начало нулевых, соревнования на кубок РФ. Перерыв в полётах, и мы решили полетать для удовольствия…

Вам знакома Русская поляна, а выше неё река сжимается ущельем и бешено скачет по водопадам. Так вот я умудрился, гоняя по склонам баранов (они думали, что я-беркут, а я был сам баран), залететь практически на самое дно этого ущелья. Когда очнулся от азарта и понял ситуацию… Паники на борту не было.  Где то из глубины души поднималась обида на самого себя, типа «что же ты натворил»…

Лететь то было некуда, кругом скалы, а внизу водопады. Подумал: «Врёшь, ещё поборемся!» И стал «облизывать» стены в ожидании чуда (было предчувствие, что что- то хорошее должно произойти). Вдруг прибор пискнул. Это значит пролетел плюсик… В обычной обстановке я бы и не заметил такой мелочи, но сейчас это было приглашением к жизни… Я вернулся. Пискнуло два раза, стал центровать. Осторожно, как будто у меня в руках поднос с хрусталём…

Нашёл уверенный плюс, который рос, рос и превратился в плюс семь. И меня «выплюнуло» на 4500м. Вот Эльбрус, вот Чёрное море, весь мир под ногами. Маятник настроения тоже сильно качнулся в плюс, да так, что я был счастлив ещё несколько дней, и всю жизнь вспоминаю этот день. А мой спаситель-поток превратился со временем вот в такое красивое облако-смерч. Когда сел, я его сфотографировал. Дарю его Вам на счастье».
Игорь Скворцов  (igor.skvortsov.58@mail.ru)

Да, Игорь, это действительно царский подарок. Жаль только, что оценить его в полной мере может только тот, кто сам летал в подобных условиях, или человек с богатым воображением, таким, как было у того же Владимира Высоцкого, что его везде принимали за своего – летал, плавал по морям, сидел в лагерях и т.д. Такой правдой жизни веяло от его песен. Я только представил себя на высоте 4500 метров в подвеске параплана, и сердце сразу забилось от восторга. А память тут же услужливо оживила встречу с парашютистом-испытателем Сергеем Калабуховым – основателем первой на Кавказе Школы по обучению полётам на парапланах.

Это было в середине или в конце 80-х годов. Я впервые увидел параплан как таковой над склоном горы Чегет, когда катался там на горных лыжах во время своего ежегодно традиционного зимнего отдыха на лучшей военной турбазе Советского Союза в посёлке Терскол. Помню, как сразу возникло страстное желание – полететь также, чтобы ощутить чувство полёта, и представив картину, которую они видят там, с высоты. Я сразу переговорил с летавшими парапланеристами, и прервав катание на лыжах, поехал на автобусе в посёлок Эльбрус, а от него по тропе 2-3 км добрался пешком до небольшой турбазы в несколько деревянных домиков, где и жил Сергей.

Я тогда только слышал о нём, что есть такой парашютист-испытатель, но лично не знал. Тем не менее, доверие друг к другу и взаимная симпатия у нас возникли сразу. Кстати, также было впоследствии и с Голтисом, и с Виталием Сундаковым, и с моим правым лётчиком Юрой Лончаковым, и с ещё целой кучей народа, с кем до сих пор связывают узы дружбы…

В общем, Калабухов с другом, которого, к сожалению, уже забыл, как зовут, сразу поменяли свои планы на вечер, достали вино, накрыли поляну и под неторопливый разговор вперемежку с тостами показали мне любительский фильм о своих полётах с друзьями на чемпионате мира в Австрии, с которого они только недавно вернулись. Ощущение необычности праздника того памятного вечера и сейчас со мной, стоит только закрыть глаза и вспомнить… Кстати, пока я сидел в гостях у Сергея, через мою тропу, что я шёл к ним, сошла лавина, и при пути обратно мне пришлось перелазить через её лавинный след, опасливо поглядывая на левый склон гор, как бы не сошла ещё одна…

А через день был полёт с Чегета на парашюте ПО-9 в страшную болтанку. Складывание купола нисходящим потоком на высоте 150 метров, свои горные лыжи вниз головой, по счастливой случайности не запутавшиеся в стропах, раскрытие параплана на высоте 30 метров, когда я уже прощался с жизнью. Три карликовых берёзы, которые я снёс грудью, пока удалось закантовать лыжи на Северном склоне, где редко кто катается из лыжников в виду повышенной опасности схода лавин. А на следующий год уже были полёты на настоящем параплане в Домбае и приземление с попутным ветром на Русскую поляну, о которой упоминает Игорь Скворцов, приславший мне как подарок это чудесный снимок и свой рассказ о полёте, который навсегда вошёл в копилку его памяти и опыта. И возможно, кому-то из летающей братии эти его воспоминания спасут жизнь.

Кстати, ещё такой случай вспомнился: мы с женой лежали на пляже в Судаке, как я увидел, что с горы Алчак, до которой было от нас около километра, слетели два парапланериста. Меня как пружина подняла. Бегом заскочили к себе в номер, я тут же достал бутылку водки из холодильника, которая стояла как дежурное средство — встретить гостей, если кто неожиданно припрётся. И с этой бутылкой рашен водки и женой в придачу, я помчался к горе Алчак. Добежав, увидел двух ребят, которые уже уложили купола в сумки и готовились подниматься на склон: «Мужики, — издалека заорал я, — мне в прошлом году удалось сделать два полёта на параплане в Домбае. Дайте возможность продолжить обучение. С меня магарыч, а вообще, я парашютист и лётчик Морской авиации. Отдыхаем у вас в военном санатории ВВС в Судаке».

Парни посовещались: «Хорошо, лётчиков мы уважаем. Тогда Коля пойдёт с тобой наверх, поможет стартануть, а я останусь внизу, подстрахую на посадке». Короче, я на радостях тут же вручил старшему бутылку водки. С Колей мы залезли наверх, и после небольшого инструктажа мне удалось с третьей попытки оторваться от горы. Меня захватила такая эйфория, что я забыв все ЦУ (ценные  указания), лететь вдоль пляжа только по прямой, отвернул параплан влево в море, (мы ж Морская авиация, блин). Так я потом еле долетел до кромки пляжа, т.к. купол-то «дубовый» по сравнению с парашютом, и я этого не учёл, чем напугал себя, жену и обоих парапланеристов. Но победителей не судят — после небольшого про****…на водку пили вместе…

В общем, мужики, ищите способ делиться накопленным вами лётным и жизненным опытом, не стесняясь признаваться в своих ошибках, и Бог каждому воздаст по заслугам, а друзья учтут «при разливе»… Удачи !!!

© Copyright: Полковник Чечель, 2020
Свидетельство о публикации №220092801369 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.