Чечельницкий В. (полковник Чечель). Милость Богов

  «Каждая мечта даётся с силами на её осуществление»… «Соприкосновение тел, Варвар,- главное таинство, происходящее между мужчиной и женщиной…» (глава «Битва Любовь» из книги Виталия Сундакова «Инструкция по эксплуатации Судьбы -Бумажный посох»)

   В юности я очень любил читать рассказы русских писателей: А.И.Куприна «Гранатовый браслет», И.С. Тургенева «Ася,» «Первая любовь», И.А. Бунина «Солнечный удар» и др. и не мог предположить, что Судьба мне уготовила нечто подобное… После таких книг вполне естественно появляется мечта о женщине, которая когда-то придёт в мою жизнь…

  История, о которой хочу рассказать, произошла, когда мне было 44 года. К тому времени я уже 20 лет состоял в законном браке, имел сына и дочь, до этого имел несколько влюблёностей и пребывал в «наивной уверенности», что вряд ли мне удастся узнать что-то новое в отношениях мужчины и женщины…

   Раз в год все пилоты, независимо от профессиональной принадлежности, военные и гражданские, сдают «зачёт по здоровью», т.е. проходят годовую ВЛК (Врачебно лётную комиссию). Именно поэтому наш доктор не уставал нам повторять фразу: «Лётчики — это здоровье нации. Потому что, пока здоров, он летает. Как только здоровья не стало — «пинок под зад» — списали, и уже не позорит профессию.»

   Мы, пилоты южного региона, «зачёт по здоровью», как правило, сдавали в Одессе. Процедура эта проходила достаточно тривиально и скучно. До обеда тебя врачи «крутят и вертят», после обеда «мёртвый час,» как в пионерском лагере и свободное время. Тут народ ударялся, кто во что горазд — книги, преферанс, телевизор… Лично я всегда использовал это время для тренировок. Официально выход из госпиталя был запрещён, поэтому я в спортивных трусах перепрыгивал через забор госпиталя, бежал на море, которое тут было неподалёку, и там проводил тренировку. Или кросс 10 км туда и 10 км обратно по черноморским пляжам, или восточные единоборства в каком-нибудь укромном месте, или йога… В общем, «фантазии» хватало…

   Самое интересное, собираясь на ВЛК, я почему-то бросил в сумку с вещами слайды по каратэ и полётам. Казалось бы, для чего в госпитале слайды, да ещё без фильмоскопа, но я их зачем-то взял…

   На второй день прохождения комиссии я выскочил как всегда за забор и помчался, набирая «стартовую» скорость. Хотя было начало октября, стояла тёплая южная осень, и желающих позагорать на пляжах Одессы было много. Вдруг, через километр бега я увидел женщину, которая среди толпы народа проводила сама с собой тренировку по каратэ с закрытыми глазами. «Зеваки», которых на пляже хватало, крутили пальцем у виска, показывая, что у женщины «не все дома», но было видно, что ей на это плевать. Она была вся в себе, и ничто не могло отвлечь её от тренировки. Будучи КМС по боксу и инструктором школы Кёкусинкай-каратэ, мне было достаточно беглого взгляда, чтобы определить высокий технический уровень её подготовки, но главное было в другом.Чтобы среди толпы народа суметь так обстрагироваться и не обращать никакого внимания на эти насмешливые взгляды, одной техники было явно мало. Нужен характер бойца и что-то ещё, что не сразу поддаётся описанию. Я понаблюдал минут двадцать за  окончанием её тренировки, и как только она села в позу Дзен-Дзен, руки на коленях, глаза закрыты, я тут же «подкатился» с вопросом: «Извините, я тоже занимаюсь, а какая у Вас Школа»? Ответом меня не удостоили. Она даже глаза не открыла. «Но, Вы же закончили тренировку»- не оставлял я своих попыток завязать разговор. Один её глаз приоткрылся: «Вы так думаете»? Глаз снова закрылся, и было видно, что меня для неё уже просто не существует. Я даже не обиделся, сказал: «Извините…» и побежал дальше.

   Но вечером долго не мог заснуть, всё стояла эта женщина перед глазами. Утром думаю: «Если она вчера в это время занималась, может мне повезёт, она будет и сегодня на пляже». Вместо обеда прибежал к этому месту пораньше, причем в пакет с полотенцем положил ещё слайды, которые привёз с собой в госпиталь. Мне повезло, она опять тренировалась.  Я сел в сторонке и имел возможность наблюдать большую часть её тренировки. Мне было чему поучиться… Когда женщина закончила тренировку, отмедитировала, и только я хотел подойти, как она отошла к границе нудисткого пляжа, который был рядом,  сбросила лифчик и тут же «отрубилась», лёжа на спине с закрытыми глазами. Я понял, что если подойду стандартно, с каким-нибудь вопросом, меня даже ответом не удостоят, это в лучшем случае. А в худшем — пошлют «подальше», чтобы не мешал отдыхать, после чего никаких шансов на знакомство уже не останется. Я понял, надо сделать что-то совершенно нестандартное, но что?

   Сел в сторонке в позе Роденовского мыслителя, призадумался, перебирая варианты как подойти, но ничего путного не шло на ум. Хотя опыт общения до этого был накоплен громадный. За время службы в армии прошёл все командирские должности от рядового лётчика до командира авиационного полка включительно, не через одну не перескакивая. Помимо этого на тот момент уже более 10 лет работал инструктором по парашютному спорту, горным лыжам, горному туризму, т.е работал всё время с людьми, но в данном случае этот мой опыт не годился. Минут через 20 верное решение пришло.

   Я сбросил майку, кроссовки, размялся, потом подошёл к женщине, которая так и лежала с закрытыми глазами и похоже спала, и со «всей дури» ударил своим оттянутым подъёмом правой ноги по её босой подошве. Глаза женщины открылись, было видно, что её возмущению нет предела… А я без всяких «Здрасте или извините» наклонился к её лицу и произнёс: «Я знаю два ката из вашей Школы». Секундное замешательство: «Этого не может быть, наша школа единственная в Союзе, она закрыта, и всех занимающихся в ней я знаю, сказала она гневным тоном.» — Я ей говорю: «Смотрите.» И выполнил на вдохновении два наиболее сложных ката из 20, которые я знал на тот момент. «Нет, эта не наша школа», — улыбнулась она.   «А какая?» — тут же я попытался перехватить инициативу. Женщина мне ничего не рассказала о Школе, но у нас завязался разговор о восточных единоборствах и о духовном пути вообще. К сожалению, я не сразу понял, что с ней обыкновенный разговор «не катит.» Надо было говорить или очень умные вещи,типа афоризмов, или молчать. Когда я проглаголил что-то трафаретное о погоде, глаза у женщины закрылись, и я для неё перестал существовать. Все мои попытки завязать вновь разговор были безрезультатны. Так прошло минут десять. Вдруг я понял, что у меня есть шанс. «А Вы хотели бы посмотреть слайды по каратэ?» Не сразу, но меня всё таки удостоили ответом, точнее вопросом: «А что они у Вас есть? — Да, с собой.» Я тут же достал слайды, одновременно рассказывая о том, кто их делал, и что на них изображено. А делал эти слайды мой правый лётчик Юра Лончаков, с приходом которого в полк у нас совершенно преобразилось празднование дня Военно-Морского флота СССР. Раньше у нашего руководства, и меня в том числе, как командира полка, «фантазии хватало» лишь на организацию торжественного построения с последующим «банкетом». Юра придумал и организовал День Нептуна. Весь гарнизон выезжал на красивейшее, живописное озеро под названием «Гороховое». Человек 50-70 «пиратов» выплывали из-за острова, разыгрывалось целое «морское сражение», после которого всех ничего не подозревающих зрителей, и мужчин, и женщин, пираты бросали прямо в одежде в воду. Для меня было полной неожиданностью, что начали они это «священнодействие» с меня. Вторым, кстати, полетел в воду Алексей Игоревич Сердюк, тогда командир эскадрильи, а сейчас генерал и Начальник Центра Морской Авиации России. Именно это и было изображено на слайдах.

   Когда снимки с каратэ и праздником кончились, я незаметно подложил ещё слайды, которые Юра снимал во время полётов со мной в воздухе. «Вы, что, лётчик?» — «Да, морской авиации.» Немного коснулись этой темы. Потом я «сморозил» какую-то очередную банальность, какую именно, до сих пор не пойму, и женщина потеряла ко мне интерес. Она закрыла снова глаза, и все мои попытки как-то её разговорить успеха не имели. Я замолчал и просто «тупо» лежал рядом. Минут через 40 женщина встала, оделась и пошла с пляжа. Я догнал. «Можно Вас проводить?» Ответ: «Нельзя… но идти со мной рядом  никому не возбраняется.» Мы шли по Одессе. Я как-то сразу понял, надо молчать…

   Через какое-то время она остановилась и удостоила меня словами: «Мне надо зайти в магазин.» Я посмотрел, какая-то рядовая комиссионка. Но размышлять особо было не о чем. Дверь магазина за ней закрылась, я остался на улице. Вдруг почувствовал, что мне надо тоже обязательно зайти. Зашёл в магазин, женшина стояла спиной ко мне у одной витрины с женскими украшениями, а меня почему-то сразу потянуло к другой, напротив. Взгляд сразу упал на какой-то необычный браслет из чёрного дерева. Не думая, сразу сказал продавцу: «Заверните.» Хорошо,что в спортивные трусы на пляж я взял почти все деньги, с которыми приехал в госпиталь. Положил браслет в пакет с полотенцем, вышел из магазина. Женщина так и стояла спиной ко мне, и ничего этого не видела.

   Мы пошли дальше… также молча. Наконец миновали Главпочтамт, свернули на улицу Петра Великого. Возле среднего подъезда большого дома она остановилась. «Спасибо, у меня давно не было такого «умного» провожатого.» Это было сказано с какой-то скрытой иронией. Я ответил: «А у меня такой необычной знакомой. И в память об этом провожании хочу подарить Вам этот браслет.» С этими словами я вытащил то, что было у меня в пакете. Удивлённый взгляд, она перешла на «ты». «Как ты узнал, что я давно хотела купить его, но не хватало денег. Я зашла в магазин, чтобы ещё раз на него полюбоваться, но потом поняла, что не стоит «травить себе душу» и отошла к другой витрине.» «Не знаю, ответил я, — но это здорово, что он Вам нравится.» Минуту она им любовалась. «Знаете, Вы мне сделали такой замечательный подарок… я не имею права Вас так отпустить и приглашаю на чай», — произнесла она, и я с замиранием сердца и предчувствием чего-то необычного, согласился. Мы зашли. Квартира была коммунальная, на пять семей, и каждая семья имела по 2-3 комнаты, фактически они занимали целый этаж. Потом я понял, как мне повезло, что не было никаких соседей, иначе задушевного разговора не получилось…

   Забыл отметить такую деталь. Моя знакомая не бросалась в глаза, и на первый взгляд, не блистала красотой в общепринятом смысле этого слова, но когда мы шли по Одессе, практически все мужчины оборачивались ей вслед. Идеально стройная фигура, цвет волос, глаз, кожи, чего не добиться никакой косметикой, а только многолетними тренировками и здоровым образом жизни. Летящая походка и умение артистически носить одежду делало её просто неотразимой.

     Луиза, так звали мою новую знакомую, оказалась Мастером Спорта по волейболу. Когда я недоверчиво переспросил, как это ты с таким ростом, играешь? Прямо из положения сидя, она прыгнула, пятки оказались выше моей головы. Я мгновенно оценил её прыгучесть, сказал: «Верю» и вопрос отпал сам собой. В её жизни был период, когда она вела роскошную жизнь. Питалась в лучших ресторанах, разъезжала по  соревнованиям, не была обделена вниманием мужчин… Потом вышла замуж, родила дочь, муж моряк. Жили очень богато. Но однажды их обокрали, из квартиры вынесли всё, даже дубовые двери. А через две недели вдребезги разбили машину «Тойоту». Они съехали на другую, частную квартиру. Муж опять ушёл в море. Однажды, в три часа ночи «внутренний голос» произнёс: «Немедленно встань». Только она встала и отшла в сторону, огромная глыба вполовину потолка упала и фактически полностью раздавила кровать. Луиза выскочила на улицу и попала в объятия какого-то невысокого человека. Вся дрожа, рассказала ему о происшедшем. И человек сказал: «Это Вам знак, Вы неправильно живёте… Я тренер по каратэ, приходите ко мне на тренировки…

     Мужчина оказался третьим поясом Вьетнама по одной из закрытых разновидностей каратэ ( Вьет Во Дао). Муж уехал на заработки в Германию, а Луиза стала ходить к вьетнамцу на тренировки. Перестала есть мясо, полностью изменила образ жизни и т.д. С тех прошло 6 лет. По профессии она художник-модельер, но в данный момент работала манекенщицей. Через один-два месяца собиралась насовсем уезжать в Германию к мужу… Часа через четыре чаепития и разговора о жизни Луиза сказала: «Всё, тебе пора. Поклянись, что больше никогда не переступишь порог этого дома. Все знают, что я замужняя женщина, и мужчины сюда никогда не приходили.» Я поклялся, и на этом мы расстались. Но в госпитале долго не мог заснуть — всё стояла она перед глазами…

   Примерно часов в 6 утра проснулся с мыслью: «Скорее…» Какая-то непонятная сила руководила мной. Тут же быстро оделся, как всегда перепрыгнул через забор, поймал такси и помчался к Луизе. Я понимал, что нарушаю клятву, но ничего не мог с собой поделать. Поднимаюсь по лестнице, нажимаю кнопку звонка, и в ту же секунду распахивается дверь. На пороге стоит готовая к выходу Луиза с большой сумкой, (потом я узнал, она собралась ехать на «7-ой километр», продать лишние вещи перед отъездом). Т.е. прийди я на 30-40 секунд позже, я бы её уже дома не застал. Удивлённый, гневный взгляд: «Ты же поклялся именем матери…» И вот тогда я совершил главный поступок в своей жизни. Если бы не он — ничего бы не было. Я понимал, что обычные слова типа «хочу тебя видеть, соскучился и прочий детский лепет» здесь «не пройдут». Совершенно неожиданно для самого себя, вместо оправдания я проговорил: «А ты ходила когда-нибудь на яхте?» Хотя какая яхта, я сам на ней не ходил ни разу, тем более в Одессе, где я ничего не знаю, и никаких знакомых. Тем не менее слова вылетели, и обратно их было не вернуть. «Нет, не ходила», — ответила Луиза, забыв о своём первоначальном вопросе. «Тогда я тебя приглашаю», выпалил я, совершенно не представляя, что делать дальше…

   Вышли вместе из подъезда. Повезло, такси уехать не успело. Я сделал вид, что оно меня ждало специально. Сели на заднее сиденье. «В яхт-клуб»,- небрежно бросил я водителю. Пока ехали по утренней Одессе,  лихорадочно думал, где взять яхту, и как я вообще до такой мысли додумался. Потом вспомнил, что в баре яхт-клуба мне попался на глаза тетрадный листок: «Кто захочет на яхте, спросить Марину». Понял, вся надежда только на неё. Но когда мы въехали на территорию яхт-клуба, ни одной яхты не стояло у причала. Это была суббота, 9 октября, начало международной парусной регаты. Все яхты ещё в пятницу ушли в море. Я с ужасом понял, что я «банкрот», и не знал, как об этом сказать Луизе. Но Бог не оставил меня. В дальнем конце причала вдруг я увидел маленькую яхточку, которую сначала не заметил. Она готовилась к отходу. «Ребята, подождите»,- бросился я с криком наперерез. На яхте два молодых парня поднимали стаксель. «Ребята, мне надо на яхте»,- «50 рублей в час».- ответили парни, не прерывая работы. «Но у меня всего 30 осталось». «Да, за 30 мы даже за боновые заграждения не выйдем. Найди ещё две пары по 50 рублей, тогда и пойдём».

   «Мужики, если вы когда-нибудь любили»,- вырвалось у меня,- «Ну как я на глазах у любимой женщины буду эти две пары искать! Да ещё утром!» (хотя тогда никакой любви ещё не было)
   «Во припёрло», — засмеялись парни. «Дуй в бар, бери коньяк, сажай свою даму и отходим».
   «Луиза, сюда»,- крикнул я. Сам бегом до бара и обратно с коньяком. Прыгаем в яхту, отходим. Когда вышли за боновые заграждения, оказалось, что там приличная волна и «штормик» 3-4 балла, так мне во всяком случае показалось «с перепугу». Я же точно на яхте до этого ещё не ходил. И всё никак не мог поверить, что мне удалось осуществить своё авантюрное обещание…

     Луиза как стала на носу у бушприта с горящими глазами, держась за трос стакселя, так никуда и не уходила. Парни набросили на неё фуфайку, но она, похоже, этого даже не заметила. Часов пять мы носились по волнам среди бушующего моря, а когда пришли в порт, на причале оказалось экскурсия иностранцев. Все они начали фотографировать её, настолько она была прекрасна.

   Когда мы вышли из яхт-клуба, Луиза сказала:» Да, Вася, Вы мне сделали царский подарок, я не испытывала никогда ничего подобного в жизни. Я попробую Вас тоже отблагодарить и приглашаю сегодня к нам на тренировку». Я уже говорил, что тренировки у них были каждый день кроме понедельника. Мы какое-то ещё время погуляли по Одессе, а вечером поехали на тренировку. Мне повезло. Их главного тренера-вьетнамца не было,и тренировку проводил его старший ученик Валерий Юрьевич. Луизе удалось уговорить его пропустить меня на тренировку, хотя обычно они этого никогда не делали. Поговорив немного с Валерием Юрьевичем, я узнал, что он 12 лет отдал Кёкусинкай-каратэ. Потом решил, что это «тупик» (тут я с ним не согласен) и уже 8 лет занимается под руководством вьетнамца.

   Пока шла тренировка, я оценил необычность их стиля. В плане кондиции основной упор у них делался на развитие силы пальцев. Было много отжиманий на пяти, четырёх, трёх, двух пальцах, удары пальцами в песок и т.д. Хотя я дал слово Валерию Юрьевичу не пытаться спарринговать с учениками Школы, не удержался. И как только он вышел из зала,(приехал кто-то из родителей), я уговорил одного парня со мной поспарринговать. Когда мы с ним начали работать, я оценил необычность их школы. Пальцы у парня были как железные крючья. Было видно, что если бы он включил руки в полную силу, каждое его касание моего тела вырывало бы как минимум кусок кожи. Мы не успели как следует проверить друг друга. Вошёл тренер, и схватку пришлось прекратить.

    Вышли с Луизой из спортзала. Был уже поздний вечер. Как-то само собой разумеющееся молча пошли к трамвайной остановке и поехали к ней домой. Луиза не спрашивала, почему не на такси. И я за это ей был очень благодарен. Какому мужчине охота признаться, что он практически остался без денег. Кто ж мог знать, что рядовое прохождение ВЛК, превратится в такое «приключение»…

    Сели пить чай в одной из её комнат. Завязался неспешный, очень откровенный разговор. Я узнал, что у Луизы есть несколько «необычных» способностей. В частности, она могла взглядом разгонять небольшие облака. (потом она мне это продемонстрировала). Обнаружила она в себе это умение случайно в 14 лет. Как-то лежала в траве недалеко от деревни в Молдавии, где тогда жила. Над ней стояло три облака. И вдруг, ей захотелось, чтобы левое облако разстаяло. Минут пять неотрывного взгляда на облако, и это произошло. Она подумала: «Случайно»… Попробовала на правом — оно тоже исчезло. Потом это же произошло с центральным… В дальнейшем, она развила это в себе это умение за счёт концентрации взгляда.

   Второе, что меня тогда поразило, это умение заживлять раны. В частности, синяки на моих руках после тренировки она убрала   минут за 15. Могла угадывать цифры, которые я задумал и т.д. Больше я не буду говорить, что ещё она могла делать. Повторяю, её способности казались мне тогда необычными, поскольку впервые встретился с явлениями эстрасенсорики. Сам про себя я назвал её Женщиной из Будущего. Потом Луиза показала тетрадь со своими стихами. Когда я их читал, у меня было впечатление, что держу её обнажённое сердце у себя на ладони. На мою просьбу, что-то дать переписать, она ответила категорическим отказом.    Мы ещё долго говорили о жизни, йоге, духовном пути, предназначении человека… Где-то в час ночи Луиза сказала: «Всё. Тебе пора уходить».
   «Послушай,- взмолился я,- трамваи уже не ходят. Я, конечно, могу добежать до госпиталя, но зачем эти «подвиги» среди ночи. Разреши побыть у тебя, в 6 утра я уйду».
   Луиза какое-то время колебалась. «Хорошо. В соседней комнате кровать, можешь спать там».
   «Луиза, разреши мне ждать утра в этой комнате.»
   «Но здесь нет второй кровати, а с собой я тебя положить не могу».
   «Я буду рядом с тобой, на полу. Неужели сегодняшней яхтой я не заслужил эту милость? Обещаю, приставать не буду…»
   «Хорошо, можешь ложиться здесь».

   Луиза, потушила свет. Каждый устроился на своём месте. Она на кровати, я рядом на полу, как собака на коврике. Сон не шёл. Было какое-то возбуждённо благостное состояние. Я чувствовал, что и она не спит.

     К утру произошло то, что должно было произойти. Самое сильное ощущение той ночи — я держал Богиню в объятиях или драгоценный, хрупкий сосуд, которому нет равных в мире…

     Прощаясь, Луиза сказала: «Вася, эта ночь ни о чём не говорит. Поклянись ещё раз, что больше никогда не переступишь порог этого дома, и что ты сдержишь эту клятву. Завтра с Измаила приезжает дочь с моей подругой, они не должны тебя видеть.»

     Я дал клятву и мы простились. Я понимал, что больше сюда никогда не вернусь.         В госпитале я пролежал целый день в кровати, размышляя о том, что со мной произошло… Было воскресенье.

     Вечером я принял решение. Одел свою форму полковника Морской авиации с регалиями «Военного лётчика-снайпера» (до этого Луиза видела меня только в спортивных трусах или джинсах) и поехал к спортзалу, где вчера тренировался. Убедился, что Луиза с дочерью и подругой зашли на тренировку и продолжал «тупо» сидеть за деревьями, дожидаясь непонятно чего, зная, что не осмелюсь появиться у них перед глазами.

   Наконец тренировка закончилась, они вышли из спортзала, пошли к остановке. Я крадучись шёл следом, метрах в двадцати,прячась за прохожими. Вдруг Луиза остановилась. «Выходи, я же тебя спиной чувствую…»

   Я подошёл, весь красный от стыда. «Жанна, знакомься, это мой новый знакомый Вася. А это моя дочь Алиса.» Как ни в чём не бывало представила меня Луиза. Было видно, что моя морская форма на девушек не произвела никакого впечатления. Позже я определил, они сохранили способность, которой обладают дети. Те сразу могут определить суть человека, в какую бы одежду он не рядился. «Мама, этот дядя хороший, а вон тот плохой…» И, как правило, дети не ошибаются.

   Дальше мы пошли вчетвером, непринуждённо беседуя. Как-то само собой получилось, вместе зашли к Луизе на чай… Прощаясь, я попросил: «Луиза, но раз всё обошлось, мы нормально общаемся и с твоей подругой, и с дочерью, разреши эти дни после обеда тебя сопровождать. Если надо, буду работать «носильщиком на пол-ставки…» Согласие было получено, и в госпиталь я долетел, как на «крыльях».

   Все пять дней до обеда я проходил врачей, а после сопровождал Луизу пока она решала свои дела перед отъездом… Увольнялась с работы, искала покупателей квартиры, ходила в ОВИР и т.д. Я  сопровождал её молча, за что «удостаивался» вечернего чая перед тем как они уходили с Жанной на тренировку. Пять дней пролетело мгновенно.

   В пятницу моё прохождение ВЛК закончилось. Получив справку «Здоров, Годен без ограничений», я помчался к Луизе. Как всегда посопровождал её по городу, и не заходя к ней домой, сказал слова, которых не хотел произносить: «Всё, мне пора ехать домой, в Николаев.» Луиза подарила мне книгу Поля Брэга «Чудо голодания» с пожеланием «Здоровья, Добра…», и мы расстались…

   Пока я ехал три часа с Одессы до Николаева вдруг ощутил, что никогда и никого в жизни так не любил. Чувство захватило меня сразу и безраздельно. Сила его меня просто поразила. Я не мог даже думать, что способен на такое…
   Первое, что сделал, выйдя из автобуса в Николаеве, помчался на почту и дал телеграмму: «Луиза, нам надо поговорить…» Потом здесь же написал и отправил письмо, где признался в любви. На следующий день ещё одно письмо. Потом в течение 8 дней каждый день по письму… Ответа не было. Так прошла неделя. Моё ожидание достигло предела. Я думал о ней постоянно, даже в полётах…

   А потом «пружина лопнула.» Зарулив свой » Бэкфайер» ТУ-22м3 на стоянку после полёта,(кстати, до сих пор не знаем, почему американцы прозвали наш самолёт «Обратный огонь»), не снимая ЗШ, подошёл к своему штурману: «Володя, мне надо в Одессу, прямо сейчас.» Тот пытался  возражать, что у него другие планы. «Володя, мне надо…» Настоящий Друг познаётся по-разному, но это был как раз один из тех случаев. Мы, не переодеваясь, прямо в комбезах прыгнули в его «девятку» и через два часа были уже в Одессе. Дома Луизы не оказалось, помчались в спортзал. Но там тоже не было никого. Дежурная сказала, что сегодня у кого-то день рождения, и тренер отменил тренировку. Они пошли куда-то его отмечать. Трудно словами описать моё состояние полного разочарования и беспомощности, когда не знаешь, что делать.И вдруг, метрах в 100 на остановке, я увидел группу людей. Как «утопающий за соломинку», я помчался к ней, понимая, что это моя последняя надежда. Интуиция не подвела меня. Это стояли ребята из секции Луизы вместе с тренером. Я увидел среди них Жанну, но её самой не было. Буквально пробив толпу, я схватил Жанну за плечи и начал трясти, приговаривая: «Где Луиза, где Луиза?» Вдруг я услышал её голос: «Отпусти её, я здесь.»

   В стороне под деревом стояла Луиза. Чувство ослепительного счастья я ощутил в тот миг, когда увидел её. Как же она была прекрасна… «Почему ты не ответила мне на письма? Я писал на Главпочтамт, как ты сказала.»
   «Мне сейчас никто не пишет, и я не хожу проверять «До востребования», был её ответ.
   «Можешь сейчас с нами проехать на Главпочтамт? Мне это жизненно важно. Это займёт немного времени, и мы тебя потом привезём, куда скажешь», спросил я.

    Луиза договорилась с тренером, и через 20 минут мы были уже на Главпочтамте. Паспорт у неё оказался с собой, нам даже к ней домой не пришлось заезжать. Ей выдали штук восемь моих писем и телеграмму. «Вскрой любое»,- сказал я. Она открыла самый тоненький конверт, прочитала. «Но ты же понимаешь я замужем и не могу ответить тебе взаимностью…»

     «Я всё понимаю. Мне от тебя только надо, чтобы ты знала, Я тебя люблю…»

   После этого мы отвезли Луизу по указанному ей адресу, по дороге купив цветы и подарок от нас имениннице. Прощаясь, мне удалось взять с Луизы слово, что до отъезда она найдёт время приехать на пол дня в Николаев.

   Где-то недели через две она позвонила: «Я могу приехать только в четверг и буду с подругой и дочерью.» «Хорошо,- сказал я,- поскольку ни ты, ни я расписание не знаем, я вас буду ждать третьим автобусом, который выходит после 6 утра из Одессы.» На том и порешили.
   Но в четверг у нас были полёты. Я под каким-то «благовидным» предлогом успел убрать себя из плановой таблицы, но своего штурмана Володю освободить от полётов не смог. Он обязательно должен был лететь на контроль какого-то экипажа по самолётовождению. Задача для меня осложнялась ещё и тем, что согласно своей руководящей должности, я мог не летать, но на полётах обязан был присутствовать, контролируя проведение лётной смены.

   Решили со штурманом так. Полёты планировались в «смешанную смену». Это когда начинаются днём, а заканчиваются ночью, т.е. первые пол дня мы свободны. Володя поможет мне встретить Луизу, покажем им город, потом он отвезёт нас дачу. Сам уедет отдыхать. Я же с ними побуду, потом провожу на вокзал и приеду к началу лётной смены.
   Четверг настал.Задолго до назначенного времени мы заняли ожидательную позицию на автовокзале, я, естественно, с цветами. Вот пришёл третий автобус, но Луиза из него не выходит. Потом четвёртый, пятый, шестой… Когда прошло больше часа ожидания, Володя сказал: «Командир, у них изменились планы, они не приедут, ждать бесполезно.» Мобилок тогда не было, чтобы уточнить этот вопрос.

   Я отпустил штурмана «блюсти предполётный отдых» — (4 часа дневного сна). Тех, кто его не соблюдает, положено отстранять от полётов. А сам остался «тупо» сидеть на вокзале, понимая в душе, что Володя прав, и ждать их бесполезно. Но уехать — это было выше моих сил… Я сидел и просто смотрел на каждый приходящий с Одессы автобус, ни на что не надеясь. Так прошло пять часов. Мне уже давно надо было быть на аэродроме, руководящий состав пребывает на полёты намного раньше, но я не мог себя заставить подняться с места.

     И случилось «чудо» — из очередного автобуса вдруг вышли Луиза с подругой и дочерью. Весело «чирикая» и не глядя по сторонам, они отправились в сторону нашего зоопарка, который, кстати, считается одним из лучших на Украине. Я не мог поверить своим глазам, какое-то время шёл за ними. Потом обогнал и преградил дорогу. Первой меня заметила Жанна. «Луиза, смотри, Вася.» Причём было видно, что они совершенно не удивлены, увидев меня, как будто задержка в пять часов тоже входила в план нашей встречи. «Почему вы опоздали?» как можно суровей спросил я, хотя в душе всё просто ликовало от того, что я вижу любимую женщину. Ответила Жанна: «У Луизы возникла непредвиденная задержка с оформлением документов. Мы провозились пол дня, сначала решили не ехать. Но потом я уговорила Луизу всё-таки поехать посмотреть Николаев. Мы обе не были ещё в этом городе, а Алисе решили показать ваш зоопарк.

    «Ладно, девушки, город посмотрим в следующий раз, а для начала я вам покажу полёты сверхзвуковой авиации. Мне уже давно пора быть на аэродроме.» Тут же поймал такси и мы помчались на аэродром. У КПП отпустил такси, вызвал служебную машину, пересадил туда девушек и отвёз их сразу на СКП (стартовый командный пункт). Там сидит помощник Руководителя полётов, слышен весь радиообмен с экипажами в воздухе, и хорошо видны взлёты и посадки всех самолётов. Сам уехал заниматься служебными делами, пообещав приехать, как только смогу. Дальше побывал везде, где только можно, чтобы обеспечить себе алиби, и чтобы все оценили моё «служебное рвение». Я переживал, что девушкам там будет скучно. Но получилось всё как нельзя лучше. Здесь я сделаю небольшое «лирическое» отступление. В нашем роду никогда не было лётчиков, но я, как стал себя осознавать года в три-четыре, знал, что буду летать. Я не знаю, откуда появилась эта мечта о небе. Мой друг, поэт и композитор Константин Фролов посвятил мне песню «Разговор с полковником», где есть такие слова: …»Видно все свои прошлые жизни я бессменно провёл в небесах…» — т.е. можно объяснить и так. Но я думаю, всё значительно проще. Мой батя фронт прошёл с первых секунд войны, их танковый полк стоял в шести километрах от Брестской крепости. После войны его на три года отправили служить в Германию. Семьи с собой брать туда запрещали и он отправил мою маму к себе в деревню на север Николаевской области. А там недалеко аэродром  Вознесенск. И когда я бегал босоногим пацаном, над нами постоянно пролетали реактивные истребители. Т.е. я с детства впитал в себя, как это красиво. А ещё меня  тянуло увидеть горизонт, точнее, что там за горизонтом. В итоге, я лазил на деревья, крыши, вышки, горы и всегда это приносило ощущение счастья. Даже сейчас, имея 54 года выслуги за плечами, мне интересно летать, причём не только самому за штурвалом, но и пассажиром.

   Естественно, в моей семье разговоры о полётах были постоянно. Как-то мне моя дочь Оля заявила: «Что ты, папа, всё носишься со своими лётчиками…» Я «взял её за шкирку», привёз на аэродром ночью, поставил в торце полосы и оставил на пол часа смотреть, как взлетают самолёты. Зрелище, я вам скажу, не для «слабонервных». Когда я выполняю взлёт на «БэкФайере», за мной тянутся  два столба пламени форсажа метров по 15-20. За разворот на 180 градусов я набираю 10 тысяч метров, прямо в наборе высоты выше 11 тысяч метров перехожу на сверхзвук и скрываюсь в звёздах. Оля после этого целую неделю ходила под впечатлением: «Папа, какая красивая у тебя работа!»

    Так получилось и с моими гостями. Когда я приехал за ними на СКП, их восхищению не было предела. Затем мы подъехали на стоянку, как раз заруливал самолёт, на котором прилетел мой штурман. Вблизи ТУ-22м3 выглядит вообще красавцем, да ещё из кабин по стремянкам спустился экипаж в ЗШ (Защитный шлем). Как у Высоцкого: «…Что же делать и Боги спускались на землю…» Дали штурману Володе переодеться и на его машине поехали к нему на дачу, где заранее запасли самых изысканных продуктов для праздничного ужина. По дороге заказали два номера в гостинице «Николаев», чтобы потом девушкам на это время не тратить.

    Вместе приготовили несколько вегетарианских вкусных блюд. «Мужчины были остроумны, девушки веселы… праздничный ужин удался на славу. Потом отвезли их в гостиницу, а сами поехали на разбор полётов, которые к двум часам ночи как раз кончились.

     Утром заехали за ними в гостиницу, покормили завтраком в ресторане, отвезли на вокзал. Настало время прощаться. До автобуса на Одессу ещё было время, и мы отошли с Луизой в сторону. Стояли молча, понимая, что видимся в последний раз. Для меня молчание стало нестерпимым, и я неожиданно для себя задал вопрос, о котором тут же пожалел. «У тебя был кто-то, за это время, что мы не виделись?

     Да, Вася, у меня два года никого не было, но ты разбудил во мне женщину, поэтому «случился» один очень интересный мужчина», — ответила Луиза.

     Я помню, что меня тогда поразило. У меня не возникло «ни грамма ревности», как это обычно бывает в таких случаях. Только мысль: «Лишь бы ей было хорошо…» Поэтому я как-то машинально сказал: » Я надеюсь, что если тебя кто-то спросит обо мне, ты тоже ответишь — да, был один очень интересный мужчина, для меня это будет высшая похвала.» Если бы я знал, как этой своей последней фразой я обидел Луизу…

     (Когда 20 лет спустя я прочитал в книге знаменитого путешественника России Виталия Сундакова «Бумажный посох или Инструкция по эксплуатации судьбы» фразу: «…Счастье любимого человека становится необходимым условием твоего собственного счастья…» — я почему-то сразу вспомнил именно эту ситуацию.) Через пару недель по дороге на полёты я заехал на почту. Меня ждало письмо от Луизы.                Там было написано: «…4 часа утра, я ещё не ложилась. Слишком много дел. Хотела тебе ничего не говорить, но потом поняла — это будет неправильно. Ты всё-таки порядочный и не совсем «безнадёжный» мужчина. Тебя ещё можно научить правильно относиться к женщине, тем более любимой, как ты пишешь…» И дальше шла восточная притча с очень глубоким смыслом.

   Я ощутил, как было больно Луизе от моей «солдатской» шутки. Получается, я обидел самого дорогого для меня человека. Что меня особенно терзало, нельзя было попросить прощения или как-то эту ошибку исправить. Письмо выбило меня «из колеи» настолько, что у меня тряслись руки.

     Приехал на аэродром. Мне предстоял облёт самолёта на сверхзвук после замены обоих двигателей. Я понимал — в таком состоянии нельзя лететь, можно «наломать дров». Но и отказаться от полёта тоже не мог. Облётом заканчивался труд большого коллектива людей. Но Господь Бог сжалился надо мной. На самолёте техники неожиданно нашли неисправность, которую не смогли устранить до ночи. А ночью облёты запрещены ввиду повышенной сложности задания.
    Ночью я всё равно полетел, но уже инструктором. Применительно к данной ситуации это было уже проще.

   Мы уже выполнили почти всё полётное задание, перешли со сверхзвука на дозвук и возвращались на аэродром, когда в эфире прозвучал голос Руководителя полётов (РП): «Меня закрыло туманом, всем выход на привод на своих эшелонах и следовать на запасной аэродром Октябрьское.» (В Крыму)
   Заходим на посадку в Октябрьском, РП выдаёт: «У меня тоже туман, всем на Гвардейское.» Производим посадку там: 4 экипажа ТУ-22м3 и один ТУ-16, и аэродром тут же закрывает туманом. Успели. Но дальше сидим там неделю, не можем улететь, на нашем аэродроме Кульбакино нет погоды, и нас не принимают.
   Наконец дали «Добро». Прилетев в Николаев, не переодеваясь, помчался в Одессу. Это было 24 декабря… Поднимаюсь по лестнице, звоню. Соседи говорят: «Час назад Луиза уехала насовсем в Германию.» Свет померк у меня в глазах. Я не успел чуть-чуть, и теперь мне суждено жить «не прощённым». Иду по улице, слёзы на глазах. Вдруг сталкиваюсь среди толпы народа с женщиной, которая идёт и плачет, ничего не видя перед собой. Смотрю, а это подруга Луизы Жанна. «Я только что проводила Луизу»,- были её слова. Мы обнялись, и ничуть не удивились, что встретились. Я спросил: «Ты к ней поедешь? — Да, через месяц. — Дашь мне её адрес? — Нет, Луиза почему-то знала, что ты меня найдёшь, и категорически запретила давать его.» На этом мы расстались. За три дня до отъезда Жанны в Германию я приехал в Одессу.»Как там Луиза?» — был мой первый вопрос. «Всё хорошо, только жалуется, что книги дорогие.»

     Я тут же поехал на книжный рынок и набрал для Луизы столько книг, сколько смогла унести Жанна. Когда она через два месяца вернулась с Германии, передала мне огромное спасибо от Луизы за книги, но сказала, что адрес Луиза всё равно запретила давать. Тогда я стал с каждой зарплаты покупать книги, в основном редкие и дорогие, далее пересылал их Жанне в Одессу, а она, в свою очередь, отправляла их Луизе. Так продолжалось полтора года. И вот однажды по почте мне пришло письмо с Германии с очень красивой открыткой. На ней была изображена парусная регата, более сотни яхт в море. С обратной стороны буквально две строчки: «Только здесь оторванная от всех и вся я смогла более трезво оценить свои действия. Прошу простить, хотя не знаю, смогу ли заживить рану, нанесённую мной. Поверьте, я не стою тех глубоких чувств, которые Вы ко мне питаете. Спасибо за книги. Здесь это самое дорогое. Здоровья и Добра. С Уважением, Луиза.   P.S/ Хочу Вам помочь с лекарствами. Пишите, и я сразу вышлю», — и обратный адрес.

   Так мы стали общаться. Я закончил службу в армии, работал лётчиком на АН-2 в Николаевской федерации авиационных видов спорта, а также инструктором по горным лыжам и горному туризму с детьми. Однажды летом, вернувшись из очередного похода по горам, получил от Луизы письмо, точнее записку: «Я в Одессе, хочу тебя видеть, надеюсь ты найдёшь один вечер для меня?» и телефон. На мой звонок женский голос ответил: «Луиза Вас очень ждала. Она жила здесь неделю, но уже три дня,как уехала в Германию.» Кто знает, как сложилась бы моя судьба, если бы мы тогда встретились…

   Но тем не менее, наше письменное общение продолжалось ещё около двух лет. Потом связь прервалась. Она переехала, прислала новый адрес, но его отправили обратно. Я тогда не знал, что письма на «До востребования» на почте хранятся месяц. Потом их отправляют обратно, а я в то лето из Крыма практически не вылазил. Потом я её долго искал. Писал на старый адрес. Искал её брата в Кишинёве, маму в селе, где-то на границе с Молдавией. Подругу Жанну, которая тоже переехала в Германию. Всё было безрезультатно…

   Но однажды в моей квартире раздался звонок. Я сразу узнал голос Луизы. «Как ты меня нашла?»-спросил я — «Но ведь ты же меня искал…» Мы говорили около часа. Я узнал, что Луиза уже живёт в Швейцарии. Зимой каждые выходные ездит с мужем в Италию за 1200 км кататься на горных лыжах. Ведёт семинары по духовным практикам.  В общем, у неё всё хорошо…

     Наша дружба продолжается уже 19 лет… Я бесконечно благодарен этой женщине за то чувство  Любви, которое испытал, благодаря ей. Я понимаю, что можно прожить всю жизнь, но так и не встретить человека, который станет для тебя дороже жизни… Мне повезло. Бог позволил мне испытать чувство настоящей Любви к Женщине, свет от которой идёт через всю жизнь… как, впрочем и Дружбы… и история, кстати, наша не закончена… но это уже тема другого рассказа,  который я, возможно, когда-то напишу…

     Закончить это повествование о самом прекрасном и замечательном приключение моей жизни хочется словами из книги моего друга, Виталия Сундакова, Путешественника России №1 (не потому что Виталий самый «крутой», просто до него в мире  профессии «Путешественник» не существовало. Именно он её внёс в кадастр мировых профессий) «Инструкция по эксплуатации Судьбы — Бумажный посох.» Есть в ней глава «Битва Любовь»:

   «Если ты женщина,вправе ли ты сказать незнакомому прежде мужчине: я тебя хочу.

   Если ты мужчина, и красивая незнакомка сказала тебе,- я тебя хочу! — имеешь ли ты право отказать ей в её праве?»

   Ответы пусть каждый найдёт для себя сам…

На фото: Так выглядел ТУ-22м3 «Бэкфайер» глазами Луизы…»Какие же они всё же красивые, наши грозные «ласточки»!!!

   Друзья, у моего Друга, поэта — барда Андрея Березина после прочтения «МИЛОСТЬ БОГОВ» сразу родилась песня, которой я заканчиваю первую половину , но не саму историю. Андрей не читал пока «ПЕСНЬ О ЛЮБВИ» и не не знает, что наши отношения с моим Духовным Наставником ЕЛИЗАВЕТОЙ продолжаются уже 25 лет, поэтому в песне такой светлый и грустный финал. Когда-то, возможно, я напишу продолжение, если так будет угодно Богам и моему Роду. А пока слушайте песню:

                СОН

Твой образ увидал во сне
Явилась мысль: «Такую б мне!»
Другая мысль: «Не для тебя».
«А жаль», — подумалось любя.

Но ты взяла и вдаль ушла,
Но мысль моя тебя нашла!
Не знаю, как так получилось,
Но ты опять ко мне явилась.

Смотрела прямо мне в глаза,
В твоих плескалась бирюза!
Запомнил взгляд твой навсегда,
Любовь в нём говорила: «ДА!»

О как я счастлив был тогда!
Шептал в ответ ей тоже: «ДА!»
С небес слетевшая звезда
Соединила наши «ДА».

И стало до того легко
Что захотелось далеко
Куда-то вместе улететь
И звёздам песню счастья петь.

Но не дано было тогда
Умчаться  в Вечность этим «ДА».
Грозою громыхнуло: «НЕТ!»
И раздвоился дивный свет.

Какой-то миг летели рядом,
Увлёкшись звёздным водопадом,
Твой лучик спектром осветился,
Мигнул мне: «Д!» и растворился.

Не сразу осознал тогда
Куда же делось твоё «ДА?»
Светить пытался я во тьму
Как жить мне дальше — не пойму.

Ведь это был мой идеал,
Который я всегда искал.
Согрел меня твой нежный свет.
На много, много, много лет.

Люблю я слушать тишину,
В ней нахожу твою волну.
И в каждой радуге всегда
Любовь твоя мне шепчет «ДА!»

С тех прошло немало лет,
Внучата говорят мне: «Дед»
Но каждый раз прошу всегда:
«Явись ко мне хоть иногда!»

P.S. Продолжение этой истории — см. рассказ «Песнь о любви»

Рецензия на «Милость Богов дополнено 9. 05. 2016 г» (Полковник Чечель)

Благодарю Вас, Полковник, за приглашение. За доверие. За высокое напряжение повести о «солнечном ударе», который случилось Вам испытать. Высота пережитого чувства сродни высоте вашего полёта. Непременно, почитаю ещё. С великим уважением, Галина. И храни Вас Господь!

Галина Алинина   29.06.2019

Рецензия на «Милость Богов дополнено 9. 05. 2016 г» (Полковник Чечель)

Удивительная история, Василий, необычная. Искрит как шлейф взлетающего самолёта. Интрига, эзотерика, глубина и военная жилка – всё слилось органично. Вдобавок доверительная открытость изложения и очень хороший слог – всё в кон. Да и лейтмотив – встреча своей богоданной половинки – хоть и запоздало, но, таки, душе праздник, простор и свет… А мне ещё и мистическое совпадение «антуража»: родная Одесса – город моего детства и ваш друг Виталий Сундаков, лекции которого я собираю и увлечённо впитываю – совпадаем мы с ним по ощущению извода русского Слова.
Спасибо, Василий, за встряску и учащение пульса (улыбаюсь).
Побед на всех фронтах вам и куража!
Да! И стихи вашего друга мне оч. понравились

Лариса Бесчастная   28.06.2019

Лариса, БлагоДарю за отзыв. По впалой щеке морского лётчика скатилась суровая мужская слеза. Это все, что я на данный момент могу промямлить!!! Кстати, счас мы на Урале, а с 10 по 16 июля проездом будем в Москве.

Я план Виталия ещё не смотрел, но если повезёт, я его навещу. Мы дружим уже около 10 лет, и он мне разрешил приезжать в его Славянский Кремль даже, если его нет дома.

С теплом, ВВЧ.

Полковник Чечель   29.06.2019

Радуюсь за вас, Василий, и немного завидую — тоже хочется сразу во много мест. Но как подумаю эту мысль в рублях — так в ступор впадаю. Но, таки, жизнь полна неожиданностей — «ещё не вечер». Белой дороги вам, как говорят наши соседи-калмыки — то есть чистой и без колдобин;

Лариса Бесчастная   30.06.2019

+ добавить замечания

Рецензия на «Милость Богов дополнено 9. 05. 2016 г» (Полковник Чечель)

Очень трогательная любовная история.
Очень понравился рассказ. Говорю не лишь бы абы, а серьезно.
Прочитал на одном дыхании.
У Вас интересно, буду заходить. Давайте дружить домами )

Николай Иванович Кирсанов   26.06.2019

+ добавить замечания

Нет, нет, нет возражений. Предлагаю дружить не только домами, но семьями.

С улыбкой, ВВЧ.

   Рецензия на «Милость Богов дополнено 9. 05. 2016 г» (Полковник Чечель)

Искренний, очень глубокий рассказ.
Красивая фотография. Интересные стихи.
Всё вместе производит сильное впечатление и оставляет незабываемое послевкусие.

Любовь Кирсанова   25.03.2019

+ добавить замечания

Рецензия на «Милость Богов дополнено 9. 05. 2016 г» (Полковник Чечель)

Да, очень интересный не обычный рассказ). Спасибо, полковник)! Много такого о чём нигде не написано… Впечатление, как будто Вы стремились к предельной искренности… Читала не отрываясь, с исключительным интересом)… Вы так много сказали и так много можно всё прочитанное обдумывать). Не ординарное, высокое произведение с сильным впечатлением, Автор)…
С признательностью и улыбкой,

Ольга Леднёва   17.01.2019

© Copyright: Полковник Чечель, 2011
Свидетельство о публикации №211070200879

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Очень душевный и трогательный рассказ… Наверное, не у всех в жизни случается такое, и не всем дано!

  2. Очень захотелось прочитать книгу, о которой упомянул «полковник Чичель». И мне это удалось! Они имеет довольно интригующее название: «Буквоводство по эксплуатации Судьбы. Бумажный посох». И через 3 дня я её уже начну читать! Спасибо за информацию! По результатам — отпишусь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.