Медведев В. Становление капитана. Часть 2.

fleetphoto.ru

Продолжение  рассказа Юрия Васильевича.

Прилетел в Совгавань, сообщил Людмиле (жене) о решении перебираться во Владик (Владивосток).

Как она обрадовалась, как  заблестели ее прекрасные голубые глаза, как она щебетала о новых  своих и моих возможностях. Я предупредил, что иду работать на флот, а не отсиживаться, как в Совгавани,  на корабле. Рейсы могут быть длинные, до 4 – 6 месяцев, что очень трудно  жить одной, без мужа и ребенка. Люда обняла меня и  сквозь слезы проговорила:

— Юрка, как я давно хочу ребенка! Ты же сам виноват, что у нас его не было. Теперь  ВСЕ изменится и будет у нас малыш. КАК НАЗОВЕМ ЕГО?

— Слушай,  мы, что уже его  начали делать? Без чертежей и гарантий? — спросил  я, обнимая ее.

Через полмесяца мы уже были во Владике. Временно, с помощью все того же Захарова, мы поселились в общежитии флота в районе железнодорожного вокзала. Пока я  проходил все формальности, сдавал аттестацию на  штурмана, Люда знакомилась с городом – портом. Ходила по скверам и паркам, съездила на станции Седанка и Океанская, поднялась на Тигровую сопку. Через неделю она заявила:

— Я никогда, слышишь, НИКОГДА не уеду из Владика (уже по-местному она назвала город). Это город моей любви! Это город НАШЕЙ ЛЮБВИ, поправилась она.

— Любовь — это хорошо, только ищи работу, не потому, что нам не будет хватать денег, а потому, что «БЕЗ РАБОТЫ – ЖЕНЫ МОРЯКОВ УХОДЯТ В ЧУЖИЕ РУКИ!»

— Да как ты смеешь? Я даже не думала никогда об этом! Она заплакала. Я обнял ее:

— Ты просто, малышка (это мое и ее любимое слово), НИКОГДА не ждала меня БОЛЬШЕ МЕСЯЦА! Ты познакомься с морячками, узнай, каково  это ЖДАТЬ  ЧЕТЫРЕ  или ШЕСТЬ месяцев! Тут же я ее успокоил, что направили меня 3 штурманом на «тиссенок», который «стоит» на  Приморской линии, обслуживает рыбокомбинаты и поселки побережья. Рейсы «домашние», до  ДВУХ месяцев!  Она упокоилась и улыбнулась:

— Подумаешь, ДВА месяца! Помнишь, когда мы поженились, ты уходил в поход на  ТРИ месяца. И НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ!  Дааа,  подумал я, это  же было в части, в поселке,  где не жили гражданские, где ты всегда находишься под наблюдением  и обсуждением жен – старожилок.

На следующий день я пошел в порт на «Вилково» ( судно  1860 рег.т. водоизмещения) представиться капитану. Это был  « крупногабаритный» пожилой моряк, взяв мои документы, он даже не посмотрел на них. Посадил за стол, пригласил  попить « чефирчику», как он сказал. Чай был крепкий и душистый и почему – то кисловатый. Пили чай « вприкуску».

— Сладкий чай – это не чай, это вода сладкая. Чай — это когда сам  «поколдуешь» над  заваркой, добавишь туда лимонника, можно и женьшеня немного. Вот ЭТО ЧАЙ! Ну, рассказывай, где учился, где кормился, на каких судах работал? Узнав от меня, что я военный моряк и еще не работал на судах торгового флота, он задумался.

— И как зовут военного моряка? Кто направил тебя ко мне?

— Зовут меня Юрий Васильевич, а направил меня адмирал Захаров Егор Семенович! Отчеканил я по – флотски!  И чего меня на « военный лад» потянуло, думаю?

— Добро,  иди,  принимай дела. Особенно проверь бинокли, тянут штурманцы бинокли! Моему завидуют. И он с гордостью показал свой « цейссовский»  бинокль. У меня при виде его загорелись глаза, улыбнувшись, он снял с крючка и подал мне бинокль. Недаром штурмана завидовали, неет —  не даром!

— смотри,  разобьешь или «потеряешь» — шкуру спущу, он у меня с 43 года, трофей! Егор  мне его подарил. Зовут меня  Петр Николаевич, можешь звать просто « Николаевич», так все меня зовут.

—  Егор Семенович?

— он, он. Ну, «топай» на мостик, дела принимать.

Так началась моя работа в Дальневосточном пароходстве. Работалось легко и радостно. Капитан присматривался к моей  работе молча. Однажды мы проходили мыс Поворотный, и он послал меня определить место судна. Я бегом к компасу, взял  ДВА  пеленга, проложил на карте. Он подошел, посмотрел на карту, посмотрел на берег, взял карандаш и отметив другое (рядом) место и просто сказал:

— Вот наше место! И ушел. Я бегом на мостик, взял ТРИ пеленга, проложил на карте…ТОЧНО! Капитан был прав! Удивлялся я его такому определению ещё много и много раз, пока не привык.

Оказалось, что Николаевич переселенец, прибыли они в Приморье в то время, когда раскулачивали на Украине моряков – рыбаков. Он из села Старая Збурьевка, села рыбаков и мореходов. Одни успешно ловили рыбу, другие возили камень – песчаник из Крыма. Николаевич был из « торговцев» камнем. Была у них небольшая шхуна, строили ее на средства только родственников,  которые и работали на этой парусной шхуне. Когда началась  коллективизация, они продали шхуну в Крыму и на вырученные деньги подались на Дальний восток. Часть осела  в Приморье, другая двинулась на Камчатку. Имея диплом штурмана (он закончил морское училище в Херсоне), Петр Николаевич поступил работать на гидрографическую моторно–парусную шхуну, которая уточняла и делала съёмку новых навигационных карт Приморья.

Побережье Приморья он знал не только по картам, приходилось высаживаться с приборами и на не обозначенные на карте мысы. На шхуне он проработал много лет, затем шхуну передали пароходству, он так и остался там работать уже в должности капитана.

Затем появились новые суда, шхуну списали, а он принял небольшой сухогруз, затем уже этот новый «тиссенок».

Третьим помощником я работал один год, после списания второго помощника стал вторым. Здесь пришлось столкнуться с документами на погруженный груз. Пунктов выгрузки было много: портовые пункты Ольга, Пластун, Малая Кема, Рудная пристань, Посьет.

Очень тяжело далась мне эта должность: матросов мало, стрела одна, лебедка маломощная, выгрузка на рейде.  Два годя «тянул лямку». За это время родился у меня сын «Вовка – спереди винтовка», но с судна я не уходил – это был ДОМАШНИЙ «пароход», как мы его называли. Купил я и домик на станции Седанка, небольшую китайскую фанзу, переделанную во что – то наподобие дома. Людмила освоилась, развела  курочек, посадила огород, сын рос на свежем воздухе и домашней пище. На третий год Николаевич вызвал меня к себе и предложил должность старшего помощника капитана. Со словами:

— Принимай дела.  Работай, набирайся опыта   командования судном — это тебе не с ящиками возиться.  »  Визу «тебе открыли. Можешь сейчас списаться и уйти на другое судно в загранрейс, но я тебе не советую. Надо уходить с судна только с повышением должности или на более крупное судно. На капитана ты ещё не тянешь, работай здесь, затем уйдешь в дальнее плавание, да и сын у тебя еще мал, ему мужская рука нужна.

Так стал я старшим помощником. Об этом не жалею – школа второго помощника и его работа с коммерческой документацией,  школа руководства командой, школа отношения с людьми и окружающим миром была огромная.  

Не понимаю я людей – карьеристов! Понятно – карьерный рост нужен, но он нужен только после полного овладения своей должности. Только после внутреннего согласия с собой надо идти на повышение. Если еще нет  этого согласия – значит еще рано.

СТАРШИЙ ПОМОЩНИК.

Самые лучшие «старшины» в армии —  это выходцы из села, особенно украинского. Вот у  кого ВСЕГДА «хозяйство» в порядке, вот у кого дисциплина и полный порядок по снабжению. Эту особенность  ребята получили еще в раннем детстве,  когда начали помогать старшим. Там нет «закона»  о рабочем дне. Там есть просто работа,  которую должны  делать в семье ВСЕ. Каждый по своим возможностям. Девочки ухаживают за живностью – курочками, козочками и поросятами. Мальчишки – с раннего детства работают подпасками – помогают пастуху пасти скот.  Летом косят траву, скирдуют ее. Короче  говоря « делу время, а потехе час» Хороший старшина – это основа флота, основа дисциплины и знание работ по « боевому номеру».

Так и в торговом флоте.  Без хорошего боцмана —  судно будет выглядеть неухоженным, грязным, швартовные канаты – порванными. Боцман – это первый помощник  СТАРШЕГО ПОМОЩНИКА. Многие капитаны, если уходят на другое судно берут с собой и старшего помощника, и боцмана. Бывает, что с ними идет еще и кок – ГЛАВНЫЙ человек на судне по хорошему настроению и по хорошей работе. Голодный матрос – не матрос, а мечтатель о «здоровой и обильной пище»!

Главное в работе старшего помощника капитана — дисциплина на судне, внешний вид судна, техника безопасности палубной команды и (самое неприятное) обеспечение команды питанием. Это на судах торгового флота, у « рыбаков» продуктами занимается  второй помощник. Как видите, ВСЕ  основные работы обязан обеспечивать боцман. При хорошем боцмане и при хорошем артельщике (матрос, занятый получением продуктов, отвечающий за их качество и, по совместительству, лучший друг кока!)  Боцман, кок и артельщик уже много  лет работали с капитаном, поэтому «молодому»  старшему помощнику приходилось многому учиться у этих  « главных лиц» палубной команды. 

Год работы на «Тиссенке» прошёл не даром – в Дальневосточном Пароходстве появился новый отличный старший помощник. Однажды капитан пригласил Юрия Васильевича  поужинать в ресторане « Волна» на морском вокзале – отметить  юбилейную дату со своим другом. Отказаться было  неудобно. В 20 часов Юрий Васильевич был в ресторане. Знакомая официантка сразу подвела его к столику, за которым лицом к входу сидел Петрович. Спиной к подходившему – сидел грузный мужчина в добротном костюме. Капитан поднялся навстречу старпому, протянул ему руку для рукопожатия и тут, взглянув на сидящего за столом человека, Юрий Васильевич узнал   адмирала Захарова Егора Семеновича ! 

Все это было специально подстроено старыми боевыми друзьями  для сообщения Юрию Васильевичу  новости – он ПРИГЛАШАЕТСЯ на т\х « КИМ» старшим помощником.  Пора и ему уже  начать работать  на судах загранплавания. Сначала на «домашней «линии НАХОДКА – ЯПОНИЯ, а там видно будет. Еще рано ходить в дальнее плавание – сын ещё маленький, да и опыта общения с заграницей надо набираться. В застольной беседе оказалось, что все это время два старших товарища вели Юрия Васильевича по жизни, стараясь ему передать весь свой опыт. Третьим их другом был отец Юрия Васильевича!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.