За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Сафаров А. Пельмень

Рассказы, как и анекдоты, рождаются по поводу. Расскажет кто-нибудь какую-нибудь историю, и ты сразу вспоминаешь, что в нашей «деревне» был аналогичный случай, и немедленно сообщаешь о нём друзьям, но уже со своей точки зрения. Так было и в этот раз. Прочитал я в рассказе одного из «братьев» ( В.Бандурин «В море, на суше и выше-6») как верхний вахтенный, лишившись во сне оружия, крадёт автомат у своего коллеги с соседнего корпуса и предъявляет его дежурному по лодке, чем приводит того в состояние крайнего удивления и даже восхищения непредсказуемой матросской смекалкой. Когда я начинал службу, ПОДСТАВА, так это сейчас называется, только входила в моду. Входила нагло и беспардонно, вытесняя принципы «отвечай за свои поступки» и «можно делать всё при условии, что никто за тебя не пострадает». И нет в этом ничего смешного и, тем более достойного восхищения . И мне вспомнились несколько случаев, которые, быть может, вас заинтересуют.
Командир БЧ-5 СДК-75 лейтенант Жмайлик сзади был похож на курдючного барана, вставшего на задние ноги, спереди такой же курдюк украшал центр композиции и свешивался через брючный ремень. Всё это хозяйство при ходьбе колыхалось в противофазе, создавая непередаваемую словами картину. Над всем этим великолепием крепилась оплывшая от жира голова с обвислыми щеками и маленькими ужасно наглыми свиными глазками. Интеллект соответствовал внешности, соотношением размера глаза и мозга лейтенант не уступал страусу. За столь привлекательную внешность Жмайлик получил прозвище ПЕЛЕМЕНЬ.
Заступил как-то Пелемень помощником дежурного по дивизиону, и когда наступило время отдыха дежурного, решил не перетруждаться и завалился спать на диване. В шесть часов утра дежурный обнаружил его безмятежно хрючащим под охраной вахтенного, но снимать с дежурства не стал, ограничившись душеспасительной беседой и обещанием отстранить его от дежурства в случае такого отношения к несению службы.
— Напугал.- подумал Пелемень, знавший о натянутых отношениях дежурного с комдивом- Еще посмотрим кто кого снимет.
Когда дежурный ушел на завтрак, Жмайлик не стал ждать его возвращения, бросил пост и отправился завтракать. Ему не хотелось ждать пока вестовой вскипятит новый чайник. Терпение дежурного лопнуло, и неизбежное снятие с дежурства состоялось. Необходимость снова заступать в этот день в планы Пелеменя не входила, и он отправился к замполиту жаловаться.
— Дежурный обзывал меня маслопупым,- со слезой в голосе поведал он начальству- заставил всю ночь дежурить одного, а сам спал на корабле. Сказал, что такой жирной свинье как я это полезно! А когда я сказал ,чтобы он перестал меня оскорблять, снял меня с дежурства. Кто ему дал право так со мной говорить? На него что никакой управы нет?!
Снятого дежурного на выходе из кабинета встретила торжествующая ухмылка Пелеменя. Нашлось кому восстановить «справедливость».
У нас так часто бывало, ведь важно не то, что на самом деле было, а кто первым и как доложил. Не сумев стереть разницу между городом и деревней, политбойцы преуспели в стирании различий между докладом и закладом.
И это совсем не смешно. А вспомнил я о нём потому, что с каждым годом таких Пелеменей становилось всё больше и больше, просто в геометрической прогрессии они увеличивались, и стали мы жить в их стране. Не верите? Оглянитесь, и наверняка найдёте!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme