За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Рогожкин С. Пламя-16

К вопросу о взаимодействии. В периоды затишья и мирной передышки далеко не всегда наши офицеры понимали друг друга как в предыдущем рассказе.

Перед тем как поведать об этом, дам необходимые пояснения. По правилам СУВ (скрытого управления войсками) связь по радио производится с определенными ограничениями. Должностным лицам, к примеру, присваиваются определённые позывные. В нашем случае будут фигурировать:

— «101» (сто первый) – оперативный дежурный КП (командного пункта) полка;

— «102» (сто второй) – заместитель командира по политчасти (замполит);

— «Пламя – 16» — оперуполномоченный отдела ФСБ, Ваш покорный слуга.

В один из жарких, к счастью только по погоде, дней выдалось время отдохнуть, чем я и не преминул воспользоваться, приняв горизонтальное положение. Входная дверь кунга была распахнута настежь, позволяя быть в курсе всего того, что творится на КП полка, расположенном напротив нашего «жилища». Оперативным дежурным по КП заступил молоденький старлей, лишь недавно прибывший по замене. Работы в тот день и у оперативного было немного, так что разговор в радио-режиме непроизвольно привлек моё внимание.

Рация зашипела и вызвала оперативного из тылового пункта управления:

— Сто первый – сто второму!

— Отвечаю, — с показной ленцой ответил дежурный.

— Пригласи «Пламя – 16» на связь, — довольно чётко раздалось в динамиках. Проще говоря замполит о чём-то хотел мне поведать.

— Не понял. – ответил оперативный и заёрзал на стуле.

— Сто первый – сто второму! – зачем-то повторил Зам.

— Отвечаю, немного бодрей отозвался старший лейтенант.

— Пригласи «Пламя – 16» на связь, — всё ещё хотел слышать меня замполит.

— Не разбираю, — схитрил молодой офицер.

— С т о  п е р в ы й – с т о  в т о р о м у! – растягивая слова начал снова политработник.

— О т в е ч а ю, — в тон ему вторил дежурный.

— Пригласи «Пламя – 16» на связь, — в третий раз озвучил Зам.

— Не понял.

— Чё ты не понял, сокол мой ненаглядный? – начал заводится замполит, но я по-садистски не спешил к рации, и решил дождаться логического завершения сцены (не так уж много развлечений на войне).

— Ничего не понял, — начал сознаваться оперативный дежурный.

— Чё ты конкретно не понял, Бестолочь? – уже откровенно кипятился флегматичный и уравновешенный по жизни Заместитель.

— Сами Вы Бестолочь, — обиделся ОД, — я два раза повторил – НИЧЕГО не понял!

 

К этому моменту я уже «стекал» с койки. Между тем диалог продолжался.

 

— Сто первый – сто второму! – скрипя зубами, начинал с нуля замполит.

— Отвечаю, — вновь спокойно отозвался дежурный.

— Пригласи «Пламя – 16» на связь, — в четвертый раз услышали мы с оперативным.

— Я не понял: кто кого вызывает? – по другому попытался выяснить старлей.

— У тебя, что перед глазами? – прошипел наводящий вопрос бешеный замполит. Он хорошо помнил, что на самом видном месте у стола оперативного висит список позывных должностных лиц полка и вышестоящего командования.

— Календарь на 1995 год, — ответил старлей и по-детски зарделся. На календаре была изображена красотка в вызывающем наряде и откровенной позе.

— Ты чё никаких позывных не знаешь, озабоченный ты наш?! – тоже вспомнил про красотку замполит.

—  Вы хоть намекните(!) кто кого вызывает? – взмолился дежурный.

— Да … твою мать! – взорвался Зам, — Фурманов, Ф у р м а н о в  зовёт к телефону(!) Дзержинского!!!

Абзац!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme