Трофимов Н. Сказание об «Отрадном» Корабли — как люди». Знаменитые «тридцатки-бис» (продолжение).

Эсминец 30 бис forums.airbase.ru

Кораблями-трудягами, на палубы которых ложится основная тяжесть морской службы, на всех флотах мира были, есть и будут ещё долгое время корабли класса эскадренный миноносец – эсминец. Именно они выполняют всю повседневную и непарадную работу флота. И наш ВМФ – не исключение! За время Великой Отечественной войны Военно-Морской флот Советского Союза в кровопролитных сражениях потерял безвозвратно 32 эсминца (из них 3 – лидеры эсминцев, это крупные эсминцы, почти что лёгкие крейсера, изначально предназначенные выводить в атаку и прикрывать огнём своих меньших братьев). Поэтому после окончания войны перед руководством страны встал вопрос – чем восполнить такие значительные потери, тем более что срок службы переживших войну эсминцев уже тоже подходил к концу. Сохранявшиеся в составе флота корабли морально устарели, их технический ресурс был практически исчерпан. А флоту надо было выходить в океан! Результатом долгих споров в руководстве страны было решено немедленно начать строительство больших серий эсминцев и в кратчайший срок насытить флота новым корабельным составом. Одной из таких серий и стали эсминцы проекта 30бис, Главным конструктором проекта являлся Арвед Людвигович Фишер. Корабли делались одновременно на нескольких судостроительных заводах, одним из них был завод №402 в г. Молотовск (ныне Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие», знаменитый на весь мир «Севмаш», г. Северодвинск). На стапелях этого завода под строительным номером №188 10 мая 1950 года был заложен эсминец «Отрадный». Северные корабелы своё дело знали, но при производстве этих кораблей они показали невероятное. Эсминцы собирались поточным способом – впервые в истории отечественного кораблестроения. Корабль собирался и сваривался из 101-ой технологической секции, впервые широко применялись сварочные полуавтоматы, впервые весь корабль становился полносварным, в отличие от ранее применявшегося способа соединения заклёпками. Технологические секции собирались в корпусном (или сборочном) цехе на специальных опорах-постелях, насыщались оборудованием, после чего их перевозили в стапельный цех, где и соединяли с другими секциями сваркой. Сварных швов на корабле было больше 16-ти километров, на создание которых уходило более 20 тонн специальных электродов. Зато и скорость постройки была невероятной даже для нынешних времён — уже 30 декабря 1950 года «Отрадный» был спущен на воду и поставлен к достроечному причалу. 20 июля 1951 года, то есть всего через 1 год и два месяца после закладки эсминец прошёл заводские и государственные испытания и был готов к передаче в состав Военно-Морского флота. 27 июля «Отрадный» прибыл в г. Североморск (с 18 апреля 1951 года посёлок Ваенга, где базировались основные надводные силы Северного флота, стал городом Североморск), где 19 августа 1951 года на нём был поднят Военно-Морской флаг. Корабль вошёл в состав 121 бригады 20 дивизии эскадренных миноносцев Северного флота. У «Отрадного» началась нормальная, то есть полная опасностей, штормов, стрельб, учений, тренировок, дежурств жизнь боевой единицы флота. Именно в это время на эсминец после окончания Высших офицерских классов ВМФ был назначен новый старший помощник командира капитан-лейтенант Александр Александрович Трофимов. За плечами нового старпома была Великая Отечественная война, война с Японией, а затем обучение в Каспийском Высшем Военно-морском училище в г. Баку, служба в г. Полярный в должности командира штурманской боевой части базового тральщика, помощника командира, а потом и командира тральщика. Сбылась его мечта – служить на большом современном корабле!  В 1956 году корабль вошёл в состав вновь образованного соединения – 5-ой дивизии крейсеров эскадры Северного флота. «Отрадный» выполнял задачи по всему Северному театру, от Нордкапа до Новой земли (запомните это место!), стоял в дежурствах в базе, и с каждым выходом своих старших товарищей – крейсеров он заранее срывался с места и бежал впереди своего флагмана, осуществляя разведку и охранение. Он последним только после того, как крейсера – «Чапаев» или «Железняков» — становились на бочки на внутреннем рейде Североморска, швартовался к причалу. Это была замечательная школа морской выучки! Весь экипаж учился воевать – ведь ещё слишком свежи были воспоминания о только что отгремевшей самой большой войне в истории человечества.  «Отрадный» жил морем, каждый день пребывания у причала для корабля был досадной паузой, мешавшей лететь в облаке брызг, стелиться серой тенью по свинцовым водам Баренцева моря, поднимать на реях разноцветные комбинации флагов, тем более что на мостик встал новый, молодой командир в звании капитан-лейтенант (27 августа 1957 года А.А.Трофимов был назначен командиром эсминца). Как прекрасно море, когда ярчайшая радуга от незаходящего за горизонт в полярный день солнца вдруг появляется в мириадах брызг, взлетающих над форштевнем при встрече с бегущей из неведомых далей волной! И какой вдруг страшный удар получил «Отрадный», когда после очередного выхода в море на отработку проводки конвоя молодого командира вызвали в штаб, и командир 120 бригады эсминцев капитан 1 ранга Александр Герасимович Микитенко, пряча глаза, сказал: «Александр Александрович, трудно мне это тебе, командиру, говорить после твоего первого выхода в море в командирской должности на эсминце, но что делать – сегодня пришёл приказ Командующего СФ – твой корабль идёт в консервацию!» — «Как же так, кораблю только 6 лет, в прекрасном состоянии, всё оружие и технические средства исправны, экипаж подготовленный и наплаванный,» — потухшим голосом проговорил командир «Отрадного, — «почему именно мой корабль?» Комбриг вдруг взорвался гневом: «Почему именно твой? Да вот не только твой – с тобой вместе в Сайду идут «Оберегающий» и «Отрывистый», а «Оберегающий» на полгода моложе твоего! А теперь, ты только представь себе и не падай в обморок от удивления – новенький крейсер «Мурманск», на котором только два года назад Военно-морской флаг подняли – уходит в консервацию вместе с вами!»  Комбриг с размаху ударил кулаком по столу так, что подпрыгнул и возмущённо зазвенел персональный комбриговский хрустальный стакан в серебряном подстаканнике. «Что делают, едрить их, якорь им с якорь-цепью до жвако-галса в одно место!» — не удержался обычно спокойный Александр Герасимович, — «всё, иди, командир, завтра переход в Сайду к новому месту дислокации. Там у тебя будет новый комбриг, но помни – при первой же возможности перетащу тебя к себе на плавающий корабль!» Командир «Отрадного» возвращался на корабль. Казалось, потускнели все краски яркого полярного дня. Красавец-корабль, еще ничего не зная о резком манёвре в его судьбе, радостно встретил командира тремя длинными звонками колоколов громкого боя. «Смирно!» — скомандовал дежурный по кораблю. Командир быстро поднялся на борт по сходне, отдал честь флагу и отрывисто бросил: «Вольно! В 7.00 завтра играть «Приготовление корабля к бою и походу»!»

«Отрадный» обрадовался – опять в море! Но почему так не весел командир? Почему закрылся в каюте? Но ничего, завтра мы дадим «самый полный вперёд» и помчимся, срывая пену с гребней волн, взорвём тишину моря резкими залпами главного калибра, грохочущими очередями зенитных автоматов, протяжными «Бу-у-х!» пороховых зарядов, выбрасывающих толстые сигары 533-миллиметровых торпед из пятитрубных аппаратов! И некогда будет хмуриться командиру!

Но утром, привычно убегая от острова Сальный на норд, на выход из Кольского залива, «Отрадный» вдруг получил команду: «Лево руля!» И через некоторое время корабль с удивлением увидел себя стоящим у причала в губе Сайда. «Что это?» — думал корабль, — «Может быть, отрабатываем выход из-под удара?» Но через некоторое время на причале появились автомашины и из артиллерийских погребов главного калибра матросы начали выносить и укладывать в укупорки 130-миллиметровые снаряды и грузить их в открытые кузовы грузовиков. И день за днём бесчисленное количество снарядов, обойм с зенитным боезапасом, глубинных бомб для противолодочных бомбосбрасывателей уезжало от «Отрадного» на флотские склады и с каждой машиной из корабельных жил уходили силы и кровь, накатывали непривычная усталость и дремота. «Что происходит? Что со мной делают?» — думал корабль. Наконец, из развёрнутых на углы заряжания торпедных аппаратов на специальные тележки вытащили торпеды, перегрузили их на палубу пришвартованного к правому борту военного транспорта, и он неторопливо пошёл в Полярный, в Екатерининскую гавань. Подошедший вслед за ним к «Отрадному» танкер принял в свои огромные танки флотский мазут из цистерн корабля, оставив самую малость для питания вспомогательного котла. «Отрадный» непривычно высоко вылез из воды – на нем уже не было ни боезапаса, ни топлива. Затем на корабле появились гражданские, очень непривычные для «Отрадного», которые зачем-то стали выключать одну за одной корабельные системы. Капля за каплей уходила жизнь из корабля. Через некоторое время стали уходить на швартующихся к борту катерах матросы, старшины, свехсрочники и офицеры. И когда улетела короткая северная осень, задули зимние ветра, занося палубы и надстройки хлопьями первого снега, «Отрадный» уже спал глубоким-глубоким сном и о том, что в нём ещё теплится жизнь, говорили только негромкий свист вспомогательного котла, согревающего корабельные помещения, регулярно расчищаемая от снега верхняя палуба, построения сокращенного экипажа по «Большому сбору» и развевающийся на ветру Военно-морской флаг! Всё чаще стал убывать в командировки командир – начальство стремилось дать ему возможность ходить в море на других кораблях, подменяя других командиров на время отпуска и краткосрочных учебных курсов. Но настал один из редких солнечных дней сентября 1959 года, когда необычно весёлый командир прибыл из Североморска с незнакомым капитан-лейтенантом, бодро взбежал на борт и проследовал с сопровождающим к себе в каюту, радостно сел за стол и сказал: «Ну что ж, теперь это твоя каюта – привыкай! Теперь ты – командир «Отрадного»!»

«Мой новый командир…» — дремотно прозвучало в душе «Отрадного», — «…командир… командир…»

Трофимов передал дела своему сменщику и в последний раз обошёл корабль. Это был уже третий корабль, которым он командовал. До этого он был командиром базовых тральщиков ТЩ-115 и ТЩ-117 – бывших американских тральщиков типа «АМ», или «амиков», как их называли на флоте. Эти тральщики приходили на флот по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны. Но «Отрадный» был первым большим кораблём, на котором он выходил в море старпомом и командиром. Каждый метр палубы, каждый кнехт, трап, поручень, иллюминатор врезались в память навсегда – еще через десятилетия он смог бы пройти с закрытыми глазами по всем его боевым постам, кубрикам, каютам, кладовым… Он остался на корабле до вечера – и когда с последним лучом убегающего за горизонт солнца флаг спустили, он поцеловал уголок флага, повернулся к построенному для проводов командира экипажу, попрощался с ним и последний раз сошел с «Отрадного» по сходне на берег, повернулся на причале к борту корабля, ещё раз отдал честь и направился к ожидающему его большому крейсерскому командирскому катеру, потому что в кармане его кителя лежала выписка из приказа Главнокомандующего Военно-Морским флотом о назначении его старшим помощником командира крейсера «Чапаев». Чувствуя удаляющиеся от борта шаги командира, «Отрадный» радовался за него и сквозь сон мечтал, что придут, наконец, буксиры и уведут его на завод, где проверят все механизмы, подлечат, прибудет пополнение экипажа, опять закипит жизнь и снова прозвучит команда: «Курс чистый норд! Самый полный вперёд!» Но вот шаги затихли вдали, «Отрадный» слегка качнула волна от отходящего от причала командирского катера и над гладью Сайды зазвучала медь корабельного горна, играющего сигнал «Захождение» для убывающего командира. И когда растаяли вдали последние нотки сигнала, «Отрадный» опять затих привычным сном корабля консервации.

Эминец проекта 30 бис tsushima.su

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Печально как-то… А когда окончание будет?

  2. Никита Трофимов

    Это, Лариса, как решат редакторы. Наверное, скоро. Но будет ещё печальнее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *