Статьи из Интернета. Лукинский А. Живая история. Операция «Князь». ч. 3

Бой сержанта Митюкова с немцами на Чудском озере

15 февраля 1944

Вой пикировщиков стих. Шайхулла встал шатаясь. Перепаханный плацдарм не узнать, юнкерсы не оставили живого места. Снова свистки фельдфебелей гонят эстонцев и немцев на советских солдат…

Земля

Чавкают минометы, густые серые цепи идут в атаку на 1-й батальон 533 полка 128-й стрелковой дивизии. Ползет вперед последний танк P-IV и пара бронетранспортеров полка СС «Эстланд». Но молчит истребительный взвод, встречать некому.

P-IV в районе Чудского бассейна. февраль 1944

Лежат расчеты разбитых сорокопяток в воронках авиабомб. Многие бойцы не встали после 2-го авианалета…

Но выжившие давят фашистов огнем! Снова жахнул расчет Белозерова из 88-мм трофейной пушки! Не первым, но вторым фугасным поджег сержант и этот танк! Прокашлялась землей, ожила минометная рота. И снова накрыла минами атакующие цепи!

Прокашлялась землей, ожила минометная рота Митюкова Шайхуллы!

Вновь придавлены гитлеровцы эстонского батальона СС и 42-гренадерского полка. Ползут назад. И снова летят синие ракеты к русским, обозначая штаффелям цели. Снова дикий вой и осколочно-фугасные бомбы Ю-87 перепахивают советский плацдарм. В который раз.

Из боевого журнала 533-го полка: 15.02.44. К 12.00. батальон был раздроблен на мелкие группы. Управление батальона — адъютант, гвардии ст. лейтенант Кузнецов убит…

Вой пикировщиков утих. Сержант Митюков встал шатаясь. Комбат прохрипел — К БО-О-ЮЮ! Но отозвалось совсем немного. В перепаханной грязи видны каски и неподвижные руки советских стрелков. Паневин собрал силы и проорал еще раз — БАТАЛЬОН! Я СКАЗАЛ К БОЮ!!

И откликнулся комбату чудской берег! То тут то там вставали бойцы. Черные и злые, как эта чужая земля, рано похоронившая их. Безмолвно занимали свои разрушенные окопы, оживает огнем советский плацдарм. Но мало их, фрицы просачиваются повсюду. И перемазанные грязью и кровью бойцы встречают крестоносцев огнем, саперными лопатками, гранатами и зубами.

Встречают крестоносцев огнем, саперными лопатками, гранатами и зубами…

Осы

Минометная рота выбита вся, погиб комроты. Сержант Митюков Шайхулла с остатками расчета швыряет мины из последнего миномета. Бессмертный сержант Белозеров тяжело ранен, но жива еще его пушка. В передовых окопах все больше фрицев. Взлетает белая ракета!

Вызывает комбат огонь на себя…

Яростная перестрелка вокруг, все ближе. Засвистели осколки и пули, слышны отрывистые крики эстонских легионеров СС. Вскрикнул и упал последний боец минометного расчета Шайхулы. Берется Митюков за автомат. ППШ дрожит, прошивая неосторожного насквозь.

Атакуют немецкие гренадеры советский плацдарм на западном берегу Чудского озера

Прилетает в окоп граната на длинной рукоятке — отшвырнуть! Мимо проскочил гренадер — отдать очередь в спину! В окоп прыгнул огромный немец, Шайхуллу толкают осы в плечо. Пробитая рука виснет бессильной плетью. Успевает Митюков разорвать пулями немца. Но это все видимо…

Из боевого журнала 533-го полка: Командир батальона капитан Паневин с парторгом 533-го полка ст. лейтенантом Вышловым при угрозе сдаться в плен застрелились. Геройски отличился ст. сержант Белозеров. Из трофейной зенитной пушки до конца расстреливал атакующего противника будучи тяжело раненым…

Глаза

«Занять позицию!» — слышится голос и в окоп спрыгивают словно из того света комбат и парторг с десятком бойцов. «Ранен сержант? Сестра!!» Медсестра перебинтовывает Шайхуллу. Комбат наклоняется к нему: «Слушай приказ Митюков! Все раненые идут через лед на Периссар. Мы вас прикроем. Ты понял меня сержант? Перейди лед! Выживи сынок!»

Раненые ползут на свой берег по льду Чудского озера

Раненые шли по льду Чудского озера, а позади били очередями последние бойцы батальона со своим комбатом. Ухала в упор пушка Белозерова. Вскрикнула медсестра и упала с Митюковым на лед. Соломенные волосы рассыпались из-под каски. Большие глаза испуганно смотрели на Шайхуллу, умирая.

Из боевого журнала 533-го полка: Отдельные самолеты летая на низкой высоте расстреливали каждого бойца и командира выходящих ранеными из боя. Не вернулся ни один человек. Через несколько дней вышли отдельные бойцы 1 стрелкового батальона…

Замерло

Почти дошел, один из всего батальона. Совсем рядом берег острова. Но на белом льду хорошо виден советский боец. Слышится шум мотора, показался желтый нос истребителя. Не торопясь, низко заходит мессер на сержанта Митюкова. Что-то кольнуло в сердце.

Осталась мама у сержанта Митюкова Шайхулы. Ему было 20 лет

Нащупала усталая рука истлевший топор новгородца Щукаря. Ах, то самое воронье клеймо лесоруба. Обдало лицо Шайхуллы конским потом. То не снег и ветер, конница Невского пронеслась на эстонский берег. То не свист немецких пуль, стрелы русские свистят. То не крик его. Это Щукарь бежит мимо.

Оглянулся вдруг новгородец. Встретились глаза бойцов. Замерло все. Хрусталем вечности…

Братская могила Митюкова Шайхуллы и 122-х советских воинов погибших в тот день, находится на эстонском острове Пийрисаар. Еще 56 братских могил разбросаны по всей Эстонии. В Чудском бассейне самая большая у Тарту. 1500 советских солдат.

Могила 122 советским солдатам на острове Пийрисаар

Над холмами дальними горюют закаты. Под холмами давними сыночки-солдаты. Кружится над ними снежная замять. Хрупкая, как иней, вечная память… (А.Зорин, читатель канала)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *