Дементьев Ю. Лаконичность

Лако́ния (греч. Λακωνία) — ном в Греции, в южной части Пелопоннеса. Омывается заливами Месиниакос и Лаконикос. В Лаконии расположены два крупных горных хребта: Тайгет, с самой высокой горой Пелопоннеса(2407 м), и Парнон. Между ними протекает главная река Лаконии — Эврот, и расположена столица — Спарта. На севере граничит с номом Аркадия, на западе — с Мессенией. Ному принадлежит остров Элафонисси.

Предыстория

Лаконика — историческая область в Древней Греции. На севере граничила с Аркадией, на западе с Мессенией.

В древности была заселена лелегами до середины IIтысячелетия до н. э. Затем коренное население было вытеснено ахейцами и позже к Iтысячелетию до н. э. — дорийцами, которые основали в Лаконике город-государство Спарта. Жителям Лаконики (спартанцам)приписывается краткость изложения и немногословность речи — лаконичность.

В Iвеке до н. э. территория Лаконики вошла в состав римской провинции Ахайя. В современной Греции на территории Лаконики находится ном Лакония.

Прочитали?

К чему это, спросите из праздного любопытства? Это же далеко!

Я к тому просвещаю, что какие-то корреляции прослеживаются. Многие народности (и вовсе не из Лаконики) говорили тоже и мало и неохотно.

Например, солдаты в строю. Или спящие пьяные хомо сапиенс обоего пола.

Или латыши и горячие парни эстонцы.

Но в историю вошли именно спартанцы.Наверное, во-первых, потому что они все были военнослужащими с бесконечной выслугой лет, во-вторых, память о них часто  превышала их реальную продолжительность жизни.

В смысле памяти потомков. О чём тутещё говорить? Мы помним: Фермопилы,  Марафон, Леонид, илоты и 300 спартанцев.  И все на одном листочке учебника с картинкой. Убогих детей там кидали в пропасть, и  даже старики не мерзли на ветру.

Так и спартанцы: быт и служба определены, речка Эврот — речка только по названию — ни поплавать, ни окунуться. Девки даже за соседним хребтом, как там – Тайгет, знакомы до боли, а на своих и смотреть уже неохота. Надоели, как зубная боль!

Тогда, чего болтать лишнего:  

— Поверка произведена?

— Так точно!

— Вот и рассуждать нечего — на горшок и спать. Завтра будет то же самое!

Лаконизм здесь как функция отсутствия информации. Но, обратите внимание: они всех и почти всегда побеждали. Может быть лаконизм и победа – близнецы братья? Но в случае победы тетки доставались победителю, а побеждённые могли только издалека наблюдать за процессом: а нечего проигрывать войны, болтливые мои. Теперь вам не скоро дадут. Смотрите со стороны за процессом.

В нашем ВМФ – всё то же самое, те же яйца, но поовальнее. Те же бабцы, но не за горами.

Как в той частушке:

-Наше поле, рядом с вашим,

Наше колосистее,

Ваши девки посисястей,

Наши поп…..ее!

            А в целом – одно и тоже. И это свидетельствует о том, что мы вдумчиво изучаем военный опыт.

Короче говоря, 300-я дивизия надводных кораблей стояла в центре славного боевым  прошлым  российского, южного и социалистического города S.

Летом там тёплое море и много вина круглый год. И не только вина и не только летом.

Задачи сданы, выход на сегодня-завтра не планируется, и послеобеденный перерыв – это святое (неприкосновенность адмиральского часа и т.п.) – длится два часа.

Да, время близится к ночи: почти четырнадцать часов, а что делать после восемнадцати совсем неясно. В дымке за горизонтом сегодняшний вечер. Но жизнь нельзя пускать на самотёк.

Два орла, два каплея, два морских героических офицера с неуёмным половым голодом и ленивыми глазами (после сытного и обрыдшего им с годами одинакового обеда)    толкают железную калитку КПП.

Путь их совсем не во мраке, а под лучами горячего летнего солнца. Они ещё молоды и не дают завязаться жирку в послеобеденной койке. У них, вспоминая известный анекдот, пока ещё мстительный характер!

И куда же держат путь наши герои?

Может быть, они идут к памятникам героям всех оборон города?

Или в техническую библиотеку, чтобы почерпнуть забытые знания? Один из области, допустим, устройства двигателей,поскольку он – флагманский механик бригады противолодочных кораблей, а второй из области,  опять же, допустим, теории массового обслуживания, поскольку он – флагманский связист той же бригады?

И именно за это хреновое обслуживание его постоянно дерет конкретно комбриг.

Не заблуждайтесь, всё не так запущено, всё совсем наоборот! Наши друзья оптимисты: ведь повод для того,чтобы их выдрать найдется всегда, а жизнь, настоящая жизнь, так коротка!

Они в эти места  пойдут только строем и по приказанию (и ходили уже не раз), но только не в библиотеку. В библиотеку пока никто не догадался приказывать приходить.

(Вот я вам на собственном опыте. Имел я в Питере сильные связи в библиотеке имени, почему-то Салтыкова-Щедрина.  Да!Именно в пятой библиотеке мира! В 1983 году был в этой библиотеке страшный разгром: шел бесконечный многолетний ремонт, и её раздербанили по всему Ленинграду.

В частности, на Литейном было отделение иностранной литературы с фильмотекой и запрещёнными к чтению простыми гражданами  СССР книжками. Но я эти книжки нашел: автор – некто господин австрийский еврей, но лжеучёный, Фрейд.

И читать всем его было никак нельзя! Но хочется!

Для секретности или повышения сохранности подлинников, книжки эти фотографировали на пленку. Создали фильмотеку и выдавали особо допущенным лицам по бумажке соответствующий рулончик.

Весёлого мало: это не фильм смотреть, а в бинокуляры мелкий шрифт рассматривать. С ума сойти.

Я сумел получить разрешение на пленку строго запрещенного Фрейда. Хотел тогда в бессексуальное советское время узнать не столько о мотивах, сколько о способах сексуальных извращений. И узнал,  немного, правда, поскольку не выдерживал и засыпал минут через двенадцать после начала чтения. Хотя упорно боролся со снами ходил туда три раза. А рыжая и сисястая ленинградка с большим культурным кругозороми лучистыми огромными глазами меня приветливо встречала и каждый раз предлагала обсудить прочитанное у неё в гостях.

Так что эту область науки осилить в библиотеке я не смог. И даже несколько обсуждений актуальных тем в гостях,  продвинули меня в основном только с практической стороны. И это, при том, что я добровольно рвался в логово запрещенной культуры. Тогда что говорить о наших героях, где в их библиотеке Фрейдом и не пахло?)

Да, я к тому, что умное и опытное начальство наших героев разумно никогда не ставило им таких непосильных задач, как хождение в библиотеку.

Так куда же они пёрлись по жаре,вместо того, чтобы давить в каюте, а потом выйти с помятой рожей на палубу потными и зевающими для продолжения рабочего дня.

Нет, шли они, друзья мои, под палящими лучами на пляж, и крики морских чаек неслись им вслед!

(Да, подумаете вы, они решили искупнуться и позагорать, релаксируясь от сложности и напряжённости морской суровой службы! Но нет, хотя мне приятно, что вы такие оптимисты.)

            Ага… Посмотрим, угадал ли пытливый читатель…

А вот и пляж! Наши герои с полуботинками в руках, в которые заткнуты и высыхают уставные носки, у одного черные, у связиста – синие, медленно идут по песку.

-Может эту тебе, Андреич?

-Нет, давай ещё пройдемся, может, что поинтересней будет, и потом, чего она рожу, бл…на, шляпой накрыла? Крокодил, наверное.

Идут, переступая одежду и ноги почти голых дам.

-Андреич,  е…..ся хочется больше чем жить! А нам еще пивка выпить надо. Ну, и х.р с ним, что не принцесса Турандот, зато жопа пять баллов.

-Это, тебе, Мишка, с лица не воду пить. Вот иди и снимай её. Что? Не хочешь? То-то. Ты там в своих трюмах среди говна и пара совсем одичал! Бери пример с людей интеллигентных, с меня, например! И вообще,я тебе удивляюсь: ты же через дорогу от Эрмитажа учился. Будуар малиновый царицы целой Российской империи — Марии Александровны окнами на вашу систему выходил.Надо же было проникнуться! Всё же с царями через дорогу жили! Где у тебя эстетическая доминанта? А то: е….ся, е….ся! Стыдно, япона мать. Да, е….ся, но … давай потерпим минуту.

 И они терпят. Спрос явно меньше предложения и спешить совсем некуда: у них есть минут двадцать. Не больше: надо успеть выпить по кружечке пива.

-Мех, стоп, видишь? Молодец! Всё, иди к этой!

Механик идёт к цели (сегодня его очередь).

Дама, демонстрируя необъятную задницу и вполне приличную талию, и нормальные ноги, лежит на животе. (Андреич таких любит, и мех это знает. Прогадать нельзя.)

Механик стоит над ней немного задумчиво, пытаясь представить её лицо по видимому фрагменту. Андреич лениво стоит метрах в пяти. Наконец, механик показывает большой палец (почти незаметно), наклоняется к телу и негромко и проникновенно говорит:

-Девушка!

Дама отрывает лицо и щурит глаза под лучами.

-Только не обижайтесь, пожалуйста, и поймите меня правильно.

Женщина немного настораживается, поворачивается на бок и, приподнимаясь, опирается на локоть.

Механик, оценив бюст, воодушевляется и наклоняется к ней. Он – весь расположение и добродушие. Его честная военно-морская физия широко улыбается. И он совсем негромко и ласково говорит:

— Девушка, позвольте спросить: Вы е….сь? (Показывает на связиста.)

Девушка смотрит на механика, потом видит Андреича, разглядывает его, и ровно спрашивает:

-А с кем, с ним или всё же с Вами?

-Я бы с радостью, но Вами интересуется мой друг (кивок в сторону Андреича), а он очень стесняется Вам это сказать.

Девушка вновь смотрит на претендента. Секунды молчания…

-Да, я согласна. А вы что предлагаете?

Механик предлагает, назначает основной и запасной варианты на вечер, и друзья уходят.

Метров через пятьдесят механик находит вариант и для себя. Но его предложение не встретило понимания, и дама славянской наружности (из Днепропетровска, наверное) ответила резким отказом. Она даже мимикой выразила своё крайнее возмущение непристойностью предложения.

Механик широко улыбнулся:

-Мне очень и очень жаль, милая девушка. Но Вы не обижайтесь. Я совершенно не хотел даже намёком Вас, такую нежную даму, обидеть.Но у нас просто нет времени.

И друзья продолжают путь. Минут через пять механик подобрал  вариант и получил согласие.

Но дела пока не сделаны. И они знакомятся еще с одной дамой для отсутствующего третьего.

Сбросив груз основной заботы, наши парни покидают раскалённый пляж. Несмотря на то, что рубашки у них с коротким рукавом, они под этим лавсаном сильно вспотели, и их спасти может только кружка холодного пива.

А вот и подвальчик с прохладной бочкой и «Жигулёвским»! Не спеша выпивают законную кружку.

Накатанная практика не подвела: все проблемы решены в плановые сроки.

На флотском аэродроме комбат уже ждет, и для него найден вариант, о чем его чуть позже известят по телефону. А домик, закуска и литров пять крымского вина не проблема. И пара бутылок водки в холодильнике. На солдатских койках в домике чистое бельё, душ работает, машина на ходу.

Жизнь прекрасна своей  лаконичностью. Короткое знакомство, короткий роман. А ночные фантазии в словах совсем не нуждаются.

Древние спартанцы были правы.

Ну, за лаконизм! Слова вторичны! За дело! Смелым владеет удача! Женщины достаются победителю всегда.

Калининград

06.02.2012г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *