Чередниченко А. Сила природы

fotostrana.ru

За время моего проживания за 60 широтой на Кольском полуострове однажды пришлось пережить основательный природный катаклизм. Год не помню, но это было в 90-х, вторая половина. Март месяц. Был рабочий день.

В ночь подул ветер, сильный. Утром проснулись от рева воздушных масс. Ветер не дул, ветер бушевал, хорошо форточки были закрыты с вечера. За окном деревья были пригнуты по углом до 60 градусов, некоторые рябинки были сломлены. Наступило утро, шторм на окном не утихал.

Я оставил жену дома и пошел на остановку автобуса, который нас возит на завод, узнать ситуацию.

Идти было не просто, порывы ветра не только останавливали, но и старались уложить на землю. Мелкие камушки и песок пригоршнями швырялись ветром в лицо. Да, на остановке (а их три) был народ, не так много. Как раз в это время к нашей остановке подошел представитель диспетчерской службы завода и сообщил: » По домам, завод работать в штатном режиме не будет. Так же нам объяснили, что в городе будет работать два магазина!» и, учитывая, что с началом штормового ветра в городе пропало электричество, обрыв на линиях электропередач, поэтому на ближайшем озере будет пробито достаточное количество лунок для забора воды. Вот с этими известиями я и пошел домой.

Как раз было время активного размножения индивидуальных предпринимателей. Меленьких торговых точек было уже много.

Самое интересное, что в ночь, когда штормовой ветер набирал пиковую скорость, были смельчаки, которые все-таки выбрались из дома и пограбили некоторые киоски, особенно те, с которых продавался алкоголь.

Если нет подачи электричество, значит нет и тепла, нет и воды в кранах.

Температура воздуха на улице была не более минус 5, но с учетом ветра, казалось все минус пятнадцать. Дома тоска, зусман полный.

Оказывается, не только порвало электрические провода, но и завалило несколько опор. Опоры ЛЭП у рас в Мурманской области ставят через анкера. Там везде гранит, присыпанный гумусом, толщиной не более 10-15 см.  Специальная машина бурит скважину в граните, ставят мощные анкера, на них крепят опору. Затем каждую ногу опоры оборудуют опалубкой из бревен и закладывают камнями. Получается убедительная конструкция. Но и эти, казалось бы прочные, конструкции не выдержали.  Ветер останавливал не только автобусы, но и легковые автомобили. Проходили только вездеходы.

Вот эти вездеходы и возили на завод дежурные службы.

К 15.00 ветер начал стихать, сходил на озеро за водой. На антресолях нашел «Шмель», заправил, проверил в работе на лестничной площадке Порядок. Приготовили обед, покушали. Жизнь начала налаживаться. К 18.00 дали электричество, по временной схеме. Завод на следующий день заработал!!!

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Севера, севера… Возвращался из отпуска, из Питера. 22 июня (год точно не помню). Зарегистрировался, сдал багаж. А дальше как у Высоцкого с задержкой рейса: на полчаса, на час, на 3 часа. Наконец, сжалились, перенесли на следующее утро. Прилетаем в Мурмаши. ВПП вся под снегом. Тогда багаж выдавали чуть ли не под навесом каким-то. Ветер злющий, продувает насквозь. Многие с югов прилетели — девочки в босоножках на снегу топчатся. Ведь багаж-то сдавали в Питере вчера, и получить его, чтобы переодеться, никто не мог. Ну, а по дороге в Мурманск: на обочинах сугробы, столбы электропередач повалены…. Что говорить — конец июня..

    1. Анатолий Чередниченко

      Было такое, было. Еще потом говорили в народе о метеооружии.

    2. Седьмого сентября 1978 года ко мне прилетела жена с двумя дочками в Мурмаши из Питера. Отпросился я у начальника штаба и поехал встречать. Служил тогда я в штабе бригады флагсвязистом Тепло было на северах в том сентябре, поехал встречать в тужурке и фуражке. В аэропорту внезапно пошёл снег и резко похолодало. Все моментально засыпало. Ветер, снег. Заряд за зарядом. Но самолёт сел все же. Поввезло. Еле с семьей сели в автобус. Девчонки маленькие. Одна на руках чуть больше годика, второй два. На Кольском спуске (вернее подъёме) завал машин. Скользят. В горку подняться не могут. Трактор по очереди таскает. Шесть часов на дорогу. Приехали к ЖД вокзалу уже темно — вечер. Такси в Североморск, где квартира не ходят ни за какие деньги. Автобусы все отменили. Метель до утра. Определил своих в комнату матери и ребёнка на ЖД вокзале, а сам пешком пошёл в Росту, надо же тёплые вещи взять. Там наш корабль «Спокойный» стоял. А у меня был пропуск в завод. Автобусы не ходили уже туда. В тужурке, фуражке брёл, как сомнамбула. 45 градусов наклон в сторону ветра. Фуражка до подбородка. Тужурка запахнута до верха, воротничок поднят рукой придерживаю, которая мёрзнет. Холодно зуб на зуб не попадает. Менять руки приходится. Перчаток то нет. Снег такой, что ничего не видно. Дошёл! Подбросил ещё и частник — ехал домой. Периодически машину приходилось толкать. Так бы дуба дал. Переночевал на эсминце, отгрели в кабют-компании чайком горячим, а утром взял канадку себе, для жены, шапку, для детей какие-то ватники взял. Одолжил. Погода уже хорошая, снег сверкает, солнце светит, душа радуется. Правда градусов где-то около минус 10. Все уже ходит — автобусы и такси. Дороги расчистили. Все нормально. Мурманск пережил эту ночь — север все же. Добрались до Североморска в свою квартиру, а там тёплое белье, горячие батареи и уют. А через пару недель пришлось на «Минск» уезжать. Вернее, улетать в Севастополь, а оттуда большой переход на Дальний Восток. Квартиру в Североморске отдал первому встречному офицеру со всей мебелью. И увидел я свою семью, только почти через год. Вот это военная служба. Вызвали в кадры и сказали, что утром должен быть в Севастополе. Был!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.